КНИГА "300 ЛЕТ ЦАРСТВОВАНИЯ ДОМА РОМАНОВЫХ. 1613-1913". Издание 1913 года

ГЛАВНАЯ СТРАНИЦА / МЕНЮ САЙТА / СОДЕРЖАНИЕ ДАННОЙ СТАТЬИ

Глава XII. Император Павел I

Павел Петрович вступил на престол 42 лет отроду, 6 ноября 1796 г. С 1760 г. воспитание великого князя Павла Петровича было поручено Н.И. Панину, а позже Императрица Екатерина II, заботясь о том, чтобы дать хорошее образование своему сыну, желала пригласить в Россию известного энциклопедиста Даламбера, но эта попытка окончилась неудачей и руководителем воспитания остался Никита Иванович Панин, отвлекаемый с 1763 г. управлением иностранной коллегией. Из других воспитателей благотворное влияние на Павла Петровича оказал С.А. Порошин, оставивший записки, в которых день за днём отмечались все поступки маленького Павла, рисуя его живым, способным мальчиком. Когда Павлу минуло 14 лет, согласно воспитательному плану Панина. С которым сошёлся Павел и горячо любил его, настало время решить, каким образом приступить к прямой государственной науке, т.е. коммерции казённых дел, политики внутренней и внешней, войны морской и сухопутной, учреждений мануфактур и фабрик..., но из этих занятий с Остервальдом, Г.Н. Тепловым и другими ничего существенного не вышло. В юном Павле всё сильнее стала проявляться страсть к парадам войск и разным мелочам военной службы. В 1772 г. явилось предположение, что 19-летний Павел будет допущен к некоторым отраслям государственного управления, но Императрица Екатерина II не желала об этом и думать.

Находясь, таким образом, в стороне от двора и политики, Павел смотрел на государственное управление и на придворную жизнь, как чуждый зритель, оценивая факты государственной жизни с полной свободой критика.

В 1773 году 29 сентября Екатерина женила Павла Петровича на принцессе Гессен-Дармштадтской Вильгельмине, принявшей в православии имя Натальи Александровны. Подчиняясь всецело влиянию своей супруги, Павел в 1774 г. пытался приблизиться к государственным делам, подав императрице составленную под влиянием Н. и П. Паниных записку под заглавием "Рассуждения о государстве вообще, относительно числа войск, потребного для защиты оного и касательно обороны всех пределов".

Нежно любимая супруга Павла Петровича умерла от родов 15 апреля 1776 г.; убитый горем муж был послан в Берлин, где сделал предложение виртембергской принцессе Софии-Доротее, принявшей имя Марии Фёдоровны. Бракосочетание происходило 26 сентября 1776 г. в С.- Петербурге. В 1777 г. 12 декабря у Павла родился сын, будущий император Александр I, а 20 апреля 1779 г. - второй, Константин. Обоих внуков взяла Екатерина для воспитания к себе, что огорчало родителей, а Павел Петрович, отстранённый от участия в государственных делах, растрачивал силы ума на многие теоретические измышления о необходимости исправления дел империи.

В 1788 г. Павел Петрович принимает некоторое участие в войне со Швецией, и, отправляясь на войну, оставил супруге духовное завещание, послужившее потом основанием закона о престолонаследии. В это время Екатерина подумывала передать престол великому князю Александру Павловичу, вступившему в брак в 1793 г. с Елизаветой Алексеевной. В следующем году Екатерина объявила совету намерение "устранить сына своего Павла от престола, ссылаясь на его нрав и неспособность", но встретила противодействие со стороны В.П. Мусина-Пушкина. Императрица, тем не менее, решила не отступать от своего намерения, заручась согласием Александра, который, однако, высказал уклончивость, решив выждать время и сохранить за отцом право наследства. При дворе уже носился слух, что всенародное объявление о новом порядке должно было последовать 24 ноября или 1 января 1797 г., но 6 ноября скончалась Екатерина и на престол вступил Павел.

Иллюстрация: Великие княжны Александра и Елена Павловны. Романовская галерея Зимнего дворца

Иллюстрация: Великая княжна Анна Павловна. Романовская галерея Зимнего дворца

Павел I как бы хотел уничтожить всё, сделанное матерью. Он велел вынуть останки своего отца, короновал его императорской короной и похоронил в один день с одинаковой почестью Петра III и Екатерину II. Немедля прекратил начатую Екатериной войну с Персией и отказался участвовать в коалиции, составленной против Франции, а также дал отставку Суворову.

Первым правительственным актом большой важности был Акт о престолонаследии, обнародованные при коронации 5 апреля 1797 г. Порядок наследования определялся "учреждением об Императорской фамилии" по праву "естественному". Вместо прежнего, установленного Петром Великим в 1722 г., порядка произвольного назначения наследника престола лицом царствующим, установлялся неизменный порядок перехода престола по прямой нисходящей линии от отца к старшему сыну. Учреждение Павла I восстанавливало и узаконивало старый допетровский обычай перехода власти, так как нарушение Петром Великим этого обычая дало горькие плоды в XVIII столетии и отразилось тяжёлым образом и на самом Павле.

Приготовления к коронации делались экономно, так как Государь, "будучи врагом роскоши и ненужных расходов", приказал церемониальных дел конторе высочайше объявить: "чтобы все придворные и другие ко двору приезд имеющие дамы являлись в торжественный по случаю коронации праздники в робах из чёрного бархата, т.е. робный корсет и шлейф бархатные; юбка может быть из богатой или шитой материи. А дамы, опасающиеся таковой издержки, властны делать оную из простой материи".

Для помещения Их Величеств в Москве во время коронации был избран дом князя Безбородко, против Головинского сада. К нему пристроили две больших деревянных залы и церковь Св. Михаила. Над постройкой, пишет А.Т. Болотов, трудились 16000 рабочих не только днём, но и ночью, при свечах.

Иллюстрация: Император Павел I. С гравюры Шмидт

Иллюстрация: Великая княжна Мария Павловна. Романовская галерея Зимнего дворца

Точно таким же образом сооружал Павел I свой Михайловский замок в С.-Петербурге, ныне Инженерный, для которого ломали неоконченный дворец в Пелле, на берегу р. Невы, построенный Екатериной II для внука её Александра, и при свете факелов возили кирпич к дворцу, сооружаемом архитектором Бренна.

По окончании коронационных торжеств, Павел I посетил южные губернии и спустя два месяца, через Митаву, Курляндию и Лифляндию, возвратился в Петербург, где вскоре возложил на себя в Зимнем дворце, корону Великого Магистра державного рыцарского ордена Св. Иоанна Иерусалимского, которая была ему привезена с острова Мальта в Гатчину и поднесена ему рыцарями Мальтийского ордена. В царствование Павла корона эта изображалась и на государственном гербе, но после его смерти была вынесена из Зимнего дворца гоф-фурьерами и отправлена в Москву, в Оружейную палату.

4 мая 1798 г. была заключена конвенция с Мальтийским орденом, превратившая польское великое приорство в Российское, а после захвата острова Мальты англичанами, Павел принял на себя звание Великого Магистра ордена Св. Иоанна Иерусалимского в 1798 г.

Все мероприятия Павла на искоренение беспорядков в делах только нарушали стройность прежней системы, не создавая ничего полезного.

Общие формы управления, действовавшие во всём государстве, были распространены Екатериной II и на приобретённые западные и юго-восточные провинции, с целью скорейшего слияния их населения с основным населением государства; реформы Павла I испортили это разумное дело.

Иллюстрация: Император Павел I и великий князь Александр Павлович переносят Тихвинскую чудотворную икону в собор Успения 9 июня 1798 г. С картины Истомина, находящейся в музее императора Александра III

Павел I восстановил Коллегии, эти отжившие учреждения, но не смог вдохновить их к новой жизни, и его преемник, Александр, заменил их Министерствами.

Император Павел I не одобрял ряд привилегий, данных Екатериной дворянству, а также не допускал возможности существования в государстве привилегированных лиц и групп. "В России велик только тот, с кем я говорю, и пока я с ним говорю", выразился Павел I, говоря о русских аристократах; Павел I ограничил действие жалованных грамот 1785 г. и стеснил местное самоуправление; при нём дворяне и горожане снова подпали телесным наказаниям за уголовные преступления.

Иллюстрация: Семейный портрет фамилии Императора Павла I. С картины Кюгельхен

Иллюстрация: Великая княжна Екатерина Павловна. Романовская галерея Зимнего дворца

Законом 1797 г. Павел I установил высшую норму крестьянского труда в пользу помещиков, назначив три дня барщины в неделю, и тем положил ограничение помещичьей власти. За четыре года своего царствования Павел I роздал более 500000 крестьян, тогда как Екатерина II за 36 лет своего царствования раздала их 800000 обоего пола. Рядом с государственными крутыми мерами следовали мелочные распоряжения относительно частной жизни их жителей. Объявлена была война круглым шляпам, отложным воротничкам, фракам, жилетам, сапогам с отворотами. Все должны были пудрить волосы и косички; едущим и пешеходам приказано было останавливаться на улицах при встрече с императорскою фамилией. Из употребления повелено было выбросить слова: обозрение, врач, стража, отечество и т.д., заменяя их словами: осмотрение, лекарь, караул, государство.

Преследуя лиц, близких к Екатерине II, Павел I окружил себя своими любимцами. Из женщин, еще до воцарения Павла I, большую роль играла Екатерина Ивановна Нелидова. Видное место занимали Куракин, Лопухин, Безбородко, Растопчин, Обольянинов, а особенно Аракчеев и И.П. Кутайсов, бывший турчонок, сначала брадобрей Павла, когда он был великим князем, а затем обер-гардеробместер, обер-шталмейстер и граф.

Ломая учреждения Екатерины II, Павел сократил число губерний, уничтожив губернию Екатеринославскую, именем своим напоминавшем об имени его матери.

Для поправления финансов было сожжено 6000000 бумажных денег и решено не выпускать их более, и учреждён был вспомогательный банк для дворянства. Хотя Павел и объявлял вначале, что ни с кем не будет воевать, в 1798 г. он присоединился к коалиции Австрии и Англии против Наполеона. На войну, в Италию, был отправлен Суворов с русскими войсками, совершивший ряд славных, но безрезультативных подвигов. Вскоре Павел поссорился с Англией из-за острова Мальты, а затем с Австрией, отозвал Суворова, решив заключить союз с Наполеоном и начать войну с Англией. Генералу Орлову и Платову было приказано с донскими казаками выступить к Оренбургу с целью нападения на Индию; смерть Павла прекратила эти приготовления.

После рождения сына Михаила Павел I отдалился от Марии Фёдоровны, так как его уверяли, что жена желала держать его под своим игом. Павел I увлёкся девицей А.П. Лопухиной, вышедшей потом замуж за Гагарина, и стал враждебен к своей семье, видя в жене своего недруга, желавшего будто бы повторить 28 июня 1762 г., а в старшем сыне Александре - своего соперника.

В высшем обществе складывалось мнение об установлении регентства, так как многие считали императора Павла I ненормальным. Мысль эта принадлежала Никите Петровичу Панину (племяннику Никиты Ивановича Панина), который в дружбе с английским послом Витвортом и Зубовыми. Создав регентство, думали вручить его Александру, убедив императора Павла лечиться. В этот план Панин вовлёк и самого Александра, который не мог этого ему никогда простить. Раньше, чем заговорщики стали действовать, Павел осенью 1800 года, выслал Панина в подмосковную деревню. Дело затормозилось, пока руководителем заговора не стал петербургский генерал-губернатор, граф Пален, любимец Павла I, который повёл заговор к решительному концу - "к совершенному устранению Павла от престола какою бы то ни было ценою".

В заговоре принимали участие гвардейские офицеры, опиравшиеся на солдатскую массу. Император Павел I, кем-то предупреждённый, стал бояться Палена, дав ему всеобъемлющую власть. Поэтому он послал за Аракчеевым, при чём сам подписал ему подорожную. Но Пален перехватил фельдъегеря, и представил Государю пакет и подорожную. Якобы подложные. Государь приказал ему немедля послать и ту и другую по назначению, спросив Палена, возможно ли повторение событий 1762 г. Пален хладнокровно ответил, что некоторые об этом подумывают.

Иллюстрация: Вид Михайловского замка. С картины Патерсона

Пален сказал, что исполнить это трудно, так как тогда войска не было в руках государя, и полиция "ныне так усовершенствована, что ни делается шага, ни говорится ни слова помимо моего ведома". Заметя из дальнейших слов Государя, что он, быть может, осведомлён о заговоре, широко распространяющемся среди офицеров гвардии, Пален объяснил ему, что он сам состоит во главе одного заговора для того, чтобы наблюдать за действиями заговорщиков, и прибавил, что не может отвечать за безопасность Государя, пока не будет иметь на руках письменного повеления арестовать, в случае надобности, великого князя Александра Павловича. Получив такою уловкою это повеление, распространённое на всех членов Императорской Фамилии, Пален показал его Александру.

Вечером 11 марта прибыл к Петербургской заставе ожидавшийся Аракчеев, но здесь, по приказанию Палена, ему было объявлено, что его не могут пропустить без особого повеления Государя. В тот же вечер Павел I отдалил от себя верный караул от Конной гвардии, которую Пален представил ему как якобы заражённую духом якобинства, и, взамен его, поставил у дверей совей спальни двух унтер-лакеев.

Иллюстрация: Императрица Мария Фёдоровна. С гравюры Фридриц

Утром в тот же день, рассказывает графиня Головина, "когда граф Кутайсов, во дворе дворца, ожидал Государя, чтобы сопровождать его верхом на прогулке, подошёл к нему крестьянин, или человек, переодетый крестьянином, и горячо умолял его принять бумагу, содержание которой (разоблачение заговора) имело бы большие последствия. Кутайсов, державший правой рукой поводья лошади, взял бумагу левой рукой и положил в свой левый карман. После прогулки он переменил мундир, забыв про бумагу крестьянина, и опорожнил, по обыкновению, свой правый карман, идя к Императору, и об этой бумаге вспомнил только на другой день".

К обеденному столу были приглашены граф Строганов, Голенищев-Кутузов, Нарышкин, граф Кутайсов, адмирал Кушелев и вице-канцлер Куракин. В течение дня император Павел зашёл в комнату малолетнего своего сына Николая Павловича, причём пятилетний великий князь спросил отца, отчего его называют Павлом Первым.

- Потому, - ответил Государь, - что не было другого императора, который бы носил это имя до меня.

- Тогда и меня будут называть Николаем первым, - сказал великий князь.

- Если ты вступишь на престол, - заметил Павел Петрович, погрузившись в раздумье, затем поцеловал его и быстро удалился.

Камер-пад Аполлон Полетила, как очевидец, рассказывает: "за ужином Государя был подан в первый раз фарфоровый сервиз, украшенный различными видами Михайловского замка. Государь был в чрезвычайном восхищении, многократно целовал рисунки на фарфоре и говорил, что это был один из счастливейших дней в его жизни". В половине девятого ужин окончился и, по обыкновению, все выходили в другую комнату и прощались с Государем.

В этот вечер Павел Петрович также вышел в другую комнату, но ни с кем не простился, а сказал лишь: "Чему быть, того не миновать".

11 марта 1801 г., в полночь, заговорщики из дома адмирала Рибаса (ныне дворец принца Ольденбургского), пройдя Летний сад, проникли в новый Михайловский замок, построенный Павлом на месте старого Летнего дворца. Из 40-50 заговорщиков до покоя Павла дошло 8 человек, и в запальчивом объяснении с ними Павел Петрович был убит, в отсутствии графа Палена.

"Ночь была холодная и дождливая, говорит историк Н.К. Шильдер, - в главном карауле все дремали. Вдруг вбежал лакей, крича: "Спасайте!". Поручик Полторацкий обнажил шпагу и, обратясь к солдатам, крикнул "Ребята, за Царя!". Все бросились вслед за Полторацким, перебежали двор и поднялись по парадной лестнице. Но вдруг на верхней площадке появился граф Пален и генерал Бенингсен. Раздалась команда: "Караул, стой!", а затем они услышали слова: "Государь скончался апоплексическим ударом; у нас теперь новый император Александр Павлович!"".

Иллюстрация: Открытие памятника Павлу I в Гатчине 1 августа 1850 г. Часовым стоял великий князь Александр Александрович, будущий император Александр III

После кончины Императора Павла I в Петербурге ходили по рукам французские стихи, написанные неизвестным автором, сделавшим правдивую и искреннюю характеристику почившего государя:

"Его знали слишком мало, он же никого не знал. Деятельный, всегда торопливый, кипучий, повелительный, любезный, обворожительный даже без венца, он желал править один, всё видеть, всё делать к лучшему; создал много неблагодарных и умер несчастным".

⇦ Ctrl предыдущая страница / следующая страница Ctrl ⇨

ГЛАВНАЯ СТРАНИЦА / МЕНЮ САЙТА / СОДЕРЖАНИЕ ДАННОЙ СТАТЬИ 

cartalana.orgⒸ 2008-2020 контакт: koshka@cartalana.org