ТЕЛЕСНИН М.Р., ТАРАСОВ В.Д. (пер. с англ.)
СРАЖЕНИЯ НА ЮЖНОМ НАПРАВЛЕНИИ: май 1940 - июнь 1941


ГЛАВНАЯ СТРАНИЦА / МЕНЮ САЙТА

Листание страниц: CTRL + ← или CTRL + →

ПОИСК ПО САЙТУ:

СОДЕРЖАНИЕ ДАННОЙ СТАТЬИ

Гудериан выстроил свои войска для последней атаки с целью занять порт Дюнкерк, и "приказ фюрера", выполнение которого было обязательным, стал для него шоком. Гитлер приказал остановить левое крыло на Аа, было запрещено пересекать реку без объяснения причин. Приказ содержал слова: "Дюнкерк оставить для люфтваффе". "Приказ об остановке" был единственной крупной ошибкой немцев в кампании 1940 г. на западе. Если бы танки подчинились своему руководству, союзники попали бы в западню и вынуждены были сдаться; свыше 200000 лучших солдат английской армии были бы потеряны навсегда.

Несмотря на проблемы, возникшие из-за гибели Биллота, союзники попытались осуществить план, выработанный на конференции в Ипре 21 мая. Но снова его выполнению помешали внешние обстоятельства. 18-я армия генерала Кюхлера, которая перед этим завоевала Нидерланды, была перемещена на правый фланг 6-й армии Рейхенау. В ночь с 23 на 24 мая было объявлено о предстоящей сильной бомбардировке в полосе наступления обеих немецких армий против союзников. Бельгийцы, которых на линии фронта было большинство, начали колебаться перед лицом хорошо подготовленной атаки люфтваффе. Направление нового немецкого удара было выбрано хорошо, по обеим сторонам города Куртре на реке Лис, где соприкасались войска бельгийской армии и британских экспедиционных сил. Бельгийцы выставили последние резервы, чтобы заткнуть дыру в линии фронта.

Английская тяжелая зенитная пушка, брошенная у Дюнкерка

Английская тяжелая зенитная пушка, брошенная у Дюнкерка. Такая боевая техника оставлялась из-за отсутствия места, хотя зенитные орудия были необходимы для отражения атак люфтваффе в гавани.

Британский командующий лорд Горт был тоже исключительно хорошо осведомлен об опасности, которую представляет немецкая атака; если немцы прорвутся, они перережут связь с Ла-Маншем и Англией. Еще хуже было то, что запас боеприпасов у британских экспедиционных сил был угрожающе мал, а дороги переполнены охваченными паникой беженцами и отступающими солдатами.

Решение Горта

25 мая Горт, взяв на себя всю ответственность, отозвал приказ о "наступления Вейгана" и послал войска занять полосу обороны против немецкого наступления на востоке. Поступая так, Горт автоматически принял решение прекратить военную кампанию в Северной Франции и Бельгии. Это важное решение бросало союзников Англии на произвол судьбы, но Горт рассудил, что его первая обязанность, как британского командующего, спасти британские экспедиционные силы для грядущих сражений. Чтобы избежать окружения флангами наступающих немецких войск, механизированные соединения генерала Франклина уже отошли от Арраса, оставив окруженные французские части лицом к лицу с немецкими войсками. Горт начал перестраивать свои войска для организованного отступления к Дюнкерку.

Рано утром 19 мая британское военное министерство и адмиралтейство начали обсуждение "возможности или невозможности эвакуации очень крупных вооруженных сил в условиях риска". Планирование операции под кодовым обозначением "Динамо" велось в Дувре под руководством вице-адмирала сэра Бертрама Рамсея, энергичного и решительного флаг-офицера.

В качестве превентивных мер Рамсей конфисковал все лодки или небольшие суда, которые удалось найти; был собран флот траулеров, паромов, моторных яхт и даже плоскодонных голландских лихтеров, которые в настоящий момент могли уйти в Англию. Помимо примерно 850 коммерческих судов, Рамсей также сумел развернуть впечатляющий флот из 39 эсминцев и других легких кораблей. Подготовка шла в глубокой тайне. С Францией не консультировались, и это означало, что французский военно-морской флот был способен играть только относительно небольшую роль, когда началась эвакуация.

Ситуация, сложившаяся в Дюнкерке

Ситуация, сложившаяся в Дюнкерке, заставляла наземные войска приспосабливаться к обстановке. Эти английские грузовики использовались для сооружения импровизированного мола, давая возможность личному составу проходить непосредственно к борту ожидающих эвакуации судов, вместо того чтобы долго идти вброд или плыть.

Пока планам операции "Динамо" давали ход, британские и бельгийские войска отчаянно сражались, чтобы сдержать объединенную мощь немецких 18-й и 6-й армий. 25 мая немецкая атака прорвала бельгийскую линию фронта в нескольких местах, и на следующий день пехота начала вклиниваться в бельгийские позиции. Во второй половине дня 26 мая король Леопольд предупредил Бланшара и Горта, что Бельгия не сможет долго продолжать защищаться. В этот же день в 18.57 британское адмиралтейство начало операцию "Динамо" - эвакуацию войск с бельгийского и французского побережий. Но в это время большая часть британских экспедиционных сил все еще атаковала немцев и находилась на некотором удалении от берега.

Бельгийцы капитулировали

Утром 27 мая бельгийское высшее командование признало, что должно начать процесс капитуляции, даже несмотря на то, что это поставит английские и французские войска во Фландрии в ужасное положение и высвободит большое количество немецких войск. В 12.30 король Леопольд информировал Горта: "Армия совершенно обессилена. Она сражалась непрерывно четыре дня под интенсивными бомбежками, и приближается момент, когда она будет неспособна продолжать борьбу. В этих обстоятельствах король вынужден объявить о капитуляции во избежание полного провала". Французы получили такое же сообщение немного позже, во второй половине дня.

Для того чтобы дать союзникам больше времени для отвода войск на более выгодные позиции, бельгийцы затянули переговоры с Германией о прекращении огня на несколько часов вечером 27 мая, но в 4.00 28 мая бельгийским войскам было приказано сложить оружие, так как Бельгия согласилась на безоговорочную капитуляцию. Капитуляция Бельгии ухудшала положение англичан и особенно французов, чьи войска на момент капитуляции находились на чрезвычайно уязвимых позициях.

Теперь Гитлер аннулировал приказ о прекращении действий, и моторизованные части танковой дивизии бросились вперед с 27 мая. Бронетанковые войска 15-го танкового корпуса Гота, возглавляемые Роммелем, продвинулись к Армантьеру в качестве одной "клешни", другая была обеспечена пехотой 6-й армии, выдвинувшейся с востока.

Пилоты британских ВВС в рассредоточенных казармах

Пилоты британских ВВС в рассредоточенных казармах, готовые к действиям в небе Северной Франции. Хотя наземные войска часто и не подозревали о том, что над их головами летят английские самолеты, британские ВВС играли ключевую роль в сдерживании активности люфтваффе над Дюнкерком.

Эти "клешни", замкнувшись вечером 27 мая, окружили вокруг Лилля два корпуса 1-й французской армии под командованием генерала Молинье. Войска Молинье - преимущественно североафриканские - сражались с большой решительностью и мужеством, даже будучи в безнадежном положении, и это помогло войскам британских экспедиционных сил и оставшихся частей 1-й армии отойти к Дюнкерку в относительной сохранности. Немцы были так поражены мужеством французских защитников Лилля, что, когда гарнизон окончательно капитулировал, предоставили им возможность выйти маршем из Лилля с боевыми наградами и почетным караулом, который обеспечил 28-й корпус Вегера.

Окружение и сдача гарнизона Лилля в дальнейшем осложнили отношения между Францией и Англией, когда французское командование, включая генерала Бланшара, заявило, что БЭС, отходя к Дюнкерку, оставили защитников Лилля в безвыходном положении. С французской точки зрения, вывод британских войск выглядел исключительно как забота о собственных интересах, однако, если смотреть глубже, англичане мало что могли сделать, не говоря уже о том, что первоначальной причиной всей катастрофы была французская военная некомпетентность.

Далее к северу войска Гудериана пробились с боями за реку Аа и 28 мая взяли Ворму и Бурбурвилль. 29 мая капитулировал Гравелен, последний город перед Дюнкерком. Но теперь немцы стояли перед хорошо обороняемым плацдармом Дюнкерка, и их продвижение замедлилось. В конце концов большинство немецких танков отвернули в сторону и остановились, чтобы подготовиться к операции "Ред", предстоящему наступлению на оставшиеся французские войска. Финальный комментарий Гудериана к этой фазе кампании отражает чувство разочарования: "Каким был бы дальнейший ход войны, если бы мы успели вовремя взять в плен британские экспедиционные войска в Дюнкерке, теперь догадаться невозможно".

Военно-воздушные силы Великобритании столкнулись с трудностями создания над Дюнкерком "воздушного зонта" и сдерживания люфтваффе. Всего англичанами было проведено 2739 самолетовылетов, за период эвакуации было потеряно 177 самолетов. Маршал Геринг хвастался Гитлеру, что "национал-социалисты" из люфтваффе могли бы выполнить работу по очистке зоны союзников при Дюнкерке лучше, чем "реакционная" армия. Хотя Гитлер оставался настроенным скептически, он отвел люфтваффе приоритетную роль в этой миссии. Сочетание плохой погоды и наличия военно-воздушных сил Великобритании помешали Герингу воплотить в жизнь свое бахвальство, и только 27 мая и 1 июня у люфтваффе было превосходство в воздухе, хотя солдатам на побережье постоянные бомбовые атаки "Штук" и других немецких бомбардировщиков наносили психологическую травму.

Изнуренные и уставшие от сражений британские войска

Изнуренные и уставшие от сражений британские войска сходят на берег в английском порту после суровых испытаний в Дюнкерке. Спасение свыше трети миллиона людей из-под носа немецкой армии было большим успехом.

На первых стадиях эвакуации дисциплина часто была плохой и нередко наблюдались сцены пьянства и паники. Офицеры и флотские старшины использовали физическое воздействие, чтобы управлять личным составом. Но с прибытием войск с линии фронта установился заметный порядок, и огромные массы войск союзников терпеливо ждали в длинных очередях своей погрузки на корабли.

⇦ Ctrl предыдущая страница / страница 3 из 25 / следующая страница Ctrl ⇨ 



cartalana.orgⒸ 2008-2018 контакт: koshka@cartalana.org