ТЕЛЕСНИН М.Р., ТАРАСОВ В.Д. (пер. с англ.) "СРАЖЕНИЯ НА ЮЖНОМ НАПРАВЛЕНИИ: май 1940 - июнь 1941"

ГЛАВНАЯ СТРАНИЦА / МЕНЮ САЙТА / СОДЕРЖАНИЕ ДАННОЙ СТАТЬИ

Югославское сопротивление

После капитуляции 6028 югославских офицеров и 337684 других чинов стали военнопленными, но почти 300000 смогли избежать плена. Многие из них были сербами, которые в дальнейшем создадут ядро движения сопротивления, разделенного между роялистами-четниками полковника Дражи Михайловича и коммунистическими партизанами Иосипа Броза, больше известного как маршал Тито. Потери германских войск, свидетельствовавшие о легкости и скорости, с которой Германия завоевала Югославию, составили 151 человек убитыми, 392 - ранеными, 15 - пропавшими без вести.

Захватив рыбацкий баркас, солдаты СС из дивизии "Адольф Гитлер" готовятся к переправе через Коринфский канал. Это был дерзкий шаг, благодаря которому немцы вышли во фланг британских войск в Южной Греции.

Гитлер сдержал свое обещание уничтожить политическую основу Югославии. Еще 10 апреля радиостанция в Загребе передала сообщение о создании "свободной и независимой Хорватии", которую должен был возглавлять жестокий лидер усташей Анте Павелич. Венгры получили Воеводину - треугольник, ограниченный реками Драва, Дунай и Тиса, - область, в которой проживало венгерское меньшинство. Болгария оккупировала большую часть югославской Македонии, а Италия заняла Южную Словению, побережье Далмации южнее Сплита, Черногорию и западную часть Македонии (Косово). Германия захватила Северную Словению и Сербию.

Распад Югославии высвободил этническую ненависть, которая сдерживалась только в короткий период существования Югославского королевства. Масштаб массовых убийств был чудовищным; в период оккупации страны фашисты убили миллионы человек. Как немцы, так и итальянцы действовали с невиданной жестокостью, но местные этнические группы превзошли их в зверствах. Хорватская милиция "Усташи" всего за три месяца уничтожила 250000 человек (в основном сербов); боснийские мусульмане убивали боснийских христиан; а монархистски настроенные сербы нападали на сербов-коммунистов. Эти убийства в Югославии прекратились только после того, как Тито установил в стране коммунистический режим, но ненависть и затаенная злоба остались.

Обергруппенфюрер СС Зепп Дитрих во время переговоров, которые привели к капитуляции греческой армии.


Германские солдаты на церемонии, посвященной празднованию поражения союзных сил на Балканах и завоевания Греции. Эта кампания стала еще одним ошеломляющим примером немецкого военного мастерства.

Греческие генералы эскортируются в немецком штабном автомобиле на конференцию по капитуляции. В Греции гарнизонами встанут немецкие и итальянские войска.

Операция "Марита"

Одновременно с захватом Югославии немцы вторгались в Грецию. Англогреческие силы оказывали большее сопротивление, чем югославы, но они тоже не устояли перед германскими войсками, превосходящими их в живой силе и технике, а также в обученности и руководстве.

Основным центром греческой обороны на севере страны была "линия Метаксаса", построенная для отражения нападения со стороны Болгарии. Греческий оборонительный план предполагал, что Югославия сможет защитить свою границу с Болгарией, и, как следствие, "линия Метаксаса" заканчивалась на болгаро-югославской границе, оставляя греческую Македонию уязвимой со стороны Югославии вдоль горных долин. У англичан были серьезные сомнения по поводу способности греков удержать "линию Метаксаса", и генерал Вильсон предложил разместить большую часть англо-греческих войск за "линией Алиакмона", более короткой и легкой для обороны. Однако это означало бы оставить немцам без боя ключевой порт Салоники, и греческая привязанность к этому городу не позволила им принять британский план.

Английский солдат оказывает помощь раненому товарищу, после того как они попали в плен. Более 7000 британских солдат и бойцов стран Содружества попали в плен во время греческой кампании.

Хотя размещение большого количества войска за "линией Метаксаса" было, по-видимому, стратегической ошибкой, самая большая проблема, вставшая перед союзными силами, "свисала" с воздуха. В апреле 1941 г. у греков не было заслуживающих упоминания боеспособных военно-воздушных сил, а Королевские ВВС Великобритании имели 192 самолета, из которых только 80 могли взлететь в любой момент. И это были и не новейшие модели, способные противостоять современным самолетам люфтваффе. Даже то небольшое количество "Харрикейнов", которое британцы послали в Грецию, уже не могло сравниться с истребителями Ме-109 "Мессершмитт", которые усовершенствовались со времен "Битвы за Англию". Но воздушное превосходство сказывалось именно в количестве, поскольку германские и итальянские ВВС вместе могли развернуть 1100 фронтовых самолетов.

Германская 12-я армия нанесла удар в 5 часов 15 минут утра 6 апреля 1941 г. Пять пехотных дивизий 30-го корпуса (генерал Отт), развернутых в Восточной Болгарии, пересекли границу и захватили необороняемую область Фракию, а затем повернули на запад, чтобы атаковать сектор "линии Метаксаса" вдоль реки Нестос. 18-й горнострелковый корпус (генерал Беме) состоял из двух горнострелковых и 2-й бронетанковой дивизии. Его задачей было атаковать "линию Метаксаса" прямо с севера.

Упорное греческое сопротивление

Поддерживали наступление бомбардировщики 8-го авиационного корпуса. Когда немецкие пикирующие бомбардировщики устремились на греческую оборону, они пришли в замешательство, встретив сильный зенитный огонь, поскольку "линия Метаксаса", единственная среди знаменитых европейских укреплений того времени, была оснащена 37-мм зенитными орудиями, установленными на турелях. И в отличие от слабых дивизий, оборонявших "линию Мажино", греческие защитники были бойцами хорошо обученных первоклассных частей. Германский 30-й корпус был отброшен при попытке пересечь реку Нестос и понес большие потери. Горнострелковые части, пробивавшиеся через перевал Рупель, также были вынуждены отступить. В конце концов 18-й корпус немного продвинулся вперед к "линии Метаксаса".

Британские армейские и морские офицеры изучают оборонительные сооружения на острове Крит, который станет следующим полем битвы после падения Греции. Для Германии Крит мог быть подходящим местом сосредоточения войск для атак против англичан на Мальте и в Северной Африке.

Однако немцы прорвались не на "линии Метаксаса", а с фланга, благодаря удару 2-й бронетанковой дивизии и 40-го бронетанкового корпуса (генерал Штумме), которые захватили югославскую Македонию, прежде чем повернуть на юг в Грецию.

Германский прорыв

2-я бронетанковая дивизия генерал-лейтенанта Вейля, сыгравшая выдающуюся роль, пробив "танковый коридор" во Франции в 1940 г., вошла в Югославию 6 апреля, уничтожив дивизию Брегалника и захватив город Струмица. Затем она повернула на юг по долине Аксиос и вступила в Грецию 8 апреля, встречая лишь незначительное сопротивление. Попытка блокировать немецкие танки в Килкисе была с легкостью устранена, и после стремительного броска протяженностью около 90 км порт Салоники оказался в руках немцев.

В результате все греческие войска, оборонявшие "линию Метаксаса", оказались отрезаны от остальной Греции, и в 14.00 9 апреля греческий военачальник, удерживавший линию, генерал Бакопоулос приказал своим 70000 солдатам сложить оружие.

Основной прорыв в Грецию был совершен 40-м бронетанковым корпусом, который сначала уничтожил югославскую армию в Скопье и его окрестностях (20000 солдат и 7 генералов были взяты в плен). Главное направление наступления лежало через проход Монастир, который вел по высокогорью в Грецию. Весна еще не достигла этого региона, и немецкие солдаты были вынуждены пробиваться через снег при минусовых температурах.

Во главе германского наступления шла 9-я бронетанковая дивизия и части СС "Адольф Гитлер" - усиленная моторизированная бригада, которая прославилась в битве за Францию.

Немецкий транспортный самолет Ю-52 падает, объятый пламенем, во время высадки немецких парашютистов на остров Крит. Высадка на Крит была рискованным предприятием и с легкостью могла провалиться.

10 апреля этим частям СС было приказано захватить перевал Клиди - основной маршрут в Грецию. Вместо югославов эти солдаты СС столкнулись с лучше обученными австралийцами и новозеландцами из британских экспедиционных сил. Потери немцев росли, но через два дня тяжелых боев защитники были выбиты со своих позиций, и немцы прошли в сердце Греции.

Вскоре после этого разведывательный батальон частей СС "Адольф Гитлер" столкнулся с греческими войсками, удерживающими перевал Клисура, и вступил в ожесточенный бой. Командир этого батальона Курт Мейер послал две роты атаковать позиции с флангов, а сам повел своих людей вверх по основной дороге на перевал. Во время продвижения немцев греки взорвали серию фугасов и обстреляли наступающих солдат СС из пулеметов. Мейер и его солдаты оказались прижаты к земле сильным огнем и, казалось, не могли двинуться дальше. Мейер подробно вспоминает, как он решил эту проблему, воспользовавшись методами "динамичного" руководства СС:

"Приступ тошноты перехватывает мое горло. Я кричу Эмилю Вавржинеку (унтерштурмфюреру), чтобы он поднял людей в атаку. Но мой отважный Эмиль лишь смотрит на меня так, будто сомневается в здравости моего рассудка. Пулеметный огонь щелкает по камням прямо перед нами. Как мне заставить Вавржинека сделать первый бросок вперед? Я кричу своим людям. Все смотрят на меня, как громом пораженные, видя, как я угрожаю им гранатой, выдергиваю чеку и аккуратно выкатываю ее точно позади своего самого последнего солдата. Никогда больше я не видел, чтобы солдаты так согласованно и одновременно бросались вперед, как в тот момент. Наваждение кончилось. Эта ручная граната излечила нас от медлительности. Мы двинулись вперед к следующему укрытию".

Немецкие горные стрелки на борту Ю-52 летят в сторону Крита для усиления парашютистов, которые захватили аэродромы на Крите, чтобы позволить приземляться транспортным Ю-52.


Генерал Бернард Фрейберг, кавалер ордена "Крест Виктории", командующий британскими силами на Крите. Ветеран обеих мировых войн, получивший множество ранений, этот отличный боец не смог спасти остров от завоевания немцами.

Вывод союзных войск

Этот разведывательный батальон СС захватил перевал и на следующий день вошел в город Кастория, взяв в плен 11000 греков. Продвижение 40-го корпуса сделало позицию британских и греческих сил, удерживающих "линию Алиакмона", непригодной для обороны, и для того, чтобы избежать выхода немцев во фланги, британский командующий, генерал Вильсон, приказал своим войскам начать отход на новые позиции. Попытку сдержать немцев у горы Олимп пришлось оставить 18 апреля, поскольку британцы опять оказались в опасности быть окруженными быстро продвигающимися колоннами немецких танков. Следующей позицией, пригодной для обороны, была линия на перешейке у Фермопил, где генерал Вильсон надеялся сдержать германское наступление.

Немецкий парашютист 7-й воздушно-десантной дивизии на Крите, одетый в характерные бледно-зелено-серые хлопчатобумажные парашютные куртку и брюки люфтваффе, облегченную каску; вооружен автоматом МР-39/40. Куртка разработана таким образом, чтобы ранец или одежда десантника не запутались в стропах парашюта. Операция на Крите была последней крупной операцией парашютистов стран гитлеровской коалиции в этой войне.

Как и в предыдущей кампании, немецкие бронетанковые дивизии наносили самый большой ущерб, и примерно 100 британских танков, брошенных в бой, не выдерживали сравнения с ними. Опыт британского 3-го королевского танкового полка показывает, как сильно отстали британцы в этом неравном поединке. До отправки в Грецию 3-й королевский танковый полк заставили сменить и так слабые танки А13 на еще более старые и более тихоходные А10 с изношенными во время действий в пустыне гусеницами. Один из офицеров полка Боб Крисп свидетельствует о ненадежности этих машин во время наступления, предпринятого с целью отбить предполагаемое продвижение немцев: "Дождь со снегом бил мне в глаза, когда мой танк с трудом пробирался по перепаханной грязи, и я приказал командирам танков не пытаться совершать повороты, пока они не достигнут твердой земли. Тем не менее моя рота оставила позади себя не один сломанный танк. После очень холодной ночи пришло сообщение о том, что тревога о прорыве вражеских танков оказалась ложной, и мы отправились назад. Мы подсчитали последствия этого бессмысленного марша. Пять танков было оставлено с безнадежно сломанными гусеницами, а еще у двух заклинило двигатели. Запасных частей у нас больше не было, и эти танки пришлось уничтожить".

Все танки 3-го королевского танкового полка были оставлены в Греции: из 52 танков 51 сломался, и только один был подбит вражеским огнем.

Британцы выводят войска из Греции

Германский прорыв в сторону Центральной Греции означал катастрофу для союзных сил, и 19 апреля в Афинах было проведено совещание для оценки ситуации, на котором присутствовали король Георг II и его главнокомандующий генерал Папагос, а также британские генералы Уэйвелл и Вильсон. Обе стороны согласились, что битва проиграна и британские экспедиционные силы следует вывести из Греции. С этого момента в Фермопилах и Фивах проводились сковывающие операции с целью выиграть время и дать британским войскам и войскам Содружества эвакуироваться на Крит и в Египет. После поражения в Норвегии и Франции британцы теперь уже в третий раз в течение года вытеснялись с территории материковой Европы. Это был горький удар для англичан, но еще хуже для греков, которым теперь предстояли годы жестокой оккупации.

Вскоре после решения об эвакуации немецкий 40-й корпус ударил в западном направлении через горы Понд, изолируя греческие силы, противостоящие итальянцам в Албании. 21 апреля дивизия СС "Адольф Гитлер" захватила город Янина в греческом тылу. Один из командиров греческой армии в Эпире, генерал Дракос, взял на себя ответственность за сдачу своих частей немцам. Капитуляция произошла в Ларисе, и 16 греческих дивизий сложили оружие, тем самым освободив для немцев дорогу для быстрого продвижения на юг через Западную Грецию. 23 апреля, когда организованное сопротивление германскому нашествию рухнуло, король Георг и его правительство покинули страну.

Генерал Курт Штудент (на корточках с картой), командующий немецкими воздушно-десантными войсками, обсуждает ситуацию с офицерами штаба. Первые несколько дней немецкие атаки на Крит были весьма слабыми.

Типичной неудачей, которые преследовали союзные силы на Балканах, было потопление германскими бомбардировщиками судна "Глен Фрейзер", перевозившего боеприпасы, в бухте Пирей 6 апреля. Огромной силы взрыв, который выбил окна в Афинах на расстоянии около 11 км. потопил 11 кораблей в бухте Пирей и почти полностью разрушил порт. Эта катастрофа, которая не позволила выгрузить припасы для наступления союзных сил, теперь означала, что порт нельзя использовать для эвакуации британцев. В результате пришлось использовать менее подходящие порты вокруг Афин и на Пелопоннесском полуострове.

Эвакуация начинается

Немецкий парашютист идет в атаку, вооруженный автоматом МР-38/40. Легкий и скорострельный МР-38/40 широко использовался воздушно-десантными войсками, но дальность стрельбы этого автомата оказалась недостаточной на открытой местности Крита.

Пока британцы удерживали свои позиции вдоль "линии Фермопил" с 22 по 24 апреля, началась эвакуация. Под командованием контр-адмирала Бейли-Громана австралийцы и новозеландцы, отходящие от Фермопил, эвакуировались из небольших рыбацких портов в Рафине, Порто Рафти и Мегаре. Эвакуация проходила успешно, но 25 апреля отряд немецких парашютистов был сброшен за главным мостом через Коринфский канал. Защитников было слишком мало, чтобы отбить нападение, хотя заряды, заложенные на мосту, были взорваны, и мост рухнул точно в канал. На следующий день немцы захватили Коринф. Тем временем солдаты дивизии СС "Адольф Гитлер" собрали самодельные лодки и смогли пересечь Коринфский залив у города Патры. Усиленные 5-й бронетанковой дивизией, они теперь начали продвигаться в глубь полуострова Пелопоннес. 27 мая немецкие солдаты вошли в Афины, и флаг со свастикой стал развиваться над Акрополем.

Положение британцев становилось все отчаяннее, но войска в основном отступили на юг Пелопоннеса, прежде чем были отрезаны. Оттуда их эвакуировал Королевский военно-морской флот, спасший тем самым более 50000 британских, австралийских и новозеландских солдат. Только в городе Каламе посадка на суда провалилась, и в результате 7000 солдат остались на греческом берегу. Большинство из них попали в плен.

Для британцев одной из немногих позитивных вещей за всю кампанию было отношение к ним греков, которые приветствовали их усилия как в случае успеха, так и при неудачах. Полковник-артиллерист, прикомандированный к 1-й бронетанковой бригаде, так описывал реакцию греков на отступление его солдат: "Мы были последними британскими солдатами, которых они видели, и немцы могли идти за нами по пятам, и все же приветствующие, рукоплещущие толпы народа выстроились вдоль улиц и окружали наши машины, почти не давая нам проехать. Девушки и мужчины запрыгивали на подножки, чтобы обнять или пожать руки измученным артиллеристам. Они кидали нам вслед цветы с криками: "Возвращайтесь! Вы должны вернуться! До свиданья! Удачи!"".

⇦ Ctrl предыдущая страница / следующая страница Ctrl ⇨

ГЛАВНАЯ СТРАНИЦА / МЕНЮ САЙТА / СОДЕРЖАНИЕ ДАННОЙ СТАТЬИ 

cartalana.orgⒸ 2008-2021 контакт: koshka@cartalana.org