ПАТРИК ПРИНГЛ "ПРИКЛЮЧЕНИЯ ПОД ВОДОЙ", 1963

ГЛАВНАЯ СТРАНИЦА / МЕНЮ САЙТА / СОДЕРЖАНИЕ ДАННОЙ СТАТЬИ

ПОДВОДНОЕ ТЕЛЕВИДЕНИЕ

Подводное телевидение было бы введено еще в тридцатые годы XX в., если бы телекамера обладала достаточной чувствительностью. В те времена даже телестудии нуждались в обилии света, и все-таки изображение на экране получалось не слишком ярким. Но потом была изобретена новая камера, настолько чувствительная, что можно было показывать предметы даже при свете свечи. После этого подводному телевидению открылась широкая дорога.

Его начали применять в 1947 г. на острове Бикини, после испытаний атомной бомбы. Американцы хотели узнать, какие повреждения нанесли взрывы затонувшим судам. Заражение воды радиоактивными частицами представляло слишком большую опасность для водолазов, поэтому под воду были посланы телевизионные камеры. Их опустили на глубину 180 футов. Результаты были обескураживающими: изображение на экране получалось слишком расплывчатым. Но цель была достигнута. Через четыре года опыт был повторен весьма успешно.

***
Пропала подводная лодка "Эффрей". Она вышла из Портсмута в учебное плавание по Ла-Маншу и бесследно исчезла. Были поданы сигналы бедствия, и находившиеся в разных квадратах моря суда устремились на поиски. Среди них была плавучая база "Риклейм", принадлежавшая Военно-морскому министерству Великобритании. Поиск возглавил капитан "Риклейма", капитан-лейтенант Дж. Н. Бэсерст.

Никаких сообщений от "Эффрей" до ее исчезновения не поступало, поэтому не оставалось ничего другого, как следовать ее предполагаемому курсу. Это значило, что спасателям предстояло обследовать территорию площадью в две тысячи квадратных миль. Но подводная лодка могла выйти и за пределы этой территории.

Поисковые суда осмотрели поверхность - никаких следов. Был использован гидролокатор, который рыскал по территории, "ощупывая" дно. В состоянии готовности находились более сорока водолазов со спасательным снаряжением. Но подводную лодку так и не нашли.

Единственной целью операции было спасение людей. Когда была потеряна последняя надежда и стало ясно, что все семьдесят пять человек погибли, "Риклейм" замедлил поиск. Гидролокатор продолжал курсировать. Когда эхолот указывал на наличие на дне моря какой-либо выпуклости, люди на "Риклейме" "бомбардировали" это место сигналами гидролокатора, пока не получали достаточное представление о форме предмета. Если обнаруживаемый предмет походил на подводную лодку, капитан Бэсерст посылал водолазов. Обычно глубина составляла около 200 футов. Так было обнаружено несколько затонувших судов (причем не все они оказывались занесенными на карту), но не подводная лодка.

Через несколько дней Бэсерсту позвонили из научно- исследовательской лаборатории военно-морского флота в Теддингтоне и порекомендовали применить телевидение. Командир "Риклейма" согласился приехать в Теддингтон посмотреть, что это такое. Он взял с собой инспектора водолазной службы Уильяма Шелфорда. Им показали "ящик с фокусами" - телевизионную камеру фирмы Маркони в водонепроницаемом футляре и со множеством специальных приспособлений внутри.

Бэсерст и Шелфорд не очень верили в эту камеру, но все же решили взять ее и попросили согласия Военно-морского министерства. В ответ им было предложено продемонстрировать действие телекамеры на борту "Риклейма", куда отправилась группа старших офицеров во главе с адмиралом.

Когда необходимое оборудование было готово, под воду на глубину 150 футов спустился водолаз. Изображение, полученное на экране телевизора в офицерской кают-компании, было отличным. Адмирала попросили сказать что-нибудь водолазу по телефону.

- Водолаз, вы меня слышите? - громко крикнул адмирал, словно не веря тому, что водолаз действительно может услышать.

- Да, сэр, - последовал ответ. Голос водолаза был таким же четким, как и изображение на экране.

- В таком случае напишите что-нибудь на грифельной доске, - приказал адмирал.

Водолаз нагнулся к доске, написал что-то и поднес к объективу телекамеры. Оказалось, что глубина не лишила его чувства юмора. На доске было написано: "Как насчет прибавки жалованья водолазам?"

Адмирал дал согласие на использование телекамеры. Проверка сигналов гидролокатора с помощью телевидения оказалась делом быстрым, экономичным и безошибочным. Его можно применять даже во время большого прилива, когда спуск водолаза и наблюдательной камеры невозможен. При этом объектив камеры видит лучше, чем глаз человека. Ей не требуется декомпрессии при подъеме, и она может пробыть под водой сколько угодно, не рискуя заболеть кессонной болезнью. В периоды между погружениями она исключительно нетребовательна. Ей не нужны ни сон, ни еда, и она не заболевает морской болезнью даже при сильной качке. Последнее качество заставило бы Росса Стэмпа позеленеть от зависти, если бы он не был и без того зеленым. Росс Стэмп был одним из членов небольшой группы работников научно-исследовательской лаборатории Военно-морского министерства, одевшей камеру в водолазный костюм. Именно благодаря усилиям Стэмпа и его коллеги Джона Филлипса оказалось возможным использовать телекамеру для розыска подводной лодки. До этого, если не считать испытаний в районе Бикини и некоторых первоначальных попыток доктора Гарольда Бейнса (Шотландское управление биологии моря), телевидение, образно выражаясь, вряд ли замочило пальцы ног. Стэмп и Филлипс начинали фактически с пустого места.

Эти два партнера прекрасно дополняли друг друга. Филлипс обладал даром импровизации; Стэмпу были присущи упорство, исключительные технические навыки и вообще все, что нужно, кроме способности переносить морскую качку.

Рис. 10. Найдено с помощью подводного телевидения. Вот что увидели на телеэкране плавучей базы "Риклейм", когда телевизионная камера Маркони обнаружила пропавшую подводную лодку на глубине 250 футов

Благодаря Стэмпу, Филлипсу и их сотрудникам, а также большому искусству мореплавания Бэсерста телевидение стало почти совершенным техническим средством. Оно выполняло все задания, но не могло найти подводную лодку "Эффрей". Телекамера осмотрела ряд затонувших судов и передала на экран много разных интересных вещей, но никаких следов пропавшей подводной лодки не обнаружила. Поиски продолжались несколько недель - и никакого проблеска надежды. Но это не поколебало веру Бэсерста в подводное телевидение. Шелфорд, плававший ранее на подводных лодках, утверждал, что такие корабли бесследно не исчезают. Несмотря на больной желудок, Росс Стэмп работал с прежним упорством и проявил величайшее мужество даже тогда, когда силы оставили его.

Так продолжалось до тех пор, пока Шелфорд не высказал предположение, что "Эффрей" шла другим курсом. Новый предполагаемый курс выходил из границ прежнего участка, но Бэсерст решил искать и там. На этот раз поиск увенчался успехом.

Гидролокатор нащупал что-то на глубине свыше 270 футов. Была спущена наблюдательная камера, и человек, находившийся в ней, сообщил, что он видит затонувшее судно, по виду напоминающее подводную лодку. Но видимость там была в радиусе всего 10 футов, поэтому пришлось воспользоваться телекамерой. На экране показалась орудийная башня подводной лодки. "Риклейм" медленно пошел по течению, и объектив камеры поплыл вдоль корпуса корабля. Вот он миновал рубку и подошел к букве "Y". По мере того как эта буква двигалась по экрану слева направо, появлялись другие: "А", "R", "F", "F", "А". Теперь уже можно было прочесть все слово: "AFFRAY".

Ни одному из режиссеров телепередач еще не удавалось добиться столь драматического завершения поиска.

***
Первые подводные телевизионные камеры представляли собой те же наземные камеры, но приспособленные для подводных условий. Применялось, в сущности, обычное оборудование для внестудийного телевидения. Такие камеры назывались телевизионными каналами. Они передают изображение на наземный экран не с помощью радиоволн, а по кабелю. От наземных камер их отличает наличие водонепроницаемого футляра, подводных прожекторов, поплавковых стабилизаторов и приспособлений для перемещения камеры по вертикали.

Такая аппаратура выполняла свою роль, но она безусловно нуждалась в усовершенствовании. Решение этой проблемы взял на себя Маркони совместно с фирмой "Зибе, Горман и К°". Он сконструировал замечательную камеру с необычайно широким полем зрения и устройством для управления на расстоянии. Линза вращающегося перископа, вложенная в куполообразную чашу, позволяла обозревать полное полушарие. Она компенсировала недостаточную мобильность камеры - один из ее серьезнейших изъянов.

Но действительно ли с этой иммобильностью ничего нельзя поделать? Этот массивный стальной футляр, о необходимости которого говорили все специалисты по подводному снаряжению, - должен ли он быть таким тяжелым и громоздким?

Эти вопросы возникали у Д. Р. Коулмена. Он же попытался и ответить на них.

***
Коулмен - один из основателей подводного телевидения. Он сделал очень много в этой области, однако так не любит рассказывать о своих успехах, что когда пишешь о нем что-либо, то выглядишь в собственных глазах предателем. Но поскольку бывают люди менее скромные, склонные приписать себе заслуги, которые принадлежат Коулмену, но на которые он никогда не претендует, то мне придется сказать хоть что-нибудь о тех его достижениях, которые ему не удалось утаить.

Коулмен является инженером-ученым на заводе радиоаппаратуры Пая в Кембридже. Там находится его мастерская, но он до сих пор не пропускает ни одной важной экспедиции с применением подводного телевидения. Не пропустил он и экспедиции по розыску подводной лодки "Эффрей", после которой английское Военно-морское министерство заказало Паю телевизионное оборудование для водолазного судна "Риклейм".

У министерства есть свои специалисты, и они не разговаривали непосредственно с Коулменом о его идее создания облегченной, мобильной аппаратуры. Они хотели поместить всю аппаратуру в сооружение, напоминающее бронированный водолазный скафандр. Коулмен же сконструировал такое оборудование, которое, будучи менее громоздким, в то же время выдерживает большее давление. Это было доказано соответствующими испытаниями.

Много сомнений вызвало также предложение Коулмена о постройке такой камеры, которую можно тащить по дну. Поиски подводной лодки "Эффрей", несмотря на их конечный успех, показали, что возможности телевидения ограничены тем, что всякий раз, когда возникает надобность спустить под воду телекамеру, приходится останавливать спасательное судно. По всеобщему мнению, значение телевидения чрезвычайно возросло бы, если бы телекамеру можно было буксировать. Однако мало кто разделял мнение Коулмена о том, что можно решить проблему устойчивости камеры. Но Коулмен решил ее, и впоследствии "Риклейм" получил небольшой телевизионный аппарат, который можно буксировать со скоростью до четырех узлов, причем футляр может выдержать давление на глубине до 5000 футов.

Рис. 11. Подводный телеоператор. Портативная подводная телекамера имеет контрольный экран и вделанный в камеру репродуктор, с помощью которого оператору передают распоряжения с поверхности

Камера была снабжена лампой, но не электронной лампой-вспышкой: после проведения многочисленных опытов Коулмен установил, что наилучшее освещение на любой глубине дает обычная 150-ваттная лампа накаливания с вольфрамовой нитью. Более мощная лампа вызывает рассеивание - обратное отражение света частицами ила или других донных отложений подобно тому, как свет передних фар, отраженный туманом, ослепляет глаза водителя автомашины.

Коулмен обнаружил, что этого света достаточно при наличии линз с широкой апертурой и сверхчувствительной телекамеры, которая "видит" значительно лучше любого фотоаппарата и наполовину хуже человеческого глаза. Для фотографирования требуется более мощная лампа, так как эмульсия пленки реагирует на свет гораздо медленнее, чем телекамера. Вместе с тем, чем сильнее лампа, тем больше рассеивание и тем хуже качество снимка. Многие глубоководные фотографы использовали телевизионную камеру в качестве видоискателя и, к собственному огорчению, обнаруживали, что снимки, делавшиеся с телеэкрана, гораздо лучше фотографий, полученных с помощью подводных фотокамер.

Телевизионная аппаратура, построенная для "Риклейма", предназначалась для больших глубин. При проведении телепередач с небольших глубин подобные проблемы не возникали, поскольку была возможность послать под воду водолаза-телеоператора. Это было с большим успехом продемонстрировано Кусто в Гран-Конглуэ. Он пользовался камерой, изготовленной французской компанией "Томсон-Хаустон", которая была приспособлена специально для этой цели. Пай изготовил аналогичный аппарат, которым может пользоваться либо водолаз в скафандре, либо "человек-лягушка". Весьма незначительная положительная плавучесть делает этот аппарат легкоуправляемым. Подводный телеоператор получал инструкции опять же по репродуктору, вделанному в камеру. Однако для освещения в темноте Кусто пользовался двумя лампами мощностью в 6 киловатт каждая, а Бену Коулмену было достаточно 150-ваттной лампы.

Применяя подводное телевидение в спасательных работах, люди сталкиваются с таким неудобством: там, где мелко, работать приходится в грязной воде, а это уже не то, что чистая, прозрачная как хрусталь вода глубоководного моря. Спасательные работы проводятся в портах, эстуариях и реках, где вода загрязнена илом, нефтью и всяким мусором. На мелководье водолазу нередко случается работать в темноте, полагаясь не на глаза, а на руки. Телевизионная камера "видит" немного лучше, но все же слишком плохо для того, чтобы служить серьезным подспорьем в работе.

Было найдено остроумное решение этой проблемы, которое после некоторых разъяснений кажется весьма простым и логичным.

Для разнообразия Кусто переключился с подводной археологии на поиски нефтяных месторождений на дне моря. В порту Лавера вода была так грязна, что водолаз не видел собственных рук. Даже с помощью мощных прожекторов почти невозможно было передать на экран телевизора четкое изображение. Причина - грязная вода, отделявшая объектив камеры от объекта. Чтобы устранить эту причину, требовалось заменить грязную воду чистой. Но как?

В данном случае это было достигнуто следующим образом. Соорудили металлический рукав в виде конуса длиной в три фута, закрыли его герметически с обоих концов листами из плексигласа и наполнили чистой водой. Широкий конец конуса телеоператор придвинул к объекту, а к зауженному его концу придвинул объектив камеры. Таким образом, между объективом и объектом оставался лишь очень тонкий слой грязной воды, и хотя сам телеоператор продолжал находиться в темноте, телезрители на борту "Калипсо" видели необычайно ясное изображение дна порта.

Эта идея не была оригинальной. Первый контейнер с чистой водой, сделанный из полиэтилена (этот материал лучше, поскольку он пропускает свет), был запатентован в 1952 г., еще до того, как Кусто заинтересовался подводным телевидением. Изобрел контейнер коллега Кусто - Дональд Джексон. Он решил одну из немногих проблем, возникших перед телевидением в условиях мелководья.

Глубоководное же телевидение - совсем другое дело. Следующую серьезную (после "Эффрея") проверку оно проходило во время поисков остатков самолета "Комета", упавшего в море в 1954 г. в районе острова Эльба.

***
Речь идет о самолете "Йоук Питер" - одном из первых реактивных лайнеров типа "Комета".

До случая с "Йоук Питером" "Кометы" возили пассажиров уже в течение двух лет. И вот однажды этот лайнер, прогремев над римским аэродромом, улетел в последний раз. Последним этот полет оказался и для тридцати пяти пассажиров.

Согласно инструкции, самолет должен был подняться на 30000 футов (его крейсерская высота) над островом Эльба. Не добрав 4000 футов, он распался на части на глазах у испуганных жителей Эльбы. Через несколько секунд медленно распространяющиеся звуковые волны донесли до их слуха глухой взрыв, подтвердивший достоверность увиденного. В воду продолжали падать остатки самолета. От берега отплыли рыбацкие лодки, чтобы подобрать все, что можно. Они привезли пятнадцать трупов и кое-какие всплывшие обломки. Металлические части самолета пошли ко дну. Некоторые из них, очевидно, унесли с собой и тайну катастрофы.

Пока причина катастрофы оставалась нераскрытой, некоторые английские "патриотические" газеты усиленно "принюхивались", пока не уловили нужный им запах, и объяснили все саботажем. А тем временем министр транспорта и гражданской авиации соединился по телефону с Мальтой и, минуя местного представителя разведывательного управления военного министерства, переговорил прямо с командующим военно-морскими силами НАТО на Средиземном море. Не попытается ли он поднять со дна моря остатки погибшего самолета, которые помогли бы узнать, что именно с ним произошло?

Однако главнокомандующий, граф Маунтбэттен, объяснил, что это, видимо, невозможно. Обломки разбросаны на очень обширной территории, где море местами достигает 700 футов глубины; кроме того, был январь, а это неблагоприятный месяц для спасательных работ на большой глубине. На этот раз водолазов пришлось избавить от необходимости надевать маску или шлем.

Наблюдательные камеры и ковши, наподобие тех, которыми давно уже пользовался Куалия сначала для поднятия золота с "Иджипта", а потом, менее удачно, для разрушения древнего судна в районе порта Аленга, могли пригодиться и на этот раз, когда будут обнаружены обломки и части самолета. Но сначала их нужно было найти. С помощью подводного телевидения Маунтбэттен согласился попробовать. Пай, а потом Маркони прислали свою новейшую аппаратуру.

Границы участка, где предстояло начать поиски, были определены с помощью моряков с тральщиков, подобравших трупы, и очевидцев с острова Эльба. Площадь участка составила около двухсот квадратных миль. Эта территория была прочесана сетями и корабельными гидролокаторами. Когда эхо-сигнал обнаружил выпуклость, под воду была спущена телекамера. Камера Маркони с ее чашеобразной линзой обладает более широким полем зрения, но зато камеру Пая можно буксировать под водой.

Несколько обломков было выловлено сетями, а несколько - рыбаками с Эльбы. Обломки чередовались с амфорами, которых в этом районе было особенно много. С помощью камеры Пая их была обнаружена целая груда. По-видимому, они составляли часть груза судна, затонувшего тысячи две лет тому назад в том же месте, где нашел себе могилу "Йоук Питер".

Задержавшись на некоторое время на этой находке, камера продолжила поиски предметов, относившихся к XX в. Вот поплыла по экрану, постепенно удаляясь, последняя амфора, и, как бы на прощание, из нее вылез огромный морской угорь.

Через месяц после катастрофы на экране телевизора появились первые куски "Йоук Питера". На глубине 430 футов была найдена довольно большая куча обломков, включая часть фюзеляжа, и к этому месту был подведен механический ковш. Еще через месяц была поднята большая часть кабины вместе с человеческим скелетом.

Между тем потерпел аварию еще один самолет типа "Комета" - "Йоук Йоук". На пути из Рима в Каир он взорвался на той же высоте, причем через тот же промежуток времени после взлета, что "Йоук Питер". Части этого самолета затонули на еще большей глубине, и не было никакой надежды на то, что их удастся оттуда извлечь.

Полеты всех "Комет" были запрещены. Поиски остатков "Йоук Питера" продолжались. На них ушло более полугода. Со дна моря было поднято девять десятых погибшего самолета, прежде чем удалось найти деталь, неожиданная поломка которой привела к катастрофе.

Итак, "саботажников" оправдали, тайну раскрыли, "Кометы" возобновили полеты.

Успех экспедиции по розыску обломков "Кометы" был воспринят как триумф подводного телевидения. И вполне заслуженно. Но Бен Коулмен, участвовавший в экспедиции, считал, что телевидение должно достичь еще большего, чтобы доказать свою пригодность для спасательных работ на больших глубинах. Пока что оно доказало способность искать и находить. А может ли оно помогать подъему затонувших кораблей и ценностей?

Рис. 12. Часть погибшего швейцарского самолета, поднятая со дна Констанцского озера с помощью ковша, снабженного телевизионной камерой

Испытание было устроено через три года после подъема "Кометы", когда швейцарский самолет "Дакота" упал в Констанцское озеро Мартину Шаффнеру, местному подрядчику спасательных работ, предложили попробовать найти и поднять обломки. Шаффнер зарабатывал себе на жизнь тем, что доставал различные предметы со дна Констанцского озера, но искать остатки самолета ему никогда еще не приходилось. Он неплохо справлялся со своим делом с помощью имевшегося у него оборудования (включая наблюдательную камеру). Некоторые затонувшие предметы он поднимал, пользуясь кошкой*. (Кошка - специальное приспособление, используемое на флоте для подъема с грунта различных предметов (тросов, цепей и др.))

Однако полковник Карл Хеггер, швейцарский государственный служащий, отвечавший за организацию спасательных работ и спускавшийся под воду в наблюдательной камере Шаффнера, решил, что для успешного осуществления операции требуется дополнительное оборудование. Кошка - инструмент слишком грубый, да и полковник Хеггер занимался отнюдь не коллекционированием сувениров. Как и в случае с "Кометой", цель работ заключалась в том, чтобы извлечь те части погибшего самолета, по которым можно определить причину аварии. Это касается прежде всего двигателя, который кошкой захватить нельзя. Его почти невозможно увидеть даже из окна наблюдательной камеры.

Вода в озере казалась чистой, но в действительности она была замутнена суспензией тонко измельченных частиц ила; сверхмощный прожектор, присоединенный к наблюдательной камере, вызывал рассеивание света, и человек, сидевший в ней, мог видеть впереди себя только на 3-5 футов. Кроме того, глубина погружения достигала 680 футов, что для камеры Шаффнера было многовато.

Полковник Хеггер обратился к Паю с просьбой оказать помощь, и в июле 1957 г. (менее чем через две недели после катастрофы) на Констанцское озеро прибыл Бен Коулмен, привезя с собой новейшее свое детище - телевизионную камеру, присоединенную к ковшу.

Единственным подходящим судном для использования в качестве плавучей базы был озерный паром, который в дневное время выполнял свои обычные функции. Полковник Хеггер преодолел это небольшое препятствие, договорившись о том, чтобы группа Пая могла брать паром по ночам. Ей разрешалось также пользоваться лебедками Шаффнера. А в дневное время Шаффнер работал в своей наблюдательной камере и с помощью кошки извлекал из-под воды обломки самолета. Однако нужные детали, которые могли объяснить причину аварии, были найдены и подняты с помощью телевидения.

Излюбленная лампа Коулмена в 150 ватт позволяла телекамере "видеть" на расстоянии 20 футов - в четыре раза дальше, чем мог видеть человек, сидевший в наблюдательной камере. Я смотрел фильм, снятый во время этой экспедиции. Изображение на экране было исключительно четким. Вместе с тем фильм дает представление о том, как трудно было каждую ночь следить за экраном, пока телекамера плыла над дном озера. Ил, ил, ил без конца. Казалось, будто кто-то льет его на экран. Стоило больших усилий смотреть на все это, а не смотреть было нельзя. Если ослабить внимание, то можно легко прозевать тот полный драматизма момент, когда на экране появляется изображение первого скопления обломков.

Рис. 13. Найдено на дне Констанцского озера с помощью телевизионной камеры

Ночной мрак затруднял управление ковшом, но дело было все-таки сделано. Работы продолжались двенадцать недель, в течение которых было поднято около 80% частей самолета. Прежде на такой глубине ничего подобного еще не делалось. Агрегат из телевизионной камеры и ковша оказался практичным средством для подъема судов и ценностей.

Я спросил Бена Коулмена, на какую глубину может погружаться его телекамера.

- На одном из озер Швейцарии она спускалась на 1200 футов, - ответил он. - Но должна действовать и на глубине 3000 футов.

- А что ее лимитирует?

- Длина сплошного кабеля. Если это препятствие устранить, то следующая остановка произойдет на глубине 4500 футов. Ниже этой отметки начнутся помехи, поэтому нормальный телевизионный канал не будет функционировать. Пришлось бы тогда опускать под воду всю передающую аппаратуру.

- А давление воды?

- Оно не вызывает трудностей. Можно надеть футляр, который защитит камеру от давления на максимальной существующей глубине - 35000 футов.

- А достигнув этой глубины, каким осветителем вы будете пользоваться? - спросил я в заключение.

- Все той же лампой в 150 ватт, - ответил Коулмен.

⇦ Ctrl предыдущая страница / следующая страница Ctrl ⇨

ГЛАВНАЯ СТРАНИЦА / МЕНЮ САЙТА / СОДЕРЖАНИЕ ДАННОЙ СТАТЬИ 

cartalana.orgⒸ 2008-2021 контакт: koshka@cartalana.org