КНИГА "300 ЛЕТ ЦАРСТВОВАНИЯ ДОМА РОМАНОВЫХ. 1613-1913". Издание 1913 года

ГЛАВНАЯ СТРАНИЦА / МЕНЮ САЙТА / СОДЕРЖАНИЕ ДАННОЙ СТАТЬИ

Глава XIV. Император Николай I

Николай Павлович вступил на престол после смерти Императора Александра I, который не оставил после себя детей; право наследования престола принадлежало старшему после него брату, цесаревичу Константину Павловичу, который был также бездетен и во втором браке был женат на графине Груздинской, носившей титул светлейшей княгини Лович. По закону 1820 г., дети от такого брака "с лицом, не имеющим соответствующего достоинства", лишены были права наследования. В 1823 г. Константин Павлович решил отречься от престола, что было оформлено официальным письмом к государю. Император Александр I издал манифест 16 августа 1823 г., в котором, принимая отречение брата Константина, назначил наследником престола следующего за ним брата, Великого Князя Николая Павловича. Но Император Александр почему-то не пожелал огласить этого манифеста, а вручил его московскому архиепископу Филарету для секретного хранения в Московском Успенском соборе, а копии с манифеста, также секретно, были положены на хранение в Государственном Совете, Сенате и Синоде; причём на каждом пакете было написано: "Хранить до моего востребования, а в случае моей кончины, раскрыть прежде всякого другого действия".

Александровская колонна в С.-Петербурге

Об этом секретном манифесте, написанном для подданных, ничего не знал и Великий Князь Николай Павлович, и если он думал когда-либо царствовать, то лишь на основании беглого разговора с ним Александра I в июле 1819 года. Император сообщил ему тогда за обедом, в присутствии лишь его супруги Александры Фёдоровны, о том, что имеет в виду отречься от престола и поэтому смотрит на Великого Князя Николая, как на своего наследника, ибо и брат Константин решил не принимать престола.

"Мы сидели, словно окаменелые, говорит Великая Княгиня Александра Фёдоровна в своих "Воспоминаниях", широко раскрыв глаза, и были не в состоянии произнести ни слова".

Император продолжал: "Что же касается меня, то я решил отказаться от лежащих на мне обязанностях и удалиться от мира. Европа теперь более, чем когда-либо, нуждается в Государях молодых, вполне обладающих энергией и силой, а я уже не тот, каким был прежде, и считаю долгом удалиться вовремя. Я думаю, то же самое сделает и король прусский, передав свою власть Фрицу". Видя, что мы готовы разрыдаться, он утешил нас, и в успокоение сказал нам, что это случится не тотчас, и, пожалуй, пройдёт ещё несколько лет прежде, чем будет приведён этот план в исполнение; затем он оставил нас одних. Можно себе представить, в каком мы были состоянии. Никогда ничего подобного не приходило мне в голову даже во сне. Нас точно громом поразило; будущее показалось нам мрачным и недоступным для счастья. Эта была минута памятная в нашей жизни".

Желание Александра исполнилось, и Великий Князь Николай Павлович вступил на престол, оправдав слова поэта Жуковского, который на его рождение написал своё первое стихотворение, помещённое в 1796 г. в журнале Мартынова "Муза".

"Свершилось, говорил журнал "Славянин", Николай на троне! Монарх, которого рождением Екатерина Великая была столь обрадована, что сама на руках вынесла внука на балкон и показала народу, разделявшему радость царицы".

Извести о кончине Александра I было получено в Варшаве в 7 часов вечера 25 ноября 1825 г., где в то время находился Великий Князь Михаил Павлович. Он со своим братом Константином провёл всю ночь в слезах и молитве, а 3 декабря прибыл в С.- Петербург, куда известие о смерти Александра дошло 27 ноября, во время молебствия о здравии Государя в Зимнем дворце.

Великий Князь Николай Павлович тотчас присягнул Императору Константину и подписал присяжный лист, повелев привести к присяге все полки и команды.

Пока всё это происходило, в Государственном Совете вскрыли пакет, содержащий волю Императора Александра I, и после прений все члены совета должны были признать значение свершившегося факта, вопреки их воле, почему также принесли присягу Константину Павловичу. То же самое сделал Сенат.

Иллюстрация: Княгиня Лович

Сенат разослал по России указ о приведении всех званий к присяге на верность подданства императору Константину. 5 декабря Великий Князь Михаил Павлович уехал в Варшаву к Константину Павловичу, но, ознакомясь на станции Неннале с письмом брата, который сообщал Николаю, что принятое им решение непоколебимо и он не только не приедет в Петербург, но удалится ещё далее, если всё не устроится согласно воле покойного Императора, остался здесь ожидать дальнейших повелений из Петербурга.

"14 декабря, как записано в формуляре Михаила Павловича, он прибыл к зимнему дворцу, в самое время возникновения в Петербурге бунта; немедленно отправился, по высочайшему приказанию, к лейб-гвардии Конной Артиллерии и привёл к присяге офицеров оной, а потом, узнав о возмущении лейб-гвардии Московского полка, в тоже время прибыл в казармы полка, где, застав ещё часть его, не решавшуюся следовать данным приказаниям, присутствием своим ободрил офицеров и нижних чинов и, приведя полк к присяге, повёл лично его на Адмиралтейскую площадь. Вслед за тем был послан Государем в лейб-гвардии Семёновский полк, привёл его и присоединился с ним к войскам, оставшимся верными Государю. Потом, под огнём бунтовщиков, несколько раз подвергаясь явной опасности, ходил к Гвардейскому Морскому Экипажу, находившемуся в рядах мятежников, чтобы увещеваниями своими обратить их к верности престолу". Бунтовщики долго не уступали увещеваниям; петербургский генерал-губернатор граф Милорадович, участвовавший в ста сражениях, пал смертельно раненный. Начало смеркаться.

Иллюстрация: Император Николай I. С гравюры Робинзон

Иллюстрация: Император Николай I вверяет войскам наследника престола. С барельефа на памятнике Императору Николаю I в С.-Петербурге

Император Николай, видя невозможность смирить непокорных, приказал сделать несколько картечных выстрелов из орудий, после чего мятежники рассеялись. Назначенное утром в Зимнем дворце молебствие началось в половине седьмого. В тот же вечер Государь писал: "Дорогой Константин, ваша воля исполнена: я император, но какою ценою, Боже мой! Ценою крови моих подданных". В ту же ночь начались аресты и допросы руководителей мятежа. День 14 декабря оставил неизгладимое впечатление на Императора Николая I, отразясь и на характере всего царствования его. "Никто не в состоянии понять ту жгучую боль, которую я испытываю и буду испытывать всю жизнь при воспоминании об этом дне", говорил Николай Павлович французскому послу графу Ла-Ферроне, вскоре после своего воцарения.

По окончании процесса декабристов, дворец переехал в Москву для предстоящей коронации, которая совершилась 22 августа. Приезд в Москву Константина Павловича, по замечанию Бенкендорфа, "был блестящим всенародным свидетельством о покорности его новому государю. Публика была в восторге, а дипломатический корпус пришёл в удивление. Сановники окружали его знаками почтительного благоговения". В день коронации образовано было Министерство Императорского Двора, вверенное князю Петру Михайловичу Волконскому.

В бытность Государя в Москве, был туда вызван А.С. Пушкин из села Михайловского и с этого времени поэт получил свободу, и, сверх того, Император сказал Пушкину: "Ты будешь присылать ко мне всё, что сочинишь - отныне я буду сам твоим цензором". Точно так же потом "Ревизор" Н.В. Гоголя был разрешён к постановке самим Императором, который, посмотрев на сцене пьесу, заметил: "Мне в ней больше всех досталось".

Император Николай и его советники из событий 14 декабря сделали два вывода: во-первых, что необходимы реформы, в том числе крестьянская, а, во-вторых, если Императоры Павел I и Александр I высказались против дворянского преобладания, то теперь власть должна быть эмансипирована от этого преобладания.

Иллюстрация: Коронование Императора Николая I. С гравюры того времени

Иллюстрация: Александровский дворец в Нескучном, за Серпуховскими воротами, купленный от графини Орловой для Императрицы Александры Фёдоровны

На основании этих двух выводов и определились черты нового правительства.

Став независимо от заподозренной дворянской среды, правительство пыталось создать себе опору в бюрократии и желало ограничить исключительность дворянских привилегий. Таковы были исходные пункты внутренней политики Императора Николая I, объясняющие все его мероприятия. Вопрос о реформах обсуждался в закрытых комитетах. Первый "секретный комитет" был учреждён 6 декабря 1826 г. под председательством графа В.П. Кочубея, а главным деятелем в нём был М.М. Сперанский. В занятиях этого комитета дело крестьянское было поставлено на первый план. Комитет в 1830 г. выработал общий "Закон о состояниях" (т.е. о сословиях), в котором проектировался ряд улучшений для крестьян. Вводился "лучший порядок в управлении крестьян казённых", с которыми предполагали впоследствии слить и помещичьих крестьян. Государственный Совет одобрил закон о состояниях, но опубликование его было отложено вследствие возмущения в Царстве Польском. В 1837 г., в связи с идеями этого комитета, было учреждено Министерство Государственных имуществ, созданное при участии графа П.Д. Киселёва, для управления государственными крестьянами, число которых простиралось до 20 миллионов; организованы были округа, волости и сельские общества; для начального образования крестьянских детей устроено было до 3 тысяч сельских училищ, где число обучавшихся к 1855 г. превышало уже 170000 чел. Со времени 1826 г. шесть раз Император Николай I учреждал комитеты по крестьянскому делу. Выяснилась желательность полного освобождения крестьян, но правительство не решалось нарушить право собственности дворян при отчуждении от них населённых земель. Поэтому был "открыт путь к переходному состоянию" и на этом вопрос остановился. В 1842 г. проведён был закон об обязанных крестьянах, который давал возможность самим помещикам ликвидировать крепостные отношения: они освобождали крестьян, снабжая их землёю, а за неё получали с крестьян определённые повинности или оброк; освобождённые таким образом крестьяне и получили название обязанных. В Государственном Совете Император Николай, определяя своё отношение к крепостному праву, сказал, что крепостное право есть зло, но что "прикасаться к нему теперь было бы злом, ещё более гибельным".

Иллюстрация: Великая княгиня Александра Фёдоровна и её дети: Александр Николаевич и Александра Николаевна. Романовская галерея Зимнего дворца

На этом он и остановился, предоставив дарование свободы крестьянам своему наследнику.

В церковных вопросах при Николае Павловиче усилено было привлечение к православию инославных и состоялось воссоединение униатов в 1839 г., а также расширены были меры к искоренению раскола. Тогда же, в 1837 году, был издан новый устав о пенсиях и единовременных пособиях для всех родов, как военной, так и гражданской службы, улучшивший положение отставных чиновников и их семейств.

В финансовом управлении особые заботы прилагались к устройству государственного земельного кредита; важной мерой была замена графом Канкриным ассигнаций кредитными билетами и учреждение фонда золотой и серебряной монеты для обеспечения размена кредиток на звонкую монету.

Внешних займов было заключено на 102 миллиона рублей. Государственные доходы за 30 лет возросли с 110 до 280 миллионов рублей, расходы увеличились со 115 до 313 миллионов рублей. Число фабрик и заводов вместо 5300 достигло 10000, а сумма акционерных капиталов возросла с 5 до 240 миллионов рублей.

Для внешней торговли правительство придерживалось покровительственного таможенного тарифа; стоимость вывоза и привоза товаров и монеты, не достигавшая в 1826 г. ста миллионов рублей, превысила в 1850 г. 300 миллионов рублей.

При Николае I устроено было до 10 тысяч вёрст шоссейных дорог, около 1000 вёрст железнодорожного пути (первая железная дорога от С.-Петербурга до Царского села была открыта в 1836 г., а до Москвы начата была в 1842 г. и окончена в 1851 г.). Электрического телеграфа было проведено 2000 вёрст. В области кодификации достигнут был большой успех, именно впервые со времён Петровской реформы создан был кодекс. Дело это поручено было М.М. Сперанскому, который и теперь, по желанию Императора Николая, избрал "исторический" путь определения законодательных норм. Он со своими помощниками ("II отделение Собственной Его Величества канцелярии") собрал все акты со времени уложения 1649 г. до 1825 г. Получился огромный (более 40 томов) сборник, расположенного в хронологическом порядке, материала под названием "Полное Собрание Законов Российской Империи" (1830 г.). Из этого собрания были извлечены законоположения, не утратившие своей силы и имевшие еще применение в практике. Эти законоположения и составили, в 15-ти томах, "Свод Законов Российской Империи", действующий до сих пор. Эта работа Сперанского была исполнена весьма быстро и является одной из огромных заслуг его перед государством.

Иллюстрация: Император Николай I усмиряет народ на Сенной площади. С барельефа на памятнике Николая I в С.-Петербурге

Иллюстрация: Перевоз купцами через реку Оку у Мурома Императора Николая I 12 октября 1834 г. С акварели, находящейся у городского головы города Мурома

После смерти Императрицы Марии Фёдоровны, супруги Павла I, в 1828 г. было учреждено IV отделение Собственной Его Императорского Величества канцелярии. В составе вверенного этому отделению обширного ведомства Учреждений Императрицы Марии входили С.-Петербургский и Московский опекунские советы, в с 1841 г. сберегательные кассы, на доходы от которых содержались многочисленные благотворительные заведения. В исходе царствования таковых было до 240 с 170000 призреваемых и 23 тыс. учащихся.

Император Николай I признавал организацию воспитания важнейшим государственным делом.

Иллюстрация: Наследник Цесаревич Александр Николаевич в 1833 г. С портрета Крюгера. Гравировал К. Афанасьев

Иллюстрация: Великая Княгиня Мария Александровна, невеста Наследника Цесаревича Александра Николаевича

Император Николай I учредил особый комитет "для сличения и уравнения уставов учебных заведений и определения курсов учения в оных" под председательством министра народного просвещения А.С. Шишкова. К бывшим учебным округам, по "Положению об учебных округах" 1835 г. - С.-Петербургскому, Московскому, Дерптскому, Харьковскому, Казанскому, Виленскому, Белорусскому и Одесскому, присоединены были округа Киевский (по открытии там в 1834 г. университета св. Владимира), Варшавский в 1839 г. и Кавказский с 1848 г. Тогда же был утверждён "Общий устав Императорских Российских Университетов" (1835 г.), под организацию которого не подошли только университеты: Дерптский и Александровский в Гельсингфорсе. Позже в уставе этом последовали изменения и ограничения, особенно после 1848 г., когда стеснения университетской жизни наиболее усилились. В 1850 г. было уничтожено в университетах преподавание философии и была прекращена посылка для научных занятий окончивших курсы в университетах за границу, а повышение платы за обучение и установление комплектов слушателей сильно понизило количество студентов. Так, в 1855 г. в 6 университетах, педагогическом и Лазаревском институтах и 4 лицеях числилось всего 4300 учащихся.

Расходы государственной казны по министерству народного просвещения в 1832 г. были 1 370 тыс. руб., а в 1854 г. - 2845000 руб., т.е. составляли менее 1/100 всех государственных расходов. Так создавалось отчуждение между правительственной властью и общественными группами, которые по образованию и сознательности патриотического чувства могли бы быть наиболее полезны для власти. Обе силы, и правительственная и общественная сторонились одна от другой в чувствах взаимного недоверия. Лучшие представители общественной мысли, как-то: Хомяков, Киреевские, Аксаковы, Белинский, Герцен, Грановский, историк Соловьёв и др. были подозреваемы и стеснены в своей литературной деятельности и личной жизни. "Лишённые доверия власти, говорит профессор С.Ф. Платонов, они не могли принести той пользы отечеству, на какую были способны. А власть, уединив себя от общества, должна была с течением времени испытать все неудобства такого положения".

Иллюстрация: Великий Князь Константин Николаевич и его супруга Великая Княгиня Александра Иосифовна. Романовская галерея Зимнего дворца

Пока в распоряжении императора Николая I находились люди предшествующего царствования (Сперанский, Кочубей, Киселёв), дело шло бодро и живо. Когда же они сошли со сцены, на смену им не явились лица, им равные по широте кругозора и теоретической подготовке. Общество таило в себе достаточное число способных людей, и в эпоху реформ Александра II они вышли наружу. Но при Императоре Николае I к обществу не обращались и от него не брали ничего; канцелярии же давали только исполниетелей-формалистов, далёких от действительной жизни. Сам Император сознавал это, недаром он говорил: "Россией управляют столоначальники". Особое внимание Государя было обращено на военные учебные заведения, для которых в 1830 году было выработано "Общее положение и устав". При Николае Павловиче учреждены были военная и морская академии и открыто 11 новых корпусов. В управлении государством преобладал военный элемент, военные назначались на ответственные и даже главные должности во всех министерствах. В 1830 году были изданы постановления об образовании действующей армии; в 1832 году - рекрутский устав; в 1833 г. - преобразование пехоты, артиллерии и кавалерии; в 1836 г. - "Положение о военном министерстве".

⇦ Ctrl предыдущая страница / следующая страница Ctrl ⇨

ГЛАВНАЯ СТРАНИЦА / МЕНЮ САЙТА / СОДЕРЖАНИЕ ДАННОЙ СТАТЬИ 

cartalana.orgⒸ 2008-2020 контакт: koshka@cartalana.org