КЭРОЛ Л. ДАУ
АФРО-БРАЗИЛЬСКАЯ МАГИЯ, 1997


ГЛАВНАЯ СТРАНИЦА / МЕНЮ САЙТА

Листание страниц: CTRL + ← или CTRL + →

ПОИСК ПО САЙТУ:

СОДЕРЖАНИЕ ДАННОЙ СТАТЬИ

Напряженно вглядываясь в окружающий нас мрак, изо всех сил стараясь определить, что кроется за тысячами бесформенных предметов, которые прятались во тьме, я уже не понимала, как вообще могла решиться на то, чтобы куда-то отправиться с этими людьми среди ночи. "Такие исследования проводятся впервые", - пыталась я уговорить себя. Затем мною овладело какое-то кошачье любопытство: что же будет дальше? Наконец мы достигли места, где тропа расходилась в разных направлениях, извиваясь, подобно змеям на голове Медузы. Тот, кто вел нас, объявил, что мы уже пришли.

Последователи кимбандистской Линии Эшу молча занялись приготовлениями. Кто-то достал связку красных и черных свечей, выставил их большим кругом в самом центре перекрестка пяти троп и зажег. Другой участник черными, красными и белыми мелками-пембами (см. главу 5) чертил на земле магические "печати". Третий, поставив на землю семь хрустальных бокалов, наполнил их кашасой. Еще один аккуратно выложил в ряд семь тонких сигар в футлярах и оставил рядом с ними спичечную коробку с семью спичками, выступающими из-под крышки.

Тем временем другие участники ритуала расположили на земле обильное приношение, многочисленные составляющие которого были тщательно определены заранее путем бросания раковин каури. Так как таинственных эшу всего семь и мы собирались призвать всех семерых, каждый жертвенный предмет был принесен в семи экземплярах. Мои спутники терпеливо раскладывали:

- красную глину с семи различных кладбищ;

- гвозди и щепки с семи гробов;

- золу от сожженных костей семи трупов;

- воду с семи пляжей, воду из колодца, воду, собранную во время ливня, воду из водопада, ручья, реки, стоячего пруда и ствола шахты;

- семь различных видов перца, руту и розмарин;

- черные, белые и красные пемба;

- минералы - семь кусков угля и опилки серебра, золота, алюминия, свинца, бронзы, железа, меди, стали и цинка;

- двадцать одну монету разного достоинства;

- отдельные органы животных, включая глаз речного дельфина, кожу змеи и кошачий коготь;

- три свитка пергамента;

- семь раковин каури;

- три свежие газеты;

- глиняное изображение Эшу Семи Перекрестков с миниатюрным металлическим трезубцем в руке и шестнадцатью раковинами каури, из которых были выполнены глаза, нос, зубы и ногти статуэтки.

Когда все было готово, руководитель церемонии произнес нараспев ряд призываний, сопровождавшихся пением и барабанным боем. Первое призывание было обращено к главной сущности, Эшу Транка-Руасу - "Эшу, Который Запирает Улицы":

Господин Транка-Руас,
Все знают, что твои люди - последователи Веры,
И мы, твои преданные поклонники, утверждаем,
Что твой отряд - самый многочисленный!
Господин Транка-Руас,
Мы начинаем ритуал Конго - ритуал песни и танца,
Да здравствует Гвинейская Вера!
Да здравствуют Души!
Да здравствует Царство Веры!
Да здравствует Эшу Душ!
Ибо он - Транка-Руас Веры.
Матушка молит солнце,
Батюшка молит луну,
Твои дети молят
Господина Транка-Руаса о защите!

Внезапно откуда-то из темноты ворвался в круг огромный неуклюжий человек. Отливающая медью кожа его обнаженного торса поблескивала в свете свечей, и я могла различить его раздвоенные копыта и заостренные уши.

- Ларойе! Добро пожаловать, компадрэ! - приветствовали его присутствующие.

Странное существо наградило своих почитателей широкой улыбкой. Оно быстро нагнулось, схватило стакан кашасы и опорожнило его одним глотком. Один из членов секты вышел вперед, предложил ему сигару и, когда сигара оказалась в руке эшу, зажег ее.

Из темноты появился другой эшу и важной походкой вошел в круг. Этот щеголял в длинной черно-красной накидке, высокой блестящей шляпе и имел напомаженные усы. На губах его играла сардоническая улыбка. Я бы уже, наверное, не удивилась, если бы он запел знаменитую песню Мика Джаггера "Симпатия к Дьяволу": "Разрешите мне представиться, я человек богатый и со вкусом..." Но вместо этого он только нагнулся, чтобы найти свой бокал с напитком, после чего присоединился к остальным, которые уже начинали свой танец. Постепенно, один за другим, материализовались и остальные эшу - Бара, Элегбара, Кавейра, Марабо, Тирири - пока все семеро, для меня все-таки похожие на дьяволов, не окружили нас тесным кольцом. Они прыгали, гримасничали, звонко смеялись, жадно дымили сигарами и потягивали ликер из сахарного тростника. Конечно, это были всего лишь члены группы, в которых вселились эшу, но, захваченная общим вихрем, в мерцающем свете свечей, среди грохота барабанов и шума голосов, я готова была поклясться, что эти существа появились из огромного темного леса. Мы все присоединились к вакханалии и вскоре почувствовали полную духовную раскрепощенность.

Ритуал растянулся на всю ночь, но среди песен, танцев и общего веселья эшу давали собранию некие вполне трезвые советы. Как и в любой религии, в этом террейру не было полного мира и согласия, и участники, большинство из которых подвергались как личным, так и групповым психическим атакам со стороны конкурирующей секты, доведенные до отчаяния, вынуждены были призвать грозные силы Семи Эшу, чтобы они оказали им защиту и в трудный час вступили за них в бой. Итак, за беспечным тоном ритуала скрывалась очень серьезная проблема. Эшу - специалисты как раз по такого рода делам.

Кто такой Эшу?

Кто такой Эшу* и почему он пользуется таким авторитетом в бразильской магии? Задайте этот вопрос десятерым первым встречным бразильцам и окажется, что, независимо от того, следуют они африканским традициям или нет, они обязательно знают о нем, и скорее всего дадут вам десять разных ответов.

*Читатель, вероятно, обратил внимание, что Эшу в этой книге иногда используется как имя собственное, а иногда - как имя нарицательное (если в контексте подразумевается наличие не одной сущности, а целого класса духов). В последнем случае это слово мы пишем со строчной буквы. Это же правило относится и к Помба-Жире (помба-жирам)

Одни скажут вам, что Эшу занимается черной магией; от других вы услышите, что он снимает злые чары. Еще кто-то объяснит вам, что это не ориша, а посланник, своего рода Меркурий-Гермес-Тот - "Великий Связующий" афро-бразильского мифа. Найдется верующий, который назовет его универсальным агентом магии. Все эти объяснения - правильны. Эшу воплощает в себе понятие столь обширное и глубокое, что оно охватывает всю афро-бразильскую магическую систему.

⇦ Ctrl предыдущая страница / страница 12 из 47 / следующая страница Ctrl ⇨
мобильная версия страницы 



cartalana.orgⒸ 2008-2018 контакт: koshka@cartalana.org