ТЕЛЕСНИН М.Р., ТАРАСОВ В.Д. (пер. с англ.) "СРАЖЕНИЯ НА ЮЖНОМ НАПРАВЛЕНИИ: май 1940 - июнь 1941"

ГЛАВНАЯ СТРАНИЦА / МЕНЮ САЙТА / СОДЕРЖАНИЕ ДАННОЙ СТАТЬИ

Потери сторон

Потери Британии и стран Содружества в этой кампании составили более 12 000 человек, из которых три четверти попали в плен (большинство из них - после боев при городе Каламе). Как и в Дюнкерке, все тяжелое снаряжение пришлось бросить - 104 танка, 400 орудий и 8000 автомобилей. У Королевских ВВС было сбито 72 самолета и еще 137 уничтожено на земле, флот потерял два эсминца, четыре транспорта и 21 вспомогательное судно.

За всю шестимесячную кампанию греки потеряли 15700 человек убитыми и пропавшими без вести; 218000 человек было захвачено в плен, хотя многие из них были вскоре выпущены. Германские потери составили всего 1684 человека убитыми и 3752 ранеными. Итальянские потери были намного больше, в основном из-за обморожений и болезней в результате тяжелых условий в греческих и албанских горах. Общее количество потерь составило чуть более 100000: 13755 убитыми, 63242 ранеными (включая 12368 тяжелых случаев обморожения) и 25067 пропавшими без вести (большинство из которых погибли).

Британское решение поддержать Грецию оказалось военной катастрофой. Понеся очень небольшие потери, Гитлер обезопасил свой южный фланг и нанес Великобритании еще один оскорбительный удар. Положительная сторона кампании - Гитлер был вынужден отложить начало операции "Барбаросса" на один месяц. Однако Великобритания получила все же преимущество в политической сфере, когда общественное мнение в США, шокированное германским вторжением, склонилось на сторону Великобритании, за то что она пришла на помощь Греции. Американский Конгресс принял закон о ленд-лизе, и в Великобританию стала направляться американская помощь.

Воздушно-десантные войска входили в элиту германских вооруженных сил. Их дерзость и безжалостность в бою очень импонировали Гитлеру.

В Восточном Средиземноморье оставался открытым лишь вопрос о будущем острова Крит, который, по решению Гитлера, должен был войти в сферу влияния его коалиции. Еще до победы в материковой Греции он дал указание своим командирам подготовить операцию "Меркурий" - завоевание Крита.

Немецкое высшее командование продолжало опасаться присутствия Королевских ВМС в восточной части Средиземного моря и приняло решение, что нападение на остров будет предварено крупным авиационным десантом. Планирование операции было поручено генералу Курту Штуденту, одному из пионеров воздушно-десантных операций и командиру 11-го авиационного корпуса, в который входила 7-я воздушно-десантная дивизия (13000 парашютистов), усиленная тремя полками из 5-й и 6-й горнострелковых дивизий (9000 человек).

Воздушная поддержка была возложена на 8-й авиационный корпус генерала Вольфрама фон Рихтгофена, который имел в наличии 228 бомбардировщиков, 205 пикирующих бомбардировщиков, 119 одномоторных и 114 двухмоторных истребителей и 50 разведывательных самолетов. Первую волну парашютистов должны были доставить 493 транспортных самолета Ю-52 и 72 планера. Горнострелковые части должны быть высажены между последующими волнами атаки, хотя были собраны и военно-морские силы, которые должны были противостоять британским ВМС и под усиленным прикрытием люфтваффе перевозить артиллерию и резервы горнострелковых частей на Крит.

Хотя англичане получили некоторое преимущество, узнав о намерениях немцев благодаря разведывательной программе "Ультра", в остальных отношениях они явно находились в невыгодном положении. Гарнизон острова насчитывал примерно 28000 британских солдат и солдат Содружества и две неукомплектованные греческие дивизии численностью 10000 человек. Большинство британских солдат были недавно эвакуированы из Греции и поэтому не имели тяжелого вооружения.

Не хватало артиллерии и танков, а также зенитных орудий, и это впоследствии им дорого обойдется. Что еще хуже, небольшой контингент Королевских ВВС безжалостно преследовался самолетами люфтваффе, и 19 мая четыре оставшихся "Харрикейна" и три "Гладиатора" покинули остров, направившись в безопасный Египет во избежание полного уничтожения.

Командующим британскими силами на Крите был назначен генерал Бернард Фрейберг, хотя он только что прибыл из Греции и у него было мало времени для ознакомления с новым театром боевых действий. Заслуженный ветеран Первой мировой войны (кавалер ордена "Крест Виктории"), Фрейберг распределил свои силы вдоль северного побережья острова, готовясь к отражению как морского, так и воздушного десанта противника. Брошенные аэродромы были заблокированы, а не выведены полностью из строя; кроме того, британцы намеревались вновь использовать их в ближайшем будущем.

Воздушно-десантная атака

Три аэродрома - в Малиме, Ретимноне и Гераклионе, - расположенные вдоль северного побережья Крита, были выбраны генералом Штудентом в качестве целей. Утром 20 мая после сильной бомбардировки люфтваффе были сброшены первые парашютисты с приказом захватить аэродромы и близлежащие портовые сооружения. Затем они должны были ждать прибывающее с моря и воздуха подкрепление.

Британские войска были готовы к высадке немцев, и, хотя не хватало зенитных орудий, они уничтожили большое количество парашютистов еще в воздухе или уже на земле. К концу первого дня боев немцы были на грани поражения, но Штудент продолжал посылать на остров войска для поддержки разрозненных отрядов парашютистов, пытающихся продвинуться к аэродромам. Только в Малиме, на западе острова, немцы добились ощутимого успеха. На следующий день Штудент решил послать в бой свой последний парашютный резерв. К удаче немцев, командир новозеландцев, оборонявших этот аэродром, в тот вечер вывел свои войска из этого района для перегруппировки; он считал, что силы немцев, наступающих на Малиме, больше, чем на самом деле.

Утром 21 мая данные германской воздушной разведки убедили Штудента в необходимости послать подкрепление в Малиме, если он не хотел, чтобы его войска были сброшены с острова. В течение дня он послал на остров последних парашютистов, а после полудня отправил самолетами горнострелковый батальон. Аэродром в Малиме теперь был приведен в рабочее состояние и находился под надежным контролем немцев, что позволило им сосредоточить силы и начать наступление на британские силы после того, как было благополучно переправлено достаточное количество резервов и техники.

Уход Королевских ВМС

На море Королевские ВМС храбро отражали воздушные атаки и пытались перехватить или отогнать немецкий морской десант. Но растущие потери, особенно из-за атак люфтваффе, в конце концов вынудили флот 24 мая отступить от северного побережья Крита, тем самым позволив немцам обеспечить морскую связь с островом.

25 мая солдаты 5-й горнострелковой дивизии смогли прорвать оборону Малиме и продвинуться дальше через Галатас к городу Кания, расположенному недалеко от основного военно- морского порта в заливе Суда. К тому времени на Крите было уже почти 20000 хорошо вооруженных, первоклассных немецких солдат, которых поддерживала мощь авиации. Более того, каждый день прибывало большое количество свежих частей. Фрейберг посчитал, что остров потерян, и 26 мая рекомендовал приступить к эвакуации войск, которая и началась на следующий день. Войска в городе Гераклион на востоке были эвакуированы без осложнений, но основным силам на западе пришлось пересекать горы, чтобы добраться до южного порта Сфакия, при этом немцы преследовали их на земле и с воздуха.

Транспорты союзников горят в бухте Суда после фашистского авианалета. Как и в Греции, превосходство в воздухе было решающим в достижении победы над союзными силами на Крите.

Эвакуация, доставшаяся дорогой ценой

Для эвакуации британского контингента Королевским ВМС нужно было снова войти во враждебные воды вокруг Крита. Адмирал Кэннингхэм заявил своему флоту: "Мы не можем подвести армию". А когда один из офицеров его штаба стал возражать, подчеркивая опасность операции, он ответил: "Чтобы построить корабль, ВМС тратит три года. Чтобы восстановить традицию, понадобится 300 лет". Начиная с 28 мая ВМС в течение четырех дней спасли столько людей, сколько смогли, неся тяжелые потери от атак люфтваффе. Были потоплены три крейсера и шесть эсминцев, а 13 других кораблей - сильно повреждены, включая крейсер "Орион", на котором в результате попадания одной немецкой бомбы погибло 260 человек и было ранено 280.

Потери британских войск и войск Содружества на Крите составили 1742 человека убитыми и пропавшими без вести, 2225 ранеными и более 11000 попавшими в плен. Потери Королевского флота включали почти 2000 человек погибшими, но наградой им было спасение примерно 18000 солдат Великобритании и Содружества и доставка их обратно в Египет.

Немцы понесли тяжелые потери - примерно 4000 погибших, что намного больше, чем общее количество потерь за всю балканскую кампанию. Масштаб потерь шокировал командование. Генерал Штудент писал, что Гитлер был "в высшей степени недоволен всем этим". Он заявил Штуденту, что "Крит доказал, что эпоха парашютистов закончилась". С тех пор немецкие воздушно-десантные войска больше никогда не использовались для десантирования с воздуха и участвовали в наземных операциях.

Захваченный Крит не использовался Гитлером в качестве плацдарма для возобновления завоеваний в этом регионе, и, хотя он позволил защитить румынские нефтепромыслы от атак английской авиации, передышка эта была временной. Меньше чем через два года американские бомбардировщики дальнего действия Б-24 "Либерейтор" начнут громить столь дорогие для Гитлера румынские нефтепромыслы.

Немецкий солдат осматривает местность с помощью стереоскопического бинокля. Бесплодная пустыня Северной Африки представляла собой совершенно новую зону действий для германских вооруженных сил, но они адаптировались к непривычным условиям с удивительной быстротой

ГЛАВА ПЯТАЯ. Триумф Лиса пустыни

В декабре 1940 г. Гитлер стал рассматривать возможности помочь своему итальянскому союзнику в Северной Африке. К концу месяца 10-й авиационный корпус построил на Сицилии аэродромы. Уничтожение британцами 10-й итальянской армии зимой 1940-1941 гг. во время наступления Уэйвелла продемонстрировало насущную необходимость германского вмешательства. 11 января 1941 г. Гитлер издал директиву №22, в которой приказывал сформировать и отправить в Северную Африку специальные силы, которые должны были действовать в качестве заслона и предотвратить наступление англичан на Триполи. В то время высшее военное руководство Германии было мало заинтересовано в начале наступательных операций в Ливии, но у человека, назначенного командующим этими специальными силами, были другие планы.

Генерал-лейтенант Эрвин Роммель прилетел в Триполи 12 февраля. Его подвиги, когда он командовал 7-й бронетанковой дивизией во Франции, вызвали восхищение Гитлера и командования сухопутных сил Германии в Северной Африке. Доложив о своем прибытии новому итальянскому командующему в Ливии генералу Гарибольди, Роммель отправился на воздушную разведку передовых районов, чтобы лично оценить ситуацию.

Лейтенант Хеггенрайнер, немецкий офицер, написал для Роммеля докладную записку, в которой указывал на плохое моральное состояние итальянцев. Роммель отметил, что Хеггенрайнер "описал несколько очень неприятных инцидентов, которые произошли во время отступления или, точнее, беспорядочного бегства, в которое оно превратилось. Моральный дух среди военных в Триполи был на самом низком уровне". И хотя это, вероятно, было до некоторой степени преувеличением, комментарии Роммеля верно обобщают пессимистическое настроение итальянцев и их мнение об обороне.

Роммель берет командование в свои руки

Итальянская армия в Ливии состояла из пяти плохо оснащенных дивизий, из которых одна, дивизия "Ариете", представляла собой механизированное соединение, к которому были приписаны 60 легких танков. Уныние в итальянском лагере в тот момент кампании в пустыне было так сильно, что Роммель с большим трудом убедил Гарибольди выстроить оборонительную линию на восток от Триполи в Сирте, непосредственно напротив передовых британских позиций в Эль-Агейле.

По прибытии в Триполи Роммель приветствует итальянских офицеров и своего номинального командира генерала Гарибольди. Роммель очень быстро завоевал независимость от итальянского командования.

И хотя номинально Роммель находился под началом Гарибольди и итальянского высшего командования, он с самого начала действовал как независимое должностное лицо и игнорировал директивы своего номинального итальянского начальства, а иногда даже указания высшего руководства германских вооруженных сил.

Через два дня после прибытия Роммеля в доках Триполи были выгружены бронемашины 3-го разведывательного батальона - передового подразделения 5-й легкой дивизии (переименованной в 21-ю бронетанковую дивизию в октябре 1941 г.). Она стала ядром знаменитого Африканского корпуса, или Немецкого африканского корпуса (Deutsches Afrika Korps - DAK), который официально был образован 19 февраля 1941 г. Остальная часть 5-й легкой дивизии должна была прибыть к середине апреля, а другие германские части, обещанные Роммелю, в частности, 15-я бронетанковая дивизия, могли быть готовы к боевым действиям лишь в конце мая. Но в начале марта прибыли небольшие силы, способные вести наступательные операции.

Люфтваффе выделило 20 средних и 50 пикирующих бомбардировщиков и осуществляло прикрытие истребителями. Дополнительные самолеты вылетали по вызову с основной базы 10-го авиационного корпуса на Сицилии.

Первые германские шаги

Имея в своем распоряжении такие силы, Роммель решил провести разведку боем позиций противника вокруг Эль-Агейлы. Первая схватка с англичанами произошла 24 февраля, и ее результат убедил Роммеля, что пришло время для всеобщего наступления. Британские позиции в Киренаике были фактически более уязвимыми, чем это казалось на первый взгляд. Опытные части, принимавшие участие в наступлении Уэйвелла, были заменены солдатами, еще не участвовавшими в боях: 6-я австралийская дивизия была заменена 9-й австралийской, а потерю 7-й бронетанковой дивизии никоим образом не компенсировала прибывшая 2-я бронетанковая дивизия, серьезно недоукомплектованная и без опыта ведения боевых действий в пустыне. Генерал О'Коннор был переведен обратно на Ближний Восток, а новый британский командующий генерал-лейтенант Филип Ним не мог сравниться со своим предшественником по опыту.

Карта, нарисованная Роммелем во время операции "Крусейдер" - британской атаки в глубь Ливии.

При поддержке итальянской механизированной дивизии "Ариете" вновь сформированный Африканский корпус начал наступление 24 марта. Британцы в беспорядке отступили. Воспользовавшись замешательством противника, Роммель наращивал свое преимущество, продвигаясь вперед по трем осям наступления, еще больше сбивая с толку противника. Чтобы избежать окружения, британцы быстро отошли к Газале. но это не спасло от пленения генералов Нима и О'Коннора (последний был снова послан в Ливию в качестве советника Нима, когда ситуация ухудшилась).

7 апреля штабной автомобиль, в котором ехали Ним и О'Коннор, был захвачен вражеским патрулем недалеко от Дерны. Захват О'Коннора стал величайшей потерей для британцев.

11 апреля Африканский корпус окружил Тобрук, и Роммель немедленно приказал провести массированное наступление в надежде захватить этот порт прежде, чем британцы успеют надлежащим образом организовать оборону. Это наступление провалилось, и силам коалиции пришлось проводить традиционную осадную операцию. Так началась героическая 242-дневная оборона Тобрука. Гарнизон Тобрука под командованием стойкого австралийского генерал-майора Лесли Морсхеда (прозванного солдатами "безжалостный Мин") представлял собой смешанные силы, состоявшие из австралийской 9-й пехотной дивизии, усиленной бригадой, поддерживаемой британской артиллерией, зенитными орудиями и саперными частями, плюс нескольких танков "Матильда" из Королевского танкового полка. Морсхед немедленно утвердил свою власть над гарнизоном, объявив: "Здесь не будет Дюнкерка! Если придется отсюда уходить, мы будем пробиваться. Никакой сдачи и никакого отступления".

Осада Тобрука

Неудачная попытка сходу захватить Тобрук сильно раздражала Роммеля, но он неохотно признавал, что придется изматывать защитников города частыми воздушными и артиллерийскими бомбардировками. Это был период превосходства немцев в воздухе, поскольку ресурсы Королевских ВВС были ограничены из-за участия в других боевых действиях и из-за удаленности аэродромов от Тобрука. Особенно ненавидели защитники крепости налеты пикирующих бомбардировщиков "Штука". Один из артиллеристов Тобрука, Л.И. Татт, так описывал свои ощущения во время атаки пикирующих бомбардировщиков: "Эти самолеты с короткими крыльями казались совершенно неуклюжими, в полете выглядели довольно медлительными, пока не переходили в пике. Они неслись камнем вниз, удерживая курс до тех пор, пока не начинало казаться, что просто врежутся в цель и разобьются в щепки. И тут они начинали выходить из пике так резко, что казалось, у них вот-вот отвалятся крылья.

Танк Т III Ausf G Германия. Оснащенный 50-мм пушкой, немецкий танк PzKpfw III Ausf G был способен выходить победителем из поединков с легкими бронемашинами и танками противника и был намного подвижнее, чем тяжелые танки британской армии. Перед отправкой в Северную Африку эти машины специально модернизировались для использования в тропиках.

Во время атаки кажется, что именно вас самолет выбрал своей единственной целью. Нам говорили, чтобы мы стреляли в них из наших винтовок, но мне кажется, это было сделано лишь для поддержания нашего боевого духа. Я видел, как одну "Штуку" сбил расчет зенитки "Бофорс" - кабина пилота бронирована, как легкий танк. Никакая винтовка не могла бы пробить такую броню".

Несмотря на все усилия люфтваффе и германской армии, защитники Тобрука оставались непоколебимы, и все атаки были отбиты. Жизнь у гарнизона была тяжелой: приходилось выносить бесконечные артиллерийские и воздушные бомбардировки при летней жаре и недостатке воды и пищи. Тяжелые условия сплотили людей, превратив их в грозного противника.

⇦ Ctrl предыдущая страница / следующая страница Ctrl ⇨

ГЛАВНАЯ СТРАНИЦА / МЕНЮ САЙТА / СОДЕРЖАНИЕ ДАННОЙ СТАТЬИ 

cartalana.orgⒸ 2008-2020 контакт: koshka@cartalana.org