ТЕЛЕСНИН М.Р., ТАРАСОВ В.Д. (пер. с англ.)
СРАЖЕНИЯ НА ЮЖНОМ НАПРАВЛЕНИИ: май 1940 - июнь 1941


ГЛАВНАЯ СТРАНИЦА / МЕНЮ САЙТА

Листание страниц: CTRL + ← или CTRL + →

ПОИСК ПО САЙТУ:

СОДЕРЖАНИЕ ДАННОЙ СТАТЬИ

Французский танк Б-1

Французский танк Б-1, подбитый в районе Соммы в Северной Франции. Хорошо видна 75-мм пушка. Французские танки, в отличие от немецких, массированно не использовались, поэтому не оказывали заметного влияния на исход боя.

Роммель описывает конец продвижения правой колонны англичан, но левая колонна имела даже больший успех, взяв несколько деревень и разгромив немецкие позиции. Часть британских войск достигла даже Ванкура на реке Соэль - конечной цели наступления - но отсутствие поддержки и налеты люфтваффе вынудили англичан отступить. Англичане продвинулись на 16 км, вывели из строя большое число немецких танков, пушек и транспортных средств и взяли примерно 400 пленных. Как и в предыдущих схватках, против брони союзников очень эффективными были немецкие 88-мм зенитные пушки, подбившие много британских танков. Фактически это были единственные орудия танковых дивизий, способные пробить лобовую броню британских танков Марк-П. К концу дневного сражения только 26 танков Марк-1 и два танка Марк-П осталось в строю. Для англичан эта атака оказалась последней.

Последствия Арраса

Важность значения английской атаки при Аррасе заключалась не в военном успехе - по многочисленным определениям, это было не более чем рейдом, - а в ее психологическом действии на немцев. Степень замешательства немцев можно оценить по записи Роммеля, сделанной вечером 21 мая: "Очень тяжелое сражение имело место между 15.30 и 19.00, с сотнями танков, поддерживаемых пехотой". Фактически же Роммель оценивал так весьма скромные британские войска числом в пять дивизий. Гитлер был настолько обеспокоен ситуацией, что послал в Аррас лично Кейтеля, где он полностью проверил немецкие диспозиции. 7-я и 5-я танковые дивизии и "Мертвая голова" были размещены на оборонительных позициях, в то время как 6-я и 8-я танковые дивизии были полностью заменены и отправлены на восток для поддержки немцев вокруг Арраса.

С этого момента немцы стали вести операции значительно осмотрительнее. Рундштедт признал, что именно эта атака в ходе кампании послужила для него причиной реальной озабоченности, а внимание ОКХ переключилось с броска Гудериана на Ла-Манш на оборонительные действия вокруг Арраса. Это, конечно, дало союзникам драгоценный выигрыш времени, которое понадобилось для успешной эвакуации в Дюнкерке.

Немецкие механизированные войска проходят мимо колонны французских пленных

Немецкие механизированные войска проходят мимо колонны французских пленных. Немцы нашли французов на удивление покладистыми в качестве военнопленных, так как скорость немецкого наступления сломила их боевой дух.

Союзники оказались не готовы к таким бронетанковым операциям немцев. Парадоксально, что укрепление немецких позиций вокруг Арраса (и неспособность союзников развернуть согласованную операцию) убедило Горта, что выживание британских экспедиционных сил может быть обеспечено только отступлением к портам Ла-Манша и эвакуацией в Англию.

Пока англичане сражались вокруг Арраса, генерал Вейган встречался с командирами союзных войск в Бельгии. Он полетел на север через "танковый коридор" накануне сражения и потерял много времени на поиски генералов союзников. На 21 мая Вейган созвал в Ипре конференцию главнокомандующих французской, английской и бельгийской армий. Когда он прибыл. там был только король Леопольд; Биллот прибыл позднее, вечером, но Горт задержался, прибыв в Ипр только тогда, когда Вейган уже вынужденно его покинул (к своей значительной последующей досаде).

Сжатие "танкового коридора"

Вейган планировал синхронную контратаку на "танковый коридор" с севера и юга. Сначала он потребовал существенного участия в северной контратаке бельгийской и 1-й французской армий, но король Леопольд и Биллот сумели убедить его, что их силы фактически уже связаны определенными обязательствами, чтобы быть переброшенными для такой большой операции. Итак, было решено, что основную массу войск должны предоставить британские экспедиционные силы. Осталось уговорить Горта согласиться с этим планом. Прибыв в Ипр, Горт информировал конференцию, что немецкие войска уже пересекли Шельду - главный оплот "линии Эско" - и угрожают отрезать его войскам отступление на юг. В дополнение к этому Горт утверждал, что войска союзников на севере недостаточно сильны, чтобы предпринять контрнаступление. В итоге остановились на том, что бельгийцы и французы сменят англичан на их позициях, что позволит Горту собрать пять дивизий для контратаки, которая была назначена на 23 мая.

Штука с завывающими сиренами сбрасывает

"Штука" с завывающими сиренами сбрасывает бомбы, деморализуя находящуюся внизу пехоту.

Только что взятые в плен французские колониальные солдаты

Только что взятые в плен французские колониальные солдаты под охраной наземных войск люфтваффе. Как и у англичан, у французов было некоторое число солдат из колоний, воевавших на их стороне.

Неудачи, преследовавшие союзников в течение всей кампании, продолжались. Возвращаясь в свой штаб, Биллот попал в автомобильную аварию и был смертельно ранен. Погиб человек, который наиболее ясно представлял себе картину предполагаемой контратаки. Командующим группой армий №1 вместо Биллота стал Бланшар, а Прио принял командование 1-й армией. Замешательство, вызванное этими перестановками, расшатало и без того непрочную структуру управления союзников, и в оставшуюся часть кампании три союзные армии действовали независимо друг от друга.

22 мая танковая группа Клейста получила приказ возобновить наступление. Три танковые дивизии Гудериана должны были с боями идти на северо-восток вдоль побережья Ла-Манша, и каждой дивизии было предназначено по большому портовому городу - Кале, Булонь и Дюнкерк, их захват должен был лишить союзников шанса на массовую эвакуацию войск в Англию.

Смешанная группа английских и французских солдат, попавшая в плен в Дюнкерке

Смешанная группа английских и французских солдат, попавшая в плен в Дюнкерке.

В первое время немцы начали сталкиваться с возросшей активностью авиации союзников; люфтваффе проводило операции все дальше и дальше от своих баз, а базы военно-воздушных сил Франции были, соответственно, ближе. Это замедлило продвижение, хотя к концу дня 22 мая 2-я танковая дивизия была у ворот Булони, а 10-я танковая дивизия приближалась к Кале. Франко-британские гарнизоны обоих портов отказались сдаться и оказали героическое сопротивление, которое дало существенное время союзникам для отступления к Дюнкерку, последнему доступному для эвакуации порту.

Булонь взяли 25 мая, а Кале не сдавался вплоть до следующего вечера. Когда была предоставлена возможность капитулировать, английский командир Кале, бригадный генерал Николсон, ответил: "Ответ будет - нет. Для британской армии сражаться - такой же долг, как и для немецкой армии".

1-й танковой дивизии было приказано идти дальше на восток и взять Дюнкерк. К утру 23 мая авангард дивизии достиг реки Аа, к югу от Гравелена, где был остановлен решительным сопротивлением французов. Хотя Гудериан готовил атаку на следующий день, новые сомнения затронули некоторых высших немецких командиров. Рундштедта беспокоили французские войска к югу от "танкового коридора", и он еще не оправился от шока, вызванного атакой под Аррасом. Вечером 23 мая он приказал Клейсту остановиться и перестроить свои танковые силы на случай, если они будут необходимы для отражения возможных французских атак с юга.

Генерал Эрвин Роммель

Генерал Эрвин Роммель, командир 7-й танковой дивизии, обсуждает судьбу французских и английских офицеров, которые оказались в их руках. Скорость немецкого наступления привела к тому, что во Франции было взято в плен много старших офицеров союзных войск.

Гитлер задерживает танки

На следующий день Гитлер посетил штаб Рундштедта в Шарлевилле. Там Рундштедт объяснил свое беспокойство по поводу возможных ударов с юга, аргументируя это тем, что болотистые равнины Фландрии неблагоприятны для танковых операций и что капитуляция союзников в северном "мешке" - вопрос времени. Гитлер, полностью согласившись с ним, высказал пожелание беречь бронетанковые силы для предстоящих сражений с оставшимися французскими формированиями к югу от Соммы. Хотя Браухич и Гальдер из ОКХ убеждали продолжать танковое наступление против союзников, обороняющих Дюнкерк, чтобы предотвратить эвакуацию их войск, Гитлер был тверд и подписал "приказ фюрера" от 24 мая, призывающий остановить танки.

⇦ Ctrl предыдущая страница / страница 2 из 25 / следующая страница Ctrl ⇨ 



cartalana.orgⒸ 2008-2018 контакт: koshka@cartalana.org