СОРОКИН А.И. "ОБОРОНА ПОРТ-АРТУРА (русско-японская война 1904-1905 гг.)", 1948

ГЛАВНАЯ СТРАНИЦА / МЕНЮ САЙТА / СОДЕРЖАНИЕ ДАННОЙ СТАТЬИ

Таким образом, Япония к концу XIX века превратилась в реакционное военно-феодальное империалистическое государство на базе блока торгово-промышленного капитализма и феодального помещичьего землевладения.

В результате вмешательства России, Германии и Франции во взаимоотношения Китая с Японией после японо-китайской войны 1894-1895 гг. последней не удалось захватить Ляодунский полуостров и таким образом закрепиться на азиатском материке. Японские империалисты временно отступили, но не сложили оружия. Россия была объявлена национальным врагом, в стране началась усиленная экономическая и военная подготовка к войне. При этом уделялось особое внимание созданию мощного военно-морского флота. Японцы правильно рассчитывали, что исход войны с Россией будет зависеть от того, чей флот будет господствовать на море. Без завоевания преобладания в водах Дальнего Востока Япония не могла бы перебросить свои армии в Корею или Манчжурию, следовательно, не могла вести войну.

На строительство флота японское правительство ассигновало свыше 200 миллионов иен, при этом предусматривалось строительство главным образом броненосцев, крейсеров и миноносцев. Контрибуция с Китая в основном была израсходована на флот; в стране был введен специальный морской налог: все получавшие доход свыше 7 иен в месяц обязывались отчислять в фонд строительства флота 10%. В предвоенное десятилетие бурно рос общегосударственный бюджет, львиная доля которого шла на строительство флота3.

3"Военные флоты" и "Морская справочная книжка" на 1904 г., стр. 784. ВКАМ, Спб., 1904 г.

Год Общий гос. бюджет Расход на морское министерство %%
1891 14819170 7214000 9,6
1892 78172340 8800000 11,3
1893 79464180 11008750 13,9
1894 77806310 10140070 13,0
1895 86481430 13305000 15,4
1896 187791960 37600000 20,0
1897 240227850 78200000 32,5

В судостроительных программах предусматривалось к 1902 г. ввести в строй четыре броненосца по 15140 тонн водоизмещения, шесть броненосных крейсеров по 9500 тонн, пять легких крейсеров, 11 истребителей и 89 миноносцев4. Эта программа была в основном выполнена в срок; в строй вошли броненосцы "Миказа", "Асахи", "Хацусе" и "Шикишима"; броненосные крейсера "Ивате", "Идзуми", "Адзума", "Якумо", "Асама", "Токива" и др.

4Данные о судостроительных программах приведены из книги Н. Кладо, Современная морская война, Спб., 1905, стр. 324

Но Япония не только строила сильный флот, она создавала и армию для вторжения на материк, состоявшую из 250 тысяч хорошо обученных и вооруженных кадровых солдат и офицеров5, шло усиленное строительство укрепленных районов и баз для флота в Токио, Куре, Сасебо, Майдзуру и других портах, заготовлялось в массовом количестве вооружение и боевые припасы. Особенно много боеприпасов было получено из Германий. Только один Крупп поставил "продукции" на 70 миллионов марок.

5"Военные флоты" и "Морская справочная книжка" на 1904 г., стр. 784. ВКАМ, Спб., 1904 г.

Всего на армию и флот за семь лет с 1896 по 1903 г. было израсходовано 773 миллиона иен, в то время как за предшествующее десятилетие (1885-1895 гг.) весь расходный бюджет страны равнялся 80 миллионам иен6.

6Таблицу расходов на армию и флот см. в приложениях

Японцы не жалели денег и на изучение сил и средств своего вероятного противника. Русские портовые города на Дальнем Востоке были наводнены японскими "прачками", "парикмахерами", которые занимались шпионажем. Сотни японских офицеров изучали манчжурский театр. Японцы сумели навербовать шпионов и в Европейской России: их агентами были поп Гапон и известный эсер-провокатор Азеф.

К началу войны главные военно-морские силы Японии были сосредоточены в порту Сасебо. Флот, годный для боевых действий, был объединен в одно целое под названием "Соединенного японского флота"7. "Соединенный флот" состоял из трех эскадр; в первые две входили боевые корабли первой линии, третья эскадра состояла из вспомогательных кораблей и резерва. Эскадры в свою очередь делились на боевые отряды. Боевое расписание флота было следующее: первая эскадра состояла из первого и третьего боевых отрядов, в нее входили броненосцы "Миказа" (флаг командующего флотом вице-адмирала Того), "Асахи", "Фуджи", "Яшима", "Шикишима" и "Хацусе"; легкие крейсера "Читозе", "Такасаго", "Касаги", "Иошино" и "Тацута" и, кроме того, три отряда эскадренных миноносцев (всего 11) и два отряда миноносцев (всего 8); вторая эскадра, включавшая второй и четвертый боевые отряды, имела броненосные крейсера "Идзуми", "Адзума", "Асама", "Якумо", "Токива" и "Ивате"; легкие крейсера "Нанива", "Акаев", "Такачихо", "Нитака" и "Чихайя", кроме того, два отряда эскадренных миноносцев (всего 8) и два отряда миноносцев (всего 8) и 17 пароходов.

7История русской армии и флота, изд. "Образование", т. XV, М., 1913, стр. 37 и 38

Третью эскадру составляли крейсера "Итсукишима", "Хашидате", "Матсушима" и броненосец "Чин-иен"; легкие крейсера "Идзуми", "Сума", "Акицусу" и "Чиода"; канонерские лодки (всего 11) и три отряда миноносцев, кроме того, два парохода8.

8Тактические элементы боевых кораблей см. в приложении II

Корабли главных сил японского флота (первая и вторая эскадры) отличались однотипностью, имели хороший эскадренный ход и новейшее вооружение. Все шесть броненосцев, четыре броненосных крейсера и шесть легких крейсеров были построены на судостроительных заводах Англии1. В тактическом отношении флот был достаточно подготовлен, многие корабли находились в плавании круглый год. Офицерский состав получил боевой опыт во время японо-китайской войны. Флот был обеспечен вполне оборудованными базами на юге страны вблизи района предполагаемых боевых действий (Сасебо, Куре, Фукуока и др.). На портовое строительство с 1896 по 1903 г. было израсходовано свыше 20 миллионов иен, были построены доки для ремонта кораблей всех классов, оборудованы ремонтные мастерские, склады для боевых припасов, топлива, запасных частей и т.д.

1Справочник "Военные флоты на 1904 год", Спб., 1904

Усиленная подготовка Японии к войне не могла пройти незамеченной для русского правительства. В связи с этим еще в ноябре 1895 г. в Петербурге было созвано особое совещание, которое пришло к следующим выводам:

"1. Япония подгоняет окончание своей судостроительной программы к году окончания постройки Сибирского пути, что указывает на возможность вооруженного столкновения в 1903-1906 гг.

2. Возрастающий интерес Японии к Корее ясно говорит за то, что в будущих столкновениях Япония всеми силами будет стараться перебросить на материк свою армию, а потому, в случае войны, флоту будет принадлежать первенствующая роль на театре военных действий.

3. Япония отлично понимает значение флота и не остановится и впредь на усилении его, если со стороны России не будет категорически указано, что она не остановится ни перед какими жертвами, чтобы обеспечить себя от посягательства со стороны моря.

4. России необходимо теперь же, не упуская момента, выработать программу судостроения для Дальнего Востока, с таким расчетом, чтобы к окончанию судостроительной программы Японией, наш флот на Дальнем Востоке превышал значительно японский"2.

2"История русской армии и флота", т. XV, стр. 17

Анализ обстановки был сделан верно и вытекающие для России задачи поставлены правильно. Но царское правительство, разработав судостроительные программы для Дальнего Востока, допустило грубую ошибку: оно рассчитало выполнение программы на 1905 г. Для строительства были отпущены средства, но постройка кораблей велась медленно, бессистемно, строились разнотипные броненосцы, корабли с малым ходом, безбронные крейсера, проектирование новых типов тянулось годами. Нижеследующая таблица показывает, в какие годы и какой процент морских бюджетов расходовался на военное кораблестроение Россией и Японией3.

3Таблица составлена на основе морских бюджетов, опубликованных по России в справочных книжках "Военные флоты" за соответствующие годы, по Японии - в "Итогах войны" (отчет Куропаткина, изд. 1906 г., прил., стр. 75-76). В первой колонке таблицы для каждого года указаны цифры морского бюджета, во второй - цифры расхода на военное кораблестроение

1896-18971897-18981898-18991899-1900
Россия (в млн. руб)59,426,344,3%61,023,739,0%69,328,240,7%85,632,338,4%
Япония37,627,974,2%78,261,278,0%80,147,559,2%52,131,560,4%
1900-19011901-19021902-19031903-1904
Россия (в млн. руб)88,237,742,7%98,938,338,7%100,137,637,6%106,441,238,7%
Япония41,720,649,4%38,816,843,3%28,98,027,7%29,85,719,1%

Из этой таблицы вытекают следующие выводы:

а) за 1896-1900 годы японцы затратили на строительство военно-морского флота в абсолютных цифрах 168 миллионов рублей, а царское правительство всего только 110, т.е. на 58 миллионов меньше (без учета сверхсметных ассигнований);

б) характерно, что в годы наиболее интенсивного строительства флота (1897 и 1898 гг.) морской бюджет Японии в абсолютных цифрах больше бюджета России (158,3 миллиона рублей и 130,3 соответственно), расходование же средств из морского бюджета на кораблестроение в процентном отношении выражается для Японии 69%, а для России всего лишь 39%.

За 1896-1900 годы японцы в основном выполнили свои кораблестроительные программы и ввели в строй те броненосцы и крейсера, которые приняли участие в войне 1904-1905 гг.

Выполнив судостроительные программы в 1900 году, японцы за последующие перед войной годы имели возможность подготовить свой флот к решению боевых задач на море.

Царское правительство опоздало со строительством флота и впоследствии было вынуждено только что вступившие в строй корабли вводить в бой (2-я Тихоокеанская эскадра) без должной боевой подготовки. Следует особо отметить, что роль флота за последние годы перед войной некоторыми государственными деятелями царской России явно недооценивалась. Противником усиления военно-морского флота был даже военный министр Куропаткин, который в 1900 г. в докладе царю писал: "Уроки истории учили нас итти по тому же пути, по которому шли наши предки, и главную силу России видеть в ее сухопутной армии, расходуя на нее большую часть сумм из уделяемых нашею родиной на военные нужды"4.

4А. Н. Куропаткин. Отчет ген.-ад. Куропаткина, т. IV, стр. 68, 69, 160

Безусловно верно, что России, особенно в предвидении войны с Германией и Австрией, была нужна прежде всего современная сухопутная армия, но столь же верно и то, что в начале XX века ей нужен был и мощный флот, в частности, на Дальнем Востоке. Но военный министр, как только речь заходила об отпуске средств для усиления флота, принимал все меры, чтобы провалить ассигнования. В этом отношении особенно характерна запись в его дневнике за 22 марта (ст. ст.) 1903 г.: "Вчера с Витте, - писал он, - докладывали по вопросу о прибавке к предельному бюджету. Толковали мирно. Дружно убеждали государя о необходимости приостановить расходы на флот и на Дальний Восток"5.

5"Дневник Куропаткина", журнал "Красный архив", т. II, 1922, стр. 39

Исключительно из-за недооценки обстановки, под предлогом недостатка средств, Тихоокеанский флот не проводил больших маневров, больше того, флот в последние годы перед войной находился в плавании не более 4-5 месяцев в году, остальное время корабли стояли в базах, в так называемом "вооруженном резерве".

Не было проведено ни одного совместного учения флота с крепостной артиллерией. Немудрено, что впоследствии, во время войны, командиры миноносцев, возвращаясь в базу с операций, боялись, как бы их артиллеристы крепости не приняли за японцев и не обстреляли. Мало плавали, мало стреляли, не учились маневрировать и т.д. Тактическая подготовка офицеров Тихоокеанской эскадры перед войной стояла на низком уровне, - это подтвердила потом война.

Война застигла эскадру неподготовленной к боевым действиям. Мобилизационный план, а также и стратегическое развертывание ее не были выполнены. Наоборот, незадолго до войны, в 1902 г., с Тихого океана ушли на ремонт в Балтийские порты три броненосца и четыре крейсера, так как ни во Владивостоке, ни в Порт-Артуре не было доков и соответственно оборудованных мастерских.

Главные силы эскадры - броненосцы "Петропавловск", "Полтава", "Севастополь", "Пересвет", "Победа", "Ретвизан" и "Цесаревич"; броненосный крейсер "Баян"; легкие крейсера "Новик", "Аскольд", "Боярин", "Диана" и "Паллада"; канонерские лодки и 24 эскадренных миноносца базировались на Порт-Артур. Три броненосных крейсера "Россия", "Громобой" и "Рюрик"; легкий крейсер "Богатырь" и десять миноносцев базировались на Владивосток. Крейсер "Варяг" и канонерская лодка "Кореец" находились в корейском порту Чемульпо, канонерская лодка "Сивуч" - в Инкоу и "Манджур" - в Шанхае.

Военно-морской флот царской России количественно был весьма внушителен. К 1904 году он насчитывал в строю 25 броненосцев, 19 крейсеров 1 ранга, 7 крейсеров 2 ранга, 9 минных крейсеров, 17 мореходных канонерских лодок, 3 броненосца береговой обороны, 63 эскадренных миноносца и 88 миноносцев. Но при всем этом на Дальнем Востоке не было сосредоточено подавляющих сил по отношению к японскому флоту.

Причины этому следует искать в недооценке японского Флота, боязни оставить Балтийское море без достаточно боеспособной силы, хотя бы для прикрытия Петербурга от возможной агрессии немцев, а также невозможности из-за противодействия Англии и Турции вывести сильную броненосную эскадру Черного моря через Дарданеллы. При этом следует отметить, что в составе флота находилось и очень много старых кораблей постройки 80-90-х годов, которые не имели боевого значения.

Русский флот на Тихом океане в количественном и качественном отношениях незначительно уступал японскому, исключая броненосцев. Он состоял из семи эскадренных броненосцев и четырех броненосных крейсеров, японский - из шести эскадренных броненосцев и восьми броненосных крейсеров. Семь русских броненосцев принадлежали к четырем разным типам. Броненосцы противника были в основном однотипные, кроме того, они имели большую скорость, но по артиллерии их можно было считать слабее - по общему количеству орудий главного калибра.

Главное преимущество японского флота заключалось в броненосных крейсерах, которые имели одно 10-дюймовое, 30 8-дюймовых и 106 6-дюймовых орудий против 14 8-дюймовых и 56 6-дюймовых орудий на русских кораблях этого типа. Еще хуже было с бронированием: из четырех русских крейсеров по существу броненосными могли считаться только "Россия" и "Рюрик", но и они не имели полной броневой защиты по ватерлинии, и ни одно их палубное орудие не защищалось броней; артиллерийские расчеты были не прикрыты даже от шрапнельного огня.

Порт-артурская эскадра не являлась подготовленным к войне боевым организмом. Броненосцы "Ретвизан" и "Победа", крейсера "Диана", "Паллада" и "Боярин" пришли на Дальний Восток во второй половине 1903 г., а другие корабли прибыли туда еще позднее. За такой короткий срок пребывания в Порт-Артуре эти корабли не могли быть подготовлены для совместных действий в составе эскадры.

Русский флот был рассредоточен на театре, что отразилось на его боевой мощи: против 14 броненосных японских кораблей на порт-артурском направлении у русских было всего восемь.

Флот находился в крайне невыгодных условиях базирования. Россия имела на Дальнем Востоке всего два порта - Порт-Артур и Владивосток, расстояние между которыми по морю было примерно 1800 километров; чтобы перейти из одного порта в другой, нужно было пройти мимо японского флота, сосредоточенного в Цусимском проливе. Сообщения между русскими базами могли быть быстро прерваны.

Протяжение сухопутных путей сообщения между Порт-Артуром и Владивостоком равнялось 1600 километров (по железной дороге); при этом одноколейная дорога, плохо охраняемая, проложенная на чужой (арендованной) территории, не могла служить надежным сообщением во время войны.

Сибирская железная дорога на Забайкальском участке и Восточно-Китайская дорога могли в начале войны пропускать только по три маломощных поезда.

Японский флот находился в несравненно лучших условиях базирования, чем русский. Он опирался на хорошо укрепленные и оборудованные порты, расположенные на главных направлениях, предполагаемых по плану войны. Порты были надежно связаны между собой каботажным плаванием и по суше железными дорогами.

Но самым важным стратегическим преимуществом для Японии было владение ею Цусимским проливом, соединяющим Желтое и Японское моря.

Япония хорошо подготовила морской театр для ведения наступательных операций. Использовав географические преимущества, она оборудовала на берегах Японского моря и Цусимского пролива первоклассные военные базы: Нагасаки, Сасебо, Моджи, Симоносеки.

Главные силы русского Тихоокеанского флота базировались на Порт-Артур, который как приморская крепость занимал чрезвычайно выгодное стратегическое положение на Желтом море. Из Порт-Артура русский флот мог постоянно держать под ударами Корейский и Печилийский заливы, т.е. важнейшие операционные линии японских армий в случае их переброски в Манчжурию. Но, занимая выгодное положение на театре, Порт-Артур как база для военно-морского флота был плохо оборудован: внутренняя гавань для стоянки кораблей была тесна и мелководна и имела всего один выход, причем очень узкий и мелкий. Большие корабли могли выходить и возвращаться в гавань только во время прилива и то при помощи буксиров. Внешний рейд, совершенно открытый, был опасен для стоянки кораблей. Кроме того, Порт-Артур не был достаточно защищен с суши и с моря, чтобы явиться надежной защитой флоту. Наконец, крепость - база флота - не имела соответствующего оборудования для ремонта кораблей и материального обеспечения флота.

Смета на строительство военно-морского порта была представлена царю в 1899 г., в ней испрашивалось на углубление гавани, приобретение землечерпательного каравана, сооружение молов, устройство портовой территории и т.д. около 14 миллионов рублей. Отпущено было 14 миллионов. Работы начались в 1901 г. и были разделены на две очереди, причем только первая очередь рассчитывалась на восемь лет. К началу войны Порт-Артур не имел доков для больших кораблей, рейд углублен не был, постройка молов для внешнего рейда не была даже начата.

Командир порта контр-адмирал Греве в связи с этим писал: "Время проходило главным образом в различных обсуждениях и теоретических соображениях, без окончательных решений и реального приступа к быстрому выполнению намеченного плана.

В результате после четырехлетнего владения Порт-Артуром там почти ничего сделано не было по устройству адмиралтейства и порта или же очень мало, и лишь за время около года до войны работы по устройству порта приняли более интенсивный характер..."1.

1Русско-японская война 1904-1905 гг., кн. I, Работа исторической комиссии по описанию действий флота, Спб., 1912, стр. 43

Рельефная карта театра войны

Проект строительства крепостных укреплений был утвержден в 1900 г. Намечалось построить на приморском фронте 27 батарей долговременного типа, а на сухопутном фронте - соорудить восемь фортов, девять укреплений, шесть долговременных батарей и восемь редутов. Для вооружения крепости планировалось 552 орудия и 48 пулеметов. Фактическая стоимость сооружений исчислялась примерно в 15 миллионов рублей1.

1 Там же, стр. 52

С началом строительства резко увеличилось население города. Если в 1898 г. в Порт-Артуре насчитывалось всего около 4 тысяч китайцев, то в 1904 г. оно составляло уже более 50 тысяч человек; из них русских, не считая военных, было 15 тысяч человек, китайцев более 35 тысяч2. Количество торгово-промышленных предприятий и заведений возросло за период с 1898 по 1904 г. до 2000. Но сооружение морской базы и крепости продвигалось чрезвычайно медленно. К февралю 1904 г. на приморском фронте было возведено всего 9 батарей долговременного типа и 12 временных. Еще хуже шло строительство на сухопутном фронте; там были окончены только один форт, три временных укрепления, три литерные батареи и находились в процессе постройки три форта, одно укрепление и одна литерная батарея; строительство остальных объектов не было даже начато.

2Русско-японская война, т. VIII, Оборона Квантуна и Порт-Артура, ч. I, Спб., 1910, стр. 34-35

К началу войны крепость имела на вооружении готовых к действию всего 116 орудий, из них на морском направлении 108 и на сухопутном только 8, вместо 418 орудий по проекту. Сухопутный гарнизон крепости состоял из 12100 солдат и офицеров, не считая моряков квантунского флотского экипажа. Порт-Артур, следовательно, не представлял собой неприступной крепости, способной выдержать удар серьезного противника, и не мог обеспечить безопасного базирования флоту.

Сухопутная армия, как и русский флот с его базой Порт-Артур, оказалась мало подготовленной к войне.

Количество сухопутных сил на Дальнем Востоке накануне войны ни в какой степени не отвечало политической обстановке. Правда, в Манчжурии, Приамурье и в Сибири, на тысячеверстных пространствах Дальнего Востока насчитывалось до 120 батальонов пехоты, 95 сотен кавалерии, около 280 орудий полевой артиллерии и 8 пулеметов. На предполагаемом театре войны находилось 72 батальона, 42 сотни, до 200 орудий, а собственно в районе сосредоточения армии всего 7,5 батальонов, 4 сотни и 22 орудия.

По плану войны главные силы войск - до 65 тысяч при 160 орудиях - предполагалось сосредоточить в Южной Манчжурии в районе Ляоян - Хайчен. Треть этих сил должна была быть выдвинута к реке Ялу для прикрытия армии со стороны Кореи. Гарнизон Порт-Артура планировался из 12 батальонов пехоты, крепостной артиллерии и одной роты саперов. Для охраны Квантуна выделялся один полк, одна сотня и одна батарея из 6 орудий.

Запасных войск подготовлено к формированию было слишком мало. Крепостная и осадная артиллерия оказалась устаревших образцов. Армия не имела горной артиллерии, полевых мортир нового типа, пулеметов, мин, запасов проволоки, шанцевого инструмента и пр. Манчжурия вовсе не была подготовлена как театр военных действий. Командный состав был неудовлетворителен. Армия не имела достаточной тактической подготовки.

Совершенно иное докладывал Куропаткин царю в августе 1903 г., после своей поездки в Японию и инспектирования войск на Дальнем Востоке. Он писал: "Мы можем быть вполне спокойны за участь Приамурского края, мы ныне можем быть спокойны за судьбу Порт-Артура"3.

3Русско-японская война, кн. I, стр. 53

Военный министр осматривал укрепления Порт-Артура в течение четырех дней и не мог не видеть истинного состояния крепости, но, верный своим взглядам - приостановить расходы на оборону Дальнего Востока, он доложил царю неправду.

Что это действительно так, достаточно ознакомиться с "Запиской о боевой готовности крепости Порт-Артур к 14 (1) декабря 1903 г."4, составленной штабом начальника Квантунского укрепленного района Стесселя, из которой никак нельзя сделать вывода о том, что крепость готова к войне. Но Куропаткин, несмотря на явные доказательства неготовности Порт-Артура, оставался при своем мнении. Одновременно с "Запиской" военный министр в докладе царю вновь писал следующее:

4См. приложение I

"Укрепления Порт-Артура приходят к концу и сделают его при достаточном гарнизоне и запасах неприступным с моря и с суши. Гарнизон Квантуна усилился в значительной степени. Запасы доведены до годовой порции. Ныне можно не тревожиться, если даже большая часть, например, японской армии обрушится на Порт-Артур. Мы имеем силы и средства отстоять Порт-Артур, даже борясь один против 5-10 врагов. Ко всему этому надо прибавить, что успех работ для образования внутреннего порта полный (ничего не было сделано. - А. С.) и часть флота может найти безопасное и надежное закрытие во внутреннем порте. Дальнейшие работы дадут возможность найти безопасное убежище всей нашей Тихоокеанской эскадре. Уже и ныне эта эскадра может смело мерить свои силы со всем флотом Японии с надеждою на полный успех. Таким образом, Порт-Артур, обеспеченный с моря и с суши, снабженный сильным гарнизоном и поддержанный могущественным флотом, представляет вполне самостоятельную силу. Запасов собрано столько, что наши войска успеют собраться в Манчжурии, нанести решительное поражение противнику и освободить осажденный или блокированный Порт-Артур. Два года назад, даже год тому назад, мы могли тревожиться оторванностью Порт-Артура от России и Приамурья. Теперь можно и не тревожиться"5.

5Дело о сдаче крепости Порт-Артур в 1904 г., Отчет, Изд. Березовского, Спб., 1908, стр. 191, примечание

Так докладывал царю военный министр. Следовательно, представляя в розовых красках обороноспособность Дальнего Востока и готовность армии и флота к войне с Японией, Куропаткин объективно толкал царя на скорейшее развязывание военных действий, ускорял сроки вооруженного конфликта. Если бы правящая верхушка царской России обстоятельно знала действительное состояние своих вооруженных сил на Дальнем Востоке, она скорее всего пошла бы на некоторые уступки во время дипломатических переговоров с Японией, чтобы оттянуть развязку до более благоприятной обстановки.

***
Осуществляя подготовку к войне, японская военщина, безусловно, разработала и соответствующие планы, содержание которых до сих пор не опубликовано в мировой печати. О них можно судить по исполнению. Но учитывая, что в ходе войны в связи с изменением обстановки они менялись, можно предположить, что план войны сводился к следующим основным положениям:

1) Главная задача - завоевание господства на море путем внезапного нападения на Порт-Артурскую эскадру и русские стационеры в Корее и Китае. Захват инициативы в свои руки.

2) Высадка десантных армий в Корее (Чемульпо) в начале войны и при завоевании господства на море - на Квантунском полуострове, при осуществлении блокады Порт-Артура с моря.

3) Блокада Порт-Артура с моря и с суши, быстрое сосредоточение армий в Южной Манчжурии и разгром русских сухопутных войск по частям по мере подхода их из России на театр войны.

Японцы перед войной имели специально подготовленными четыре армии. Из них 1-я в составе 60000 штыков по плану войны высаживалась в Корее, с задачей оттеснить русские войска от реки Ялу и занять позиции в районе Фынхуанчена, угрожая коммуникациям Ляоян - Порт-Артур и обеспечивая высадку остальных трех армий на Ляодунский полуостров.

Руководство боевыми действиями армий и флота осуществлялось императорской главной квартирой в Токио.

План возможных военных действий русских морских сил на Тихом океане был составлен в штабе наместника в 1903 г. В плане в основном совершенно правильно фиксировались контуры надвигавшихся военных событий на море в ближайшее время. Предполагаемые действия противника были сформулированы так: главнейшая задача японцев, в случае войны, будет состоять в том, чтобы занять Корею, не дать России окончательно утвердиться в Манчжурии, произвести демонстративные десантные операции близ Приамурской области и на Квантунском полуострове, и если они будут удачны, то и захватить эти области. Для выполнения этого японцы будут стремиться завоевать господство в Желтом море и Цусимском проливе, чтобы перебросить с островов на материк свои армии. Дальше в плане войны были сделаны не менее правильные выводы - "главными задачами наших морских сил на Дальнем Востоке должны быть: 1) необходимость остаться обладателем Желтого моря и Корейского залива, опираясь на Артур; 2) не допустить высадки японской армии на западном берегу Кореи и 3) отвлечь часть японских морских сил от главного театра военных действий и предупредить второстепенными морскими операциями из Владивостока попытку высадки близ Приамурья"1.

1Русско-японская война, кн. I, стр. 68

Далее указывалось, что главная цель всех оперативных планов: "....как можно дольше сохранить свои морские силы и никоим образом не рискованные предприятия"2. Этот план с явно выраженной оборонительной тенденцией был утвержден в начале мая 1903 г. и в дальнейшем исправлялся и дополнялся в деталях, но основные его идеи остались без изменения до начала войны.

2История русской армии и флота, т. XV, стр. 34

В декабре 1903 г. в Порт-Артур, из Балтики пришли броненосец "Цесаревич" и крейсер "Баян". В связи с этим главнокомандующий вооруженными силами адмирал Алексеев созвал совещание, на котором обсуждались вопросы изменения плана боевых действий в сторону активизации флота, перебазирования на Порт-Артур владивостокских крейсеров и улучшения наблюдения за флотом противника у его берегов. После обмена мнениями было решено: плана не менять, владивостокских крейсеров не отзывать, к берегам Японии наступать в том случае, если прибудут в Порт-Артур корабли отряда адмирала Вирениуса, находившегося в Средиземном море.

При составлении плана войны совершенно не были учтены выводы стратегических военных игр, проведенных в военно-морской академии в 1902-1903 гг. Они сводились к следующим положениям:

1. Наши морские силы на Тихом океане недостаточны.

2. Базы флота - Владивосток и Порт-Артур - по оборудованию не отвечают требованиям флота.

3. Флот требует не стоянки в вооруженном резерве, а основательной боевой подготовки.

4. Войну японцы начнут внезапно.

5. На внешнем рейде Порт-Артура стоянка кораблей опасна, необходимо иметь специальные боны для ограждения от торпедных атак.

6. Базирование главных сил флота на Порт-Артур при имевшемся оборудовании невозможно, флот следует базировать на Владивосток.

Эти выводы были сделаны в предвидении войны в 1905 г., предполагалось, что к этому времени силы Тихоокеанского флота будут состоять из 10 броненосцев, 13 крейсеров, 36 эскадренных миноносцев и 24 миноносцев плюс четыре крейсера во Владивостоке. Война фактически началась на год раньше, чем предполагалось, и силы русского флота оказались значительно слабее (см. приложение II).

План боевых действий на суше начал разрабатываться с. 1895 г. в штабе командующего Приамурским военным округом и позднее в штабе командующего сухопутными войсками Квантунской области. В 1901 г. план был утвержден царем, но в связи с изменявшейся обстановкой он постоянно корректировался. Последний его вариант был разработан в 1903 г.

Основные положения этого плана войны сводились к следующему: русский флот не сможет помешать высадке японского десанта, высадка противника произойдет, вероятно, в Инкоу (Южная Манчжурия), численность десанта достигнет 122 тысяч штыков при 576 орудиях; после этого японцы выделят часть сил (корпус) против русских войск в направлении Ляояна и, прикрывшись таким образом, всеми остальными силами обрушатся на Порт-Артур. В этом случае предполагалось, что русские войска в Манчжурии будут обороняться и только через шесть месяцев, когда будет сосредоточено достаточное количество корпусов, перейдут в наступление, вытеснят противника из Манчжурии, освободят Порт-Артур, который должен продержаться до этого времени, и, наконец, сбросят врага в море. Война показала, что этот план был верен только в том, что русский флот не смог оказать противодействия японскому десанту, в остальном он не подтвердился. План был составлен без учета сил противника и особенно не была учтена его боевая готовность; место высадки японской армии было предположено ошибочно.

План ведения войны, разработанный генералом Куропаткиным в феврале 1904 г., был не лучше. Он имел те же коренные ошибки, которые были присущи планам, составленным ранее. Куропаткин писал:

"План кампании должен быть очень простой:

1) Борьба флотов за главенство на море.

2) Десант со стороны японцев и противодействие ему.

3) Оборонительные действия с широким развитием партизанских действий до сбора достаточных сил.

4) Переход в наступление.

а) Вытеснение японцев из Манчжурии.

б) Вытеснение японцев из Кореи.

5) Десант в Японию. Разбитие территориальных японских войск. Борьба с народным восстанием"3.

3Русско-японская война, кн. I, стр. 99-100

Действительность показала несерьезность этого скороспелого плана, составленного без учета реальных сил.

Таким образом, Россия и Япония, начав по существу готовиться к войне одновременно, пришли к ее началу далеко не в одинаковой степени подготовленными.

Япония за сравнительно короткий срок построила современный военно-морской флот, боевая подготовка которого в течение ряда лет была подчинена задачам войны с русским Тихоокеанским флотом. Флот подготовил полноценные кадры и был обеспечен вполне оборудованными военно-морскими базами на театре. Япония подготовила современную, хорошо вооруженную экспедиционную армию для войны на азиатском материке.

Царская Россия, можно сказать, осталась без союзников перед японцами, в основном вооруженными Англией, обученными по германским уставам германскими инструкторами1 и снабженными миллионами американских долларов. За время войны Англия и США предоставили Японии пять займов на общую сумму свыше миллиарда иен, что покрыло примерно 50% всех расходов Японии на ведение войны. Кроме того, союзники Японии позаботились и о том, чтобы царская Россия не могла получить помощи от других стран. Так, с началом войны президент США Теодор Рузвельт предупредил правительства Франции и Германии, что если они окажут какую- либо помощь России, то Америка выступит на стороне Японии. Отсталый в военном и экономическом отношении царизм оказался перед лицом новейшей техники, главным образом на море, и финансовой мощи монополистического капитала.

1Германский офицер Иммануэль в книге "Русско-японская война" писал: "Япония обладала армиею, организованной и обученной по немецкому образцу". Это было сделано не без помощи германского генерального штаба. И в этом случае Германия преследовала свои цели - развязать войну на Дальнем Востоке, ослабить Россию и на опыте войны проверить свою военную доктрину

Царская Россия явно просчиталась в сроках, ее судостроительные программы не были закончены к началу войны, Тихоокеанский флот оказался слабее японского. Он не был подготовлен для военных действий против японского флота, личный состав был плохо обучен. Базирование флота оказалось явно неудовлетворительным. Еще меньше оказалась подготовленной к войне армия на Дальнем Востоке, не был оборудован и сухопутный театр войны, в особенности Ляодунский полуостров с крепостью Порт-Артур.

Ввиду общей экономической отсталости страны, подавляющее число недостатков не могло быть устранено и в течение войны. В этом отношении характерно заявление Куропаткина, относящееся к вооружению манчжурской армии. Он писал, что в 1904 году военным министерством было заказано пулеметов вьючных 246, получено 16; пулеметов на лафетах 411, изготовлено 56; фугасных мелинитовых снарядов 25600, не сдано ни одного; фугасных бомб для 6-дюймовых мортир 18000, не изготовлено ни одной; скорострельных гаубиц 48, не сдано ни одной и, наконец, из 240 заказанных горных орудий армия получила только 1122.

2"Итоги войны". Отчет генерал-адъютанта Куропаткина, т. IV, Варш., 1905 г., стр. 203-204

Военное дело в царской России (организация вооруженных сил, вооружение, боевая подготовка и т.д.) было крайне отсталым. Такова же была и "военная доктрина, а значит и подготовка армии и флота к войне. Об этом М. В. Фрунзе в статье "Проблемы военного строительства" писал:

"Политическая сторона этой доктрины сводилась к триединой идее - православия, самодержавия и народности, - вбивавшейся в головы молодых солдат на уроках знаменитой словесности. Что же касается военно-технической части ее, то она в наших руководящих наставлениях являлась простым заимствованием у иностранных оригиналов, большей частью лишь в ухудшенном издании; но и в этом своем виде доктрина являлась мертворожденным детищем наших немногочисленных военных теоретиков, оставаясь чуждой не только всей массе рядового командного состава, но и ее высшим руководителям"3.

3М. П. Фрунзе. Избранные произведения, Военное издательство, М., 1940, стр. 27

Но если среди руководителей царской армии и флота не было единых взглядов на ведение войны, то это еще не значило, что в среде прогрессивной части офицерского корпуса были совершенно утрачены, забыты основные принципы русского военного искусства. Конечно, нет. Пример этому - генерал-майор Кондратенко и вице-адмирал Макаров, которые своим военным мастерством были обязаны Суворову, Кутузову и Ушакову. Макаров, Кондратенко и другие были носителями лучших идей военного искусства прошлого нашей страны и эти идеи в новой обстановке успешно применяли и развивали в боевой практике.

И действительно, как показал опыт войны, единой военной доктрины в царской армии и флоте не было. Среди высшего офицерского состава отсутствовали единые взгляды на боевую подготовку войск и на методы ведения операций: боевая подготовка проводилась различными методами не только в округах и на флотах, но даже и в крупных войсковых соединениях. И отдельные прогрессивные генералы и адмиралы не могли изменить общую обстановку.

Русский царизм, гнивший и разлагавшийся, оказался не способным подготовить страну и вооруженные силы к войне с более или менее серьезным противником.

⇦ Ctrl предыдущая страница / следующая страница Ctrl ⇨

ГЛАВНАЯ СТРАНИЦА / МЕНЮ САЙТА / СОДЕРЖАНИЕ ДАННОЙ СТАТЬИ 

cartalana.orgⒸ 2008-2020 контакт: koshka@cartalana.org