СОРОКИН А.И. "ОБОРОНА ПОРТ-АРТУРА (русско-японская война 1904-1905 гг.)", 1948

ГЛАВНАЯ СТРАНИЦА / МЕНЮ САЙТА / СОДЕРЖАНИЕ ДАННОЙ СТАТЬИ

НАЧАЛО БОЕВЫХ ДЕЙСТВИЙ В ЖЕЛТОМ МОРЕ

Командующий "Соединенным японским флотом" вице-адмирал Того, находясь в базе Сасебо, 5 февраля 1904 г. получил указ микадо о начале военных действий против России. На совещании флагманов и командиров кораблей Того отдал следующий приказ:

"Я предполагаю теперь же со всем флотом направиться в Желтое море и атаковать суда неприятеля, стоящие в Порт-Артуре и Чемульпо. Начальнику 4-го боевого отряда контр-адмиралу Уриу со своим отрядом (с присоединением крейсера "Асама") и 9-му и 14-му отрядам миноносцев предписываю итти в Чемульпо и атаковать там неприятеля, а также охранять высадку войск в этой местности, 1-й, 2-й и 3-й боевые отряды, вместе с отрядом истребителей, пойдут прямо к Порт-Артуру. Отряды истребителей ночью атакуют неприятельские суда, стоящие на рейде. Эскадра же предполагает атаковать неприятеля на другой день"4.

4История русской армии и флота, т. XV, стр. 42

6 февраля японский флот в составе шести броненосцев, 14 крейсеров и свыше 20 миноносцев вышел в море.

Наместник царя на Дальнем Востоке адмирал Алексеев, он же главнокомандующий вооруженными силами края, несмотря на явные признаки надвигавшейся войны, не принял нужных мер к приведению флота и крепости в боевую готовность. Только за несколько дней до начала войны по флоту были проведены кое-какие подготовительные мероприятия.

1 февраля эскадре было приказано начать кампанию. Почти в полном составе она вышла на внешний рейд, а через три дня вышла в море. 4 февраля эскадра возвратилась и стала на якорь на внешнем рейде. Адмирал Алексеев считал, что держать флот в гавани крайне опасно; внезапно появившийся противник мог бы закупорить проход на внутренний рейд, затопив в проходе транспорты, и таким образом эскадра оказалась бы в ловушке.

Решение Алексеева держать флот на внешнем рейде было бы правильным при непременном условии надлежащей охраны эскадры и обороны рейда. Но принятые для безопасности меры оказались явно недостаточными, а в военном отношении даже и безграмотными: дозорная служба была организована плохо, ежедневно на ночь выделялось только два миноносца и одна канонерская лодка. Эти корабли выходили в море на расстояние до 20 миль; встретив подозрительные суда, командиры миноносцев должны были не задерживать их, а немедленно возвращаться в базу с докладом. Корабли эскадры ночью на рейде принимали уголь, затемнение не соблюдалось, два дежурных корабля на рейде всю ночь светили прожекторами, связь эскадры с береговыми батареями отсутствовала, общей сигнализации не было, инструкции по общей боевой тревоге на эскадре тоже не было, разведывательная служба в море отсутствовала, не велось наблюдения за действиями японского флота.

В ночь на 9 февраля эскадра стояла на внешнем рейде без паров по диспозиции мирного времени. Броненосцы и крейсера были расположены в шахматном порядке по четыре корабля в линии, всего 16 вымпелов. Миноносцы стояли на внутреннем рейде. В эту ночь в дозоре находились миноносцы "Расторопный" и "Бесстрашный". Подходы к эскадре освещали прожекторами броненосец "Ретвизан" и крейсер "Паллада". Дежурные крейсера "Аскольд" и "Диана" были под парами на случай выхода по тревоге в море. В 11 часов вечера на флагманском броненосце "Петропавловск" закончилось совещание у начальника эскадры вице-адмирала.

Старка, на котором обсуждались мероприятия по ограждению артурского рейда от возможных атак миноносцев противника; присутствовавший на совещании начальник морского штаба контр-адмирал Витгефт, прощаясь перед съездом с корабля, сказал: "Войны не будет"1.

1Русско-японская война, кн. I, стр. 191, 192

Между тем "Соединенный флот" приближался к Порт-Артуру. В авангарде его шли отряд быстроходных крейсеров и миноносцы, вслед за ними - броненосные крейсера и броненосцы. 7 февраля отряд Уриу, состоявший из пяти крейсеров, восьми миноносцев и трех транспортов с десантными войсками, отделился и повернул в Чемульпо, остальные силы флота продолжали итти к берегам Квантуна. К вечеру 8 февраля флот собрался у острова Роунд, в 44 милях от базы русского флота. Здесь был встречен английский пароход, шедший из Порт-Артура с японскими резидентами, возвращавшимися на родину, через которых Того окончательно уточнил диспозицию русской эскадры. В 6 часов вечера он поднял сигнал миноносцам о выходе в операцию для уничтожения русского флота. Десять миноносцев пошли к Порт-Артуру, восемь - в Талиенван. Главные силы направились к островам Эллиот.

Командиры японских миноносцев на большом расстоянии заметили отличительные огни русского дозора и, потушив свои кильватерные огни, незаметно обошли его. Ориентируясь по свету прожекторов "Ретвизана" и "Паллады", миноносцы вышли к месту стоянки русской эскадры. В 11 часов 33 минуты вечера первый отряд миноносцев выпустил торпеды, через несколько минут атаковали миноносцы 3-го отряда и затем произвели атаку еще два миноносца. Всего было выпущено 16 торпед, три из них попали в цель. Броненосцы "Ретвизан", "Цесаревич" и крейсер "Паллада" были поражены торпедами и надолго выбыли из строя.

Корабли Порт-Артурской эскадры открыли по противнику огонь вскоре после начала атаки, но было поздно. Миноносцы неприятеля, имея небольшие повреждения и потери в людях, ушли на соединение со своими главными силами. Для преследования их и для отражения возможной повторной атаки русские крейсера "Новик", "Аскольд", "Боярин" и эскадренные миноносцы вышли в море и образовали дозорную цепь. Под этой охраной главные силы русских находились до утра, когда на горизонте показались сначала легкие крейсера, а затем и главные силы японского флота, шедшие к Порт-Артуру. Русские к этому времени уже были готовы к бою и ждали противника. Того, получив предварительные данные о результатах ночной атаки, рассчитывал подойти к Порт-Артуру на пушечный выстрел, обстрелять русские корабли и затем увлечь их за собой в море подальше от фортов крепости и там в сражении уничтожить

Расположение кораблей эскадры на внешнем рейде в ночь на 9 февраля 1904 г.

Японские корабли (16 вымпелов) шли полным ходом в кильватерной колонне, имея в голове броненосцы. С дистанции 45 кабельтовов корабли открыли огонь. Русская эскадра (пять броненосцев и пять крейсеров), хотя и с опозданием, снялась с якоря и в строю фронта двинулась навстречу неприятелю, отвечая огнем на огонь. Немного спустя русские перестроились в строй кильватера, и бой продолжался на контркурсах, причем расстояние между сражающимися сократилось до 25 кабельтовов. Когда японцы приблизились к Ляотешану, в бой вступила крепостная артиллерия.

Видя тактическую невыгодность своего положения, Того немедленно изменил курс и ушел в открытое море. Морское сражение у Порт-Артура, продолжавшееся около 40 минут, закончилось безрезультатно. В японской официальной истории по поводу отступления флота говорится, что "...адмирал Того, опасаясь атаки неприятельских миноносцев, приказал... отступать на юг с большой скоростью"2.

2Описание военных действий на море в 37-38 гг. Мейдзи, т. I

Потери русских в бою составили 14 убитых и 71 раненых; японцы, по их данным, потеряли убитыми 3 и ранеными 69 матросов и офицеров. Русские корабли имели крайне незначительные повреждения, японские пострадали сильнее: у флагманского броненосца "Миказа" двумя десятидюймовыми снарядами была разрушена часть кормового мостика и срезана грот-мачта, сбит боевой флаг корабля; у броненосца "Фуджи" оказались простреленными труба и дымовой кожух, разбиты шлюпки; броненосец "Хацусе" был поражен тоже несколькими снарядами, один из них пролетел вдоль корабля с кормы к носу и произвел сильные разрушения надстроек, другой снаряд проник в каюту адмирала, пробил нижнюю палубу и, разорвавшись, вывел из строя 11 человек; броненосец "Шикишима" потерял 17 человек команды, многие помещения корабля были основательно разрушены. Большие повреждения имел крейсер "Касаги", в него попало несколько двенадцатидюймовых снарядов.

Морской бой 9 февраля между японским и русским флотами характерен полной тактической беспомощностью как адмирала Того, так и адмирала Старка. Того построил свой флот, имевший корабли различного назначения и с разным вооружением, в одну кильватерную колонну (броненосцы, броненосные крейсера и легкие крейсера) и в этом строю приблизился на 25 кабельтовов к крепости, имевшей крупнокалиберную береговую артиллерию. Это была глубочайшая тактическая ошибка, которой, однако, не воспользовались в полной мере русские. Вместо того, чтобы, занимая фланговое положение по отношению к неприятелю, всеми силами эскадры при поддержке береговых батарей обрушиться на его строй, Старк принял бой на контркурсах. Попытка командира крейсера "Новик" капитана 2 ранга Эссена самостоятельно выйти в атаку на противника окончилась безуспешно. Эссен не был поддержан другими кораблями и, встреченный огнем всей японской эскадры, отвернул.

Первый день войны на море принес победу японскому флоту. Правда, японцам, несмотря на внезапность и вероломство, не удалось нанести русским решающего поражения, но Тихоокеанский флот все же понес тяжелые материальные потери.

Кроме подорванных торпедами на рейде Порт-Артура двух броненосцев и крейсера, эскадра потеряла в корейском порту Чемульпо находившиеся там стационеры крейсер "Варяг" и канонерскую лодку "Кореец", которых главное командование по беспечности своевременно не отозвало в Порт-Артур. "Варяг" и "Кореец" были атакованы неприятельской эскадрой, состоявшей из шести крейсеров и восьми миноносцев. "Варяг" и "Кореец" вынуждены были прорываться с боем в открытое море через японскую эскадру, расположившуюся при выходе с рейда Чемульпо. Бой продолжался 45 минут. "Варяг" выпустил по неприятельским кораблям 1105 снарядов. Но прорваться не удалось, гак как противник имел слишком большое превосходство в силах; только один японский броненосный крейсер "Асама" превосходил по силе огня "Варяга". "Варяг", получив пять подводных пробоин, возвратился вместе с "Корейцем" в Чемульпо. Надежды на помощь из Порт-Артура не было, и корабли были уничтожены командами: "Варяг" затоплен на рейде, "Кореец" взорван. Боевой военно-морской флаг не был спущен перед врагом. Русские моряки перешли на нейтральные корабли, стоявшие в Чемульпо, и впоследствии были доставлены на родину.

Героический подвиг моряков "Варяга" запечатлен в песнях. которые живут в народе вот уже десятки лет.

После 9 февраля стало совершенно ясно, что японский "Соединенный флот", появившийся в Желтом море, использует все средства, чтобы уничтожить оставшиеся в Порт-Артуре корабли русской эскадры. Можно было ожидать высадки десанта на Квантунском полуострове для захвата Порт-Артура, так как японцы без сомнения знали о его слабой защите с суши. В связи с этим русские приступили к минированию подступов к Порт-Артуру и Дальнему, а также ближайших к крепости бухт и заливов. За несколько дней минные транспорты "Енисей" и "Амур" выставили 640 мин.

Для русского Тихоокеанского флота обстановка на море с первых же дней войны сложилась явно неблагоприятно. Японский флот сравнительно легко и без особенных потерь решил одну из главных задач плана войны - добился преобладания на море. Но оно не было завоевано окончательно, так как японцы не могли уничтожить русский флот. Тихоокеанская эскадра со временем, введя в строй поврежденные корабли, могла еще вступить в решительную борьбу за море, исход которой было трудно предвидеть. Поэтому главная ставка в Токио приказала адмиралу Того блокировать русскую эскадру в Порт-Артуре, лишив ее, таким образом, возможности выходить в море и действовать на японских коммуникациях; заблокированную эскадру предлагалось уничтожить перекидным огнем с броненосцев.

Первоначальный успех японского флота на море способствовал быстрому развертыванию сухопутных сил Японии. Японцы перебросили морским путем в Чемульпо и Цинампо 1-ю армию генерала Куроки, которая к середине апреля 1904 г. сосредоточилась на реке Ялу в районе Тюренчена на три недели раньше предполагаемого по плану срока. Русские не рассчитывали на столь быстрое появление противника в этом районе и не сумели сосредоточить достаточного числа пехоты и главным образом артиллерии, а также укрепить занимаемые позиции.

Схема боя "Варяга" и "Корейца" с японской эскадрой у Чемульпо

ДЕЙСТВИЯ РУССКОГО ФЛОТА В ПЕРИОД КОМАНДОВАНИЯ ВИЦЕ-АДМИРАЛА С. О. МАКАРОВА

8 февраля 1904 г., когда "Соединенный флот" Японии находился в Желтом море на пути к Порт-Артуру, главный командир Кронштадтского порта вице-адмирал Степан Осипович Макаров, находясь за тысячи километров от Дальнего Востока, подал управляющему морским министерством адмиралу Авелану письмо, в котором писал:

"Из разговоров с людьми, вернувшимися с Дальнего Востока, я понял, что флот предполагают держать не во внутреннем бассейне Порт-Артура, а на наружном рейде...

Пребывание судов на открытом рейде дает неприятелю возможность производить ночные атаки. Никакая бдительность не может воспрепятствовать энергичному неприятелю в ночное время обрушиться на флот с большим числом миноносцев... Результат такой атаки будет для нас очень тяжел... Японцы не пропустят такого бесподобного случая нанести нам вред. Вполне понимаю, что пребывание флота на внутреннем рейде Порт-Артура есть зло, но еще большее зло стоянка на большом рейде с огромным расходом угля, с крайним утомлением команд и возможностью больших потерь от минных атак неприятеля.

Из двух зол надо выбирать меньшее, а потому я бы считал, что благоразумие требует держать не занятые операциями суда флота во внутреннем бассейне Порт-Артура...

Если мы не поставим теперь же во внутренний бассейн флот, то мы принуждены будем это сделать после первой ночной атаки, заплатив дорого за ошибку"1.

1Русско-японская война, кн. I, стр. 192-194

Голос Макарова прозвучал одиноко и поздно, но если бы его письмо было написано даже раньше, обстановка от этого не изменилась бы, так как оно в министерстве было оставлено без внимания, подшито к делу с резолюцией "хранить весьма секретно, копий не снимать"2.

2Там же

Степан Осипович Макаров длительное время изучал военно-стратегическую обстановку на Дальнем Востоке. Неизбежность войны с Японией он предвидел много раньше, чем официальные государственные политики и стратеги. Еще в 1896 г., по возвращении из плавания с Дальнего Востока, он представил Морскому министерству отчет, в котором, анализируя некоторые итоги японо-китайской войны на море, он по существу сформулировал основные задачи для русского флота в предвидении войны с Японией.

Вице-адмирал С. О. Макаров

Сторонник наступательной стратегии, он особенно рекомендовал строить корабли с большим радиусом действия. За восемь лет до войны Макаров писал, что японцы начнут войну с нападения на русский флот. Не уничтожив его, они вообще не могут воевать с Россией. Задачей русского Тихоокеанского флота, по мнению Макарова, являлось уничтожение неприятельского флота и блокада берегов Японии.

Отчет о плавании на Дальнем Востоке, характеризующий Макарова не только как моряка с широкими оперативными взглядами, но и как незаурядного политика, был принят к сведению и попал в архив. Но Макаров продолжал интересоваться событиями, происходившими на Дальнем Востоке. В 1900 г. он снова обратился в министерство, на этот раз протестуя против безответственного отношения к сооружению укреплений Порт-Артура. Он точно определил роль крепости в будущей войне. "Падение Порт-Артура будет страшным ударом для нашего положения на Дальнем Востоке..., - писал он, - Порт-Артур должен быть сделан неприступным". И снова рапорт был оставлен без внимания. Но когда началась война и многие прогнозы Макарова подтвердились, когда на Дальнем Востоке положение стало критическим, 14 февраля вице-адмирал Макаров был извещен, что царь назначил его командующим флотом на Тихом океане. 17 февраля Степан Осипович со своим штабом выехал на театр военных действий.

Макаров был назначен командующим Тихоокеанским флотом потому, что он лучше чем кто-либо из адмиралов знал противника, его сильные и слабые стороны. Он хорошо знал обстановку на Дальнем Востоке. Макаров являлся признанным авторитетом в области тактики и стратегии. Кроме того, он был популярен среди матросов как выходец из народа и справедливый начальник. При назначении этому придавалось особое значение, потому что уже в начале войны было ясно, что сна среди народа непопулярна.

Вице-адмирал С. О. Макаров был преемником лучших традиций адмиралов русского флота Ушакова и Нахимова. От них он унаследовал взгляды на подготовку флота к войне, на боевую подготовку и воспитание личного состава и блестяще развил эти взгляды в своих научных работах и в боевой практике в условиях новой обстановки, в эпоху парового флота. Еще за несколько лет до русско-японской войны в статье "В защиту старых броненосцев и новых усовершенствований" Макаров писал: "Мое правило: если вы встретите слабейшее судно, нападайте, если равное себе - нападайте, и если сильнее себя - тоже нападайте". Степан Осипович не изменил своих взглядов на ведение морских операций и в создавшейся обстановке на Дальнем Востоке.

Находясь в пути, Макаров предпринял энергичные меры, направленные к усилению Тихоокеанского флота и обеспечению его всем необходимым для ведения войны. Он поручил офицерам своего штаба разработать для флота боевые инструкции, и сам, уже зная обстановку на театре, составил проект плана кампании. При этом сразу выяснилось, что флот нужно усилить и особенно минными кораблями. Макаров обратился в Морское министерство с докладом, требуя немедленно перебросить по железной дороге из Балтики в Порт-Артур в разобранном виде восемь и неразобранными 40 двадцатитонных миноносцев. Командующий потребовал также, чтобы отряд кораблей адмирала Вирениуса, находившийся в Средиземном море и состоявший из броненосца "Ослябя", крейсеров "Аврора" и "Дмитрий Донской" и семи миноносцев, немедленно шел в Порт-Артур. Эти просьбы Морское министерство не выполнило: отряд Вирениуса был отозван на Балтику и ни один миноносец не был послан в Порт-Артур.

24 февраля Макаров, все еще находясь в пути, обратился еще раз в Морское министерство, на этот раз с просьбой напечатать возможно скорее его книгу "Рассуждения по вопросам морской тактики". Он хотел ознакомить офицеров флота со своими взглядами на ведение боевых операций. Через месяц из Петербурга ответили, что управляющий министерством не признает возможным отнести расход по печатанию книги на военный кредит. Тогда командующий флотом снова обратился в министерство. Он писал, что не понимает, почему не могут найти 500 рублей, чтобы отпечатать нужную для войны книгу. "Отказ в напечатании понимаю, как недоверие моим взглядам на ведение войны, а посему если моя книга не может быть напечатана теперь, то прошу заменить меня другим адмиралом, который пользуется доверием"1. Адмирал Авелан приказал напечатать книгу, но она была издана уже после гибели ее автора.

1Русско-японская война, кн. I, стр. 446

8 марта командующий прибыл в Порт-Артур и немедленно отправился на корабли.

Соотношение сил противников в Желтом море к этому времени было следующее:2

2Там же, стр. 423

Класс кораблей Порт-Артурская эскадра Японский флот
Броненосцы 5 6
Крейсеры броненосные 1 8
Крейсеры легкие 3 15
Эскадренные миноносцы 24 19
Миноносцы - 40

На этом этапе войны японский флот значительно превосходил силы Порт-Артурской эскадры не только в качественном отношении, но и в количественном. Ремонт поврежденных при торпедной атаке в ночь на 9 февраля русских броненосцев и крейсера производился медленно из-за отсутствия доков. 11 марта из 24 русских эскадренных миноносцев в море с эскадрой могли выйти только 6, остальные 18 были неисправными.

Ко времени вступления адмирала Макарова в командование обстановка на театре военных действий была неблагоприятной для русских.

1. Силы японского флота преобладали на море и обеспечивали коммуникации между Японией и Кореей; шла усиленная переброска морем войск, снаряжения и т.д. Японские войска, высадившиеся в Чемульпо, заняли корейскую столицу Сеул и продвигались к реке Ялу, которая к этому времени была прикрыта слабыми силами русских. Русские войска стягивались в район Ляояна.

2. Порт-Артурская эскадра после понесенных потерь в ночь на 9 февраля в море не выходила и фактически бездействовала. Настроение личного состава флота было подавленное.

Тем не менее 11 марта после первого выхода с эскадрой в море в рапорте на имя адмирала Алексеева Макаров писал: "Несмотря на всякие несовершенства и недостаток в исправных миноносцах, я нахожу, что мы могли бы рискнуть теперь же попробовать взять море в свои руки, и, преднаметив постепенно увеличивать район действия эскадры, я предусматриваю генеральное сражение, хотя благоразумие подсказывает, что теперь еще рано ставить все на карту, а в обладании морем полумеры невозможны"3.

3Русско-японская война, кн. I, стр. 435

Для того чтобы дать японскому флоту генеральное сражение, нужно было соответственно подготовиться. В связи с этим С. О. Макаров поставил перед Тихоокеанским флотом следующие основные задачи:

1. Пока поврежденные японцами корабли исправляются, принять все меры к недопущению высадки врага на Квантунском полуострове, минировав для этого все подступы к нему.

2. Постепенно расширять район деятельности флота (миноносцев, крейсеров), а когда поврежденные суда войдут в строй, ударить по линейному флоту японцев.

3. Постоянно угрожать коммуникациям противника в Желтом море частыми и неожиданными набегами.

4. Владивостокскому отряду крейсеров активно действовать на коммуникациях в Японском море против транспортов с десантными войсками, в то же время отвлекая этим часть японского флота от Порт-Артура.

Порт-Артур (вид с моря)

Чтобы перейти от активной обороны к решительному наступлению на море, командующий флотом должен был: а) усилить боевую подготовку флота и дать личному составу практику в совместных выходах кораблей в море, для этого требовалось разработать заново инструкции и наставления; б) обеспечить безопасное базирование эскадры, оборудовать якорную стоянку кораблей, рейд и защиту подступов к нему, а также организовать береговую оборону приморского фронта, отработать совместные действия флота и береговой обороны для защиты базы от попыток противника закупорить проход из внутренней гавани на внешний рейд; в) восстановить боеспособность "Ретвизана", "Цесаревича" и "Паллады", усилить ремонтные средства порта; г) во что бы то ни стало пополнить эскадру миноносцами и другими боевыми и вспомогательными кораблями. И наконец, следовало отобрать наиболее опытных, знающих и боевых командиров и заменить ими неспособных. Макарову нужны были такие командиры, которые знали и разделяли его взгляды на ведение войны.

Все эти задачи и многие другие встали перед командующим флотом с первых дней его командования.

Макаров был вынужден готовить флот в ходе войны под огнем противника, под постоянным его воздействием. Адмирал Того с флотом находился в Желтом море, и не в его интересах было давать русским передышку. Того предпринимал все возможное, чтобы помешать Макарову восстановить боеспособность флота, чтобы не дать русской эскадре оправиться и выйти в море для боя.

Особое внимание Макаров уделил несению разведывательной службы, для которой использовались главным образом миноносцы. Уже 9 марта, на второй день после своего прибытия на флот, Макаров пригласил к себе командиров миноносцев "Решительного" и "Стерегущего" и приказал им выйти в море для подробного осмотра островов Эллиот и Блонд.

Встреченные транспорты и крейсера противника Макаров приказал топить; вступать в бой с миноносцами не рекомендовал, чтобы этим не сорвать главной задачи похода.

С наступлением темноты оба миноносца вышли в море. Около 9 часов в районе острова Keп с "Решительного" был замечен большой корабль, который было решено атаковать. Миноносцы увеличили ход, но в это время они были обнаружены неприятельскими миноносцами, которых было не меньше десяти. Русские взяли курс к берегу и укрылись, у острова Саншантао. Командиры миноносцев, предположив, что замеченный ими корабль неприятеля является одним из следующих к Порт-Артуру японских пароходов-заградителей, предназначенных для закупорки русской эскадры в гавани, решили дальнейшую разведку берегов прекратить и следить за неприятелем. С этой целью миноносцы всю ночь находились в море, однако противника не обнаружили. На рассвете командиры решили возвратиться в Порт-Артур.

Эскадренный миноносец "Стерегущий"

Около 6 часов утра 10 марта, уже находясь под Ляотешаном, русские встретились с четырьмя миноносцами противника. Сразу же начался бой; прорываясь к Порт-Артуру, "Решительный" и "Стерегущий" вели непрерывный огонь, но уйти не удалось; из-под Ляотешана на пересечку курса появились два минных крейсера противника, которые открыли огонь. Один снаряд попал в угольную яму "Решительного". Миноносцы, отстреливаясь, продолжали отходить к Порт-Артуру. Но вскоре "Стерегущий" несколько отстал и был отрезан тремя кораблями противника. "Решительный" сумел оторваться от преследователей и ушел; "Стерегущий" остался один против двух крейсеров и четырех миноносцев. Потеряв ход, он яростно отбивался. В этой неравной борьбе погибли командир миноносца лейтенант Сергеев, старший офицер Головизнин, инженер-механик Анастасов, мичман Кудревич, большинство команды. "Стерегущий" смолк. Рассчитывая увести миноносец как трофей, японцы хотели взять его на буксир. В это время оставшиеся в живых два матроса, фамилии которых остались неизвестными, спустились в машинное отделение и, задраив за собой горловины, открыли кингстоны. Около 10 часов утра Желтое море скрыло в своих водах героический русский корабль. 48 человек его команды погибли.

Имя "Стерегущего" в истории русского флота навсегда стало синонимом стойкости и мужества.

Из Порт-Артура, как только стало известно, что в море идет бой, на выручку "Стерегущему" вышли "Новик" и "Баян". "Новик" шел головным под флагом командующего флотом. Но крейсера опоздали. Преследуя миноносцы противника, русские увидели подходившие к месту боя неприятельские броненосцы и повернули к Порт-Артуру.

Выход адмирала Макарова на "Новике" для спасения команды "Стерегущего" произвел неизгладимое впечатление на моряков эскадры, укрепил их веру в командующего.

В ту же ночь на 10 марта с наблюдательных постов были замечены корабли противника. Макаров решил их отогнать от рейда и с этой целью выслал миноносцы: "Выносливый", "Властный", "Бесстрашный" и "Внимательный". Под утро южнее Ляотешана русские встретили четыре неприятельских миноносца-истребителя. Начался бой. "Выносливый" на полном ходу открыл огонь по головному миноносцу неприятеля, но вскоре сам получил снаряд в машинное отделение и потерял ход. Этим воспользовался противник. Стреляя, он прошел под кормой русского корабля, при этом осколками от снарядов были ранены командир отряда капитан 1 ранга Матусевич, мичман Заев и девять матросов. Второй миноносец противника, ведя огонь, видимо, решил таранить "Выносливого", но проскочил мимо. "Выносливый" в это время, исправляя повреждения, энергично отстреливался и через 15 минут присоединился к своему отряду. "Властный" в начале боя вслед за "Выносливым" атаковал четырехтрубный неприятельский миноносец, намереваясь его таранить, но маневр не удался. "Властный" проскочил за кормой противника в нескольких саженях. В эти секунды старший механик Воробьев с расстояния 20 саженей выпустил две торпеды; одна из них попала в цель.

Поврежденные японские миноносцы скрылись. Русские до рассвета держались в море.

Активная разведывательная деятельность неприятельских легких сил у Порт-Артура в ночь на 10 марта велась по плану японского командующего.

Утром к югу от Ляотешана появились главные силы Того: 16 вымпелов. В 8 часов 40 минут броненосцы "Хацусе", "Шикишима" и "Яшима" отделились от эскадры и открыли перекидную стрельбу по внутреннему рейду Порт-Артура и городу. Два японских крейсера, находясь в море против входа в гавань, вне досягаемости крепостной и корабельной артиллерии, корректировали огонь броненосцев.

Стрельба продолжалась свыше 3 часов, после чего стрелявшие корабли были сменены другими, которые вели огонь еще полтора часа. Всего в расположение крепости упало 154 двенадцатидюймовых снаряда. Результаты бомбардировки были незначительны: осколками на кораблях убито семь моряков и ранено 20; в городе было разрушено несколько зданий.

С наступлением прилива адмирал Того ушел в море, очевидно, опасаясь выхода русских кораблей с внутреннего рейда.

Бомбардировка прошла безнаказанно для противника. Крепостная артиллерия не отвечала, не имея на вооружении дальнобойных орудий и бронебойных снарядов, а броненосцы эскадры не могли стрелять, так как противник был закрыт Ляотешанскими высотами.

Чтобы предотвратить новое возможное нападение, Макаров немедленно принял меры. Уже 12 марта было поставлено минное заграждение южнее Ляотешана, а 20 марта отдан приказ (№281) об организации перекидной стрельбы с броненосцев через Ляотешанские высоты, на которых были оборудованы корректировочные посты, надежно обеспеченные связью с "Ретвизаном" и "Победой".

1Русско-японская война, Действия флота, Документы, кн. I, вып. 2, стр. 188

В приказе №28 говорилось:

1) Если неприятель появится у Ляотешана и будет поднят сигнал: "судам, стоящим на внутреннем рейде, принять бой на якоре", то бой будут принимать броненосцы "Пересвет" и "Победа", стреляя из обеих башен, а "Ретвизан" - из кормовой башни.

2) Направление стрельбы на каждом броненосце проверяется по ориентировочному предмету на берегу, от которого башня поворачивается на должный угол.

В командном пункте иметь таблицы расстояний и соответствующих направлений для центра каждого квадрата, по которым могут стрелять броненосцы.

3) На Ляотешанском маяке организована станция, откуда будет указан квадрат, к которому неприятель подходит. Станция эта соединена телефоном непосредственно с броненосцем "Ретвизан".

⇦ Ctrl предыдущая страница / следующая страница Ctrl ⇨

ГЛАВНАЯ СТРАНИЦА / МЕНЮ САЙТА / СОДЕРЖАНИЕ ДАННОЙ СТАТЬИ 

cartalana.orgⒸ 2008-2020 контакт: koshka@cartalana.org