КЭРОЛ Л. ДАУ "АФРО-БРАЗИЛЬСКАЯ МАГИЯ", 1997

ГЛАВНАЯ СТРАНИЦА / МЕНЮ САЙТА / СОДЕРЖАНИЕ ДАННОЙ СТАТЬИ

Шанго

Когда гремит гром и сверкают молнии, все ощущают силу Шанго. Бога грома уважают больше всех других ориша; с ним стараются завязать дружеские отношения, потому что он был первым африканским божеством, ступившим на бразильскую землю. Он представляет "силу камня", или космическое правосудие. Покровитель монархов, писателей, судей, сенаторов, администраторов, исследователей, лидеров и реформаторов, Шанго символизирует чистую идеологию, инициативу, решительность, силу воли, голос народа.

Гордый, дышащий огнем, возвышающийся над всеми благородный монарх, он сидит в стороне от всех на крутой скале, перед его глазами - открытая книга, у его ног - лев. Он заставляет вулканы извергаться, выражает гнев Олоруна и вершит правосудие над человеческим родом.

Присутствие Шанго ощущается всегда, когда человек получает важное сообщение - письменное, по телефону, факсу или телеграфу. Как законодатель, он осуществляет руководство судами, министерствами, тюрьмами, ассоциациями, синдикатами, полицейскими участками и всякого рода собраниями. Он также пребывает в словарях, альманахах, энциклопедиях и кодексах. Если подписывается контракт - Шанго всегда рядом! Единственное место, которое он никогда не посещает, - это царство эгунов, потому что он ненавидит смерть. Множество понятий, которые олицетворяет этот мощный властелин, столь всеобъемлюще, что он синкретизировался сразу с несколькими католическими святыми.

Легенда

Однажды на армию Шанго напали воины, пришедшие из далеких земель. Захваченный врасплох, бог удалился на свой скалистый утес и стал наблюдать битву. Он видел, как то слева, то справа падали его солдаты. Нападавшие не брали пленных, они уничтожали всех, кто попадался им под руку.

Резне не было видно конца, и Шанго больше не ( мог сдерживать свою ярость. Он ударил по скале - и из камней посыпались искры, которые сливались в гигантские молнии, поражавшие незваных пришельцев. И тогда отряды Шанго, почувствовав силу своего вождя, с новой яростью двинулись на врага и одержали победу. Командиры попросили у Шанго разрешения уничтожить всех оставшихся в живых врагов, чтобы (пометить за своих погибших товарищей. Но Шанго, подняв руку, остановил их.

- Войско врага не несет ответственности за уничтожение наших людей, - сказал он. - Это хорошие воины, которые только выполняли приказы своих полководцев - точно так, как вы выполняете мои. Я приказываю вам освободить их. Мы уничтожим их вождей, потому что только они заслуживают наказания.

Так народ Шанго (включая помилованных воинов, которые теперь стали самыми преданными последователями этого ориша) получил урок правосудия и милосердия.

Младшие ориша

Следующие божества, хотя они фигурируют в мифах и даже иногда вселяются в медиумов, не нашли в Бразилии большого количества почитателей.

Эуа или Эва

Дочь Наны и сестра-близнец Ошумарэ (в тех традициях, где Ошумарэ не считается божеством женского пола или двуполым), эта владычица африканской реки, носящей то же имя, является богиней красоты, гармонии и очарования. Она воплощает все хрупкое и чувствительное. Эуа столь прекрасна, что однажды мужчины сражались на смерть за право обладать ею. Чтобы остановить кровопролитие, она превратилась в лужицу воды, которая испарилась в небо, сконденсировалась в тучку и выпала на землю в виде дождя. Поэтому она известна как божество превращения. Эуа синкретизируется с католической мадонной Монсеррат.

Ироко

Бог Ироко, который в традиции африканского племени жеже известен как Локо, а в ангольских ритуалах - Тими, олицетворяет постоянную смену сезонов года. Тими всегда в движении, ведь стоит ему остановиться - и все живое погибнет.

Ироко синкретизируется со многими святыми, в частности, со св. Франциском Ассизским и св. Лаврентием. Интересно, что это божество имеет облик дерева журемы, которое его поклонники украшают лентами, как кельты в северной Европе когда-то украшали свои священные деревья и колодцы. Пищу, которая приносится ему в жертву, часто оставляют под деревьями, особенно если это жертвенный петух или коза. Танец, посвященный Ироко, исполняется на коленях; при этом танцор или танцовщица делает руками движения, словно раскапывает клад, а потом показывает на небо, как бы говоря: "Бог - и на небе, и на земле".

Логун-Одэ

Этот бог рыбы и рыбаков - сын Ошоси и Ошун. Иногда изображается в виде женщины со струнным музыкальным инструментом, напоминающим лиру, игрой на котором она зачаровывает всех, кто ее слышит. Цвета этого ориша - зеленый, синий и желтый. Он синкретизируется с Архангелом Михаилом. Некоторые легенды путают его с Ошоси.

Оба

Третья жена Шанго - воинственная богиня, которая синкретизируется с Жанной д'Арк. В некоторых легендах Ианса заставляет ее отрезать свое собственное ухо и сварить его, чтобы доставить удовольствие Шанго; согласно другим преданиям, ухо Обе отрубила в приступе ревности Ошун. В любом случае ясно, что Оба лишилась уха из-за любви.

Хотя основными фигурами афро-бразильского пантеона являются ориша, в жизни бразильцев присутствуют и другие, грозные сущности. Они ежедневно помогают людям улаживать их судьбу. С ними вы познакомитесь в следующей главе.

Примечания

1. Аше дословно переводится "да будет так", но обычно этим словом обозначаются те принадлежащие божествам силы, которые сконцентрированы в священных предметах культа. Сами священные предметы также стали называть аше; они защищают, обновляют и концентрируют энергию божеств храма.

2. Филью-ди-санту (в женском роде филья) переводится как "дитя святого", что означает последователь культа. Культ рассматривается как семья, в которой лидер является майе-ди-санту ("матерью святого") или пай-ди-санту ("отцом святого"). Главные помощники матери или отца называются "маленькая мать" или "маленький отец". Медиумы и почитатели культа - это "сыновья" и "дочери".

3. Другие верующие считают, что старшая богиня Нана является матерью всех ориша.

4. Ифа - это бог судьбы и гадания, который иногда синкретизируется со Святым Духом. Если Эшу - Посланец Тьмы, то Ифа - Несущий Свет. Он никогда не воплощается в храме.

ГЛАВА 3. Грозные сущности

Желтый диск луны, скупо освещавший наш путь, теперь был окутан густой сетью облаков. К тому же над тропой нависали тропические деревья, густо покрытые испанским мхом, что вообще лишало нас естественного освещения и замедляло передвижение группы даже больше, чем сама извилистая горная тропа, по которой мы брели. Нам мешали еще и накидки из черного и красного атласа, которые пришлось надеть, а также все те приношения божествам и ритуальные инструменты, которые мы несли с собой. Иногда мы спотыкались об огромных черных птиц, сидевших прямо на тропе, и они с шумом взлетали на деревья, заставляя нас вздрагивать от страха. Я ощущала, как птицы бешено били крыльями, когда улетали в темноту, визгливо выкрикивая проклятия в наш адрес.

Напряженно вглядываясь в окружающий нас мрак, изо всех сил стараясь определить, что кроется за тысячами бесформенных предметов, которые прятались во тьме, я уже не понимала, как вообще могла решиться на то, чтобы куда-то отправиться с этими людьми среди ночи. "Такие исследования проводятся впервые", - пыталась я уговорить себя. Затем мною овладело какое-то кошачье любопытство: что же будет дальше? Наконец мы достигли места, где тропа расходилась в разных направлениях, извиваясь, подобно змеям на голове Медузы. Тот, кто вел нас, объявил, что мы уже пришли.

Последователи кимбандистской Линии Эшу молча занялись приготовлениями. Кто-то достал связку красных и черных свечей, выставил их большим кругом в самом центре перекрестка пяти троп и зажег. Другой участник черными, красными и белыми мелками-пембами (см. главу 5) чертил на земле магические "печати". Третий, поставив на землю семь хрустальных бокалов, наполнил их кашасой. Еще один аккуратно выложил в ряд семь тонких сигар в футлярах и оставил рядом с ними спичечную коробку с семью спичками, выступающими из-под крышки.

Тем временем другие участники ритуала расположили на земле обильное приношение, многочисленные составляющие которого были тщательно определены заранее путем бросания раковин каури. Так как таинственных эшу всего семь и мы собирались призвать всех семерых, каждый жертвенный предмет был принесен в семи экземплярах. Мои спутники терпеливо раскладывали:

- красную глину с семи различных кладбищ;

- гвозди и щепки с семи гробов;

- золу от сожженных костей семи трупов;

- воду с семи пляжей, воду из колодца, воду, собранную во время ливня, воду из водопада, ручья, реки, стоячего пруда и ствола шахты;

- семь различных видов перца, руту и розмарин;

- черные, белые и красные пемба;

- минералы - семь кусков угля и опилки серебра, золота, алюминия, свинца, бронзы, железа, меди, стали и цинка;

- двадцать одну монету разного достоинства;

- отдельные органы животных, включая глаз речного дельфина, кожу змеи и кошачий коготь;

- три свитка пергамента;

- семь раковин каури;

- три свежие газеты;

- глиняное изображение Эшу Семи Перекрестков с миниатюрным металлическим трезубцем в руке и шестнадцатью раковинами каури, из которых были выполнены глаза, нос, зубы и ногти статуэтки.

Когда все было готово, руководитель церемонии произнес нараспев ряд призываний, сопровождавшихся пением и барабанным боем. Первое призывание было обращено к главной сущности, Эшу Транка-Руасу - "Эшу, Который Запирает Улицы":

Господин Транка-Руас,
Все знают, что твои люди - последователи Веры,
И мы, твои преданные поклонники, утверждаем,
Что твой отряд - самый многочисленный!
Господин Транка-Руас,
Мы начинаем ритуал Конго - ритуал песни и танца,
Да здравствует Гвинейская Вера!
Да здравствуют Души!
Да здравствует Царство Веры!
Да здравствует Эшу Душ!
Ибо он - Транка-Руас Веры.
Матушка молит солнце,
Батюшка молит луну,
Твои дети молят
Господина Транка-Руаса о защите!

Внезапно откуда-то из темноты ворвался в круг огромный неуклюжий человек. Отливающая медью кожа его обнаженного торса поблескивала в свете свечей, и я могла различить его раздвоенные копыта и заостренные уши.

- Ларойе! Добро пожаловать, компадрэ! - приветствовали его присутствующие.

Странное существо наградило своих почитателей широкой улыбкой. Оно быстро нагнулось, схватило стакан кашасы и опорожнило его одним глотком. Один из членов секты вышел вперед, предложил ему сигару и, когда сигара оказалась в руке эшу, зажег ее.

Из темноты появился другой эшу и важной походкой вошел в круг. Этот щеголял в длинной черно-красной накидке, высокой блестящей шляпе и имел напомаженные усы. На губах его играла сардоническая улыбка. Я бы уже, наверное, не удивилась, если бы он запел знаменитую песню Мика Джаггера "Симпатия к Дьяволу": "Разрешите мне представиться, я человек богатый и со вкусом..." Но вместо этого он только нагнулся, чтобы найти свой бокал с напитком, после чего присоединился к остальным, которые уже начинали свой танец. Постепенно, один за другим, материализовались и остальные эшу - Бара, Элегбара, Кавейра, Марабо, Тирири - пока все семеро, для меня все-таки похожие на дьяволов, не окружили нас тесным кольцом. Они прыгали, гримасничали, звонко смеялись, жадно дымили сигарами и потягивали ликер из сахарного тростника. Конечно, это были всего лишь члены группы, в которых вселились эшу, но, захваченная общим вихрем, в мерцающем свете свечей, среди грохота барабанов и шума голосов, я готова была поклясться, что эти существа появились из огромного темного леса. Мы все присоединились к вакханалии и вскоре почувствовали полную духовную раскрепощенность.

Ритуал растянулся на всю ночь, но среди песен, танцев и общего веселья эшу давали собранию некие вполне трезвые советы. Как и в любой религии, в этом террейру не было полного мира и согласия, и участники, большинство из которых подвергались как личным, так и групповым психическим атакам со стороны конкурирующей секты, доведенные до отчаяния, вынуждены были призвать грозные силы Семи Эшу, чтобы они оказали им защиту и в трудный час вступили за них в бой. Итак, за беспечным тоном ритуала скрывалась очень серьезная проблема. Эшу - специалисты как раз по такого рода делам.

Кто такой Эшу?

Кто такой Эшу* и почему он пользуется таким авторитетом в бразильской магии? Задайте этот вопрос десятерым первым встречным бразильцам и окажется, что, независимо от того, следуют они африканским традициям или нет, они обязательно знают о нем, и скорее всего дадут вам десять разных ответов.

*Читатель, вероятно, обратил внимание, что Эшу в этой книге иногда используется как имя собственное, а иногда - как имя нарицательное (если в контексте подразумевается наличие не одной сущности, а целого класса духов). В последнем случае это слово мы пишем со строчной буквы. Это же правило относится и к Помба-Жире (помба-жирам)

Одни скажут вам, что Эшу занимается черной магией; от других вы услышите, что он снимает злые чары. Еще кто-то объяснит вам, что это не ориша, а посланник, своего рода Меркурий-Гермес-Тот - "Великий Связующий" афро-бразильского мифа. Найдется верующий, который назовет его универсальным агентом магии. Все эти объяснения - правильны. Эшу воплощает в себе понятие столь обширное и глубокое, что оно охватывает всю афро-бразильскую магическую систему.

Эшу - это принцип равновесия. Он является осью, которая надежно соединяет людей и их богов. Хотя Эшу представляет собой равновесие, он всегда в движении. Его можно сравнить с человеком, бегущим но каменистой тропе, - в любую минуту он может упасть, но в то же время чувствует себя вполне устойчиво, когда обеими ногами отталкивается от земли и летит по воздуху.

Эшу все делает наоборот (поэтому дети часто просят его сделать что-то противоположное тому, что им хочется). Таким способом Эшу показывает, как плохо слепое повиновение авторитету или следование установленному порядку вещей и как глуп ритуал, смысла которого не понимаешь. Он напоминает своим последователям, что они должны быть готовы переосмысливать реальность, взглянув на нее с новой точки зрения, чтобы никогда не было застоя. Поэтому неудивительно, что тех, кто работает с энергией Эшу, постоянно ждут всякие неожиданности.

Многие воспринимают Эшу как трикстера, который постоянно пытается сбить человека с толку. Он играет на человеческой чувствительности и нарушает существующий порядок. Он привносит в жизнь необходимую энергию беспорядка, действию которой время от времени должен подвергаться каждый, чтобы получить возможность все выстроить заново на более прочной основе. В этом смысле его можно сравнить с арканом "Башня" в Таро.

Лучше всего эту мысль передает португальское выражение грау ди сандисе - "зерно безумия". Эшу - это та "сумасшедшинка", та искра безумия, которая воспламеняет любое творчество. Он воплощает в себе физическую, ментальную и духовную плодовитость. Эшу - это творческий импульс. Именно поэтому он часто изображается обнаженным с половым членом в состоянии возбуждения.

Марио Сезар Барселлос, писатель и адепт кандомбле, так говорит о важной роли этой сущности в человеческой жизни:

Эшу выражает наше внутреннее "Я", это наиболее сокровенная часть нашего существа, наша возможность быть добрыми или злыми согласно нашей собственной воле. Эшу - самая темная часть нашего "Я", спрятанная в глубинах человеческого существа, и в то же время, он - нечто самое очевидное и явное.

Если говорить правду, люди предпочитают не заглядывать в свое внутреннее "Я", боясь встретиться совсем с другой реальностью, то есть испытать ту крайность, которую символизирует Башня в Таро. Человеческая природа противится изменениям и всему тому, что олицетворяет Эшу. Вот почему его иногда изображают в виде дьявола, снабжая рогами, копытами и хвостом.

Прежде чем выполнить любой обряд (подобный описанному в начале этой главы), члены культа должны принести жертву Эшу и его любимцам - "Людям улицы". Это делается для того, чтобы он передал просьбы людей богам-ориша, а затем не вмешивался в происходящее. Многие люди не любят неожиданностей, и ситуация, которой, по их мнению, они не в состоянии управлять, может их напугать. Но Эшу очень настойчив. Он всегда тут как тут, раскачивая лодку, бросая людям вызов и предлагая им расширить свои горизонты (если они того пожелают).

Барселлос пересказывает историю об Эшу, в которой очень хорошо описываются его методы. Однажды Эшу, бродя по стране, встретил прекрасное плодородное поле и неудержимо захотел им завладеть. Он заметил забор, который делил этот участок земли пополам, и, наведя справки, узнал, что хозяевами его являются два друга. Он предложил им хорошую плату, но друзья отказались продать землю.

Нисколько этим не обескураженный, хитрец тут же разработал план. Он взял шапку и, выкрасив одну ее сторону белой краской, а другую - красной, положил ее на межу, а сам спрятался за кустом и стал ждать.

Вскоре показались оба друга, которые совершали привычный обход своих владений. Они одновременно увидели шапку, и один из них говорит другому:

- Что эта красная шапка делает на моей земле?

- Это не красная шапка, - отвечает другой. - Это белая шапка и лежит она на моей земле.

Начался спор. Друзья все больше распалялись и, наконец, схватились за мотыги и избили друг друга до смерти.

Тогда Эшу, который молча наблюдал кровавую бойню, вышел из своего укрытия, поднял шапку с земли и сказал:

- До чего неразумные существа эти люди! Они не в состоянии решить даже самую простую задачу!

Благодаря своей низменной природе, которая проявилась благодаря вмешательству Эшу, фермеры умудрились сами себя погубить.

Кимбандисты, вместо того чтобы из страха совершать жертвоприношения Эшу и жить в надежде, что он оставит их в покое, радостно принимают эту сущность как символ свободы от притеснений. Для кимбандиста все эшу (а их существуют сотни) представляют героев киломбу Палмарес, где бежавшие с плантаций рабы - черные и индейцы - бок о бок боролись за создание среди лесов своего собственного государства. Для них Эшу - это дух, который побуждает рабов подняться на борьбу за свою свободу. Кроме того, это дух дикой, необузданной, свободной любви, которую символизируют вызывающие сексуальные наряды, непристойная манерность и разнузданные желания его самого и его спутниц помба-жир. Кимбандисты приносят жертвы Эшу, чтобы пошире открыть дверь для связи между естественным и сверхъестественным мирами.

Те, кто видит в эшу низших, недоразвитых сущностей, придерживаются мнения, что они - прислужники богов; каждый ориша владеет одним эшу, который, как раб, выполняет любое его приказание. В этой системе Вселенная населена как "крещеными", так и "языческими" эшу. Предполагается, что "крещеные" эшу сознают свою неразвитость и стараются стать лучше, защищая людей от обид и совершая только добрые поступки. В одной из книг по умбанде автор объясняет пользу эшу, сравнивая их с "полицейскими, которые проникают в самые отдаленные уголки Вселенной, привлекая зловредных существ в свои Легионы и получая таким образом возможность задерживать и обучать их".

Что касается эшу-язычников, то они понимают, что им нет спасения, поэтому без колебаний идут на отталкивающие поступки, достойные Самого большого осуждения. Они страдают и продолжают сеять страдание, не в силах вырваться из порочного круга ненависти и одержимости, пока в один прекрасный день им не откроется саморазрушающий характер их поведения.

Одна из причин того, что описанный в начале этой главы ритуал происходит на перекрестке дорог, состоит в том, что перекресток - место обитания Эшу. Перекресток очень хорошо символизирует такие функции Эшу, как Великий Связующий и Расширитель Горизонтов. На территории, принадлежащей Эшу, всегда что-то происходит, встречаются люди и идеи, обмениваются между собой и идут дальше. На перекрестке дорог кончаются и начинаются расстояния, открываются новые направления. В этом смысле Эшу управляет интеллектом и символизирует проницательность и мудрость. В более глубоком смысле его дом - земля. Он охраняет священный бездонный источник знаний, и в этой функции его часто сравнивают со Святым Петром.

Благодаря своему всеведению Эшу посвящен в тайны жизни и смерти. Поэтому он также руководит гаданием на раковинах каури, которое позволяет предсказывать человеческие судьбы. Трезубец, который держит Эшу, символизирует прошлое, настоящее и будущее или положительное, отрицательное и нейтральное, в зависимости от ориентации верующего.

Эшу связан также с Омулу и Огуном, потому что он знаком со всеми секретами жизни, включая секреты болезней и смерти, а кроме того, он знает, как изготовлять и использовать оружие (которое часто является носителем смерти).

В более широком смысле, чем представляют себе боящиеся его, он играет роль собеседника богов. Хотя Эшу и может общаться с ними, он не является одним из них. Каждый ориша работает в конкретной сфере, но Эшу чувствует себя дома во всех их сферах и свободно перемещается из одной в другую. Можно заметить, что каждый ориша воплощает в себе ту или иную характерную особенность Эшу, но ни один из них не похож на него полностью.

Эшу почитают потому, что без него ни один ориша не смог бы проявить своих сил. Ему приносится самая первая жертва в любом ритуале и его "отправляют" в конце каждого собрания, чтобы он передал просьбы молящихся соответствующим ориша.

Эшу нельзя приравнять к ориша - не потому, что он является неразвитой сущностью, а потому что его природа совершенно уникальна! То, что он представляет для вас, зависит от вашей собственной интерпретации. Если вы верите в то, что он - носитель зла и разрушения, он будет соответствовать этому облику. Если вы считаете его добрым, он - возможно - будет вести себя великодушно. (Помните, его характер непредсказуем!) Если вы видите в нем нейтральную сущность, этот хамелеон опять-таки сумеет соответствовать вашим представлениям. Что представляют собой эшу или помба-жиры на самом деле, в значительной степени зависит от того, как вы к этому относитесь.

Бразильские исторические персонажи

Прету велью

Отец Кандиду, дух посланный нам, мы просим тебя, Отец, не покидать нас ни на минуту и особенно заботиться о нас в критические минуты нашей жизни. Помоги нам найти путь любви и милосердия, дай нам силу и волю нести нашу тяжелую ношу на пути к Замби, который мы избрали. Дай нам здоровье, мир и счастье, каких мы заслуживаем.

Принято считать, что самые популярные сущности бразильского пантеона, прету велью (к одному из которых, Отцу Кандиду, обращена эта молитва), - это духи черных рабов прошлых столетий. Благодаря суровым испытаниям у них развились такие добродетели, как смирение и доброта, а приобретенные ими познания в народной медицине сделали их хорошими целителями. Теперь они стали возвышенными духами и возвращаются на землю из глубокого сострадания к человечеству.

Дух прету велью проявляется через медиума, используя его тело. Услышав призыв - например, приведенную выше молитву, - духи скромно просят у членов террейру разрешения войти на священную территорию. Здесь они делятся своими секретами, известными под названием мандинга, и помогают исцелять физические и душевные раны. Считается, что не все из этих мудрецов - духи рабов; иногда это могут быть бывшие рабовладельцы, которые вернулись на землю, чтобы искупить прошлые грехи. Иногда в прету велью подозревают высокоразвитую сущность, которая приняла облик старого негра-раба, чтобы передать свои знания в доступной для человека форме.

Все прету велью говорят на простом языке, но часто это старый португальский диалект, который трудно понять. Вот почему экедэ (с ним вы встретитесь в главе 4) сидит во время разговора с воплотившейся сущностью с карандашом и бумагой в руке. Он объясняет клиенту все, что говорит эта сущность, и записывает советы духа о том, как улучшить здоровье.

После воплощения в него прету велью медиум отправляется в гардеробную, чтобы одеться в стиле, соответствующем данной сущности. Этот стиль обычно предполагает: незамысловатую белую юбку или штаны и простую блузу или рубашку (иногда и просто голый торс); бороду (если дух - мужского пола); трубку, набитую душистым табаком; трость. Прету велью медленно возвращается в "главный салон", где присаживается на корточки или садится на низкий трехногий табурет. После этого клиент опускается рядом с ним на колени или просто наклоняется поближе, чтобы услышать ожидаемый совет.

Эти сущности могут посоветовать простое лекарство из арсенала народной медицины или проанализировать ауру клиента (см. начало главы 6). Они могут просто дать хороший совет или, что бывает значительно реже, с помощью символического языка передать довольно сложные понятия. Кроме того, они помогают телу избавиться от негативных флюидов, которые, согласно существующим представлениям, мешают духовному развитию и объясняют людям причины выпавших на их долю испытаний и несчастий и неумолимости богов.

Медиумам эти духи говорят о необходимости развития их психических способностей и всячески подбадривают их - всегда одинаково мягким, спокойным тоном. Все, что они делают, исполнено глубокого человеческого милосердия и бесконечной любви.

⇦ Ctrl предыдущая страница / следующая страница Ctrl ⇨

ГЛАВНАЯ СТРАНИЦА / МЕНЮ САЙТА / СОДЕРЖАНИЕ ДАННОЙ СТАТЬИ 

cartalana.orgⒸ 2008-2020 контакт: koshka@cartalana.org