КНИГА "300 ЛЕТ ЦАРСТВОВАНИЯ ДОМА РОМАНОВЫХ. 1613-1913". Издание 1913 года

ГЛАВНАЯ СТРАНИЦА / МЕНЮ САЙТА / СОДЕРЖАНИЕ ДАННОЙ СТАТЬИ

Глава X. Императрица Елизавета Петровна

Елизавета Петровна ознаменовала своё царствование свержением немецкого режима и покровительством всему национальному. При ней много полезного вошло в русскую жизнь и воспитался целый ряд деятелей, составивших славу Екатерины II.

Преклоняясь перед памятью своего отца, Петра Великого, Елизавета подготовила почву для лучшего понимания и продолжения преобразовательной деятельности Петра.

Елизавета Петровна царствовала 20 лет - с 25 ноября 1741 г. по 25 декабря 1761 г. При ней, как и ранее, имели большое значение "припадочные люди", т.е. фавориты, а делами управляла "сила персон".

Участие маркиза Шетарди в организации заговора, возведшего Елизавету на престол, было проблематическое, в противоположность общепринятой версии, как говорит К. Валишевский, посланник Людовика XV при русском дворе. Напротив, весь план был составлен по инициативе шведского посланника Нолькена, который объявил маркизу, что ему было приказано поддержать по своему выбору партию герцога курляндского, Анны Леопольдовны или Елизаветы, на что ему было дано сто тысяч талеров.

Иллюстрация: Бронзовая статуя Анны Иоанновны работы Растрелли. Находится в музее Императора Александра III

Затем Шетарди было предписано сказать Елизавете, что военные приготовления шведов производятся с ведома французского короля, и что "его величество даст им возможность совершить переворот, если она совершит его с ними".

Маркизу было поручено уговорить царевну принять притязания Нолькена, но Елизавета наотрез отказалась, объясняя это "боязнью заслужить упрёки своего народа, если бы она таким образом принесла его в жертву правам, предъявляемым ею на престол", и сочла нужным временно прекратить свои сношения с французским послом и вернуться к прежнему замкнутому образу жизни.

Нолькену пришлось даже прибегнуть к кровопусканию, позвав врача Лестока, чтобы получить какие-либо известия. В мае хирург посетил Шетарди. В конце июня Нолькен был отозван своим двором, а в следующем месяце Шетарди чуть не получил отставки вследствие того, чио маркиз хотел вручить свои верительные грамоты лично императору.

В сентябре Елизавета через посредника объявила Шетарди, что у неё иссякли средства, и ей нужны 15 тысяч червонцев. Маркиз согласился дать ей пока 2 тысячи, заняв их у товарища. В конце ноября Елизавета через нового посредника сообщила Шетарди, что она готова привести заговор в исполнение в согласии со Швецией, но ей нужны для этого остальные 13 тысяч червонцев. Шетарди отговорился тем, что он еще не получил ответ из Версаля.

22 ноября при дворе был куртаг, Анна Леопольдовна получила письмо от графа Линара, содержавшее сведения о действиях Шетарди и Лестока. Прервав карточную игру, очень интересовавшую Елизавету, Анна Леопольдовна увлекла цесаревну в уединённую гостиную, где и передала ей содержание письма. Елизавета принялась уверять Анну Леопольдовну в своей невинности и со слезами бросилась к ногам правительницы, которая тоже заплакала, и обе женщины разошлись дружелюбно.

На другой день, рано утром, Лесток прибежал к Шетарди в большом волнении. Выслушав рассказ о случае, вызвавшем тревогу, посол отказался её разделить. Лесток пришёл в уныние, так как узнал от своих шпионов, что было принято решение о его аресте. Остерман лишь простил удалить Преображенский полк из Петербурга, чтобы в нём не вспыхнуло возмущение. Лесток узнал, что всей гвардии был дан приказ выступить в поход в Финляндию. Он бросился к Елизавете и показал ей рисунок, на котором цесаревна была изображена в двух видах: сидящей на троне и в монашеском одеянии.

Иллюстрация: Медаль на воцарение Елизаветы Петровны

Иллюстрация: Сани-возок императрицы Елизаветы Петровны. Хранится в Оружейной палате в Москве

Под рисунком цесаревна прочла слово: "Выбирайте!". Елизавета была всё ещё в нерешимости, но в это время явилось несколько солдат-гвардейцев с сержантом Грюнштейном, который держал от их имени убедительную речь. Царевна решилась и приведение заговора в исполнение было назначено на следующую ночь.

В 11 часов вечера Грюнштейн с товарищами явился к Елизавете с докладом, что гвардейцы рады действовать. В соседней комнате собрались все приближённые к царевне: Разумовские, Шуваловы, Михаил Воронцов, принц Гессен-Гомбургский с женой, Скавронские, Ефимовские, Гендриковы и дядя Анны Иоанновны - Василий Салтыков. Им пришлось ободрять Елизавету, а Лесток надел ей на шею орден Св. Екатерины, вложил в руки серебряный крест и вывел её из дома. У ворот стояли сани, в которые села царевна, а Воронцов и Шуваловы стали на запятки и лошади понеслись по пустынным улицам к казармам преображенцев, где теперь стоит собор этого полка - Спаса Преображения.

Сани остановились перед съезжей избой полка, где непредупреждённый часовой барабанщик ударил тревогу, но Лесток кулаком прорвал кожу барабана, тогда как 13 гренадёр, посвященных, побежали к казармам. Быстро собрались несколько сот человек, большинство из которых знало, в чём дело.

Елизавета спросила их, узнают ли они её и рассказала, что её хотят заточить в монастырь. Гвардейцы выразили готовность защитить её и присягнули ей.

Около 300 человек пошли вдоль Невского проспекта вслед за цесаревной, надевшей солдатскую каску на свою голову. На Адмиралтейской площади Елизавета Петровна вышла из саней и пошла, но её маленькие ноги вязли в снегу и тогда она позволила двум солдатам поднять и понести её на руках.

Иллюстрация: Елизавета Петровна. С гравюры И. Соколова

У Зимнего дворца Лесток отделил 25 человек, приказав им арестовать Миниха, Остермана, Левенвольда и Головкина. Восемь других гренадёр пошли вперёд, зная пароль, как бы идя на смену часовым, неожиданно набросились на четырёх караульных, охранявших главный вход и легко обезоружили их. Войдя во дворец, заговорщики направились в кордегардию, и накинулись на дежурного офицера, причём, как рассказывают, Елизавета отвела в сторону штык, чуть было не пронзивший его, и поднялась в покои правительницы. Утверждают, что Левенвольд предупреждал Анну Леопольдовну о грозящей ей опасности, но она назвала его сумасшедшим и заснула глубоким сном.

Все участники переворота получили название "лейбкампанейцев" и дворянство.

Елизавета Петровна уехала из Петербурга на коронацию 23 февраля 1742 г., вернувшись к самим праздникам рождества Христова.

Академия Наук, по примеру коронации Анны Иоанновны, поднесла императрице оду Готлиба Фридриха-Вильгельма Юнкера, в переводе Ломоносова который "Прибытие Елизаветы Петровны" и сам приветствовал собственной одой.

Иллюстрация: Вид деревянного Зимнего дворца на Невском проспекте у Полицейского моста. С гравюры Грекова, находящейся в Берлинском королевском музее

Одним из первых действий нового правительства было приглашение из Голштинии племянника Елизаветы Петровны - Карла-Ульриха, сына Анны Петровны. В лице этого принца случилось загробное примирение двух величайших соперников начала XVIII века - Карл-Ульрих (Пётр III) был сыном дочери Петра I и внуком сестры Карла XII. В. О. Ключевский говорил, что вследствие этого владельцу маленького герцогства Голштинского грозила опасность стать наследником двух крупных престолов - шведского и русского. Сначала его готовили к первому и заставляли учить лютеранский катехизис, шведский язык и латинскую грамматику.

Елизавета же, привезя Петра в Петербург, преобразила его в великого князя Петра Фёдоровича, заставила изучать русский язык и православный катехизис.

Пётр по своим способностям не годился и для своего маленького трона. Он родился и рос хилым ребенком, скудно наделённым способностями. Рано став круглым сиротой, он получил в Голштинии негодное воспитание под руководством невежественного придворного, который грубо с ним обращался, подвергал унизительным и вредным для здоровья наказаниям, даже сёк принца.

Унижаемый, стесняемый во всём, будущий Пётр III усвоил себе дурные вкусы и привычки, стал раздражителен, вздорен, упрям и фальшив, приобрёл печальную наклонность лгать с простодушным увлечением, веря в свои собственные вымыслы, а в России приучился еще и пить.

В Голштинии его так плохо учили, что в Россию он приехал 14-летним круглым неучем, поразив Елизавету Петровну. Быстрая смена обстоятельств и программы воспитания вконец сбила с толку и без того некрепкую его голову. Принуждённый учиться то тому, то другому без связи и порядка, Пётр кончил тем, что не научился ничему, а несходство голштинской и русской обстановки, бессмыслие кильских и петербургских впечатлений совсем отучило его понимать окружающее.

Развитие остановилось раньше его роста, в лета мужества он оставался таким же, как был в детстве. Сосед Пруссии по наследственному владению, он увлекался военной славой и стратегическим гением Фридриха II. Это увлечение привело Петра только к забавному пародированию прусского героя, к простой игре в солдатики. Он не знал и не хотел знать русской армии, так как для него слишком велики были настоящие живые солдаты, то он велел наделать себе солдатиков восковых, свинцовых и деревянных.

Иллюстрация: Летний дворец в С.-Петербурге, на месте которого Павел I построил Михайловский замок. С гравюры М. Махаева

Императрица Елизавета приходила в отчаянье от характера и поведения племянника, и не могла провести с ним четверти часа без огорчения, гнева и даже отвращения.

При Елизавете продолжалась война со Швецией; русские взяли город Фридрихсгам и двинулись дальше. В августе 1743 г. новый шведский король, голштинский принц Адольф-Фридрих, вступивший на престол при поддержке России, заключил мир в Або, по которому Россия приобрела города: Фридрихсгам, Вильманстранд, Нейшлот и часть пограничных земель Финляндии. В 40-х годах XVIII века происходила война между Марией-Терезией и Фридрихом II за так называемое "австрийское наследство". Елизавета Петровна обязалась отправить 36000 войск на помощь Марии-Терезии. Армия под начальством Репнина вступила в пределы Германии и движением своим способствовала заключению Аахенского мира в 1748 г. Под влиянием Воронцова и Шувалова, а также по личным симпатиям Елизаветы, при дворе тяготели к союзу с Францией и Австрией, сблизившихся для мести Фридриху. Елизавета, лично не любившая Фридриха, вступила в коалицию против него. Две войны за Силезию держали Австрию в боевой готовности, русские же войска пришлось готовить целый год, и только после этого начались действия против Фридриха. В 1757 г. русская армия под командованием С.О. Апраксина разбила прусский корпус при Гросс-Эгерсдорфе, но затем отступила за Неман в Польшу вследствие больших потерь и нехватки продовольствия. Апраксин был привлечён к ответственности и умер под судом в 1758 г. Войска принял генерал Фермор, который в 1758 г. вступил в Пруссию и выдержал нерешительную битву при Цорндорфе с Фридрихом. В 1759 г. войсками командовал граф салтыков, разбивший Фридриха при Кунерсдорфе. В 1760 г. русский корпус занял Берлин, столицу Фридриха, а в 1761 г. Бутурлин удачно действовал в восточной части Пруссии. Смерть Елизаветы прекратила пятилетнее участие русских в Семилетней войне.

В царствование Елизаветы Россия имела столкновения с Турцией по поводу заселения южной окраины и постройки крепости св. Елизаветы.

Сношения с польско-саксонским двором велись главным образом из-за Курляндии. После ссылки Бирона, положение герцогства было самое печальное: польский король Август III, считая Курляндию своим леном, распоряжался в ней самовластно, так же действовали и русские резиденты, опираясь на силу русских войск, находящихся там до уплаты 2,5 миллионов рублей контрибуции.

Иллюстрация: Туалетное зеркало Елизаветы Петровны. Императорский Эрмитаж

Иллюстрация: Золотая коробочка для мушек. Императорский Эрмитаж

После многих усилий Августу III удалось заручиться поддержкой Елизаветы, польского сейма и курляндского рыцарства на избрание в герцоги своего сына Карла-Христаина-Иосифа, который и правил страной до 1762 г. При Елизавете было восстановлено значение петровского Сената, который после упразднения Кабинета вновь стал высшим органом правления в государстве. После Петра "случайные люди" действовали над сенатом в Верховном Тайном Совете и Кабинете. После отмены этих органов влиятельные люди при Елизавете перешли в Сенат, подняли значение сенаторского звания и Сенат из административно-судебного органа стал законодательным. Когда потом при дворе Елизаветы была учреждена Конференция "для весьма важных дел", она не уменьшила значения Сената, так как в ней членами были те же сенаторы. При набожной императрице возвысилось значение Синода и духовенства - раскольники усиленно преследовались.

Сенаторы, управлявшие делами России, были озабочены финансовым состоянием государства - на Елизаветинском Сенате тяжким бременем лежали вопросы увеличения доходов и сокращения расходов, как и на всех правительствах XVIII века. Финансовые соображения привели к постановлению сената о ревизии податного населения каждые 15 лет. При Елизавете было две ревизии - в 1743 г. насчитали 6643335 человек податных классов мужского пола, в 1761 г. - уже 7913348 душ. Переписи дали сведения о прямых плательщиках государства и проясняли вопрос о лучшем сборе прямых и косвенных налогов, а также о развитии торгов и промыслов. Комиссия о коммерции при Елизавете создала ряд проектов для развития внешней русской торговли. Купечеству и дворянам государство открыло дешёвый внешний кредит, учредив Заёмный и Государственный банки.

Сенат занимался вопросами размежевания земель в государстве, усиленно призывались колонисты для заселения южных окраин, при чём разумно призывались не иноверцы, а православные славяне-сербы. Рекрутская повинность была урегулирована разделением России на пять частей, из которых рекрутов брали по очереди через 4 года на пятый. Влияя на церковное управление, сенат заботился о распространении православия, обеспечении духовенства и монастырей, о благочинии церковном и распространении духовного образования в массах. Желая улучшить нравы, сам Сенат проявлял своей деятельностью большую гуманность взглядов и приёмов, чуждых предыдущему правительству, следуя за самой Елизаветой Петровной, фактически отменившей смертную казнь в России.

Профессор русского общегосударственного права А. Д. Градовский замечает, что Сенат "не думал об общегосударственных преобразованиях; как практик, он по частям удовлетворял возникавшие потребности и из этих частных его усилий, отдельных мере, создалась впоследствии систематическая деятельность, носившая определённый характер".

Иллюстрация: Великий князь Петр Фёдорович и его супруга Екатерина Алексеевна. Романовская галерея Зимнего дворца

Малороссы, недовольные управлением, посылали к государыне депутации, прося восстановить гетманство. Елизавета Петровна дала своё согласие и указала на Кирилла Григорьевича Разумовского, который и был избран гетманом 22 февраля 1750 г. в Глухове. В южных степях были поселены выходцы из славянских земель, главным образом сербы.

При Елизавете Петровне в разных местах часто поднимались бунты и часты были разбои. Так, в 1755 г. был мятеж башкир в Исетской провинции, волновались также и киргизы.

В деле торговли и промышленности шёл медленный, но постоянный прогресс. Постановление Сената от 1753 г., разработанное П. И. Шуваловым уничтожило внутренние таможни и все 17 мелочные пошлинные сборы. Одновременно шло развитие системы монополий. В 1753 г. Елизавета приказала Сенату учредить Государственный Банк для дворянства из казённых доходов от вина, с отчислением основного капитала в 750000 рублей, в следующем году, по предложению Шувалова был учреждён Купеческий Банк с основным капиталом в 500 тысяч рублей, который составлялся из отчислений сумм монетных дворов. Правительство способствовало собиранию статистических и географических сведений о России. Благодаря Ивану Ивановичу Шувалову при Елизавете Петровне очень продвинулось дело образования. Им был основан Московский Университет в 1755 г., и гимназия при нём, а другая в Казани а 1758 г. В 1744 г. был издан указ о соединении в провинциях арифметических и гарнизонных школ, где обучались люди разного чина, школы должны были перейти в ведомство коменданта. В 1756 г. в С.-Петербурге был основан общедоступный театр.

Императрица Елизавета Петровна была весёлой, беззаботной женщиной. В.О. Ключевский объяснял двойственностью воспитательных влияний приятные или неожиданные противоречия в характере и образе жизни Елизаветы.

Иллюстрация: Ручное зеркало, обсыпанное бриллиантами, подарок Елизавете Петровне от турецкого султана. Императорский Эрмитаж

Иллюстрация: Эмалевая розовая табакерка Елизаветы Петровны. Императорский Эрмитаж

По свидетельству В.О. Ключевского, "...Елизавета, живая и весёлая, но не спускавшая глаз с самой себя, при этом крупная и стройная, с красивым круглым и вечно цветущим лицом, она любила производить впечатление, и, зная, что ей особенно идёт мужской костюм, она установила при дворе маскарады без масок, куда мужчины обязаны были приезжать в полном женском уборе, в обширных юбках, а дамы - в мужском придворном платье.

Спасённая Бироном от монастыря и герцогской саксен-кобург-мейнингенской трущобы, она отдала своё сердце придворному певчему Разумовскому из черниговских казаков, и дворец превратился в музыкальный дом: выписывала малороссийских певчих и итальянских певцов, а чтобы не нарушать цельности художественного впечатления, и те и другие совместно пели и обедню, и оперу".

Иллюстрация: Большой Царскосельский дворец, построенный Елизаветой Петровной по проекту графа Растрелли. С гравюры М. Махаева

Алексей Григорьевич Разумовский из всех деятелей был самым близким к Елизавете Петровне, по преданию он даже негласно с ней обвенчался и привязанность государыни к нему продолжалась до самой её смерти. Разумовский был генерал-фельдмаршалом и имел все русские ордена, жил во дворце, отличаясь честным, но ленивым характером, почему уклонялся от всяческих государственных дел. Он делал много добра в России и Малороссии, которую по привычке страстно любил.

Зная это, Елизавета учредила при своём дворе должность "придворного бандуриста", который услаждал своею музыкой её фаворита, остававшегося по своим вкусам простым малороссом, а не вельможей.

Недолюбливал Разумовский одного малообразованного, но большого дельца, корыстного интригана Ивана Петровича Шувалова, которого безбоязненно и безнаказанно бивал батожьём под весёлую руку на охоте. Елизавета наследовала энергию своего великого отца, строила дворцы в 24 часа и в двое суток проезжала тогдашний путь от Москвы до Петербурга, исправно платя за каждую загнанную лошадь. Миролюбивая и беззаботная, она вынуждена была воевать чуть ли не половину своего царствования, разбивала первого стратега того времени Фридриха великого, брала Берлин, уложила пропасть солдат на полях Цорндорфа и Кунерсдорфа, но никогда на Руси не жилось так легко и ни одно царствование до 1761 г. не оставляло по себе такого приятного воспоминания.

Казалось, Елизавета с 300000 своей армией могла стать вершительницей европейских судеб, карта Европы лежала перед ней в её распоряжении, но она так редко в неё заглядывала, что до конца жизни была уверена в возможности проехать в Англию сухим путём. Ленивая и капризная, пугавшаяся всякой серьёзной мысли, питавшая отвращение ко всякому деловому занятию, Елизавета не могла войти в международные отношения тогдашней Европы и понять дипломатические хитросплетения своего канцлера Бестужева…

Иллюстрация: Великий князь Петр Фёдорович. С гравюры Ридингера

Она жила и царствовала в золочёной нищете. Елизавета Петровна оставила после себя гардероб из более 15000 платьев, два сундука шёлковых чулок, кучу неоплаченных счетов и недостроенный громадный Зимний дворец, поглотивший с 1755 по 1761 г. более 10 миллионов рублей. Незадолго до смерти ей очень хотелось пожить в этом дворце, но она напрасно хлопотала, чтобы его строитель Растрелли поспешил отделать хотя бы её собственные жилые комнаты. Она дала обет перед вступлением на престол не казнить смертью, что закреплено было в указе 17 мая 1744 г., фактически отменившем смертную казнь в России, и не утвердила свирепую уголовную часть Уложения, составленного комиссией 1754 г. и уже одобренного Сенатом, с изысканными видами смертной казни. Она не давала ход ходатайствам Синода о необходимости отказаться от уже данного императрицей обета. Если Елизавета Петровна не всегда была верна заветам своего отца, и хотя её царствование не внесло полного благополучия в жизнь народа, тем не менее, народ ценил её гуманность и национальность её правления. Елизавета, царствуя, была популярнейшей Монархиней.

Славой своей она была обязана своему Сенату, в котором были "случайные люди", о которых зло отзывалась Екатерина II.

Время Елизаветы Петровны оценивалось современниками с некоторым осуждением. Мнение Никиты Ивановича Панина о царствовании Елизаветы. Мнение С.В. Ешевского в "Очерке царствования Елизаветы Петровны": … с Петра Великого до самой Екатерины Великой… царствование Елизаветы Петровны - время непонимания задач России и реформы Петра I, как и эпоха временщиков и немецкого произвола. Изучение царствования Елизаветы привело историка С.М. Соловьёва совершенно к иному выводу; главной заслугой Елизаветы он считал свержение немецкого режима, систематическое покровительство всему национальному и гуманность. По определению Соловьёва, время Елизаветы подготовило много к следующей эпохе и историческая заслуга её царствования состоит в национальности её правления. Мягкость приёмов её правительства внутри и вне России сделало её очень популярно государыней, в сравнении с тёмным временем предшествовавших правлений.

Иллюстрация: Зимний дворец, построенный графом Растрелли. С акварели Бенуа XVIII века

Гуманное царствование Елизаветы повлияло на нравы русского общества, подготовив его к деятельности Екатерининского времени. В.О. Ключевский замечает: "Трудно сказать, чувствовали ли люди Елизаветинского времени, что идут не по пути, указанному преобразователем, но Елизаветинец, граф Кирилл Разумовский, брат фаворита, человек образованный, несколько позднее, при случае, выразил это чувство. В 1770 г., когда знаменитый церковный вития Платон, говоря в Петропавловском соборе в присутствии императрицы и двора проповедь по поводу Чесменской победы, театрально сошёл с амвона и, ударив посохом по гробнице Петра Великого, призвал его встать и воззреть на своё любезное творение, - на флот. Разумовский среди общего восторга добродушно шепнул окружающим: "Чего он его кличет? Если он встанет, нам всем достанется". Случилось так, что именно Елизаветой, так часто заявлявшей о священных заветах отца, подготовлены были обстоятельства, содействовавшие тому, что в сословии, бывшем доселе привычным орудием правительства в управлении обществом, зародилось стремление самому править обществом, посредством правительства".

Иллюстрация: Аничковский дворец в С.-Петербурге, который был построен для графа А. Г. Разумовского

Действительно, при Елизавете управляла "сила персон" и к порядкам Петра I вернулись далеко не вполне, заветы Петра великого не всегда соблюдались и не развивались, но национальные "правила и привычки" воспитали целый ряд деятелей, составивших славу Екатерины II, подготовили многое для блестящей деятельности Екатерины Великой и внутри, и вне России.

Словом, Елизавета была умная, добрая, но своенравная барыня XVIII века, которую, по русскому обычаю, многие бранили при жизни и, по русскому же обычаю, все оплакивали по смерти. Не оплакивало её только одно лицо, потому что было не русское и не умело плакать - назначенный ею самою наследник престола.

⇦ Ctrl предыдущая страница / следующая страница Ctrl ⇨

ГЛАВНАЯ СТРАНИЦА / МЕНЮ САЙТА / СОДЕРЖАНИЕ ДАННОЙ СТАТЬИ 

cartalana.orgⒸ 2008-2021 контакт: koshka@cartalana.org