ТЕЛЕСНИН М.Р., ТАРАСОВ В.Д. (пер. с англ.) "СРАЖЕНИЯ НА ЮЖНОМ НАПРАВЛЕНИИ: май 1940 - июнь 1941"

ГЛАВНАЯ СТРАНИЦА / МЕНЮ САЙТА / СОДЕРЖАНИЕ ДАННОЙ СТАТЬИ

Трудности командования коалиции

Германская штурмовая пехотная группа прячется в укрытии, ожидая сигнала начать еще одну атаку на Тобрук

Эта директива была запоздалой попыткой устранить недостатки в организации взаимодействия между родами войск (армией, ВМС и ВВС) и между немецкими и итальянскими войсками в целом. Кессельринг получил под свое командование авиационные и противовоздушные части люфтваффе в Средиземноморье, усиленные после прибытия 2-го авиационного корпуса генерала Лернцера, переведенного с Восточного фронта. Однако Кессельринг не имел реальной власти, чтобы осуществлять надзор за всеми военными аспектами средиземноморского театра так, как это могли делать командующие союзными силами Эйзенхауэр или Нимиц. Как результат, он был неспособен исправить основные недостатки, мешавшие войскам, и удержать в узде Роммеля, чье поведение начинало граничить с нарушением субординации.

Несмотря на эти проблемы, зимой 1941-1942 гг. немцы имели превосходство над англичанами в Средиземноморье. Союзные конвои подвергались жестоким атакам, а британские позиции в Северной Африке были ослаблены из-за переброски самых боеспособных британских и австралийских частей на Дальний Восток после вступления Японии в войну 7 декабря 1941 г. Как и Уэйвелл до него, Окинлек вдруг увидел, что армия лишена старых опытных солдат именно тогда, когда она наиболее уязвима и растянута через выступ в Киренаике. Роммель был хорошо осведомлен об этих британских проблемах и решил незамедлительно возобновить наступление, чтобы застать противника врасплох.

Роммель имел возможность развернуть для атаки пять бронетанковых и моторизованных дивизий. Новое немецкое наступление началось 21 января: устремившись вперед в выступ Киренаики, как и при весеннем наступлении 1941 г., войска коалиции отбросили британскую 1-ю бронетанковую дивизию. 4-я индийская дивизия в спешке отступила от Бенгази во избежание окружения. Новое завоевание Киренаики немецкими войсками остановилось на британской оборонительной линии, тянущейся от Газалы на побережье до аванпоста Бир-Хакейм на юге. С начала февраля до середины мая 1942 г. в боях наступило временное затишье, пока обе стороны наращивали силы для следующего раунда битвы.

На огневой точке в порту Тобрука британские пулеметчики, вооруженные пулеметом "Брен", ведут огонь по немецкому самолету. Хотя один пулемет не мог сбить самолет, непрерывный огонь мешал ему выйти на цель.

8-я армия под командованием генерала Нила Ритчи была разделена на два корпуса. Как и во время операции "Крусейдер" в предыдущем году, 30-й корпус генерал-лейтенанта Уиллоби Норри с 1-й и 7-й бронетанковыми дивизиями имел большинство всех танков, в то время как 13-й корпус генерал-лейтенанта У. Г. И. Готта состоял в основном из пехотных частей. Пехотные дивизии были распределены вдоль оборонительной линии, которая состояла из серии "боксов", или "ежей" - укрепленных оборонительных позиций, защищенных со всех сторон колючей проволокой и минными полями и способных вместить бригадную группу.

"Боксы" были разного размера, но самым распространенным был тип, который мог вмещать пехотную бригаду из трех батальонов вместе с артиллерией или саперами. По периметру обычно располагались укрытия, в которых размещалась пехота, и несколько тщательно оборудованных окопов для артиллерии. Вокруг обычно натягивалась колючая проволока, а затем располагалось обширное минное поле.

Недостатки британской тактики

"Бокс" как постоянный элемент тактического мышления 8-й армии раскрывал основной недостаток британской военной организации и доктрины. Британская армия, как и все другие армии, использовала дивизионную систему. На бумаге это было общевойсковое соединение, способное действовать на поле боя независимо; в реальности так происходило редко. Фактически британская армия основывалась на полковой системе, действовавшей как собрание отдельных полковых единиц. Взаимодействие между ними было плохим и в разгар боя регулярно нарушалось, сводя на нет все усилия.

На заднем плане - горящие хранилища топлива во время атаки на Тобрук; на переднем плане - захваченная в пустыне техника.

Германская концепция бронетанковой дивизии, состоящей из поддерживающих друг друга равных частей танков и моторизированной пехоты, артиллерии и противотанковых орудий, при поддержке мобильных частей других родов войск, не была понята британцами. В 8-й армии неизменно сохранялись различия между отдельными родами войск, особенно между пехотой и бронетанковыми войсками. И именно потому, что у пехоты было так мало уверенности в том, что их собственные танки окажут поддержку, система "боксов" завоевала популярность в войсках Британии и стран Содружества.

А. Г. Г. Добсон находился в печально знаменитом "боксе" 150-й бригады и подробно описал одну из главных слабостей оборонительной линии в Газале:

"Основной проблемой было то, что "боксы" располагались слишком далеко друг от друга, поэтому действия между соседними "боксами" недостаточно координировались. Это означало, что каждый "бокс" вел свою индивидуальную маленькую войну, что могло обернуться катастрофой, если бы Роммель решил направить все силы на отдельный "бокс" - именно это и случилось с нашей бригадой".

Получив подкрепление из Европы (вместе с "подарком" в виде захваченных в Бенгази британских запасов), Роммель приготовился возобновить наступление, не только для того чтобы завершить захват Киренаики, но и чтобы продвинуться дальше, в сторону заманчивых трофеев в виде Каира, Александрии и Суэцкого канала. План Роммеля был прост и прям - он опирался на скорость и решительность для достижения успеха. Группа Кройвеля, состоявшая из итальянской пехоты с немецкой поддержкой, должна была начать фронтальную атаку против британской пехоты и прижать ее огнем, в то время как Роммель поведет свои бронетанковые дивизии широким полукругом на юг от Бир-Хакейма. Выйдя во фланг англичанам, танки должны были завязать бой с британскими бронетанковыми частями резерва и уничтожить их, а потом отрезать большую часть 8-й армии от линий снабжения на востоке.

Атака Роммеля

Во второй половине дня 26 мая группа Кройвеля перешла в наступление, и под прикрытием темноты немецкие и итальянские бронетанковые части начали свой фланкирующий маневр. Это были значительные силы - они состояли из 15-й и 21-й бронетанковых дивизий, 90-й легкой дивизии и дивизии "Ариете".

Майор Джон Хакетт (позже прославившийся у Арнема) командовал эскадроном легких танков М3 "Стюарт" 8-го Королевского ирландского гусарского полка. Утром 27 мая ему было приказано выдвинуться вперед, чтобы подтвердить или опровергнуть информацию о неприятельской активности южнее "бокса" в Бир-Хакейме:

"Я перевалил через вершину и тут передо мной - насколько хватало глаз - оказалась вся чертова германская армия, идущая прямо на меня. Я поднял черный флаг, чтобы передать своему подразделению сигнал к атаке - в те дни радио было не очень надежным, - и, как последний идиот, забыл этот флаг опустить. А любой танк с флагом, естественно, является танком командира и привлекает на себя огонь противника. Поэтому я стал целью абсолютно для всех вражеских танков. Думаю, в 8-й армии мой танк был первым подбитым в тот день, то есть примерно через три минуты после поднятия черного флага".

Замешательство британцев

Несмотря на полученные ранения, Хакетт смог вернуться в полк и был эвакуирован в госпиталь. Другим повезло меньше, и многие британские части были смяты в самом начале опустошительного германского наступления. Некоторое впечатление о суматохе и ужасе танкового сражения можно найти в отчете Гарольда Харпера, унтер-офицера полка Саутноттских гусар, который, несмотря на название, являлся артиллерийским подразделением, приданным 22-й бронетанковой бригаде. Когда немецкие танки окружили Бир-Хакейм, две бронемашины гусар были посланы в разведку. В первой находился командир батареи майор Гарри Биркин, а во второй - его брат капитан Айвор Биркин и сам Харпер:

"Капитан Биркин выпрыгнул из машины и бросился к другому броневику, а я побежал следом. В жизни не видел ничего подобного. Майор Виркин лежал на полу машины, по всей видимости, мертвый. Я подбежал к задним дверцам и открыл их. Вероятно, бронебойный снаряд пробил насквозь нашего командира батареи, когда тот стоял в башенке, а потом снес головы двум радистам.

"Крусейдер" III Великобритания. "Крусейдер" III, первый танк из серии "Крусейдер", был оснащен мощной 57-мм пушкой и хорошей подвеской, что делало его весьма эффективным среди имевшихся у британцев машин, пока осенью 1942 г. у них не появились американские танки М4 "Шерман".


Британские солдаты используют мулов для перевозки оборудования: условия пустыни сильно осложняли транспортировку припасов.

Мы видели этих двух несчастных парней, по-прежнему держащих в руках микрофоны, хотя их головы скатились на пол. Третий радист, который и передал нам сообщение, выпрыгнул из машины и убежал".

Несчастья, выпавшие на долю этих артиллеристов в тот злополучный день, на этом не закончились. Пока Айвор Биркин переживал смерть брата на месте уничтожения первой бронемашины, Харпер отправился назад, чтобы подогнать второй броневик, забрать Биркина и вернуться с докладом в часть:

"Из-за всей этой суматохи я слишком сильно надавил на плечо водителя, и он повернул слишком резко, и как раз в этот момент из пылевого облака выскочил танк "Грант" Королевского Глостерского гусарского полка. Мы врезались в него и буквально отлетели на пять или шесть ярдов.

Следующее, что мы увидели, был наш загоревшийся двигатель. Пришлось всем выпрыгнуть из машины. А тем временем мы обнаружили, что нечаянно сбили паренька, который оказался тем самым третьим радистом из экипажа майора Биркина. Мы переехали и сломали ему ногу, поэтому нам пришлось тащить его с собой. Мы вчетвером плюс этот самый паренек отправились к капитану Биркину. Мы не знали, что делать дальше.

Британские солдаты идут в атаку с примкнутыми штыками мимо подбитого немецкого танка.

Офицер Африканского корпуса - лейтенант 15-й бронетанковой дивизии. Одет в тропическую форму и высокие ботинки на шнуровке. Среди его наград - Железный Крест второго класса и серебряный значок участника танковой атаки. Солдатам в пустыне часто выдавалось по две фляги с водой.

Потом мы запрыгнули сзади на броню проходящего мимо танка добровольческой части из Лондонского графства. Командир танка понятия не имел, что мы у него на корме, и продолжал вести огонь. Большинство из нас было ранено осколками. Я сломал ребра, когда мы столкнулись с танком "Грант", а позднее получил шрапнель в левое колено. Тогда я этого не заметил, такая вокруг была суматоха". Постучав по люку башни, Харпер привлек внимание командира танка, который отослал их назад в тыл. Несколько часов спустя, когда Харпера перевязывали в полевом госпитале, он был захвачен наступающей немецкой танковой частью; немцы позволили медицинскому персоналу продолжать заботиться о раненых. Вдруг поблизости от госпиталя приземлился легкий самолет, из которого появился высокопоставленный немецкий офицер, в котором Харпер сразу узнал самого генерала Роммеля. "В самый разгар сражения, - вспоминал Харпер, - он нашел время сказать, что будет сделано все возможное для удобства британских пленных. Он еще извинился, что пока невозможно переправить сюда продукты, но они постараются это сделать. Он произвел на меня большое впечатление".

Недостатки британцев

Вдохновенное руководство Роммеля контрастировало с вялыми действиями в британском лагере. Реакция 8-й армии на бронетанковую атаку врага была медленной и несогласованной. Отношения между Ритчи и двумя его командирами корпусов не складывались; среди британцев наблюдалось разногласие по поводу того, как правильно отражать наступление немцев.

Несмотря на неудачи, которые преследовали британцев в первый день боев, сама битва еще не была проиграна. Роммель завел свои бронетанковые части далеко за линию 8-й армии, боевой дух британских солдат оставался высоким, и, хотя британские контратаки были плохо спланированы, они начинали изматывать наступающие германские танковые части. Через пару дней ожесточенных боев положение Роммеля стало ухудшаться: британцы выстояли после первого мощного удара, а немецкие запасы боеприпасов и горючего, которые и без того были небольшими, вот-вот должны были закончиться.

Разгром 150-й бригады

Роммель надеялся проложить пути снабжения своих сил через центр британской линии, но он недооценил глубину минных полей и ничего не подозревал о существовании "бокса" 150-й бригады прямо на пути предполагаемого маршрута снабжения. Если немцы хотели проложить этот жизненно важный для них путь, то 150-ю бригаду нужно было уничтожить как можно быстрее. Роммель приказал своим частям отступить на оборонительную позицию на краю минных полей, пока уничтожался "бокс" 150-й бригады.

На злополучную бригаду была брошена вся мощь Африканского корпуса. В течение почти 72 часов три батальона пехоты, поддерживаемые бригадой артиллерии, саперами и эскадроном танков, выдерживали шквал немецких атак. Численный перевес был на стороне немцев, боеприпасы у англичан подходили к концу, поэтому 1 июня позиция бригады была захвачена. Стойкость британцев произвела на Роммеля большое впечатление, и позднее он написал, что его части "столкнулись с самым упорным сопротивлением, которое можно себе представить".

Уничтожение "бокса" 150-й бригады позволило немцам наладить бесперебойную доставку припасов к их оборонительным позициям - "котлу" - и создало возможность перейти в наступление. Но Роммель ждал, когда британские танки пойдут вперед и наткнутся на тщательно выбранные позиции противотанковых орудий.

Офицеры штаба дивизии изучают карты рядом со штабным бронетранспортером. Немцы были мастерами радиосвязи, бесценной на широких пространствах Западной пустыни.


Немецкий солдат приступает к трудоемкому рытью окопа. На открытой местности пехота была уязвима как для танков, так и для артиллерии, и хорошо подготовленные оборонительные позиции были совершенно необходимы для выживания.

Именно это британцы и сделали. Хотя у Ритчи имелось несколько дней, чтобы спланировать и провести полномасштабную контратаку, ничего не было сделано.

По мере того как Роммель наращивал свои силы в течение первых нескольких дней июня, 8-я армия медленно готовилась к контратаке. Операция "Абердин" началась 3 июня и закончилась полным провалом. Роммель не только оказался отлично к ней подготовлен, но и сама атака была плохо организована - пехота и бронетанковые части действовали несогласованно. 5 июня во второй половине дня танки 21-й бронетанковой дивизии пробили дорогу через британцев в сторону позиции Найтсбридж, а 15-я бронетанковая дивизия пошла вокруг, через Бир-эль-Хармата, на юг. Англичане теперь вели отчаянные сковывающие бои, чтобы не позволить немцам захватить все позиции в районе Газалы.

Экипаж отдыхает перед вылетом под двигателем истребителя Бф-110. Во время битвы при Газале немцы смогли обеспечить мощную авиационную поддержку, особенно для операций против крупных опорных пунктов, таких как Тобрук.



Германский передовой наблюдательный пост следит за передвижениями союзных сил во время наступления 1942 г.

Бир-Хакейм

Почти полностью уничтожив британские бронетанковые части, Роммель повернул прямо на юг, чтобы уничтожить "бокс" Бир-Хакейм. Обороняемый бригадой "Свободная Франция", Бир-Хакейм оказался фактически в изоляции. Атакуемые с земли и воздуха, французы дрались как могли, но им не хватало припасов, и оборонительная позиция была разрушена. 10 июня французам был дан приказ вырываться из "бокса", что и было успешно сделано с помощью отвлекающего удара остатков 30-го корпуса; 2700 человек из 3600 первоначального состава гарнизона "бокса" благополучно ушли из-под удара немцев.

Знаменитые немецкие 88-мм зенитные орудия во время битвы под Газалой. Пока британцы сохраняли жесткое разделение между зенитными орудиями и другими видами артиллерии, немцы успешно их сочетали.

Остаткам первоначальной британской оборонительной линии в Газале грозило окружение, когда Роммель перегруппировал свои измотанные силы для продвижения в сторону главной стратегической цели - Тобрука. На северной части побережья 1-я южноафриканская дивизия совершила удачный отход ночью с 13 на 14 июня, но для двух бригад 50-й дивизии ситуация была намного тяжелее. 69-я бригада смогла успешно выбраться и отступить прямо на восток по прибрежной дороге.

Однако 151-й бригаде была поставлена необычная задача - она должна была продвигаться на запад (то есть "не в ту сторону") навстречу силам немцев, прежде чем резко повернуть на юг, обойти Бир-Хакейм, затем повернуть на восток по направлению к Египту. Хотя 151-я бригада потеряла большую часть транспортных средств и тяжелого оборудования, более 90 процентов ее личного состава в конце концов смогло вернуться на британскую линию обороны. Это была смелая и решительная операция, но она оказалась слабым утешением за последовавшее падение Тобрука.

⇦ Ctrl предыдущая страница / следующая страница Ctrl ⇨

ГЛАВНАЯ СТРАНИЦА / МЕНЮ САЙТА / СОДЕРЖАНИЕ ДАННОЙ СТАТЬИ 

cartalana.orgⒸ 2008-2020 контакт: koshka@cartalana.org