ТЕЛЕСНИН М.Р., ТАРАСОВ В.Д. (пер. с англ.) "СРАЖЕНИЯ НА ЮЖНОМ НАПРАВЛЕНИИ: май 1940 - июнь 1941"

ГЛАВНАЯ СТРАНИЦА / МЕНЮ САЙТА / СОДЕРЖАНИЕ ДАННОЙ СТАТЬИ

Британское контрнаступление

Когда Уэйвелл понял, что Грациани решил оставаться у Сиди-Баррани дольше, чем это было необходимо, он принял решение использовать дивизию О'Коннора для изгнания итальянцев из Египта и, в случае успешного продвижения, распространить операцию на Ливию. Первая из запланированных стадий началась рано утром 21 сентября, хотя приобретать форму операция "Компас" начала лишь к середине октября.

Проблемой для Уэйвелла стало известие о том, что части, которые, как планировалось, должны были поступить в его распоряжение для наступления, в процессе передвижений за пределами Египта расширили радиус действия и израсходовали ресурсы. 28 октября итальянские войска, находившиеся в Албании, внезапно вторглись в Грецию, и Уэйвелл получил от верховного командования Великобритании указание оказать военную поддержку греческим вооруженным силам. В то же время Королевский флот был вплотную занят в Восточном Средиземноморье, и нужно было подготовить наступление против итальянцев в Абиссинии.

Английская разведка вскрыла недостатки в позициях 10-й армии вокруг Сиди-Баррани. Итальянские позиции были разделены на две группы лагерей - прибрежную и внутреннюю, которые были отделены друг от друга брешью около 24 км. План британского наступления состоял в использовании этой бреши между итальянскими лагерями и начинался со скрытного обходного марша Сил Западной пустыни О'Коннора; пехота должна была захватить основные итальянские береговые группы, в то время как бронетехника не оставляла им шансов получить подкрепление. Предполагаемое наступление держалось в секрете от всех, кроме группы старших офицеров, и они договорились о том, что это будет не более чем пятидневный рейд, хотя в последний момент Уэйвелл информировал О'Коннора, что если рейд окажется успешным, то он может развить его в полной мере.

Огромная толпа итальянских пленных собрана перед отправкой в тыл. Хотя итальянцы иногда старались избежать плена, в целом они оставались тыловым кошмаром для англичан.

Силы Селби

Англичане могли развернуть 30000 солдат 4-й индийской дивизии, 7-й бронетанковой дивизии и второстепенных формирований, называемых "силами Селби" под командованием бригадного генерала А.Р. Селби. "Силы Селби" численностью примерно 1750 человек состояли из трех колонн моторизованной пехоты, поддерживаемых небольшим дополнением из бронеавтомооилей, зенитных и полевых орудий; их роль состояла в продвижении вдоль побережья и связывании вражеских частей ограниченными фронтальными атаками, в то время как две другие дивизии должны были обойти итальянцев и окружить их позиции.

Итальянская воздушная разведка обнаружила активизацию британских автоперевозок, однако это было расценено исключительно как перегруппировка для укрепления оборонительных позиций перед угрозой возможного итальянского наступления. Разумеется, полной неожиданностью для итальянцев стало наступление войска О'Коннора в ночь с 8 на 9 декабря 1940 г., когда англичане направили свои силы прямо на брешь в центре итальянских позиций.

Победа при Сиди-Баррани

4-я индийская дивизия, поддерживаемая батальоном танков "Матильда", сокрушила итальянскую оборону вокруг Сиди-Баррани. Командовавший итальянцами генерал Малетти отважно руководил обороной несмотря на ранение и был убит на передовой. В 8.30 сражение закончилось; потеряв 63 человека, индийская дивизия захватила 2000 пленных. 7-я бронетанковая дивизия предприняла более широкомасштабные действия, достигнув побережья значительно западнее Сиди- Баррани и отрезав пути отступающим из Сиди-Баррани. Британская победа была полной: только за пару дней сражения итальянцы потеряли 38000 пленными, 237 орудий и 73 танка. Те итальянцы, которые сумели избежать британского плена, поспешно отошли обратно через границу в Ливию.

8 декабря 1940 г. 7-я бронетанковая дивизия перешла в наступление против итальянских войск, занимавших Сиди-Баррани. Через два дня Сиди-Баррани пал, и в начале января итальянцы полностью отступили. После падения Тобрука 22 января 7-я бронетанковая дивизия двинулась через выступ Киренаики, чтобы отрезать противнику отход вдоль побережья и разбить их наголову. Ловушка захлопнулась у Беда-Фомма 6-7 февраля.

В этот момент О'Коннор неожиданно лишился 4-й индийской дивизии, отозванной из-под его командования для участия во вступлении в Итальянскую Восточную Африку, и ему оставалось ожидать прибытия австралийских подкреплений, чтобы продолжить преследование отступающих итальянских войск. "Это был неприятный сюрприз, - прокомментировал О'Коннор, не подозревавший об изменении плана. - 6-я австралийская дивизия никогда не готовилась к военным действиям в пустыне и не была перевооружена современной артиллерией. Прямым результатом ухода 4-й индийской дивизии стала серьезная задержка атаки на Бардию, и поэтому мы окончательно лишились фактора внезапности".

Осада Бардии

Дождавшись австралийцев, 14 декабря О'Коннор повел свои войска в Ливию, а потом повернул в сторону, чтобы окружить Бардию, укрепленный пункт, который удерживали 45000 итальянских солдат. После подхода и развертывания австралийцев 3 января 1941 г. начался штурм по периметру Бардии, ставший общевойсковой операцией, поддержанной 23 танками "Матильда", огнем кораблей Королевского военно- морского флота (сопровождавшим наступление на суше) и Королевскими ВВС. 6-я австралийская дивизия обеспечила взятие Бардии пехотой. Продвижение австралийцев было поддержано огнем 94-мм пушек батареи йоменов Эссекса. Артиллерист Л.Е. Татт так описал наступление:

"Мы выдвигали свои орудия на новую позицию для атаки на Бардию. После первого огневого налета мы двигались через проволочные заграждения, окружавшие место, откуда мы могли открыть огонь по новым целям. Мы прошли сквозь батарею итальянцев. Принято принижать итальянцев как солдат, это может быть верно в отношении пехоты, но не артиллерии. Здесь, например, они погибли у своих орудий. Их тела были разбросаны по огневым позициям; должно быть, они продолжали вести бой, когда танки ("Матильды") и австралийцы накрыли их прямо на позиции".

Транспортер с пулеметом "Брен" и сикхами в экипаже движется по пересеченной местности в Африке. Английская армия в Северной Африке передала эстафету тяжелых испытаний опытным войскам из Индии.

Когда австралийцы перешли противотанковый ров, который составлял основу оборонительного периметра Бардии, они продвинулись вперед к линии побережья, разрезая итальянские войска надвое. После нескольких единичных боев гарнизон капитулировал 5 января. Полностью сознавая необходимость торопиться, О'Коннор направил 7-ю бронетанковую дивизию вдоль побережья по направлению к Тобруку еще во время сражения за Бардию. Тобрук был одним из немногих глубоководных портов в регионе, имеющих большую стратегическую важность для перемещения снабжения вдоль Ливийско-Египетского берега. Его потеря стала бы серьезным уроном для итальянских военных сил в Африке.

Первая битва за Тобрук

Английские танки перерезали коммуникации вокруг Тобрука и, когда подошла австралийская пехота, на рассвете 21 января пошли в наступление.

Британский конвой продвигается к фронту. В Северной Африке солдаты снабжались из тыла всем, включая воду, а значит, требования к тыловым службам были выше, чем на других театрах военных действий. Растянутые пути снабжения каждой из воюющих сторон замедляли скорость продвижения.

Поскольку здесь было только 12 танков "Матильда", едва способных действовать после долгого продвижения англичан вдоль береговой линии, О'Коннор добавил к ним "механизированный" эскадрон австралийской кавалерии и захваченные итальянские танки М-11/38 и М-11/40. На территории Ливии итальянцы сражались упорнее, чем в предшествующих боях, защищая итальянскую колонию. Капитан Бейкер, командовавший взводом "Матильд" в этом бою, так описал сражение за прорыв обороны Тобрука:

"Приблизившись к вади (сухое русло. - Прим. перев.), мы были обстреляны примерно с трех километров и не могли понять, откуда ведется огонь. Я отследил орудийный выстрел из-за камней на обрывистом берегу вади и приказал взводу атаковать, несмотря на пулеметный и орудийный огонь с флангов. Это были пушки, оставшиеся позади нас. Я даже услышал свист снаряда, летящего низко по горизонтальной траектории. Надо было решить, какую из них подбить на этот раз. Я едва держался прямой линии и приказал наводчику не обращать на выстрелы внимания, пока мы не подойдем ближе. Хотя мы рыскали по курсу и раскачивались по вертикали все время, он с первого выстрела попал в орудийный окоп.

Потом мы двинулись к остальным трем орудиям. Я быстро развернулся в сторону, где вскинулся клуб пыли, объехал его и увидел в нескольких ярдах от себя человека в униформе темно-зеленого цвета, в расстегнутом мундире, такого вспотевшего, будто он пытался на своем горбу развернуть пушку и навести ее на нас. Мы просто пошли прямо на него, стреляя; мы просто должны были идти прямо, если хотели разбить их орудия. Мы переехали заряжающих и все, что было в блиндаже. И потом первое, что я увидел, был белый флаг капитуляции".

Солдаты Йоркского и Ланкастерского полков нашли хорошую воду, которой в пустыне всегда недоставало.

Быстрота и агрессивность английского продвижения к Тобруку застали врасплох итальянских защитников, и, несмотря на несколько энергичных контратак, оборона Тобрука была сломлена 21 января с наступлением ночи. На следующий день итальянский гарнизон капитулировал. Продвижение было настолько стремительным, что вся система опреснения морской воды попала в руки британцев неповрежденной, жизненно важные портовые сооружения остались целыми и могли функционировать.


Английские солдаты осматривают выгоревший остов СР-42 в пустыне. На начальных стадиях кампании военно-воздушные силы обеих сторон были относительно невелики, и ни одна из сторон не имела значительного преимущества в воздухе.


Итальянский биплан "Фиат" СР-42 был хорошим истребителем по стандартам середины 1930-х гг., но к 1940 г. авиация так стремительно развилась, что он безнадежно устарел по сравнению с "Харрикейном" Королевских ВВС. Он был вооружен двумя 1 2,7-мм пулеметами с подвеской для двух 100-кг бомб и развивал скорость 440 км/час.

Большой проблемой для англичан стала высокая численность итальянских пленных, которых собирали в одном месте, подсчитывали и отсылали назад в тыл. Одной из особенностей этой кампании стали длинные колонны пленных, марширующих назад, по направлению в Египет и в лагеря для военнопленных. Большинство их, казалось, не были особо удручены перспективой пребывания в плену и тем, что они ускользнули от опасностей войны, и часто смешили своих охранников. Капрал Хоффман, бывший журналист, поступивший на военную службу в 6-ю австралийскую дивизию, описал один из таких эпизодов:

"Один майор в колонне пленных демонстрировал свою фашистскую напыщенность. Когда колонна достигала безопасного места, он спешил к ее головной части и, обнажая перед пленными свою грудь, вопил по- итальянски: "Убейте меня... но спасите мою честь". Этот отважный призыв римлянина был вполне искренним, учитывая ясное понимание того, что любой из пленных был определенно лишен того, что могло хоть как-нибудь стрелять.

"Майор-самоубийца" повторял свои призывы о спасении чести некоторое время, пока австралийский часовой не приблизился к нему со штыком, приподнятым до уровня его задницы, и не сказал: "Пошел вон, ты, морда, пока я тебя не пристрелил!" Перепуганный фашистский майор бегом бросился обратно в шеренгу".

Британское наступление продолжается

Пятидневный рейд, предпринятый для изгнания итальянцев из Египта, превратился во вторжение в Северо-Африканскую империю Муссолини. Теперь перед англичанами стояла дилемма: продолжить наступление до взятия Бенгази и огромного выступа Киренаики (Восточной Ливии) или перейти только к обороне. Черчилль помнил о поддержке греков в их борьбе с итальянцами на албанской границе. Он писал комитету начальников штабов: "Мне совершенно ясно, что поддержка греков должна быть приоритетной по сравнению с обеспечением безопасности западного фланга Египта".

В то же время О'Коннору позволили продолжить наступление на итальянцев. Несмотря на усталость солдат и изношенность вооружения (помноженную на нехватку горючего), темпы наступления не снижались. 30 января была взята Дерна: итальянцы отступили, не приняв боя. О'Коннор теперь видел шанс уничтожить 10-ю итальянскую армию целиком. Если он продолжит продвижение вдоль побережья, то, несомненно, сможет вытеснить противника из Киренаики, но большая масса итальянских войск сможет отойти назад, в сторону Триполи, и по-прежнему будет угрожать британским интересам в Северной Африке.

Мобилизованные итальянцы веселятся на причале Неаполя перед отправкой в Итальянское Сомали. Там они должны были готовиться к вторжению в Абиссинию и свержению правления Хайле Селассие I.

Если же он пошлет остатки 7-й бронетанковой дивизии прямым путем через пустыню, обойдя возвышенность Джебель-Ахдар, то сможет перехватить отход итальянцев, предотвратить их бегство и добиться ошеломляющего успеха армии.

Азартная игра О'Коннора

О'Коннора предупреждали, что этот маршрут непроходим для моторизованного транспорта, но он рискнул. Существенным фактором было время: англичане должны были дойти по береговой дороге до Беда-Фомм раньше, чем отступающие итальянцы окажутся в безопасности. Несмотря на нехватку машин, 7-я бронетанковая дивизия 5 февраля двинулась от Месхили через каменистую местность на Мсус, а потом к побережью и к Беда-Фомм. Англичане оказались там как раз в то время, когда передовые части итальянской 10-й армии стремились вырваться на юг к Триполи. Все это время австралийская пехота гнала вдоль побережья итальянцев в ловушку, которая теперь готовилась у Беда-Фомм.

Поняв, что путь в Триполи блокирован, итальянцы попытались прорвать заслон британских танков, но, несмотря на численное превосходство, их атаки не были скоординированы и с треском провалились. Артиллерия и танки 7-й бронетанковой дивизии сняли "богатый урожай" в виде горящих итальянских автомашин. Британские войска потеряли 46 разбитых танка, которые мало что стоили. Знаменитый журналист Честер Уилмотт, сопровождавший британские бронированные силы, наблюдал разгром:

"После ленча пошли донесения, которым трудно было поверить. В одном говорилось о 15 танках, возглавляющих транспортную колонну. В следующем - о 25 средних танках в тылу, а в третьем говорилось, что там было 30 танков, разбросанных по колонне. Всего говорилось о 70 танках, но из-за быстрого маневрирования мы смогли взять их по частям. Это было воистину тяжелое занятие, и мы трудились над ним всю вторую половину дня. К темноте их оставалось не более 30. К этому времени больше половины наших средних танков временно вышли из боя по причине механических неполадок, поскольку шли без остановки в течение дня. Танки одного полка приходили за боекомплектом дважды в течение второй половины дня и возвращались с боеприпасами. Но независимо от этого сражение шло непрерывно".

Итальянцы капитулировали

Отчаянная попытка прорыва сквозь британскую линию завершилась белыми флагами, поскольку уцелевшие итальянцы отказались от борьбы. Британское наступление продвинулось вперед на 800 км. уничтожив армию из 10 дивизий и захватив свыше 130000 военнопленных, потеряв при этом всего 500 убитыми и 1373 ранеными. О'Коннор отправил сообщение Уэйвеллу в его штаб в Каире: "Лиса в капкане убита".

Итальянское подразделение связи передает радиосообщение во время вторжения в Абиссинию, в то время как рядом расположились местные жители. Для плохо вооруженных абиссинских солдат итальянские войска были слишком сильным противником.


Редкая картина: немецкой добровольческой части, воюющей в Восточной Африке на итальянской стороне, было присвоено свое знамя. Хотя официально немецкие войска не участвовали в этой кампании, волонтеров не отговаривали сражаться за итальянские интересы.

Это была славная победа британской армии, первая с начала военных действий в 1939 г. Понятно, что О'Коннор не хотел упускать момента наступления на столицу Ливии и одержать полную победу над итальянцами. Однако глобальные стратегические соображения сокрушили надежду на продолжение преследования. Черчилль настоял на отправке войск в помощь грекам, и первая кампания в пустыне выдохлась. О'Коннор был горько разочарован потерей благоприятной возможности изгнать противника из Северной Африки одним стремительным налетом, но лояльно и без протеста принял решение верховного командования.

Таким образом, англичане перешли к обороне у Эль-Агейла, первое британское наступление в пустыне закончилось. Оно было единственным в своем роде и по своему характеру: обе стороны столкнулись с проблемой ведения боевых действий в пустынях Северной Африки. Крайности климата вызывали шок у всех, кто не знал пустыню: летом можно жарить яйца на капоте грузовика, зимой же наблюдаются сильные холода, сопровождающиеся снегопадом. Расстояния громадные, и снабжение войск на фронте и в тыловой зоне, включая топливо, боеприпасы, продовольствие и воду, приходилось с трудом доставлять со складов за сотни километров по тылам. Кроме экстремального климата, войска должны были выдерживать песчаные бури, гарантированно останавливавшие военные действия. Боб Сайке, британский солдат, впервые перенесший песчаную бурю в пустыне, был серьезно напуган этим явлением:

Появившийся в 1936 г. боевой самолет "Бреда" Ба.88, считавшийся триумфом Муссолини, оказался неудачным. Атаки на Сиди-Баррани в сентябре 1940 г. выявили недостатки этих машин: песок в фильтрах приводил к перегреву двигателей, и самолеты не могли поддерживать строй и высоту. К ноябрю с большинства экземпляров была снята пригодная материальная часть, и самолеты использовали в качестве приманки для английской авиации.

"Песчаная буря принеслась, подобно скорому поезду, со скоростью около 60 км/час, со все усиливающимися порывами ветра. Весь кислород, похоже, ушел из воздуха, и мухи сходили с ума и роились. Жара была страшная, и я взмок так, что песок прилипал к глазам, носу, ушам. Я сидел в блиндаже, надеясь подняться наверх на несколько минут, но тут я почти запаниковал, потому что песок проходил сквозь каждую щель. Я подумал, что буду похоронен. Я вылез наружу и с трудом мог стоять на ветру. Песок сек кожу лица и рук, было почти совсем темно, и я ощущал себя совершенно одиноким. Затем появился свет, но солнце выглядело как грязный апельсин. Шум постепенно стихал, и ветер спадал: я впервые видел песчаную бурю. Когда мы счищали песок с лица, оно исцарапалось до крови".

⇦ Ctrl предыдущая страница / следующая страница Ctrl ⇨

ГЛАВНАЯ СТРАНИЦА / МЕНЮ САЙТА / СОДЕРЖАНИЕ ДАННОЙ СТАТЬИ 

cartalana.orgⒸ 2008-2020 контакт: koshka@cartalana.org