КОЛПАКЧИ С.А. "ДРУЖЕСКИЕ ВСТРЕЧИ С АНГЛИЙСКИМ ЯЗЫКОМ", 1978

ГЛАВНАЯ СТРАНИЦА / МЕНЮ САЙТА / СОДЕРЖАНИЕ ДАННОЙ СТАТЬИ

БРАТЬЯ-АРТИКЛИ

В процессе преподавания всегда идет отбор - подыскиваются и кристаллизуются наиболее удачные объяснения, сравнения, примеры. Из года в год замечая, что до учащихся скорее "дошло" и лучше всего запомнилось, дорожишь именно теми находками, которые сплошь и рядом возникают и шлифуются на самих занятиях.

Наверное, нет более активной аудитории, изучающей иностранный язык, чем группа взрослых людей, которым вот-вот предстоит экзамен или поездка за границу.

Судя по письмам, большой интерес проявили и читатели первых двух изданий этой книжки, но, увы, выполнить их многочисленные пожелания оказалось невозможным.

Прежде всего, создать руководство, облегчающее усвоение английского правописания, пока еще никому не удалось. Нет также и четких правил, на каком слоге надо ставить ударение, особенно в многосложных словах.

Зато русский учащийся должен радоваться лаконичности некоторой стандартности английской фразы. Вместе с тем он не может не обратить внимания на заметную скупость английской речи сравнительно с многокрасочностью русского языка.

The girl или ласкательное girlie в зависимости от контекста могут на русский язык переводиться каждый раз иначе: "девочка", "девушка", "девчурка", "девчушка", "девонька", "девица", "девчонка", "девчоночка". Нет по-английски соответствия всем понятиям, которые русский язык создает, выразительно видоизменяя слово "тетя" (the aunt, auntie). Вслушайтесь - "тетушка", "тетечка", "тетенька", "тетка". Или: "брат", "братец", "братик", "братишка", "браток", "брательник", "братан" (the brother).

Все они не простые производные словечки, а слова с ярким эмоциональным подтекстом, и как хорошо надо знать русский язык, чтобы уметь пользоваться его богатством!

А вот по-английски надо тонко знать артикли. Шагу без них не сделаешь. Английские артикли так красноречивы, полезны, да и просто умны и интересны, что, надеюсь, читатели, встретив в новом тексте артикль, сами захотят разобраться, что же именно он подчеркивает, находясь в преддверии того или другого существительного.

Позволю себе привести одну из находок, которая хорошо принималась учащимися на вводном занятии об артиклях.

На урок приносится глобус. Демонстрируя его, учащимся предлагают вопрос: - Что изображено бежевой краской? Ответ: Суша. - Правильно, а голубой? - Моря, океаны. - Противоположны ли друг другу суша и океаны? - В своем роде - да! - А, дополняя друг друга, не составляют ли они земной шар, символизируемый этим глобусом? - Да, конечно! Безоговорочно! - Так вот, друзья мои, оба английских артикля точно так же, как суша и вода на глобусе, составляют вместе одно целое, противоречат друг другу идополняют один другого. В этом вы убедитесь и сами, сличая левую и правую половины схемы (см. далее).

Схемы наглядно иллюстрируют объяснение.

Если, как в традиционных пособиях, подробно рассказывается сначала об одном артикле, а потом длинно, без связи с первым, о другом, то не создается живого и компактного представления о роли каждого из них. Не достигается понимания того, до какой степени два артикля одновременно противоположны и дополняют один другого.

А в схеме это максимально наглядно. Артикли перестают быть безжизненными, плоскими, бесцветными. Обретают индивидуальность, характер, даже походку и фигуру.

Английские артикли - чуткие помощники, подвижные, находчивые и неутомимые труженики языка. Каждый из них знает свое место и является всегда кстати и именно туда и тогда, где и когда он необходим. Но, чтобы знать их повадки и характер, надо понимать, для чего они существуют и почему английский язык не может без них существовать.

Это понимание приходит, откровенно говоря, черепашьими темпами. Артикли изучаются в течение многих лет в школе до самого десятого класса. В вузе студенты снова возвращаются к упражнениям на артикли; готовясь к кандидатским экзаменам, к живой беседе с экзаменаторами, квалифицированные инженеры, врачи, изобретатели, кораблестроители, уже минимум десять лет изучавшие английский язык, тревожатся, как бы не опростоволоситься на артиклях.

Заучиваньем тут делу не поможешь. Даже в короткой английской фразе артиклей может быть несколько, и ни один из них не появился просто так, случайно. В языке, сложившемся на протяжении столетий, нет места случайностям.

Каждый артикль в любой фразе, если предоставить ему слово, мог бы произнести целый монолог, в точности разъяснив, почему он сюда попал, что именно обозначает, какой оттенок он вносит и как ошибочно прозвучала бы фраза, окажись на его месте другой артикль.

МЕЛОЧИ ОГРОМНОЙ ВАЖНОСТИ

Заглянем в англо-русский словарь.

Мы увидим, что одни и те же слова могут быть и названиями окружающих нас предметов, частей человеческого тела и т.д., и инфинитивом глагола в зависимости от того, поставим мы перед этим словом артикль или частицу to. При этом значение существительного и глагола должно перекликаться:

a (the) house - дом, здание, to house - поместить, приютить
a (the) light - свет, to light - осветить
a (the) hand - рука, to hand - вручить, передать
a (the) head - голова, to head - возглавить
a (the) dress - платье, to dress - одеваться

Отсюда ясно, что и артикль перед существительным и частица to перед инфинитивом необходимы. Они - основные элементы английской речи, сразу предупреждающие читателя или слушателя, с чем он встретится - с глаголом или существительным.

Несколько примеров:

I looked at the house with curiosity and it seemed to look back at me. - Я с любопытством посмотрел на дом, и мне показалось, что он в свою очередь посмотрел на меня.

Our family did not know how to house so many books in the new flat. - Наша семья не знала, как разместить столько книг в новой квартире.

The light that was glimmering in the little window seemed to give me a call. - Свет, мерцавший в окошке, казалось, звал меня.

We do not allow the children to light the gas burner. - Мы не разрешаем детям зажигать газовые горелки.

The dress is ready but it is crumpled up. I must iron it. - Платье готово, но оно смято. Я должна выгладить его.

Не was very angry but controlled his feelings and began to dress. - Он был рассержен, но совладал со своими чувствами и стал одеваться.

The head is the top part not only of man, but also of anything; it is the head of a flower, of a family, of a state. - Голова - это верхняя часть не только у человека, это же слово означает головку цветка, главу семьи и главу государства.

Macbeth decided to head his army. - Макбет решил возглавить свое войско.

Mona Lisa's hand is the most beautiful hand ever painted. - Рука Моны Лизы - самая прекрасная из всех рук, когда-либо изображенных художником.

Happy at seeing Ulanova, the girl ran forward to hand her the tulips. - Увидев Уланову, девушка радостно бросилась к ней, чтобы вручить ей тюльпаны.

ПО ВОЛЕ АРТИКЛЕЙ

Уточним сразу же, что любой артикль появляется:

а) перед существительным, а также прилагательным, причастием, реже перед наречием или числительным, но только когда они предшествуют существительному;

б) перед любой частью речи, включая предлог, союз и междометие, если автору текста захотелось придать такому второстепенному члену предложения характер существительного.

Свободному словотворчеству у англичан содействуют два союзника - магическая последовательность членов предложения и железный закон о том, что артикль может появиться только в преддверии существительного.

Если налицо артикль - значит существительное рядом или идет вслед за каким-либо определением.

It was a hot day. The two windows opened upon the distant murmur of London. The burning sun of July danced on the rosy and gray waters of the Thames (J. Galsworthy). - Был жаркий день. Приглушенный шум Лондона доносился через два открытых окна. Палящее июльское солнце плясало на розовато-серых водах Темзы.

В английском тексте выделенные курсивом слова указывают на то, что в четырех случаях определением к существительному является прилагательное, а в одном - числительное, в другом - причастие. Если же существительное, созданное автором с помощью артикля, "уселось" на место настоящего, то оно выполняет и его функции. Прибавим окончание -s, и новоиспеченное существительное оказывается во множественном числе:

The family suffers those ups and downs to which the great houses of Scotland have been ever liable (R. Stevenson). - Эта семья знавала и взлеты и падения, что было уделом всех знатных семей Шотландии.

Здесь артикль запросто обратил в существительные два предлога.

The ifs and buts you repeat all the time are intolerable. - Эти "если" и "но", которые вы все время повторяете, невыносимы.

А тут артикль с тем же успехом превратил в существительные союзы, придал им множественное число и сделал подлежащими.

Последний пример, иллюстрирующий могучую роль артикля в английской грамматике, относится к междометию:

The halloo sounded rather pitiful. - Это "хэлло" прозвучало довольно жалобно.

Как волшебной палочкой, касается артикль самых скромных частей речи, придавая им авторитетность существительного и возведя их в ранг дополнения и даже подлежащего - самого главного и необходимого члена предложения.

Хорошо знать артикли необходимо уже потому, что они очень часто встречаются, и кто их не усвоит, будет всякий раз делать столько ошибок в речи и письме, сколько на его пути появится существительных. Это малорадостная перспектива.

Зато утешительно, что никакой зубрежки в этом разделе не понадобится. От учащегося требуются доброе рабочее настроение и та творческая любознательность, которая делает и не такие чудеса, как усвоение двух английских артиклей при готовой схеме, готовых примерах и готовых рассуждениях.

Теперь рассуждайте и действуйте по аналогии. Помните, что ни один артикль ни к одному слову не прикован, не пришит. Все зависит от контекста.

К любому существительному, даже к имени собственному, бывает нужно прибавить тот или иной артикль. Или, наоборот, нельзя употребить ни один из них. И каждый раз решение этого вопроса диктуется логикой.

The unforgettable Fucik, his courage in the reign of terror, his heroism will endure through the ages. - Незабываемый Фучик, его мужество при владычестве террора, его героизм останутся в веках.

This photograph shows a smiling Fucik. - На этой фотографии изображен улыбаюшийся Фучик.

Fuсik had many loving friends in the Soviet Union. - У Фучика было много преданных друзей в Советском Союзе.

The beauty of St. Basil's Cathedral in Moscow creates universal admiration. - Красота собора Василия Блаженного в Москве вызывает всеобщее восхищение.

Beauty provoketh thieves sooner than gold (W. Shakespeare). - Красота раззадоривает похитителей пуще золота. (Окончание -th в 3-м лице глагола единственного числа в Present Indefinite было во времена Шекспира более принято, чем окончание -s.)

Lady Hamilton was a beauty. - Леди Гамильтон была красавицей.

Полезно познакомиться со схемой по параграфам, сравнивая левую сторону с правой и вдумываясь в подтекст, который придает существительному тот или другой артикль. Схема иллюстрирует четкую противоположность обоих артиклей.

Характеристика путем контраста постоянно встречается в литературе, и чем ближе друг к другу противоположные характеры, тем легче каждому персонажу выявить присущие ему черты. Вспомним Дон-Кихота и Санчо Пансу, Робинзона Крузо и Пятницу, мистера Пиквика и Сама Уэллера, Онегина и Ленского, Татьяну и Ольгу Лариных, Обломова и Штольца.

Лучший способ самому запомнить схему - это, повторяю, как можно чаще показывать и объяснять ее другим. При множестве людей, изучающих английский язык, в благодарных слушателях недостатка не будет.

На протяжении истории английские артикли видоизменялись. Неопределенный артикль a, an произошел от числительного one - один. А определенный артикль the - от относительного местоимения that - тот. Оттенки со значениями "один", "тот" частично сохранились у артиклей до сих пор.

Начнем с конспекта схемы артиклей для единственного числа существительных, уместив все в нескольких коротких строчках, потом повторим схему более подробно.

A, anThe
неопределенныйопределенный
Относит к классуИндивидуализирует
1. Один какой-то, любой.
2. Впервые упомянутый.
3. Один из ряда однотипных.
4. Единичный представитель или экземпляр рода.
1. Этот. Вот тот!
2. Повторно упомянутый.
3. Единственный в своем роде.
4. Весь род в целом через название одного предмета
5. Человек или предмет, которому в данной фразе сопутствует любое определение, выделяющее его из ряда однотипных.

СХЕМА НА ВЕСАХ АРТИКЛЕЙ

A, an - неопределенный; относит к классу

§1. Если перед существительным (с определением перед ним или без него) можно при переводе на русский язык поставить: "какой-то", "какой-нибудь", "чей-то", "один", "некоторый", "некий", "любой", "еще один":

Here is a letter for you. - Вам (какое-то) письмо (возьмите, пожалуйста).
"А horse, a horse! My kingdom for a horse!" (W. Shakespeare). - Букв: Коня, хоть какого-нибудь коня! Все мое королевство за любого коня!
Не cut himself with a knife.-Он порезался ножом (каким-то).

§2. Когда лицо или предмет появляются в контексте впервые:

From far away there appeared a ship. - Вдали показался (какой-то) пароход.
Suddenly I heard a loud cry. - (чей-то) громкий крик.

§3. Если речь идет о человеке - одном из ряда однотипных (всегда о национальности, профессии, партийности, и пр.):

Christopher Wren was a great English architect. - Кристофер Рэн был выдающимся (одним из выдающихся) английским архитектором.
Если упоминается предмет, выделенный из ряда однородных: в природе - звезда, река, лес, гроза (a star, a river, a wood, a storm); в стране - город, область, порт (a city, a district, a port); в городе - улица, площадь, магазин (a street, a square, a store); у человека - зуб, палец, рука, нога, глаз (a tooth, a finger, a hand, a foot, an eye).

§4. Когда, говоря о единичном предмете, его не выделяют из всего рода или вида.

My father planted a birch. - Мой отец посадил березку (а не дубок или виноградную лозу).
I took a taxi. - Я взял такси (а не приехал автобусом или трамваем).

Примечание. Артикль an ставится перед существительными, начинающимися с гласной (Half an apple - пол яблока) или с непроизносимой согласной (Half an hour - полчаса).

The - определенный; индивидуализирует

§1. В значении "этот", "тот", "тот самый" или уже известный читателю или собеседнику в тексте:

That's the letter you have been expecting. - Вот то письмо, которое вы ждали.
Look at the horse! Isn't it marvellous! - Взгляни на этого коня! Не правда ли, чудесный!
Pass me the knife, please. - Передайте мне, пожалуйста, нож (этот).

§2. Когда лицо или предмет упомянуты в данном контексте повторно:

...The ship was glistening in the sun. - Пароход поблескивал на солнце.
...The cry came from a dark yard. - Крик слышался из темного двора.
См. §2 предыдущей схемы.

§3. Когда речь идет о человеке или предмете единственном в своем роде - перед превосходной степенью прилагательного, а также перед порядковым числительным.

Leo Tolstoi was in his time the most distinguished personality in Russia. - Лев Толстой был в свое время самой выдающейся личностью в России.
The second World war began in 1939. - Вторая мировая война началась в 1939 г.

О профессии. Когда короткое время Юрий Гагарин был единственным космонавтом, о нем в Англии говорили и писали: The spaceman Gagarin. Но после полета Германа Титова об обоих в английских газетах стали писать: Gagarin is a valorous spaceman. Titov is a renowned spaceman. Но до сих пор говорят и пишут так: Valentina Tereshkova is the only woman astronaut. (сейчас уже нет)

Единственными являются: в природе - солнце, луна, небо (the sun, the moon, the sky); в стране - столица, население (the capital, the population); в городе - Горсовет, главная улица (the City Soviet, the main street), у человека - голова, сердце, мозг (the head, the heart, the brain).

§4. Говоря обо всей категории людей или предметов через название одного из них.

My favourite tree is the birch. -Мое любимое дерево - береза.
The taxi is a car with a taxi-meter. - Такси - это автомобиль, снабженный счетчиком.

§5. Когда контекст или ситуация в подтексте выделяют данное лицо или предмет, делая его неповторимым:

"Why don't you do something?", said the woman in the hat to her husband in that maddening way women have. I felt quite sorry for the fellow (I. Murdoch). - Отчего ты ничего не предпринимаешь? - сказала женщина в шляпе своему мужу тем гнусным тоном, который присущ некоторым женщинам. Мне стало жаль этого человека.

Trailing its broken wing, the bird sheltered in the tall grass. - Волоча сломанное крыло, птица спряталась в высокой траве.

МЫСЛЬ СКВОЗЬ ПРИЗМУ АРТИКЛЯ

Роль артиклей отчетливо выступает во всем знакомой вдохновенной вступительной фразе из "Манифеста Коммунистической партии": "A spectre is haunting Europe - the spectre of communism".

В первой половине фразы говорится о том, что по Европе бродит призрак. Призрак впервые упомянут, по Европе середины XIX века могло бродить много призраков - всеобщего хаоса, гибели цивилизации... ясно, что, согласно схеме, здесь по-английски необходим неопределенный артикль.

Далее призрак упоминается повторно, и теперь уже речь идет о единственном в своем роде призраке коммунизма, и вот артикль меняется.

Грамматика приглашает вас вдуматься в эту художественно выраженную мысль, перенестись в эпоху, когда был создан "Манифест Коммунистической партии".

За реальностями народного горя и нужды Маркс и Энгельс увидели какой-то еще смутный, но тут и там появляющийся призрак, олицетворяющий давнюю светлую мечту обездоленных, угнетенных людей о счастье. И в сознании великих борцов за новое будущее человечества народная мечта о счастье откристаллизовалась в четкую теорию научного коммунизма, будущую победу которого возвещал этот скитающийся по Европе призрак.

Ныне это уже не призрак, а историческая реальность, воплощенная в великую общность - советский народ, в мировую систему социализма, в миллионы коммунистов в капиталистических странах, в борьбу всех миролюбивых сил за установление прочного мира на земле.

Если вы освоитесь с английским звучанием этой пророческой фразы "Манифеста", выразительно ее прочтете, вы почувствуете, как меняется тональность существительного в зависимости от сопровождающего его артикля.

Перенесемся в Москву лета 1945 года. Идет парад Победы. Советские войска, увенчанные славой, проходят по Красной площади, бросая к подножию ленинского Мавзолея сотни гитлеровских знамен, прострелянных, рваных, грязных. Москва ликует, вся в праздничных шествиях, цветах, песнях.

Предположим, что на следующий день советский журналист встретился с гостящим в Москве английским журналистом и спросил его:

Did you see the demonstration yesterday?

В этом вопросе прозвучали торжество, гордость и восторг очевидца грандиозного парада Победы и те чувства, которые в тот знаменательный день переживали все участники демонстрации, каждый советский человек, каждый из наших друзей во всем мире.

Но если бы наш журналист не придавал значения артиклям или, может быть, второпях, нечаянно, употребил артикль "а", у англичанина возникло бы недоумение, как же можно к неповторимо грандиозному историческому событию отнести неопределенный артикль и сказать: - Видели ли Вы вчера какую-то демонстрацию?

Если в гамлетовской фразе "То be or not to be; that is the question" заменить определенный артикль на неопределенный, то что получится? Быть или не быть - один из многих встающих перед Гамлетом вопросов.

А у Шекспира? The question! Из артикля the вырастает значение единственного, кардинального вопроса, который не дает покоя, преследует наяву и во сне - гамлетовского вопроса. Того, который уже триста с лишним лет волнует человечество не только в зрительных залах всего мира, но во весь рост встает перед любым человеком в трагические для него часы-, когда надо принять жизненно важное решение, а в душе нет ясности.

Мы опять сталкиваемся с положением, когда в артикле заключено огромное содержание, в данном случае - страстность, трагедийность душевного разлада.

Подчеркнутость, которая на основании приведенных примеров может вызвать у читателя заслуженное уважение к артиклю the, не должна порождать пренебрежение к артиклю "а".

Между тем учащиеся, бывало, встречали с удивлением и даже обидой совершенно правильное употребление неопределенного артикля "а" в переводах на английский язык таких предложений:

Чайковский - великий русский композитор. - Tchaikovski is a great Russian composer.

Ленинград - прекрасный город. - Leningrad is a beautiful city.

Эрмитаж - чудесный музей. - The Hermitage is a wonderful museum.

"Это звучит как-то странно, - часто слышала я на занятиях. - Такой великий композитор, как Чайковский, - и вдруг артикль "а"?" Отвечаю: Неопределенный артикль стоит не перед именем Чайковского, а перед существительным "композитор" с прилагательным "великий". Посмотрите на схему. В §3 сказано, что определенный артикль the ставится перед превосходной степенью прилагательного: желая подчеркнуть ваше преклонение перед гениальностью Чайковского, скажите, что он - величайший русский композитор, и определенный артикль послушно и точно выразит вашу мысль:

Tchaikovski is the greatest Russian composer.

Однако, если вы, отдавая должное великому таланту Чайковского, высоко ставите и других композиторов земли русской - Глинку, Римского-Корсакова, Мусоргского, то к вашим услугам артикль "а", который, как ему полагается (§3 с левой стороны схемы), укажет что Чайковский - не единственный великий русский композитор.

Если же, говоря в предыдущих примерах о Ленинграде и Эрмитаже, сопроводить их прилагательными в превосходной степени, естественно, с определенным артиклем, то что получится?

Leningrad в the most beautiful city in the USSR.

The Hermitage is the most wonderful museum in the USSR.

Но справедливо ли это будет? Даже в пределах Советского Союза с этим не согласятся москвичи, киевляне, одесситы и, может быть, еще многие другие. Так что субъективные оценки лучше выражать артиклем "а", никого не обижая, не так ли?

⇦ Ctrl предыдущая страница / следующая страница Ctrl ⇨

ГЛАВНАЯ СТРАНИЦА / МЕНЮ САЙТА / СОДЕРЖАНИЕ ДАННОЙ СТАТЬИ 

cartalana.orgⒸ 2008-2020 контакт: koshka@cartalana.org