СОРОКИН А.И. "ОБОРОНА ПОРТ-АРТУРА (русско-японская война 1904-1905 гг.)", 1948

ГЛАВНАЯ СТРАНИЦА / МЕНЮ САЙТА / СОДЕРЖАНИЕ ДАННОЙ СТАТЬИ

В настоящем военно-историческом очерке описывается оборона Порт-Артура русской армией и флотом во время русско-японской войны 1904-1905 гг., начиная с первого дня военных действий и до сдачи крепости противнику.
Работа рассчитана на генералов и офицеров Советской Армии и Флота и всех граждан, интересующихся военной историей нашей страны

ОТ АВТОРА

Литература о русско-японской войне 1904-1905 гг. и в частности, о героической обороне Порт-Артура чрезвычайно обширна: по далеко не полным данным, за сорок лет издано на русском языке до 1000 книг1. Тысячи отдельных статей разбросаны в периодической печати: журналах и газетах.

1Лучинин В., Русско-японская война 1904-1905 гг. Библиографический указатель, Воениздат, 1939, 144 стр. (указатель не полный. - А. С.)

Основная масса этой литературы появилась в свет до Великой Октябрьской социалистической революции и написана в основном буржуазными историками, а также участниками войны - офицерами и царскими чиновниками. Напрасно современный читатель в этой литературе будет искать правду о причинах возникновения русско-японской войны, о действительных причинах поражения царизма. Этого он не найдет. Дооктябрьская русская литература, созданная в подавляющей части по классовому заказу, оправдывает авантюры царизма всевозможными субъективными, случайными и привходящими причинами. Авторы ее если даже и критикуют что-нибудь или кого-нибудь, то для того, чтобы оправдать царизм и переложить черное пятно поражения на второстепенных исполнителей и даже в целом на русский народ.

Чтобы правильно понять характер русско-японской войны, причины, ее породившие, и вызванные ею последствия, следует обратиться к трудам В. И. Ленина и И. В. Сталина по этому вопросу.

Первая работа, появившаяся через несколько дней после падения крепости, статья В. И. Ленина "Падение Порт-Артура", помещенная в газете "Вперед" за 1 января 1905 г., дает блестящий по краткости и научности анализ войны. Ленин дал политическую оценку царизма, как гнилой, реакционной силы, не совместимой с интересами русского народа, с интересами общественного развития страны. Убийственную характеристику дал Ленин царской бюрократии, как военной, так и гражданской (генералы и чиновники), оказавшейся тунеядствующей и продажной. Армия и военно-морской флот оказались отсталыми и не подготовленными к войне, а военное могущество царизма - показным, мишурным.

В. И. Ленин сделал в этой статье политические выводы о дальнейшей судьбе царизма после войны. Еще в начале ее Ленин и Сталин, большевики считали, что поражение царизма ослабит его и, наоборот, усилит силы революции. Так оно фактически и произошло. Вслед за военным поражением на, Дальнем Востоке в стране разразилась буржуазно-демократическая революция. Война ускорила революцию. Царизм зашел окончательно в тупик, из которого страна могла быть выведена только самим русским народом путем низвержения самодержавия. "Капитуляция Порт-Артура есть пролог капитуляции царизма", - писал Ленин.

Работа В. И. Ленина "Падение Порт-Артура" и его же статья "Разгром", написанная в связи с Цусимским сражением, были единственными глубоко научными, исторически правдивыми трудами о русско-японской войне, изданными за границей и распространявшимися в царской России нелегально.

И. В. Сталин в своих литературных работах дал также классический анализ русско-японской войны. Ещё в январе 1905 г., почти одновременно со статьей В. И. Ленина о падении Порт-Артура, в прокламации под названием "Рабочие Кавказа, пора отомстить!" он писал: "Редеют царские батальоны, гибнет царский флот, сдался, наконец, позорно Порт-Артур, - и тем ещё раз обнаруживается старческая дряблость царского самодержавия..."2.

2И. В. Сталин, Сочинения, т. 1, стр. 74.

Приведя дальше характеристику политической обстановки в стране, товарищ Сталин призывал к свержению самодержавия - лютого врага и кровопийцу, ввергнувшего русский народ в войну и потерпевшего поражение.

В Кратком курсе истории Всесоюзной коммунистической партии (большевиков) (глава III) И. В. Сталин раскрыл причины возникновения империалистической русско-японской войны, возникшей как результат борьбы империалистических государств за господство на Тихом океане и за раздел Китая. Он назвал и поджигателей войны со стороны царской России - крупную буржуазию и наиболее реакционные слои помещиков. Назван своим именем - империалистического хищника - и противник - Япония.

Ввязавшись в войну, царизм, по определению товарища Сталина, рассчитывал укрепить свое положение и остановить в стране революцию, но эти расчеты не оправдались.

Царская армия, которой командовали бездарные и продажные генералы, плохо обученная и вооруженная, терпела на войне поражения (Тюренчен, Ляоян, Порт-Артур). За отсталость царизма народ расплачивался кровью. Вскрылась гнилость царизма, к которому росла ненависть народа. Царю не удалось задушить революцию. "Русско-японская война, - говорит товарищ Сталин, - ускорила революцию".

Наконец, в обращении к народу 2 сентября 1945 г. по случаю капитуляции империалистической Японии, товарищ Сталин вскрыл ее захватническую политику. Япония в 1905 году отняла у России южный Сахалин и Курильские острова, закрыла нашей стране все выходы в океан и ставила своей задачей отторгнуть от России весь Дальний Восток. Но этого ей не удалось сделать. Наш народ, свергший самодержавие и буржуазию, разбил империалистическую Японию и смыл с нашей страны черное пятно поражения. Выходы Советского Союза в Тихий океан стали свободными. Всё это было осуществлено армией и флотом Советского социалистического государства под непосредственным руководством Генералиссимуса И. В. Сталина.

***
Ниже дается краткий обзор некоторых наиболее известных трудов, посвященных русско-японской войне и, в частности, осаде и обороне Порт-Артура, изданных до Великой Октябрьской революции и после нее.

Официальная русская литература. Главнейшими работами этого раздела являются:

а) Русско-японская война 1904-1905 гг. Работа Военно-исторической комиссии по описанию войны, т. VIII, Оборона Квантуна и Порт-Артура, ч. 1 и 2 , Спб., 1910 г.

б) Русско-японская война 1904-1905 гг. Работа исторической комиссии по описанию действий флота при Морском генеральном штабе, кн. 1-7, 1912-1917 гг.

в) То же. Документы, кн. 1-12, 1910-1917 гг.

В трудах комиссий нет объективно-научного анализа войны. Ныне для нас совершенно ясно, что задача, поставленная перед комиссиями, заключалась в том, чтобы они соответствующим подбором материала оправдали в какой-то степени авантюры и военно-политическую отсталость и немощь царизма. Если В. И. Ленин определяет царизм как "гроб повапленный", то официальные военные историки царизма всеми способами старались доказать, что неудачи в войне царизма и его опоры - армии объяснялись не политической, экономической и военной отсталостью царской России, а "объективными" причинами (дальностью театра войны, трудностями транспорта, некоторыми промахами в планировании войны и т.д.).

Однако в этих многообъемных и многотомных книгах заключен богатейший архивный материал, хотя по политическим соображениям в сборники многое не включено, о многом умышленно забыто. Напрасно, к примеру, мы будем искать в фолиантах исторических комиссий отражающий фактическое состояние материал о морально-политических качествах солдат. Читатель не найдет критики генеральского и адмиральского состава за грубейшие ошибки и промахи в войне. Авторы бесстрастно повествуют в одних и тех же тонах как о герое обороны Порт-Артура генерал-майоре Р. И. Кондратенко, так и о тупом солдафоне - предателе Стесселе. В работах, как правило, отсутствуют оценки и выводы. Их нет по порт-артурскому периоду в целом, нет и по отдельным этапам обороны крепости как по армии, так и по флоту. Но там, где без некоторых выводов все же нельзя было обойтись, они сделаны с классовых позиций: обычно приводится второстепенное и замалчивается основное, решающее.

Официальная японская литература. В 1909-1910 гг. морской генеральный штаб Японии опубликовал четырехтомное издание под общим названием "Описание военных действий на море в 37 и 38 гг. Мейдзи". Содержание этой работы умышленно искажает ход войны на море и отчасти на суше. Издавая это "исследование", генеральный штаб ставил перед собой задачу дезинформировать, сбить с толку, направить интересующихся за границей опытом войны на море по ложному пути и не допустить, чтобы он стал достоянием генеральных штабов иностранных государств. Военные круги военно-феодальной империалистической клики Японии уже тогда считали, что война с Россией - одна из цепи войн за овладение бассейном Тихого океана, за раздел Китая, за захват Манчжурии и русского Приморья, и не брезговали обманом и дезинформацией. Но глупо врать - значило разоблачить себя преждевременно, поэтому в "Описании" дается некоторый и достоверный фактический материал, рассматриваются отдельные сражения и т.д., но никаких выводов оперативно-стратегического или оперативно-тактического порядка там не найти.

Работы офицеров царского флота, связанные с вопросами изучения опыта войны. Из этого раздела литературы следует назвать как типичные следующие книги:

а) Добротворский Л. Ф. "Уроки морской войны" (издана в Кронштадте в 1907 г.);

б) Немитц А. В. "Очерк морских операций русско-японской войны" (лекции, читанные автором в Николаевской морской академии в 1911 г.) и

в) Щеглов А. "Значение и работа штаба на основании опыта русско-японской войны" (опубликована в открытой печати в 1941 г.).

Авторы всех указанных трудов пытаются проникнуть в глубину событий, найти и подвергнуть анализу корни поражения русского флота и проигрыша войны в целом. Слов нет, очень многие их положения безусловно верны, документально подтверждены и т.д., но все же авторы - представители офицерского корпуса вооруженных сил господствующего класса - критикуют царизм и его пороки любя, они скорее жалуются на неудачи. Они видят и критикуют ошибки отдельных руководителей армии и флота: Куропаткина, Алексеева, Витгефта и др. Но они не могут, да и не способны понять истинные причины военного поражения царизма, оказавшегося изолированным во внешней политике, потерявшего у своего народа авторитет, обрекшего страну на экономическою, культурную и военную отсталость.

Работа Л. Ф. Добротворского примечательна тем, что в ней проанализированы вопросы тактики флота. Этот раздел книги богат деталями и не потерял интереса до сих пор.

Наоборот, главное в работе А. В. Немигца - вопросы стратегии. Многие положения автора весьма убедительно аргументированы, богато иллюстрированы фактическим материалом, и в условиях теоретического худосочия русской военной мысли во времена последнего царя выглядят по крайней мере оригинальными. Автор безусловно прав, защищая положение о том, что главные просчеты царизма лежат в области стратегии войны (другой вопрос - происхождение этих ошибок), но отнюдь не в том, что Витгефт был не флотоводец, а Того наоборот, наконец, не в том, что японцы были лучше подготовлены в тактическом отношении и их комендоры делали больше выстрелов в минуту, чем русские. Все это какую-то роль играло, но безусловно второстепенную. В вопросах оценки войны в целом Немитц так же не прав, как и все буржуазные историки.

А. Щеглов в своей оригинальной работе на основе краткого, но обстоятельного анализа неудач войны на море (опять-таки с позиций своего класса) разработал и предложил новую организацию генерального морского штаба. Автор, однако, не сумел творчески, исходя из условий отечественной обстановки и опыта войны, разрешить этот вопрос. Он ограничился пропагандой немецкой организации, т.е. поступил так, как это чисто до него делало русское дворянство, преклоняясь перед всем иностранным и игнорируя свое отечественное.

Книги гражданских лиц, участников войны и других. Из этой серии литературы нужно отметить такие труды, как двухтомник П. Ларенко "Страдные дни Порт-Артура", две книги Е. Ножина "Правда о Порт-Артуре" и двухтомник Ф. Булгакова "Порт-Артур".

Работа Ларенко - хроника осады крепости, написанная рядовым чиновником. Она безусловно богата бытовыми зарисовками, в ней детально, в мелочах показана жизнь в осажденной крепости, рассказано много о героических подвигах рядовых офицеров и солдат, сражавшихся долгие месяцы с озверевшим врагом. Изо дня в день автор записывал все, что видел и что слышал. Вместе с красочными описаниями действительных событий в книгах сожительствуют сплошной вымысел и неправда, как результат слухов и догадок. Но было бы ошибкой не видеть в работе Ларенко идей автора, в действительности его книга окрашена критикой царских генералов, особенно типа Стесселя, Фока и других проходимцев, наживавшихся на войне. Однако, критикуя, автор многое не договаривает.

Работа Ларенко характерна для многих десятков работ на тему обороны Порт-Артура.

Два тома Е. Ножина "Правда о Порт-Артуре" проникнуты страстной ненавистью к Стесселю и его окружению, как, по мнению автора, главным виновникам неудач в войне, но в этой работе много субъективного.

Подобных книг было издано после войны чрезвычайно много. Одни авторы защищали Стесееля, другие, наоборот, стали на сторону коменданта генерала Смирнова. Соответственно расстановке генеральских сил в осажденной крепости разделились и авторы, работы которых сыграли известную разоблачительную роль, но они нанесли и немало вреда. В пылу полемики главный виновник национального позора - царизм - оставался в тени, о нем забывали. Царизм поощрял этого рода литературу, пытаясь гнев народа направить по ложному пути.

Из особенно бездарных, изданных с целью голой, коммерции, следует указать на книгу Ф. Булгакова "Порт-Артур". В двух томах автор собрал совершенно случайный, непроверенный материал и все это без всякого плана крикливо подал читателю. Единственное достоинство книги - большой иллюстративный материал.

Работы, написанные и изданные в наше время.

Из этих трудов мы остановимся на двух. Одна из них книга Н. Левицкого "Русско-японская война 1904-1905 гг.", вторая - П. Быкова "Русско-японская война 1904-1905 гг.".

В работе Н. Левицкого многие положения не вызывают сомнений, но она все же в своей основе не лишена существенных политических и других ошибок.

Историю войны автор подал в отрыве от экономики и политики, не показав на конкретных материалах и цифрах военную отсталость царской России, без чего нельзя сделать правильных, марксистских выводов о характере войны и ее итогах. Говоря, к примеру, об основной причине поражения царизма, автор утверждает, что этой причиной было враждебное отношение народных масс к войне. Слов нет, русский народ был против войны, но считать его виновником поражения, значит повторять клевету на народ. В труде забыт военно-морской флот, о роли которого в войне после падения Порт-Артура В. И. Ленин писал, что с потерей военно-морской базы и флота решен главный вопрос войны, вопрос о преобладании на море. Те скудные сведения, которые о русском флоте все же даны, не раскрывают его роли в войне, не показывают боевого взаимодействия армии с флотом. И наконец, автор явно мало уделил внимания показу роли крепости Порт-Артур и ее героических защитников, приковавших к себе стотысячную кадровую армию японцев с осадной артиллерией.

Труд П. Быкова посвящен войне на море, сухопутная армия и ее боевая деятельность рассматриваются вскользь. Это, безусловно, главнейший недостаток труда. Как и в работе Левицкого, в книге слишком слабо показана политическая обстановка в стране и совершенно игнорирована экономика накануне войны. О захватнической политике японского разбойничьего военно-феодального империализма, представители которого для достижения своих целей широко применяли против нашей страны провокации, шпионаж, коварство, подкупы и прочие средства политических разбойников, автор вспоминает слишком скупо и бесстрастно. Говоря о политике Японии в середине 1903 г., автор пишет: "Чувствуя за собой поддержку таких могучих держав (речь идет об Англии и США), японское правительство решило остановить продвижение России в Китай". Такое, с позволения сказать, "мудрое" заключение в корне искажает действительность. Империалистическая политика Японии была отнюдь не направлена на то, чтобы остановить царскую Россию, а, наоборот, эта политика имела основной своей задачей раздел китайских земель, колонизацию Кореи, Манчжурии, а в дальнейшем и земель до Байкала. Это была хищническая политика, сохранившаяся до второй мировой войны. Замазывать эту политику или умалять ее значение ни в коем случае нельзя.

Действия флота в войне автором рассмотрены достаточно подробно, но людям флота - русским морякам, подчас героически сражавшимся с коварным врагом, внимания не уделено. Не их вина, что флот в течение войны терпел неудачи.

В целом работа П. Быкова богато насыщена фактическими материалами и содержит в основном верные выводы в области развития военно-морского искусства.

***
В предлагаемом читателю военно-историческом очерке "Оборона Порт-Артура" автор попытался учесть ошибки и недочеты предшествующей литературы, чтобы не повторить их. С этой целью автор привлек большой материал и на основе его изучения постарался показать истинную картину событий. Насколько удалось автору разрешить довольно сложную задачу, пусть скажет читатель.

"Не русский народ, а русское самодержавие начало эту колониальную войну... Не русский народ, а самодержавие пришло к позорному поражению. Русский народ выиграл от поражения самодержавия. Капитуляция Порт-Артура есть пролог капитуляции царизма". Ленин.

ПОЛИТИЧЕСКАЯ ОБСТАНОВКА НАКАНУНЕ РУССКО-ЯПОНСКОЙ ВОЙНЫ. ПРИЧИНЫ ВОЙНЫ. ПЛАНЫ И СИЛЫ ПРОТИВНИКОВ

На рубеже XIX и XX столетий империалистические государства Англия, Америка, Германия, Япония и Франция начали ожесточенную борьбу за передел рынков и сфер влияния на Тихом океане, за раздел Китая. С 1886 по 1903 г. "одно за другим, европейские правительства так усердно принялись грабить, то бишь "арендовать", китайские земли, что недаром поднялись толки о разделе Китая",1 - писал В. И. Ленин в статье "Китайская война", помещенной в газете "Искра".

1В. И. Ленин, Сочинения, т. IV, стр. 61

В развернувшейся борьбе приняла деятельное участие и царская Россия. При этом "... царизм столкнулся с другим хищником - Японией, которая быстро превратилась в империалистическую страну и тоже стремилась к захватам на азиатском материке, в первую очередь за счет Китая. Япония, так же, как и царская Россия, стремилась забрать себе Корею и Манчжурию. Япония уже тогда мечтала о захвате Сахалина и Дальнего Востока"2.

2История ВКП(б), Краткий курс, стр. 52.

Для экспансии на азиатском материке Японии был нужен плацдарм. Этим плацдармом могла быть Корея, занимающая выгодное положение для проникновения в Манчжурию, которая в свою очередь должна была служить плацдармом для действий против России. Борьба за Корею началась в 70-х годах и привела в 1894 г. к войне между Японией и Китаем. Китайская армия и флот были разбиты. При заключении так называемого Симоносекского договора Япония потребовала от Китая Формозу, Пескадорские острова, Ляодунский полуостров с крепостью Порт-Артур и признания "независимости" Кореи. Такой исход японо-китайской войны был не в интересах царского правительства, которое само стремилось к захвату Кореи и Манчжурии.

После того как Япония продиктовала Китаю условия кабального договора, царское правительство решило вмешаться во взаимоотношения сторон и не допустить Японию на азиатский материк. Для этого оно заручилось поддержкой Франции и Германии. В апреле 1895 г. представители трех стран вручили японскому правительству ноты с требованием, чтобы оно отказалось от Ляодунского полуострова. Соотношение сил и особенно морских на Тихом океане в то время было не в пользу Японии, и она была вынуждена уступить.

Германия, помогая царскому правительству, стремилась обострить взаимоотношения между Японией и Россией и этим отвлечь внимание России от её западных границ. Кроме того, она рассчитывала урвать кое-что на Востоке и для себя. Кайзер Вильгельм писал царю: "Я с интересом буду ожидать дальнейшего развития нашего дела и надеюсь, что как я охотно помогу тебе уладить вопрос о возможных территориальных аннексиях для России, так и ты благосклонно отнесешься к тому, чтобы Германия приобрела порт где-нибудь, где это не стеснит тебя"3.

3Переписка Вильгельма II с Николаем II, Гиз, 1923, стр. 8.

Успех царской политики, в результате которой для Китая был сохранен Ляодунский полуостров, явился не только ударом по Японии, но и шагом к завоеванию благожелательного отношения Китая. Чтобы укрепить это расположение, китайскому правительству был предоставлен заем для уплаты контрибуции Японии.

В 1896 г. между Россией и Китаем был заключен договор об оборонительном союзе. Союзники, в случае нападения Японии на территорию одной из сторон, обязывались оказывать друг другу вооруженную поддержку. В связи с этим России было разрешено построить через Манчжурию во Владивосток железную дорогу.

Царское правительство, исходя из своей политики на Дальнем Востоке, стремилось приобрести на Тихом океане незамерзающий порт. Предполагалось, что такой порт будет получен в Корее. Однако в 1897 г. обстановка резко изменилась. Германия без консультации с Россией как союзником Китая захватила китайский порт Циндао. Не желая вступать в конфликт с немцами и имея в виду, что получение порта в Корее будет сопряжено с противодействием Японии, которую могла поддержать Англия, царское правительство изменило свою политику и решило вместо порта в Корее занять Порт-Артур, принадлежавший Китаю.

В декабре 1897 г. русские военные корабли вошли на рейд Порт-Артура и остались там зимовать. В марте 1898 г. в город прибыли первые батальоны войск, и после этого между правительствами Китая и России была подписана конвенция о передаче последней в аренду на 25 лет Ляодунского полуострова с портом Порт-Артур и прилегающими островами Эллиот, Блонд, Саншантао, Роунд, Keп, Мурчисон и др. На Золотой горе вблизи города был поднят русский флаг. Порт-Артур стал военно-морской базой русской Тихоокеанской эскадры.

На занятие Россией Порт-Артура Англия ответила захватом китайского порта Вей-хай-вей, расположенного на северном побережье Шандунга.

Захватническая политика империалистических государств вызвала в Китае в 1900 г. широкое народное восстание, названное "боксерским", которое было жестоко подавлено хорошо вооруженными регулярными войсками экспедиционного корпуса интервентов. Войска Англии, Японии, Америки, Германии, Франции и России заняли Пекин. Русские войска оккупировали Манчжурию. На Китай была наложена контрибуция в полтора миллиарда рублей.

Против оккупации Манчжурии русскими войсками особенно активно выступила Япония. Ее поддерживали Англия и США. Японское правительство обратилось к Англии с предложением о заключении союзного договора против России. На это предложение Англия ответила нерешительно, и тогда японцы предприняли дипломатический маневр. Они послали своего представителя в Россию для переговоров о русско-японском соглашении. Как только в Петербурге начались переговоры, Англия, не желая союза России и Японии, поторопилась заключить договор с Японией. Англия рассчитывала этим актом отвлечь Россию от наступательной политики в Средней Азии, на подступах к Индии, а также столкнуть Россию и Японию, война между которыми неизбежно укрепила бы позицию Англии на Дальнем Востоке, в частности в Китае. Англо-японский договор был подписан в 1902 г. Стороны признавали право друг друга вмешиваться в дела Кореи и Китая; обязывались соблюдать нейтралитет, если одна из договаривающихся сторон будет в состоянии войны из-за Кореи или Китая, и, наконец, в случае войны одного из союзников с несколькими державами другая сторона обязывалась оказать союзнику помощь вооруженными силами.

В разжигании войны между Россией и Японией не остались в стороне и США, предоставившие последней специальный заем на военные расходы в сумме до 500 миллионов рублей. Это была огромная сумма, если ее сравнить хотя бы с затратами Японии на строительство военно-морского флота с 1897 по 1904 г., которые составили около 200 миллионов рублей.

Таким образом, заключив союз с Англией и получив заем в Америке, Япония могла воевать с Россией, будучи уверена, что последней никто не окажет помощи из-за боязни обострения отношений с Англией и Америкой. Заручившись поддержкой Англии, японское правительство предложило царскому правительству признать протекторат Японии над Кореей, взамен чего оно обещало признать свободу действий русских по охране железных дорог, принадлежавших России в Манчжурии. Это предложение было отклонено.

Между тем в Петербурге активизировала свою деятельность придворная группа ярых сторонников экспансии на Дальнем Востоке во главе с тайным советником Безобразовым. В группу входили адмирал Алексеев - главный начальник Квантунской области, Плеве - министр внутренних дел и некоторые представители царской фамилии. Осуществляя интересы реакционных слоев помещиков и военщины, эта группа требовала немедленных и решительных действий; с ней были связаны так называемое "Русское лесопромышленное товарищество" и лесные концессии на реке Ялу, акции которых имел сам царь. Вторая группа - министр финансов Витте, военный министр Куропаткин, министр иностранных дел Ламздорф, - представляя интересы крупной буржуазии, тоже стояла за колониальные приобретения, но эта группа стремилась завоевать новые колонии экономическим путем. В этом отношении характерно заявление Витте, сделанное им после поездки на Дальний Восток в 1902 г.: "...история измеряется не годами, а веками, - писал он, - и с этой точки зрения проложением Китайско-Восточной железной дороги с сооружением Порт-Артура и Дальнего совершено великое дело, - выполнена историческая задача, сделан один из последних шагов в наступательном движении России на Дальний Восток, в ее стремлении найти выход к открытому морю, к незамерзающим берегам Тихого океана". И дальше: "Распространение нашего влияния на Манчжурию начато было не путем завоевания, а мирным делом постройки дороги. Мирным путем следует и закрепить ее окончательно"1.

1А. Н. Куропаткин. Отчет ген.-адм. Куропаткина, т. IV, Варшава, 1906, приложения, стр. 54.

Накануне русско-японской войны царская Россия в экономическом отношении по сравнению с передовыми капиталистическими государствами была отсталой. Хотя промышленность и стране неуклонно развивалась, за 10 лет с 1890 по 1900 год было построено свыше 20 тысяч верст железных дорог, в связи с чем росла металлургия и добыча топлива (уголь, нефть), тем ко менее производство стали, выплавка чугуна, добыча железной руды и угля, особенно на душу населения, как это видно на приводимой таблице2 оставались крайне низкими.

2Таблица составлена по статистическому справочнику Вольф и Клупт, изд. Соцэкгиза, 1937 г.

Россия Америка Англия Германия
1900 1901 1904 1900 1901 1904 1900 1901 1904 1900 1901 1904
Производство стали в млн. т 2,2 2,4 2,4 10,3 15,0 15,6 5,0 5,3 5,3 - - -
Выплавка чугуна в млн. т 2,9 2,6 2,6 14,0 18,5 18,5 - - - 8,5 11,5 11,5
Добыча железной руды в млн. т 2,9 - - 14,0 - - 9,1 - - 8,5 - -
Добыча угля
в млн. т
16,0 18,0 18,0 245,0 307,0 307,0 - 260,0 260,0 150,0 164,0 164,0

Несмотря, однако, на экономическую отсталость, господствующее положение в промышленности России занимали мощные монополии, как "Продамет", "Продуголь" и др., вырос удельный вес банков, увеличился с 1890 по 1905 год в три раза акционерный капитал, составив 2,5 миллиарда рублей, из которых 850 миллионов принадлежали иностранцам.

Рабочий класс России всё больше и больше страдал от капиталистического рабства, получая за каторжный труд нищенскую заработную плату, а в политическом отношении был бесправен. Особенно ухудшилось положение рабочего класса и 1901-1903 годах в связи с экономическим кризисом. В эти годы в стране закрылось до 3000 предприятий, свыше 100 тысяч рабочих были выгнаны на улицу, увеличив и без того громадную армию безработных, сократилась заработная плата, усилилась эксплоатация и т.д. Рабочий класс поднимался на борьбу с царизмом. Знаменитая "Обуховская оборона" в 1901 году и массовые политические стачки пролетариата в 1903 г. были яркими зарницами надвигавшейся революционной бури.

Крестьянство страны (5/6 всего населения) беспощадно эксплоатировалось помещиками и кулаками, разорялось и увеличивало число безработных в городах. В 1903 году в России насчитывалось около 10 миллионов крестьянских дворов, из них треть безлошадных; полтора миллиона кулаков владели половиной всех крестьянских посевов.

Страной правили реакционные помещики. Крупная буржуазия, искавшая новых рынков, сильно влияла на внешнюю политику царизма.

По определению В. И. Ленина, царская Россия являла собой "...страну наиболее отставшую в экономическом отношении... в которой новейше-капиталистический империализм оплетен, так сказать, особенно густой сетью отношений докапиталистических"1.

1В. И. Ленин, Сочинения, т. XIX, стр. 136.

Характеризуя царскую Россию, товарищ Сталин писал, что она "была очагом всякого рода гнета - и капиталистического, и колониального, и военного, - взятого в его наиболее бесчеловечной и варварской форме. Кому не известно, что в России всесилие капитала сливалось с деспотизмом царизма, агрессивность русского национализма - с палачеством царизма в отношении нерусских народов... Ленин был прав, говоря, что царизм есть "военно-феодальный империализм". Царизм был средоточием наиболее отрицательных сторон империализма, возведенных в квадрат"2.

2И. В. Сталин, Вопросы ленинизма, 11-е изд., стр. 4-5.

Алексеевы и Безобразовы, Куропаткины и Витте, преследуя одни цели, но применяя разные методы к их достижению, одинаково толкали Россию на войну с Японией. Эта война, по определению Ленина, была выгодна "кучке капиталистов-тузов, которые ведут торговые дела с Китаем, кучке фабрикантов, производящих товары на азиатский рынок, кучке подрядчиков, наживающих теперь бешеные деньги на срочных военных заказах... Такая политика выгодна кучке дворян, занимающих высокие места на гражданской и военной службе... Интересам этой кучки капиталистов и чиновных пройдох наше правительство, не колеблясь, приносит в жертву интересы всего народа"3.

3Ленин, Сочинения, т. IV, изд. 4-е, стр. 349-350.

Николай II, решаясь на войну, рассчитывал, что она поможет ему укрепить политическое положение внутри страны, предотвратив надвигавшийся революционный взрыв; при помощи войны он предполагал задушить неизбежную революцию, которая для царизма была опаснее и грознее внешнего врага. Но политические планы и замыслы царизма далеко опережали его военную подготовку к войне. Необходимо было еще несколько лет для того, чтобы решить важные стратегические задачи: достроить крепости Порт-Артур и Владивосток, усилить новыми броненосными кораблями Тихоокеанский флот, окончить строительство железнодорожных магистралей Петербург - Владивосток и Порт-Артур - Харбин и увеличить их пропускную способность.

Тем временем Япония энергично готовилась к войне, рассчитывая разрешить противоречия с Россией силой оружия. В середине июля 1903 г. из порта Сасебо в Корею были высланы миноносцы для изучения вод у корейского побережья; на флоте личному составу были прекращены отпуска; непрерывно проводились маневры флота, боевые стрельбы и смотры.

В августе 1903 г. возобновились переговоры между Россией и Японией. На этот раз японское правительство, кроме протектората над Кореей, потребовало новых уступок, способствующих проникновению Японии в Южную Манчжурию. Если протекторат над Кореей царское правительство и готово было признать с некоторыми оговорками, то взамен этого оно потребовало полного отказа Японии от притязаний на Манчжурию.

23 декабря японское правительство в ультимативной форме выдвинуло новые предложения относительно своих прав на Южную Манчжурию. В это время русский морской агент в Японии капитан 2 ранга Русин доносил в Петербург, что из Токио в Удзино подвозится большое количество боевых припасов, а три пароходные компании получили приказание готовить транспорты для военных нужд. Дальше в донесении говорилось, что в морской академии, артиллерийской, минной и механической школах прекращены занятия, в стране призваны резервисты и, наконец, прекращены все пароходные рейсы в Австралию и Америку.

Царское правительство, не готовое еще к войне, выразило желание пойти на уступки, признав интересы Японии в Манчжурии в той мере, какие их имеют Англия, Франция и Германия. Японцы, провоцируя войну, на это не согласились.

В это время по всей Японии и особенно в столице Токио националистически настроенные элементы выступали за немедленную войну с Россией. "Чем дольше ждать, - заявил генерал Мурата, - тем Японии будет труднее выиграть кампанию". Пирон Шибузава на собрании в клубе банкиров говорил: "Если Россия будет упорствовать в нежелании итти на уступки, если она заденет честь нашей страны, тогда даже мы, миролюбивые банкиры, не будем в силах далее сохранить терпение; мы - выступим с мечом в руке". Откровенность генералов и башкирок развязала язык и японскому дипломату: "Японская нация сознает свою силу и в особенности в настоящую минуту", - писал своему правительству японский посланник в Париже Мотоно. Один из видных государственных деятелей Японии граф Окума, как бы подводя итог широко развернувшейся антирусской кампании, заявил: "Мы должны воевать с Россией". Это было воспринято в стране как сигнал. Газета "Ници-Ници" напечатала следующее воззвание:

"Вперед же, пехотинцы Ниппона, вперед, кавалеристы страны Восходящего солнца, бейте и гоните дикую орду, пусть наше знамя водрузится на вершинах Урала"4.

4Волонтер (Павлович М.), Русско-японская война. Женева. 1905, стр. 85.

Царское правительство затягивало переговоры, оно надеялось, что в ближайшее время Япония не выступит с вооруженной силой. Но Япония, имея налаженную разведывательную службу в России и хорошо осведомленная о ее неподготовленности к войне, в ночь на 9 февраля 1904 г. внезапно начала военные действия.

На капиталистический путь развития Япония вступила после буржуазной революции Мейдзи в 1868 г. Но в стране не произошло коренных изменений в экономике и расстановке классовых сил, феодальные порядки не были до конца уничтожены, революция была половинчатой. Капитализм уничтожил наиболее реакционных феодалов, "зубров", оставив среднюю прослойку их, особенно в деревне, не тронутой. Ту часть феодалов, которая еще до революции переплелась с торгово-промышленным капиталом, он привлек к активному политическому и экономическому сотрудничеству.

В послереволюционные годы в Японии расширялось строительство фабрик и железных дорог; возникли новые районы главным образом обрабатывающей промышленности; начала быстро развиваться внешняя торговля. Водоизмещение парового торгового флота с 1871 по 1901 г. возросло с 21 до 577 тыс. тонн. Оборот внешней торговли с 26,2 миллиона иен в 1868 г. увеличился до 435,3 миллиона иен в 1899 г., причем ввоз увеличился в 21, а вывоз в 17 раз; протяжение железных дорог только за десятилетие с 1889 по 1899 г. увеличилось с 1709 до 5549 верст; сильно развивалось производство разного типа машин: только за пять лет с 1892 по 1897 г. капитальные вложения в этой отрасли увеличились с 53 до 104 миллионов иен, т.е. в 2 раза. Добыча каменного угля с 1878 по 1898 г. выросла в 9 раз, нефти в 14 раз и т.д.5.

5Все данные приведены по книге Н. Д. Богуславского, Япония, Спб., 1904

Но Япония была бедна стратегическим сырьем, без которого длительную войну вести было нельзя: так, в 1896 г. в стране добывалось нефти всего 31 тысяча тонн, чугуна 26 тысяч тонн, а стали только 1 тысяча тонн. По сравнению с другими капиталистическими странами это было ничтожно мало.

Но если развитие капитализма в японской промышленности и в торговле по темпам было все же значительным, то в сельском хозяйстве оставались прежние феодальные отношения и чрезвычайно низкий уровень развития. Миллионы крестьян трудились на маленьких клочках земли, находясь в полной зависимости от феодалов, владеющих землей; применение машин в сельском хозяйстве было ничтожным.

Реакционную роль в стране по-прежнему играли феодалы, высшее дворянство и самураи1; последние занимали господствующее положение в армии и государственном аппарате. Так как финансовый капитал не получил в стране должного развития, то буржуазия была вынуждена делить свою власть с феодалами, на которых она опиралась как на военную касту, необходимую при проведении захватнической внешней политики. Японская буржуазия, феодалы и придворная аристократия с течением времени образовали единую военно-феодальную клику с едиными целями экспансии на азиатский материк. В. И. Ленин писал: "В Японии и России монополия военной силы, необъятной территории или особого удобства грабить инородцев, Китай и пр. отчасти восполняет, отчасти заменяет монополию современного, новейшего финансового капитала"2.

1Самураи - привилегированное сословие феодальной Японии, выражавшее наиболее воинственные устремления японского империализма

2В. И. Ленин, Сочинения, т. XIX, стр. 309-310

⇦ Ctrl предыдущая страница / следующая страница Ctrl ⇨

ГЛАВНАЯ СТРАНИЦА / МЕНЮ САЙТА / СОДЕРЖАНИЕ ДАННОЙ СТАТЬИ 

cartalana.orgⒸ 2008-2020 контакт: koshka@cartalana.org