КОЛПАКЧИ С.А.
ДРУЖЕСКИЕ ВСТРЕЧИ С АНГЛИЙСКИМ ЯЗЫКОМ, 1978


ГЛАВНАЯ СТРАНИЦА / МЕНЮ САЙТА

Листание страниц: CTRL + ← или CTRL + →

ПОИСК ПО САЙТУ:

СОДЕРЖАНИЕ ДАННОЙ СТАТЬИ

ПРАВОНАРУШИТЕЛЬНИЦА "ИНВЕРСИЯ" И КОВАРНЫЕ ОБСТОЯТЕЛЬСТВА

В научной литературе, в деловом языке узаконенный порядок членов предложения применим почти повсеместно.

Но в художественной прозе, и тем более в поэзии, очень часто встречается явление, именуемое "инверсией", то есть произвольное изменение общепринятого синтаксиса.

В художественной прозе инверсия вызывается эмоциональностью сюжета, требующего, если это необходимо, сделать логическое ударение на второстепенном члене предложения, что достигается перенесением его на необычное место.

В английском языке порядок членов предложения уже в XVII веке был таким же, как и в наше время, но в угоду размеру Шекспир иногда пренебрегал требованиями синтаксиса. И у Шекспира и у других авторов встречаются инверсии, т.е. отклонения от общепринятого порядка слов. Однако начинающим пользоваться инверсиями по меньшей мере рискованно.

By medicine life may be prolonged, yet death will seize the doctor, too. - Хоть жизнь продлить и может медицина, смерть сцапает и врача.

В стихах это делается в интересах соблюдения ритма и рифмы. Какое художественное своеволие наблюдается в русском языке с его размашисто вольным синтаксисом!

И Ленский пешкою ладью
Берет в рассеяньи свою.

Реплику Дездемоны "I hope, my noble lord esteems me honest" (д. IV, явл. 2) можно на русский язык синтаксически перевести по-разному: "Надеюсь, что мой благородный лорд меня считает честной", "Надеюсь я, что честной меня считает благородный лорд", "Честной, надеюсь я, меня считает..." и т.д.

Изучая английский язык, новичку не следует руководствоваться желанием выделить какой-либо из членов предложения, нарушив установленный порядок. Строгие правила английского синтаксиса в реплике Дездемоны позволяют переставить только вводное I hope в середину или в конец фразы.

Лишь привыкнув мыслить по-английски, можно, как это делают люди, знающие этот язык с детства или избравшие его своей профессией, по-своему строить предложения, но так, чтобы речь получалась понятной и не резала слух англичан и, возможно, звучала приятно, остро и свежо.

Сумел и Честертон, вопреки обычному порядку, начать предложение с косвенного дополнения, а послушайте, как красиво:

Into fascinating journey without end drives us a manyfaceted work. - В чарующее путешествие, которому конца не видать, влечет нас многоликий труд.

Существует шутка, что главная трудность при изучении иностранного языка заключается в родном языке. Русскому учащемуся для беседы на английском языке надо прежде всего отрешиться от значительно более свободного русского синтаксиса. Русскую фразу можно сравнить с движением автобуса или самолета, которые в пути не стеснены, не скованы рельсами.

Английская фраза подобна трамваю или поезду, которые движутся по рельсам. Малейшее отклонение от рельсов в сторону равносильно катастрофе. Рисунок, изображающий поезд из трех вагонов, является кратчайшей схемой повествовательного предложения.

Итак, благодаря поезду из трех вагонов вы на подступах к английскому языку надолго запомнили, как нанизывать подлежащее, сказуемое и дополнения в повествовательном предложении.

Несколько иначе обстоит дело с таким второстепенным членом, как обстоятельство, которое привносит в английское предложение немало живости. Как размещать обстоятельства?

Оказывается, что тут автору предоставляется большая свобода. Если событие, случившееся в Лондоне вчера, для него важно тем, что оно произошло именно вчера, пожалуйста, начинайте с него. Если же самым любопытным было то, что это случилось в Лондоне, начинайте с Лондона, и английский синтаксис не упрекнет вас за своеволие.

Приведем несколько предложений из произведений английских писателей, и вы увидите, что тут нет обязательности.

In a moment he [Lord Arthur] had seized Mr. Podgers by the legs, and flung him into the Thames… - Он [лорд Артур] молниеносно схватил мистера Поджерса за ноги и швырнул в Темзу...

"Have you dropped anything, sir?" said a voice behind him suddenly (O. Wilde). - Вы что-то уронили, сэр? - внезапно раздался голос позади него.

In the drawing-room of a small house near Kew Gardens Mrs. Philip Raider was gazing at a piece of pinkish paper in her hand as if it had been one of those spiders of which she had so constitutional a horror (J. Galsworthy). - В гостиной небольшого дома по соседству с Кью Гарденс Миссис Филипп Райдер, держа в руке листок розоватой бумаги, смотрела на него с таким ужасом, как будто там был паук, а к паукам она с детства питала органическое отвращение...

All at once our ship... seemed to us to have lost the power of motion... (J. Conrad). - Нам показалось, что наш корабль... вдруг потерял способность двигаться...

⇦ Ctrl предыдущая страница / страница 8 из 99 / следующая страница Ctrl ⇨
мобильная версия страницы 



cartalana.orgⒸ 2008-2018 контакт: koshka@cartalana.org