СОРОКИН А.И. "ОБОРОНА ПОРТ-АРТУРА (русско-японская война 1904-1905 гг.)", 1948

ГЛАВНАЯ СТРАНИЦА / МЕНЮ САЙТА / СОДЕРЖАНИЕ ДАННОЙ СТАТЬИ

4) Броненосец "Ретвизан", получивший извещение со станции о движении неприятеля, поднимает сигнал, указывающий квадрат, например: Ж-18. Это обозначает, что неприятель подходит к указанному квадрату.

Когда станция донесет, что неприятель пришел на указанный квадрат, то сигнал спускается и броненосцы открывают огонь и т.д.

Японский флот не появлялся до 22 марта, только изредка разведывательные отряды миноносцев появлялись в зоне видимости крепости и быстро уходили.

Между тем Макаров, как известно, с первых дней своего командования решил начать активные действия. Уже 11 марта эскадра вышла на внешний рейд. Командующий предполагал осмотреть ближайшие к Порт-Артуру острова и, если встретится противник, вступить с ним в бой. Выход из гавани прошел организованно, все большие корабли были выведены за 3 часа. На рейде было произведено траление мин, и затем эскадра вышла в море. Не обнаружив противника, Макаров провел учение по совместному плаванию и вечером благополучно возвратился в базу.

Выход эскадры заметно улучшил моральное состояние команд кораблей. Для Макарова выход помог вскрыть многие недостатки подготовки эскадры: неумение командиров управлять кораблями при совместных эволюциях при большом ходе, недостаточное знание тактики и др.

Сразу же после выхода в море в штабе командующего приступили к созданию тактических руководств и необходимых для боя инструкций, которые вскоре были введены в действие (инструкция для действий миноносцев в разведке и во время атак; инструкция по управлению огнем на ходу; инструкция для похода и боя эскадры; таблица боевых сигналов и др.).

Основной документ "Инструкция для похода и боя" была 17 марта объявлена приказом по флоту (№21). В ней подробно излагались походный и боевой порядки для эскадры, указаны сигналы перед началом боя и действия в связи с этим кораблей, правила маневрирования и ведения огня, подробно определены задачи, - что и как должны делать миноносцы и крейсера. В этой инструкции был впервые разработан маневр с целью охвата в бою головы кильватерной колонны неприятельского флота. "При сближении с противником, - говорилось в пункте 18 инструкции, - я, вероятно, возьму головной корабль неприятельской линии перед нос и приведу его на курсовой угол 45-50°. Это даст выгодное фланговое положение и следует ожидать сигнала "повернуть всем вдруг на 16 румбов", - для того чтобы мы сохранили за собой эти выгоды флангового положения"1.

1Русско-японская война, Документы, отд. III, кн. I, вып. 2, стр. 206

Все теоретические труды Макарова и особенно "Рассуждения по вопросам морской тактики", как известно, были проникнуты наступательным духом. Эту же идею проводил командующий и в "Инструкции для похода и боя". Особенно четко это было сформулировано в пункте 26, в котором сказано: "Когда я найду, что момент подходит для общей атаки миноносцев, подыму флаг, который означает "миноносцам атаковать", и тогда обе группы сразу бросаются в атаку, не разбирая, выгодно это или не выгодно"2.

2Там же, стр. 210

В своих работах С. О. Макаров всегда отводил одно из главнейших мест нравственному элементу в бою. Он писал: "Дело духовной жизни корабля есть дело самой первостепенной важности, и каждый из служащих, начиная от адмирала и кончая матросом, имеет в нем долю участия"3. Придавая такое важное значение моральному фактору, Макаров указывал, что это правило всех великих полководцев и что еще Петр Великий в свое время говорил: "Храброе сердце и исправное оружие - лучшая защита государства"4.

3С. О. Макаров, Вопросы морской тактики и подготовки офицеров, Военмориздат, 1943, стр. 24-25

4Там же, стр. 24

Командующий, прекрасно уяснивший себе, какую огромную роль в бою играет моральное состояние матроса, нашел нужным в "Инструкцию для похода и боя" включить несколько пунктов, казалось бы не относящихся прямо к маневрированию и ведению боя, эти пункты относились к мерам по поднятию нравственной силы личного состава эскадры.

В инструкции было записано: "Командиры судов должны внушать комендорам, что в их руках поражение неприятеля. Пусть они забудут о себе, сосредоточив все свое внимание на наводку орудий, и приложат все свое старание, чтобы отличиться и разбить врага... Дело офицеров руководить артиллерийским и минным огнем, но они не должны забывать ободрять команду. Команда видит свои потери и не видит потерь неприятеля. О потерях неприятеля надо все время ей напоминать, чтобы команда чувствовала, что ее артиллерийский огонь производит опустошения на неприятельских кораблях"... Инструкция заканчивалась словами: "Побеждает тот, кто хорошо дерется, не обращая внимания на свои потери и памятуя, что у неприятеля этих потерь еще больше"5.

5С. О. Макаров, Рассуждения по вопросам морской тактики, стр. 501-513

В "Инструкции для похода и боя" были выражены основные положения "Рассуждений по вопросам морской тактики", проверенные боевым опытом войны, который к этому времени имела Порт-Артурская эскадра. В инструкции были по-уставному сформулированы идеи командующего для достижения победы над флотом противника в морском бою.

Активные действия японского флота возобновились в ночь на 22 марта безуспешным нападением миноносцев на русские сторожевые корабли. Макаров предположил, что вслед за миноносцами следует ожидать главные силы, и приказал готовить эскадру для выхода навстречу врагу. Командующий не ошибся. Утром с сигнальной станции Золотой горы. донесли о появлении в море шести броненосцев, шести крейсеров и восьми миноносцев, немного позже были замечены еще шесть броненосных крейсеров. Макаров немедленно отдал приказ о выходе на внешний рейд, где он под прикрытием береговых батарей намеревался принять бой с противником. Через 5 часов все корабли выполнили приказ - это было новым успехом в боевой подготовке эскадры, так как броненосцы вышли на рейд в малую воду.

Выход русских в море разрушил планы Того, рассчитывавшего провести очередную артиллерийскую бомбардировку флота, находящегося в гавани. Но его ожидало еще и другое. Едва только броненосцы "Фуджи" и "Яшима" открыли из-за Ляотешана огонь, как на них обрушились ответные снаряды с "Ретвизана" и "Победы". "Фуджи" сразу был накрыт и понес потери. Броненосцы противника. были вынуждены маневрировать, но и это не помогло. Перекидной огонь русских точно корректировался с Ляотешана.

В это время адмирал Макаров, имея флаг на "Петропавловске", вышел в море и завязал перестрелку с противником, вызывая его на бой. Однако адмирал Того не принял вызова, и вскоре весь японский флот скрылся за горизонтом.

После возвращения в базу Макаров обратился к сухопутному командованию, запрашивая, почему во время стрельбы противника по городу молчали береговые батареи. Выяснилось, что они не имели ни бронебойных, ни фугасных снарядов, а стрельба имевшимися чугунными снарядами с уменьшенными зарядами из-за удаленности противника была бы безрезультатной. Адмирал немедленно обратился в Морское министерство с требованием обеспечить крепостную артиллерию бронебойными снарядами, но все его старания были тщетны, бронебойные снаряды для крепостной артиллерии не были доставлены, и Макаров был вынужден выдать для береговых батарей 50 снарядов из скудных запасов флота.

Адмирал Того, убедившись, что ему больше не удастся бомбардировать Порт-Артур и эскадру с моря, в ночь на 27 марта предпринял операцию по закупорке русского флота в гавани. Первая закупорочная операция, предпринятая японцами еще 24 февраля, окончилась полной неудачей, тем не менее японский командующий решил, учтя опыт, еще раз попытаться достигнуть успеха. Он не учел того, что новый командующий русским флотом приготовил ему много неожиданностей. Макаров был уверен, что японцы попытаются заблокировать русский флот, и, чтобы затруднить действия транспортов-заградителей, приказал затопить при выходе на рейд два парохода, оставив между ними проход для эскадры. Было усилено ночное дежурство миноносцев, которые при появлении неприятельских кораблей обязывались атаковывать их и не допускать к проходу; в помощь миноносцам выделены дежурные минные катера; на рейде устроены боны и усилена сторожевая служба паровых катеров.

В ночь на 27 марта прожектора крепости нащупали приближающиеся к рейду четыре парохода-заградителя и миноносцы. Крепостные батареи и корабли открыли огонь. После первых выстрелов Макаров прибыл на канонерскую лодку "Бобр", стоявшую в проходе, и в течение нескольких часов руководил операцией отражения противника. В ночном бою сказалась макаровская выучка. Командир канонерской лодки "Отважный", капитан 2 ранга Лебедев, видя, что только артиллерийским огнем нельзя остановить и уничтожить противника, послал дежурные миноносцы "Сильный" и "Решительный" в атаку. "Сильный", поравнявшись с головным заградителем, поразил его торпедой. Потеряв управление и наполняясь водой, подорванный транспорт изменил курс вправо. В это время на "Сильном" случайно раздался протяжный свисток, который японские заградители приняли за сигнал своего ведущего и повернули за ним. Это предопределило полный провал операции противника. Три его корабля приткнулись у Золотой горы, а четвертый, торпедированный миноносцем "Решительный", выбросился у Тигрового полуострова.

Макаров тщательно учел опыт отражения заградителей и для безопасности прохода приказал затопить на рейде еще два парохода. Кроме того, для обороны рейда были специально выделены береговые батареи, канонерские лодки, и введено дежурство крейсеров, миноносцев и катеров при затопленных на рейде пароходах, бонах и минных заграждениях. Все остальные корабли получили совершенно конкретные указания на случай нападения противника. Для отражения его была введена в действие специально разработанная инструкция.

После второй неудачи по заблокированию русского флота адмирал Того в течение двух недель не показывался у Порт-Артура. Адмирал Макаров в это время продолжал готовить эскадру для предстоящего генерального сражения, в частности, он приступил к решительной замене слабо подготовленных в боевом отношении командиров кораблей наиболее способными и подготовленными. Но этому решительно воспротивился адмирал Алексеев. И снова только тогда, когда Макаров категорически потребовал предоставить ему право заменять негодных командиров, а в противном случае освободить его от командования, ему удалось сделать кое-какие перемещения: были отстранены от командования командир броненосца "Севастополь" и несколько командиров миноносцев, назначен новый командир порта.

Особенно беспокоило Макарова состояние крепости и взаимодействие ее сил и средств с флотом. Служебные взаимоотношения командующего флотом с начальником Квантунского укрепленного района генерал-лейтенантом Стесселем были неопределенные: ни один из них не подчинялся другому. Следовательно, в Порт-Артуре было два начальника с равными правами, причем сухопутный начальник не представлял себе истинного значения флота в происходящей войне и не всегда шел навстречу Макарову. Предвидя, что во взаимоотношениях командования флота и крепости возникнут разногласия, могущие вредно отразиться на ведении войны, Макаров поставил перед Морским министерством и перед адмиралом Алексеевым вопрос о подчинении крепости командующему флотом. Хотя Алексеев и поддержал единственно верное в создавшихся условиях предложение Макарова, однако в дело вмешался командующий Манчжурской армией генерал Куропаткин. Вопрос доложили царю, повелением которого крепость была подчинена Куропаткину. В дальнейшей судьбе Порт-Артура это сыграло самую отрицательную роль.

Несмотря на то, что большинство предложений и ходатайств Макарова, направленных на усиление Тихоокеанского флота, не достигало цели, он продолжал энергично готовить эскадру к бою. 11 апреля эскадра в пятый раз под его флагом выходила в море. В эти дни Макаров получил агентурные сведения о том, что в корейских портах сосредоточиваются транспорты и войска противника, очевидно, для высадки десанта на Квантунский полуостров. Стало известно, что десантные войска сначала будут переброшены на острова Эллиот для того, чтобы, выждав благоприятную обстановку, высадиться на Квантун. Командующий немедленно решил послать к островам Эллиот миноносцы. После совещания адмирала с начальниками 1-го и 2-го отрядов миноносцев был намечен план действий: миноносцы ночью проникнут к островам и будут действовать там по обстановке, а утром эскадра выйдет в море и, опять-таки исходя из обстановки, пойдет к островам, где вступит в бой и уничтожит транспортный флот противника, или пойдет на поиски главных японских сил, чтобы вступить с ними в бой.

После подготовки два отряда миноносцев "Сторожевой", "Расторопный", "Страшный", "Смелый", "Боевой", "Бесшумный", "Грозовой" и "Выносливый" вечером 12 апреля вышли в море.

Подойдя к островам Эллиот, миноносцы ночью обследовали рейд и, не обнаружив ни одного неприятельского корабля, пошли дальше.

В 6 часов утра 13 апреля во мгле были замечены очертания острова Саншантао. Из восьми кораблей сюда пришли только пять, другие отстали. Командир 1-го отряда капитан 2 ранга Бубнов решил возвратиться в Порт-Артур, так как в разных направлениях моря он видел дымы, свидетельствующие, что где-то рядом находятся броненосные силы японцев, атаковать которые в светлое время без поддержки своих больших кораблей было рискованно. Миноносцы пошли к Порт-Артуру.

Миноносец "Страшный", отставший ночью от отряда; встретил шесть японских миноносцев. Командир корабля капитан 2 ранга Юрасовский, решив, что это - свои, вступил им в кильватерную колонну. Следуя за кораблями, он на рассвете приказал поднять флаг и свои позывные. Японские миноносцы сразу же открыли огонь.

"Страшный" вступил в неравный бой. Капитан 2 ранга Юрасовский был убит одним из первых; его заменил лейтенант Малеев. Миноносец попытался уйти, однако один из снарядов противника попал в заряженный торпедный аппарат. Произошел взрыв, повлекший за собой сильнейшие разрушения; при взрыве погибли инженер-механик Дмитриев и много матросов. В половине шестого часа русский миноносец скрылся под водой.

Из Порт-Артура в это время по ранее разработанному командующим плану вышел в море крейсер "Баян". Его командир, узнав в пути о бедственном положении "Страшного", поспешил к месту боя, но было поздно. Под огнем появившихся шести крейсеров неприятеля из воды удалось подобрать пять матросов. Энергично отстреливаясь, "Баян" отошел к Порт-Артуру. Неприятельские крейсера держались на горизонте.

Броненосец "Петропавловск"

В это время эскадра по приказу Макарова выходила на внешний рейд. Не ожидая выхода всех броненосцев, командующий на "Петропавловске", имея в кильватер "Полтаву" и два крейсера, пошел к месту гибели "Страшного".

В 8 часов 15 минут крейсера противника открыли по русскому отряду огонь. Макаров ответил и продолжал итти на сближение. Японцы отошли.

В 8 часов 40 минут на горизонте появились главные силы противника: шесть броненосцев, два броненосных крейсера1 и, очевидно, старый броненосец "Чин-иен". Русские в это время находились в 16 милях от Порт-Артура и оказались в крайне невыгодном положении. Макаров повернул в базу.

111 апреля в строй японского флота вступили броненосные крейсера "Ниссин" и "Кассуга", купленные перед войной в Италии

На рейде к командующему присоединились броненосцы "Победа" и "Пересвет". Макаров приказал командирам кораблей вступить ему в кильватер. После перестроения "Петропавловск", идя головным, повернул на Ost и стал склоняться в сторону неприятеля. Все действия Макарова свидетельствовали о намерении его в этот день если не дать генеральный бой, то произвести разведку боем для того, чтобы выяснить силы и намерения адмирала Того. Но боя не произошло. В 9 часов 43 минуты утра над морем раздался взрыв, затем другой, более сильный, и над "Петропавловском" поднялся громадный столб дыма. Флагманский корабль сразу же накренился на правый борт, его корма приподнялась, оголив работавший в воздухе винт, и броненосец, объятый пламенем, скрылся под водой. Все это продолжалось 2 минуты.

Контр-адмирал Ухтомский, принявший командование эскадрой, опасаясь, что японский флот воспользуется благоприятной обстановкой и атакует, дал сигнал выстроиться в кильватерную колонну за "Пересветом". Во время перестроения броненосец "Победа" коснулся мины. Произошел взрыв, и поврежденный корабль был уведен во внутреннюю гавань.

Из семи броненосцев, бывших перед войной в Тихоокеанском флоте, осталось три: "Пересвет", "Севастополь" и "Полтава".

Броненосец "Петропавловск", как было впоследствии установлено, подорвался на одной из минных банок, поставленных на внешнем рейде Порт-Артура японскими миноносцами в ночь на 13 апреля. В описании войны на море японского морского генерального штаба указывается, что в постановке мин участвовали два отряда истребителей, один отряд миноносцев и одно вспомогательное судно и что эта операция не была замечена русскими. В действительности японские корабли были замечены и об этом было доложено Макарову, который находился ночью на дежурном крейсере "Диана". Но адмирал не разрешил открывать огонь, будучи, очевидно, уверен, что замечены свои миноносцы, которые в эту ночь находились в море. По неизвестной причине Макаров утром не отдал приказа протралить те районы, где были замечены ночью огни, не позаботился об этом и его штаб.

Командующий Тихоокеанским флотом погиб вместе со штабом, не осуществив своих оперативных и тактических планов и намерений. Спасли немногих: командира броненосца капитана первого ранга Яковлева, нескольких молодых офицеров и до 80 человек команды. Флот остался без боевого руководителя и без штаба.

Макаров командовал флотом всего 36 дней, но он оставил глубокий след в сердцах своих подчиненных и соратником. С гибелью командующего Тихоокеанским флотом активные операции русского флота прекратились, и морская кампания за преобладание на море была окончательно проиграна.

С. О. Макаров среди адмиралов был одаренным одиночкой. При всех своих положительных качествах флотоводца он не мог исправить создавшегося, по существу проигрышного, положения на морском театре войны и погиб. Он был не в силах изменить ход событий, встречая на каждом шагу противодействие со стороны реакционных, невежественных и продажных бюрократов романовской империи.

14 апреля адмирал Того узнал о гибели Макарова и донес об этом в Токио, а уже через день, 15 апреля, главная квартира дала приказ начать десантную операцию по высадке на Ляодунский полуостров 2-й армии под командованием генерала Оку. Порт-Артурская эскадра, потерявшая за период с начала войны уже четыре броненосца и, главное, своего командующего, оказалась бессильной помешать противнику производить перевозку войск по Желтому морю и их высадке, явно угрожавшей, в случае успеха, базе флота - Порт-Артуру.

ВЫСАДКА ЯПОНСКИХ ВОЙСК НА ЛЯОДУНСКОМ ПОЛУОСТРОВЕ

После гибели Макарова в командование флотом вступил адмирал Алексеев, прибывший из Мукдена 15 апреля. Его появление в Порт-Артуре совпало с третьей бомбардировкой японскими броненосными кораблями крепости и флота. Ответный перекидной огонь вел "Пересвет". Корабли противника сделали 190 выстрелов. Стрельба велась с предельной дистанции (до 110 кабельтовов) и закончилась безрезультатно для обеих сторон. Во главе русской эскадры не было флотоводца, который мог бы вывести флот в море и под прикрытием береговых батарей сразиться с противником. К тому же и боеспособных кораблей было недостаточно: два броненосца ("Полтава" и "Пересвет"), пять крейсеров (из них только "Баян" - броненосный) и двенадцать исправных миноносцев. Броненосец "Севастополь" из-за повреждения на мине не мог дать больше 11 узлов хода и не имел одного 12-дюймового орудия.

Алексеев ничего не делал для того, чтобы привести флот в состояние боевой готовности. На эскадре царили уныние и растерянность. Вновь созданный морской штаб занялся не свойственными ему функциями и затеял переписку с командирами миноносцев, запрашивая их, могут ли они выйти в дальнюю экспедицию до 100 миль при 15-узловом ходе и на 3 часа при 20-узловом и т.д., но переписка осталась перепиской, а миноносцы в море не выходили.

Вся деятельность Алексеева свелась к оборонительным мероприятиям. Были усилены средства по охране рейда, отработана организация траления мин и т.д. В этот же период началось усиление обороны крепости за счет флота: на береговые укрепления было передано с кораблей 26 орудий, 16 пулеметов и много снарядов. Оставшиеся в строю корабли получили новую организацию. Флот был разделен на отряды: броненосцы под командованием контр-адмирала Ухтомского; крейсера под командованием капитана 1 ранга Рейценштейна; отряд подвижной береговой обороны под командованием контр-адмирала Лощинского (в отряд включались канонерские лодки и минные крейсера). Миноносцы были сведены в два отряда, а остальные суда подчинены командиру порта.

Чтобы не дать возможности русским помешать высадке 2-й армии генерала Оку на Ляодунский полуостров, в главной квартире в Токио было решено провести третью операцию по заблокированию русского флота в Порт-Артуре. Для ознакомления с местностью в ночь на 28 апреля к Порт-Артуру выходили броненосцы и миноносцы противника, имея на борту командиров транспортов-заградителей.

Для успешного проведения десантной операции адмирал Того разработал следующий план: против владивостокского отряда русских крейсеров было выделено под командованием вице-адмирала Камимуры пять броненосных крейсеров, пять легких крейсеров, четыре истребителя и восемь миноносцев; 7-й боевой отряд, состоявший из устарелых кораблей, на борту которых находился особый отряд войск, получил приказ итти в бухту Ентоа (Квантунский полуостров) и овладеть пунктом для высадки войск; отряд адмирала Катаока, состоявший из броненосца "Чин-иен", шести крейсеров и 16 миноносцев, получил задание - конвоировать транспорты с десантом и охранять его высадку. Главные силы флота - шесть броненосцев, четыре крейсера и до тридцати миноносцев - предназначались для действий против русского флота в Порт-Артуре, предварительно заблокированного. Для закупорочной операции было выделено 12 пароходов-заградителей.

1 мая адмирал Того из портов северо-западной Кореи вышел с флотом к Порт-Артуру, а в ночь на 3 мая японцы произвели третью закупорочную операцию.

В Порт-Артуре около часу ночи с сигнальной станции Золотой горы был замечен миноносец, и сразу же по боевой тревоге все средства обороны были приведены в действие: за первым миноносцем противника появились еще четыре. Первый пароход-заградитель был обнаружен в 1 час 30 минут ночи. Несмотря на шквальный артиллерийский огонь обороны, он миновал бон, взорвался и затонул. Следующий заградитель, поражаемый снарядами, взорвался и затонул, не дойдя до бона. Вслед за вторым пароходом один за другим подходили следующие. Под огнем береговых батарей и корабельной артиллерии заградители, отстреливаясь, шли к проходу на рейд и там самовзрывались или тонули от огня обороны. Команды пароходов на шлюпках старались уйти в море, где их ожидали миноносцы, ведущие стрельбу по берегу и русским кораблям. Все 10 заградителей (два не дошли по назначению) затонули в районе прохода из гавани на внешний рейд, но проход остался не загражденным. Операция японцев и на этот раз не достигла цели, хотя она была тщательно подготовлена.

Адмирал Того не был уверен, что русский флот закупорен в гавани. Опасаясь, что часть легких сил русских может выйти из Порт-Артура для действий против транспортов с десантными войсками, находившимися в это время на пути к месту высадки, он перенес свою базу на острова Эллиот и усилил блокаду Порт-Артура с моря.

4 мая в крепости было получено сообщение, что около Бицзыво появился японский транспортный флот с десантом и начал высадку войск. В связи с этим наместник адмирал Алексеев, как главнокомандующий всеми силами на театре войны, 5 мая покинул Порт-Артур, оставив временно командующим эскадрой начальника своего походного штаба контрадмирала Витгефта.

Оставляя Порт-Артур, Алексеев дал Витгефту следующие указания:

- без его разрешения активных действий кораблями всей эскадры не предпринимать, ограничиваясь поисками крейсеров и миноносцев противника, однако не подвергая риску свои корабли;

- обеспечивать свободный выход кораблей, в море, тщательно охраняя рейд;

- оказывать всяческое содействие сухопутному командованию в обороне крепости;

- принять все меры к скорейшему вводу в строй поврежденных броненосцев.

В день отъезда Алексеева Витгефт собрал командиров броненосцев и крейсеров на совещание. С первых дней командования он отказался от единоначалия и ввел в систему коллегиальность: все мероприятия на эскадре стали решаться коллективно. На совещании 5 мая были приняты чисто оборонительные мероприятия: усилить охрану рейда минными катерами; миноносцы держать во внутренней гавани и беречь их; с кораблей, находившихся в ремонте, снять восемь шестидюймовых и шестнадцать семидесятипятимиллиметровых орудий и передать их для усиления береговой обороны и т.д.

6 мая Витгефт созвал два совещания. На одном из них обсуждалась телеграмма Алексеева, посланная им с пути, в которой предлагалось выслать против высаживавшихся в Бицзыво японцев 10-12 самых лучших миноносцев, под

Держав их крейсерами и броненосцем "Пересвет". Совещание решило миноносцы не высылать. В оправдание невыполнения приказа главнокомандующего было приведено много причин: далекое расстояние, мины, блокирующий флот противника, риск потерять миноносцы, плохое состояние котлов, лунные ночи и, наконец, полное отсутствие уверенности, что высадке можно будет помешать.

На втором совещании обсуждалась директива Алексеева о всемерной помощи флота крепости. Было решено передать на сухопутный фронт корабельную артиллерию, в частности четыре 120-миллиметровых орудия с "Ангары"; четыре 6-дюймовых и восемь 75-миллиметровых с "Пересвета"; такие же орудия передавались с броненосца "Победа" и т.д.

7 мая состоялось новое совещание, на котором обсуждалась телеграмма Алексеева, который не хотел верить, что среди командиров миноносцев нет охотников атаковать противника. В результате было принято решение послать миноносцы, но не к Бицзыво, где шла высадка десанта, а к Талиенвану, на случай если японцы вздумают высаживаться в этом районе.

Наконец, 8 мая состоялось первое совещание командования флота совместно с командованием крепости, на котором присутствовали от сухопутного командования генерал-лейтенант Стессель, комендант крепости генерал-лейтенант Смирнов, командир 7-й дивизии генерал-майор Кондратенко, начальник артиллерии крепости генерал-майор Белый и др.; от флота - контр-адмиралы Витгефт, Лощинский, Григорович. Обсуждался вопрос: что делать флоту в создавшейся обстановке? Произошло то, чего опасался адмирал Макаров, - флотом стал командовать генерал Стессель. Он заявил: "...оборона Артура с сухого пути является делом первостепенной важности не только в смысле защиты чести России, но и в смысле благоприятного для нас исхода всей войны как на суше, так и в море, а потому флоту надлежит всеми силами содействовать сухопутной обороне как людьми, так и вооружением, ни в коем случае не останавливаясь на полумерах. Данные для выполнения этой задачи у флота налицо, а именно: оставить 12- и 10-дюймовые пушки на судах для перекидной стрельбы, свезти все остальные 8- и 6-дюймовые и 120-миллиметровые орудия, равно как и личный состав, при них состоящий, на батареи, которые есть время еще возвести хотя бы вчерне. Всю мелкую артиллерию от 48-миллиметровых до пулеметов включительно с личным составом поставить на оборонительной линии между фортами и укреплениями. Кроме того, флот обладает прожекторами, столь необходимыми при отражении могущего быть ночного штурма как одной из излюбленных противником операций. Установка этих прожекторов при полном содействии порта и флота может быть произведена. Лишь таким образом флот может, намного усилив береговую оборону и приняв полное участие в защите крепости, отстоять свои корабли и выполнить долг перед царем и родиной"1.

1 Русско-японская война, кн. 2, стр. 20

Стесселю никто не возражал, так как еще накануне Витгефт и его командиры на совещании приняли по существу те же решения, которые предлагал начальник Квантунского укрепленного района. С этого дня началось систематическое разоружение кораблей эскадры. Флотские команды день и ночь устанавливали корабельную артиллерию на сухопутных позициях1.

1На основании этого решения с кораблей эскадры было снято и установлено на берегу до. 14 июня: 25 - 6-дюймовых, 8 - 120-миллиметровых, 50 - 75-миллиметровых, 39 - 47-миллиметровых и 49 - 37-миллиметровых орудий. Для их обслуживания было выделено соответствующее число офицеров, комендоров и прислуги (из рапорта адмирала Алексеева царю, Русско-японская война, Действия флота, Документы, отд. II, стр. 143)

Морской артиллерией были вооружены следующие батареи:

Названия кораблей Названия батарей Число орудий
Ретвизан Кишка 6-37 мм
Овраг Тахэ 2-47 мм
За фортом №1 2-47 мм
Левее форта №1 2-47 мм
Открытый капонир 4-75 мм
Спина Дракона 3-6 дм
Укрепление №2 4-75 мм
Около него 2-120 мм
За литерой "Б" 2-6 мм
Форт №II 2-47 мм; 2-37 мм; 2-37 мм
Орлиное гнездо 2-6 дм
Редут №1 4-75 мм
Редут №2 2-75 мм
Около него 2-120 мм
Цесаревич Укрепление №3 2-6 дм; 1-47 мм
Курганная 2-75 мм
Кладбищенская импань 6-75 мм
Между литерой "Г" и укреплением №4 6-75 мм
Форт №IV 4-75 мм; 2-47 мм; 2-47 мм
2-47 мм пятиствол.
Впереди форта №IV 2-47 мм
Барбетная 2-37 мм пятиствол.
Впереди укрепления №4 4-37 мм
Пересвет Форт №V 2-6 дм
Впереди него 4-75 мм
Тыловая 4-75 мм; 4-37 мм
2-37 мм пятиствол.
Литера "Д" 2-6 дм
Укрепление №5 4-47 мм
4-37 мм пятиствол.
4-75 мм
Победа Впереди укрепления №5 4-37 мм
Лесная 2-75 мм; 4-47 мм
2-37 мм пятиствол.
Соляная 4-75 мм; 4-47 мм; 4-37 мм
У Тигрового маяка 2-120 мм
Под Золотой горой 2-120 мм
На Электрическом утесе 4-47 мм
Севастополь На вершине 4-6 дм
У Маяка 4-6 дм
Полтава Перепелиная гора 4-6 дм
Бобр Бухта 10 кораблей 4-2,5 дм
Бухта Луиза 2-2,5 дм
Бухта Голубиная 2-2,5 дм; 1-китайская
Бухта Лунвантань 1-2,5 дм
Бухта Сикау 2-2,5 дм

Между тем вторая японская армия генерала Оку без всякого противодействия высаживалась у Бицзыво. 3 мая первый эшелон армии был посажен в Цинампо (Корея) на 26 транспортов и вышел к бухте Ентоа под охраной броненосных крейсеров и миноносцев. 5 мая десант появился у Квантунских берегов и началась высадка. Находившаяся в районе Бицзыво команда русских стрелков никакого отпора дать не могла и под огнем с кораблей охраны десанта отошла. Командующий Манчжурской армией генерал Куропаткин для противодействия десанту противника выслал отряд из семи батальонов, но командир отряда генерал-майор Зыков не выполнил приказа: до места высадки он не дошел и ни одного выстрела по противнику не сделал. В течение восьми дней генерал Оку без помех высадил на берег 36 батальонов пехоты, 17 эскадронов кавалерии и 216 орудий с прислугой. Всего было высажено до 50 тысяч человек; десант был перевезен на 83 транспортах.

Немедленно после высадки армия двинулась к Порт-Артуру, тесня на пути незначительные заслоны русских войск, которые отходили к Кинчжоускому перешейку на заранее укрепленную позицию. 10 мая в Порт-Артур пришел последний поезд с боеприпасами. Затем связь крепости с армией Куропаткина в Манчжурии была прервана противником. Но к Кинчжоу армия Оку двигалась медленно, опасаясь нападения с тыла русских войск из Южной Манчжурии. Опасения были напрасны: Куропаткин после поражения русских войск 1 мая под Тюренченом на реке Ялу главное внимание уделял сосредоточению войск в районе Ляояна для противодействия армии Куроки, вступившей в Манчжурию из Кореи2. Больше того, Куропаткин был заинтересован, чтобы армия Оку шла к Порт-Артуру и втянулась в длительную осаду крепости.

2Армия Куроки была высажена японцами в первый месяц войны в корейских портах Чемульпо и Цинампо. После занятия корейской столицы Сеула генерал Куроки во второй половине апреля сосредоточил свою армию на левом берегу Ялу в районе города Тюренчена

Начался новый этап войны. Русская эскадра после гибели Макарова временно оказалась не способной вести активные действия на море; пользуясь этим, японцы произвели высадку десантной армии в тылу Порт-Артура и прервали коммуникации крепости с армией в Манчжурии. "Соединенный флот" Японии, блокируя остатки русского флота, господствовал в Желтом море, обеспечивая коммуникации. Японские войска, не ожидая, когда русские войска сосредоточатся в Манчжурии, наступали. Порт-Артур оказался под угрозой осады, а вместе с этим под угрозой уничтожения оказалась и 1-я Тихоокеанская эскадра.

⇦ Ctrl предыдущая страница / следующая страница Ctrl ⇨

ГЛАВНАЯ СТРАНИЦА / МЕНЮ САЙТА / СОДЕРЖАНИЕ ДАННОЙ СТАТЬИ 

cartalana.orgⒸ 2008-2020 контакт: koshka@cartalana.org