ТЕЛЕСНИН М.Р., ТАРАСОВ В.Д. (пер. с англ.) "СРАЖЕНИЯ НА ЮЖНОМ НАПРАВЛЕНИИ: май 1940 - июнь 1941"

ГЛАВНАЯ СТРАНИЦА / МЕНЮ САЙТА / СОДЕРЖАНИЕ ДАННОЙ СТАТЬИ

Решение Горта

25 мая Горт, взяв на себя всю ответственность, отозвал приказ о "наступления Вейгана" и послал войска занять полосу обороны против немецкого наступления на востоке. Поступая так, Горт автоматически принял решение прекратить военную кампанию в Северной Франции и Бельгии. Это важное решение бросало союзников Англии на произвол судьбы, но Горт рассудил, что его первая обязанность, как британского командующего, спасти британские экспедиционные силы для грядущих сражений. Чтобы избежать окружения флангами наступающих немецких войск, механизированные соединения генерала Франклина уже отошли от Арраса, оставив окруженные французские части лицом к лицу с немецкими войсками. Горт начал перестраивать свои войска для организованного отступления к Дюнкерку.

Рано утром 19 мая британское военное министерство и адмиралтейство начали обсуждение "возможности или невозможности эвакуации очень крупных вооруженных сил в условиях риска". Планирование операции под кодовым обозначением "Динамо" велось в Дувре под руководством вице-адмирала сэра Бертрама Рамсея, энергичного и решительного флаг-офицера.

В качестве превентивных мер Рамсей конфисковал все лодки или небольшие суда, которые удалось найти; был собран флот траулеров, паромов, моторных яхт и даже плоскодонных голландских лихтеров, которые в настоящий момент могли уйти в Англию. Помимо примерно 850 коммерческих судов, Рамсей также сумел развернуть впечатляющий флот из 39 эсминцев и других легких кораблей. Подготовка шла в глубокой тайне. С Францией не консультировались, и это означало, что французский военно-морской флот был способен играть только относительно небольшую роль, когда началась эвакуация.

Ситуация, сложившаяся в Дюнкерке, заставляла наземные войска приспосабливаться к обстановке. Эти английские грузовики использовались для сооружения импровизированного мола, давая возможность личному составу проходить непосредственно к борту ожидающих эвакуации судов, вместо того чтобы долго идти вброд или плыть.

Пока планам операции "Динамо" давали ход, британские и бельгийские войска отчаянно сражались, чтобы сдержать объединенную мощь немецких 18-й и 6-й армий. 25 мая немецкая атака прорвала бельгийскую линию фронта в нескольких местах, и на следующий день пехота начала вклиниваться в бельгийские позиции. Во второй половине дня 26 мая король Леопольд предупредил Бланшара и Горта, что Бельгия не сможет долго продолжать защищаться. В этот же день в 18.57 британское адмиралтейство начало операцию "Динамо" - эвакуацию войск с бельгийского и французского побережий. Но в это время большая часть британских экспедиционных сил все еще атаковала немцев и находилась на некотором удалении от берега.

Бельгийцы капитулировали

Утром 27 мая бельгийское высшее командование признало, что должно начать процесс капитуляции, даже несмотря на то, что это поставит английские и французские войска во Фландрии в ужасное положение и высвободит большое количество немецких войск. В 12.30 король Леопольд информировал Горта: "Армия совершенно обессилена. Она сражалась непрерывно четыре дня под интенсивными бомбежками, и приближается момент, когда она будет неспособна продолжать борьбу. В этих обстоятельствах король вынужден объявить о капитуляции во избежание полного провала". Французы получили такое же сообщение немного позже, во второй половине дня.

Для того чтобы дать союзникам больше времени для отвода войск на более выгодные позиции, бельгийцы затянули переговоры с Германией о прекращении огня на несколько часов вечером 27 мая, но в 4.00 28 мая бельгийским войскам было приказано сложить оружие, так как Бельгия согласилась на безоговорочную капитуляцию. Капитуляция Бельгии ухудшала положение англичан и особенно французов, чьи войска на момент капитуляции находились на чрезвычайно уязвимых позициях.

Теперь Гитлер аннулировал приказ о прекращении действий, и моторизованные части танковой дивизии бросились вперед с 27 мая. Бронетанковые войска 15-го танкового корпуса Гота, возглавляемые Роммелем, продвинулись к Армантьеру в качестве одной "клешни", другая была обеспечена пехотой 6-й армии, выдвинувшейся с востока.

Пилоты британских ВВС в рассредоточенных казармах, готовые к действиям в небе Северной Франции. Хотя наземные войска часто и не подозревали о том, что над их головами летят английские самолеты, британские ВВС играли ключевую роль в сдерживании активности люфтваффе над Дюнкерком.

Эти "клешни", замкнувшись вечером 27 мая, окружили вокруг Лилля два корпуса 1-й французской армии под командованием генерала Молинье. Войска Молинье - преимущественно североафриканские - сражались с большой решительностью и мужеством, даже будучи в безнадежном положении, и это помогло войскам британских экспедиционных сил и оставшихся частей 1-й армии отойти к Дюнкерку в относительной сохранности. Немцы были так поражены мужеством французских защитников Лилля, что, когда гарнизон окончательно капитулировал, предоставили им возможность выйти маршем из Лилля с боевыми наградами и почетным караулом, который обеспечил 28-й корпус Вегера.

Окружение и сдача гарнизона Лилля в дальнейшем осложнили отношения между Францией и Англией, когда французское командование, включая генерала Бланшара, заявило, что БЭС, отходя к Дюнкерку, оставили защитников Лилля в безвыходном положении. С французской точки зрения, вывод британских войск выглядел исключительно как забота о собственных интересах, однако, если смотреть глубже, англичане мало что могли сделать, не говоря уже о том, что первоначальной причиной всей катастрофы была французская военная некомпетентность.

Далее к северу войска Гудериана пробились с боями за реку Аа и 28 мая взяли Ворму и Бурбурвилль. 29 мая капитулировал Гравелен, последний город перед Дюнкерком. Но теперь немцы стояли перед хорошо обороняемым плацдармом Дюнкерка, и их продвижение замедлилось. В конце концов большинство немецких танков отвернули в сторону и остановились, чтобы подготовиться к операции "Ред", предстоящему наступлению на оставшиеся французские войска. Финальный комментарий Гудериана к этой фазе кампании отражает чувство разочарования: "Каким был бы дальнейший ход войны, если бы мы успели вовремя взять в плен британские экспедиционные войска в Дюнкерке, теперь догадаться невозможно".

Военно-воздушные силы Великобритании столкнулись с трудностями создания над Дюнкерком "воздушного зонта" и сдерживания люфтваффе. Всего англичанами было проведено 2739 самолетовылетов, за период эвакуации было потеряно 177 самолетов. Маршал Геринг хвастался Гитлеру, что "национал-социалисты" из люфтваффе могли бы выполнить работу по очистке зоны союзников при Дюнкерке лучше, чем "реакционная" армия. Хотя Гитлер оставался настроенным скептически, он отвел люфтваффе приоритетную роль в этой миссии. Сочетание плохой погоды и наличия военно-воздушных сил Великобритании помешали Герингу воплотить в жизнь свое бахвальство, и только 27 мая и 1 июня у люфтваффе было превосходство в воздухе, хотя солдатам на побережье постоянные бомбовые атаки "Штук" и других немецких бомбардировщиков наносили психологическую травму.

Изнуренные и уставшие от сражений британские войска сходят на берег в английском порту после суровых испытаний в Дюнкерке. Спасение свыше трети миллиона людей из-под носа немецкой армии было большим успехом.

На первых стадиях эвакуации дисциплина часто была плохой и нередко наблюдались сцены пьянства и паники. Офицеры и флотские старшины использовали физическое воздействие, чтобы управлять личным составом. Но с прибытием войск с линии фронта установился заметный порядок, и огромные массы войск союзников терпеливо ждали в длинных очередях своей погрузки на корабли.

Эвакуация ускоряется

На 27 мая общее количество эвакуированных было только 7669, и это отражало частное мнение Айронсайда, что для британских экспедиционных сил будет удачей, если они смогут вернуть в Англию 30000 человек. Но 28 мая портовые службы работали лучше, и число уплывших в этот день возросло до 17804. В течение последующих дней общее число эвакуированных за день увеличивалось, достигнув пика 31 мая - 68104 человек. Растущей проблемой было несоответствие эвакуированных британских и французских войск, частично это происходило из-за отсутствия приказов французского высшего командования о том, чтобы допустить их людей к эвакуации. Черчилль, получив по этому поводу упрек от Вейгана, приказал, чтобы английские и французские войска грузились на корабли в одинаковой пропорции.

Военнопленные союзных войск за колючей проволокой; это суровое испытание будет тянуться последующие пять лет. Люди на переднем плане занимаются вечной "военной" задачей - чисткой картофеля.

К 3 июня были эвакуированы последние английские соединения, но французский арьергард продолжал занимать оборонительные позиции вокруг Дюнкерка. Немцы находились менее чем в двух километрах от берега. На следующее утро Рамсей рискнул послать свои корабли в последний рейд, чтобы спасти столько французов, сколько возможно. Фактически французских войск оказалось больше, чем ожидалось, и хотя 27000 человек уплыли из Дюнкерка, по меньшей мере 30000 французов остались одни перед лицом последней немецкой атаки (это событие использовалось немцами для разжигания антианглийских настроений среди французов). 4 июня немцы маршем вошли в Дюнкерк; меньше чем через месяц после первой немецкой атаки война на севере Франции закончилась.

Дюнкерк: поражение иди победа?

Из Дюнкерка было эвакуировано значительное количество войск, около 338000 человек (из которых около 110000 были французы), при потере шести английских и двух французских эсминцев и некоторого числа других более мелких судов. Это была удавшаяся импровизация, случай, когда "победа была вырвана из пасти поражения". Для Англии, сталкивавшейся в то время с непрерывной чередой неудач, это стало большой моральной поддержкой. Однако премьер-министр Черчилль заявил в палате общин 4 июня: "Войны не выигрывают эвакуациями". Большое число оружия и боевой техники британских экспедиционных сил было брошено во Франции: 2473 пушки, 63879 грузовиков, 20548 мотоциклов и 500000 тонн оружия и боеприпасов. Нужно было время для повторной экипировки эвакуированных войск. Британские потери составили 68111 человек убитыми, ранеными и взятыми в плен. Голландцы потеряли 2890 человек убитыми и 6889 ранеными. Бельгийские потери составили 7500 убитыми и 15850 ранеными.

Немецкие потери на этой стадии французской кампании исчислялись 10252 убитыми и около 50000 ранеными и пропавшими без вести. Согласно германским источникам, было взято около миллиона пленных из числа войск союзников. Однако кампания была еще не закончена, и, когда последние союзные войска ушли от немцев на север, где были переправлены из Дюнкерка, танковые дивизии повернули к югу, чтобы уничтожить то, что осталось от французской армии, и взять Париж.

Свастика, символ немецкого господства, развевается над Парижем. Французское правительство объявило столицу "открытым городом", и немцы без сопротивления вошли в Париж 14 июня.

ГЛАВА ВТОРАЯ. Падение Франции

5 июня - спустя день после захвата Дюнкерка - немецкое верховное командование начало операцию "Ред" по уничтожению французских вооруженных сил к югу от "линии Сомма - Эна". Сразу после прорыва Гудериана к морю и образования "танкового коридора" немцы захватили плацдармы за реками Сомма и Эна, создав трамплины для дальнейшего наступления и яростно отражая все попытки французов ликвидировать их.

Танковые дивизии, двинувшиеся к югу от внешней линии окружения Дюнкерка, были усилены и реорганизованы для операции "Ред". Их разделили на пять отдельных корпусов, состоявших из 2 танковых и 1 моторизованной дивизии каждый. 15-й танковый корпус действовал на правом немецком фланге, самом близком к Ла-Маншу. 14-й и 16-й были объединены в танковую группу Клейста, закрепленную за группой армий "В" Бока и развернутую между Амьеном и Перронной. Еще два корпуса, 39-й и 41-й, были объединены в танковую группу Гудериана и развертывались на левом фланге немецкого фронта вдоль реки Эна как часть группы армий "А" Рундштедта. Прибытие новых соединений из Германии довело общие немецкие силы во Франции на этой стадии кампании до 104 дивизий.

Немецкий план был прост: прорвать французскую линию обороны и затем использовать механизированные формирования для максимально быстрого проникновения в глубь Франции, чтобы изолировать и окружить крупные группировки французской армии. 15-й корпус рвался вдоль Ла-Манша по направлению к Бретани, танковая группа Клейста двигалась в Центральную Францию, обходя Париж (который был оставлен для захвата пехоте). Танковая группа Гудериана должна была двигаться на юг через Восточную Францию с целью отсечения французских войск, находящихся на "линии Мажино" и за ней. Действия группы армий "С" генерала Лее- ба, располагавшейся напротив "линии Мажино", сводились к тому, чтобы задержать защитников на линии и таким образом воспрепятствовать их возможному отходу в Южную Францию.

Слабость французов

Потери французов на начальных этапах кампании были невосполнимы, и, даже отозвав резервы с альпийского фронта с Италией, Вейган смог развернуть только около 60 дивизий вдоль 360-км фронта между Ла-Маншем и французским правым флангом на Мезе. Среди этих войск были две польские дивизии, британская 51-я дивизия и сформированная позже 1-я бронетанковая дивизия, у которой по-прежнему было мало танков, артиллерии и противотанковых орудий. Еще две британские дивизии находились в процессе погрузки на суда для отправки во Францию, но английский вклад в финальную битву за Францию был незначительным.

Немецкие войска отдыхают на берегу моря после прорыва западного участка французской линии обороны 8 июня.

Вейган в своем оборонительном плане отказался от идеи непрерывного фронта, которая со всей очевидностью провалилась под Седаном, и опирался на систему расположенных в шахматном порядке оборонительных позиций, названных "ежами". Каждый "еж" нужно было создать вокруг удобного для обороны места, как-то: холм или деревня, и усилить пехотой и орудиями. Обороняющиеся будут удерживать позиции, даже если немцы пройдут вперед мимо них, оставляя их в тылу. Позади "ежей" должны были находиться подвижные резервы, которые, как можно было надеяться, будут контратаковать прорвавшихся. Однако французы испытывали недостаток механизированных частей, для того чтобы противостоять силам пяти немецких танковых корпусов. И если рубеж обороны будет прорван, у немцев окажутся развязанными руки.

Французские военно-воздушные силы возместили свои прежние потери и при серьезной поддержке Королевских ВВС могли бы развернуть большое количество самолетов. Однако люфтваффе по-прежнему имело численное преимущество, и - главное - у немцев были намного лучше организация и управление.

Операция "Ред"

Начало операции "Ред" было поэтапным, армии группы "В" начали наступление 5 июня, в то время как армии группы "А" ждали до 9 июня. Теперь французская армия продемонстрировала гораздо большую решимость, чем на Мезе несколькими неделями раньше. Немецкие танки не смогли прорваться со своих плацдармов, а немецкую пехоту сдержал плотный огонь французских укрепленных точек. "В этих разрушенных деревнях, - писал немецкий солдат, - французы отбивались до последнего человека. Некоторые "ежи" держались, пока наша пехота не оставила их в 20 километрах позади". По всей "линии Вейгана" французы сражались отчаянно; старые, времен Первой мировой войны, 75-мм пушки подбивали немецкие танки, а пехота удерживала свои позиции.

Немецкий солдат смотрит с господствующей позиции на разрушенный и горящий французский город.

Самоуверенное и хорошо вооруженное отделение немецкой пехоты марширует через город, подвергшийся сильному обстрелу. Несмотря на отдельные неудачи, немецкие штурмовые группы овладели французскими оборонительными позициями на Сомме.

Разгромленные французские войска, прекратив сопротивление, сдаются в плен немцам, прорвавшим французскую линию обороны.

Немецкий 23-й корпус понес тяжелые потери от действий 14-й пехотной дивизии, одного из немногих французских соединений, отличившихся в боях под Седаном. Под командованием генерала де Латра де Тассиньи 14-я дивизия контратаковала немецкий корпус и отбила немецкий плацдарм на Эне, захватив 1000 пленных. Командир немецкого корпуса генерал Шуберт отдал должное выдающемуся подвигу своих противников:

"В наступление пошел противник с непоколебимым боевым духом, выстоявший под нашим предварительным артобстрелом с минимальными потерями на хорошо организованной позиции. Выдержка и тактическое мастерство противника полностью отличались от того, что было проявлено в предыдущих боях. Солдаты 14-й дивизии подпускали немецкую пехоту на расстояние выстрела в упор и стреляли почти без промаха. Во многих местах французские снайперы, расположившиеся на деревьях, поддерживали огонь до последнего патрона, не обращая внимания на продвижение немецких войск.

Боевой дух французской 14-й дивизии был удивительным. Французы выходили осмотреть своих раненых, хотя у них не было шансов эвакуировать их и ухаживать за ними. Отходя, они оставляли провизию раненым, которых не могли взять с собой. 14-я дивизия сражалась 9 и 10 июня так, что в памяти всплывали действия лучших французских войск под Верденом в 1914-1918 гг.".

⇦ Ctrl предыдущая страница / следующая страница Ctrl ⇨

ГЛАВНАЯ СТРАНИЦА / МЕНЮ САЙТА / СОДЕРЖАНИЕ ДАННОЙ СТАТЬИ 

cartalana.orgⒸ 2008-2021 контакт: koshka@cartalana.org