ПАТРИК ПРИНГЛ "ПРИКЛЮЧЕНИЯ ПОД ВОДОЙ", 1963

ГЛАВНАЯ СТРАНИЦА / МЕНЮ САЙТА / СОДЕРЖАНИЕ ДАННОЙ СТАТЬИ

Сжатый воздух в сочетании с понтонами был использован, в частности, при подъеме американской подводной лодки С-51, затонувшей ночью после столкновения с пароходом. Она находилась на глубине 130 футов, а работы пришлось производить при скверной погоде и ужасном холоде. Иногда было так холодно, что замерзала сконденсированная в воздушных шлангах влага, образуя ледяные пробки и прекращая подачу воздуха. То, что операция прошла успешно и без жертв, объясняется главным образом тем, что ею руководил замечательный специалист по спасательным работам, капитан 3-го ранга Эдвард Эллсберг.

Один из водолазов, Лёрё, отправился в свой первый подводный спуск и пропал. Он не реагировал ни на вызовы по телефону, ни на сигнал, подаваемый с помощью сигнального конца. Наконец подручный после усиленных попыток добиться ответа водолаза по телефону услышал единственное громкое восклицание: "Ха!" - и снова молчание.

В это время Том Эди, известный шотландский водолаз, тоже находился на дне. Его спросили по телефону, не видел ли он Лёрё. Да, видел. Он стоял на подводной лодке, подняв руку со светильником, как статуя Свободы. Тогда у него все было в порядке. Но куда он потом делся - неизвестно.

Подручные не решались тянуть Лёрё вверх, опасаясь запутывания линей. Они велели Эди и еще одному водолазу сначала попытаться найти его. Спустя некоторое время Эди телефонировал, что видит свет на грунте.

- Кажется, он находится примерно в ста футах от правого борта, - сказал Эди, - и продолжает удаляться.

Оказалось, Лёрё потерял из виду подводную лодку. Он упал с нее, стал искать, но пошел в обратном направлении.

Эди получил указание сойти с подводной лодки и идти за светом, который он заметил. Свет был едва различим, но Эди, идя по песчаному грунту, быстро настиг его. Лёрё, безнадежно заблудившись, шел, сам не зная куда. Эди повернул его обратно, и, взяв за руку, повел к подводной лодке.

Эди и сам однажды едва не погиб. Он стоял на площадке на глубине девяноста футов и проходил стадию декомпрессии, когда обнаружил, что заклинило выдыхательный клапан. Не успел он просигнализировать, чтобы перестали подавать воздух, как костюм его раздуло наподобие воздушного шара. Рукава надулись так, что сделались несгибаемыми, и руки вытянулись, как крылья, в стороны, так что Эди не владел ими и не мог закрыть впускной клапан. Чрезвычайно увеличилась плавучесть, и Эди, ничем не задерживаемый, мог быть моментально выброшен на поверхность. А он работал как раз под спасательным судном и знал, что если ударится о киль, то будет безусловно убит. Эди начал было подниматься, но тут, проявив большое самообладание, успел просунуть носки ног в уголок, образовавшийся между площадкой и поддерживавшим ее тросом.

Самое скверное было то, что у него не было телефона. Сигнальным концом воспользоваться тоже не мог, а с судна продолжали качать воздух. Что-то должно было лопнуть. Не выдержали давления лямки, поддерживавшие поясной груз, и последний упал к ногам Эди. Одновременно рванулся вверх шлем. Сильно ударив Эди по лицу, он оказался на два фута выше его головы. По ободранному лицу и изо рта Эди полилась кровь. Потом внезапно порвало костюм, и из него устремился воздух. Эди потерял плавучесть и почувствовал, как вода начинает давить на его незащищенное тело. Это был конец.

Безусловно, он и погиб бы, если бы не два обстоятельства: во-первых, все случившееся видел другой водолаз и, во-вторых, у этого водолаза был телефон. Он велел подручным немедленно поднять Эди.

Эди сдержал дыхание и, моля бога о том, чтобы шлем не оторвался окончательно от костюма, собрал все силы для последнего испытания. Его вытащили наверх, освободили от костюма через имевшийся разрыв и поместили в рекомпрессионную камеру.

Прошло немного времени, и он снова работал под водой. Впоследствии он написал книгу, озаглавив ее так: "Мне нравится нырять".

Когда затонула подводная лодка С-51, то из тридцати семи членов экипажа были спасены только трое.

Один из водолазов едва не был погребен лодкой С-51, когда с помощью водяной струи прокладывал под ней туннель для подводки подъемного троса.

- У меня серьезная авария. Срочно пришлите кого-нибудь на помощь.

Это все, что он сказал подручному. Тот немедленно направил к нему второго водолаза. Когда последний добрался до входа в туннель, первый водолаз попросил передать по телефону:

- Все в порядке, Джо. Небольшая авария. Можешь заниматься своим делом.

А случилось вот что. Туннель, в котором находился водолаз, обвалился, закрыв вход. Он подал сигнал бедствия, а сам поместил воздушный рукав между ногами, соплом от себя, и, направляя его ступнями ног, расчистил проход и выбрался наружу.

Отправив Джо, водолаз отдохнул немного, а потом вернулся в туннель и работал там еще тридцать минут.

***
Подъем затонувшего судна со сравнительно больших глубин путем наполнения его сжатым воздухом - дело весьма сложное. Но то, что было проделано в Нью-Йоркском порту с помощью пластырей и насосов, представляет собой спасательную операцию, исполненную невиданного драматизма. Речь идет о подъеме американского теплохода "Лафайет" - бывшего французского лайнера "Нормандия" стоимостью 8000000 фунтов стерлингов, превосходившего по размерам "Куин Мэри" и являвшегося одно время величайшим лайнером в мире.

После нападения японцев на Пирл-Харбор США конфисковали это судно, чтобы превратить его в десантное и в Нью-Йоркском порту начались работы.

В большом салоне лайнера лежали 1100 спасательных поясов. Однажды, в феврале 1942 г., один из рабочих случайно коснулся этой кучи факелом, и она сразу вспыхнула. Сильный ветер сделал остальное.

Пожар стали тушить из шлангов, судно наполнилось водой, потеряло остойчивость и стало крениться на борт.

Через двенадцать часов после начала пожара "Лафайет" лег на левый борт и затонул. Его палубы оказались в положении, почти перпендикулярном грунту, а три огромные дымовые трубы легли над самой поверхностью и во время прилива заливались водой.

Были рассмотрены все возможные варианты подъема. В конце концов военно-морское министерство США решило прибегнуть к традиционным пластырям и насосам. Надо было закупорить все отверстия, находившиеся под водой. Внутреннюю часть предстояло разделить на множество отсеков с помощью водонепроницаемых переборок. После этого в него следовало накачать воздух, чтобы оно выпрямилось и в конце концов всплыло.

Согласно подсчетам, на эту операцию требовалось около двух лет труда и почти пять миллионов долларов.

Примерно на треть длины носовой части судно лежало на выступе скалы. Кормовая часть ушла глубоко в ил и продолжала погружаться дальше. Внутри судна, в затонувшей половине, царил невероятный хаос. Все, что могло двигаться, сползло с правого борта на левый. Сначала водолазам предстояло расчистить эти дебри. Внутри ничего не было видно. Вода была так грязна, что подводные светильники оказались бесполезными. Работать приходилось на ощупь.

Поскольку судно лежало на борту, водолазы не могли ходить по коридорам во весь рост, все время приходилось ползать на коленях. Обломки часто так сцеплялись и вклинивались друг в друга, что надо было приложить много усилий, чтобы извлечь их наружу. Воздушным шлангам постоянно грозили повреждения от острых краев ломаного металла и битого стекла.

Потом надо было убрать ил. Когда судно тонуло, сотни иллюминаторов на его левом борту были открыты, и ил, как зубная паста из тюбика, вдавливался через них внутрь. Открыта была также и часть дверей, поэтому в каютах образовался слой ила толщиной в двадцать футов. Было подсчитано, что водолазам предстоит извлечь из судна 15000 тонн ила прежде, чем они доберутся до его обшивки. Но даже и после того ил останется главным препятствием, поскольку иллюминаторы и двери все еще были открыты. Поэтому следовало закрыть их пластырями снаружи. Изнутри пластыри нельзя было накладывать, так как во время работы водоотливных помп они не могли бы выдержать наружное давление воды. Однако тот же ил не позволял водолазам подобраться к обшивке и снаружи, поскольку значительная часть корпуса находилась в грунте. Прорыть специальные проходы тоже было нельзя: большое давление ила у открытых иллюминаторов и дверей исключало возможность просовывания каких-либо перекрытий. Все, что водолазы могли делать, это продолжать убирать ил, не давая ему накапливаться.

После долгих усилий им удалось как-то скрепить грязь, скопившуюся у входов; затвердевшая масса оказалась достаточно прочной, чтобы сдерживать жидкий ил снаружи. Постепенно, ценой больших усилий, водолазы наложили снаружи каждого иллюминатора слой грязи, придав ему форму чаши для пудинга. Затем каждый иллюминатор прикрыли круглой резиновой подушкой, а на нее, на дно чаши, положили специальный пластырь.

Пластыри состояли из двух половин, соединенных петлями, поэтому, будучи наложены с наружной стороны корпуса, они становились больше иллюминаторов, через которые были просунуты. Их располагали с таким расчетом, чтобы они перекрывали собой края резиновых прокладок. Изнутри пластыри привинчивались к металлическим брусьям, называемым опорами, и скреплялись бетоном. План был таков: когда заработают водоотливные помпы, то чрезвычайно увеличится наружное давление воды, которое само по себе так сильно прижмет пластыри к резине, что просачивание будет полностью исключено.

Таким способом водолазы, работая в полном мраке, закупорили 356 иллюминаторов и 16 дверей. Затем им пришлось закупорить все отверстия в верхней палубе. Некоторые палубные отверстия достигали громадных размеров. Самый большой пластырь имел не меньше 54 футов в длину, 22 в ширину и 3 в толщину и весил 52 тонны! Его строили на плоту рядом с перевернутой верхней палубой. Для большей прочности он был обит сверху четырехдюймовыми досками и скреплен стальными листами.

Палубы приспособлены для ходьбы по ним и для удержания нормальных грузов, но сдерживать всю силу давления воды, наподобие остова судна, они не могут. Теперь же половина палубы во всю длину судна оказалась там, где при нормальных условиях должен был находиться корпус. Пока судно было заполнено водой, это не имело значения, поскольку давление изнутри и снаружи было одинаковым. Но если из герметически закупоренного корпуса выкачать воду, то затонувшая часть палубы не выдержит давления и сломается. Следовательно, палубу надо было укрепить на всем ее протяжении. Наконец, предстояло построить переборки, служащие для разделения судна на четырнадцать изолированных отсеков, из которых будет выкачиваться вода. На этих работах было занято 70 водолазов. Кроме того, 700 человек трудились на поверхности. Работали посменно, круглосуточно, из месяца в месяц. Трубы, мачты и мостик были сняты, верхняя палуба очищена от всего лишнего. Это позволило облегчить затонувшее судно примерно на 5000 тонн.

Согласно подсчетам, вода, находившаяся в корпусе судна, весила 100 000 тонн. Ее надо было выкачивать из четырнадцати отсеков до уровня, позволяющего судну восстановить равновесие и выпрямиться, а для этого требовались насосы колоссальной мощности.

Следовало учитывать также, что ил, в котором завязло судно, будет удерживать его на грунте. Это предвидели с самого начала, и во многие иллюминаторные пластыри были заранее вделаны рукава для разжижения и отгона ила струей воды или сжатым воздухом.

Чтобы сделать судно водонепроницаемым, потребовалось 5000 пластырей, клиньев и пробок. Качество работы водолазов проверялось выкачиванием воды поочередно из всех четырнадцати отсеков.

После этого состоялась генеральная репетиция, во время которой уровень воды в отсеках был понижен на 1-2 фута. Наконец в августе 1943 г. началась откачка.

Через четыре с половиной часа уровень воды в судне понизился примерно на девять футов. В это время начался прилив, поднявший уровень воды в порту на пять футов, поэтому внутренний уровень оказался на четырнадцать футов ниже наружного. Никаких видимых признаков движения судна не было, но к концу первого дня приборы показали, что палуба приподнялась на пол дюйма.

Час за часом шла откачка, а люди все еще латали и укрепляли внутреннюю часть судна. Между тем уровень воды непрерывно понижался. Шли часы, сутки, пока судно, поднятое приливом, не начало слегка, но заметно переворачиваться.

Но вот 9 августа один из отсеков дал сильную течь. Этот отсек находился в той части судна, которая лежала на выступе скалы. Вода поступала так быстро, что насосы не успевали ее откачивать. Водолазы стали искать течь снаружи и изнутри и наконец нашли ее. Они боролись с водой в течение пяти недель, накладывая пластыри и закупоривая отверстия всеми средствами, начиная с опилок и кончая бетоном, и наконец привели отсек в порядок.

Пока вода откачивалась, случаи течи повторялись неоднократно. Много хлопот причинила также скала. Но в конце концов уровень воды внутри судна понизился настолько, что можно было попытаться выпрямить его. Это было достигнуто наполнением водой цистерн, прикрепленных к возвышавшемуся борту судна.

После того как в цистерны было накачано 2800 тонн воды, судно зашевелилось и медленно, как спящий гигант, начало переворачиваться на другой бок.

Когда судно тонуло, оно легло на грунт под углом 79,5°, теперь же крен уменьшился примерно до 25°. Но сражение с течью продолжалось, и водолазы побеждали. 13 сентября, когда прилив достиг наивысшей точки, гигантское судно всплыло.

Вся операция стоила 4,75 млн. долларов вместо пяти и заняла восемнадцать месяцев вместо двух лет по плану. Не пострадал серьезно ни один из водолазов, хотя работали они в исключительно сложных условиях. Когда "Лафайет", держась на воде с выравненным килем, пошел на буксире в сухой док, летевший над ним самолет салютовал тем, кто осуществил эту операцию.

Жаль только, что это судно пошло потом на слом.

ПОДВОДНАЯ ВОЙНА

Наряду со многими другими проблемами Леонардо да Винчи интересовался также проблемой подводного мореплавания. Он даже вынашивал идею создания подводной лодки. Но эту идею он держал при себе, потому что боялся, как бы люди не использовали ее во вред человечеству. И в этом он был безусловно прав.

Морская война появилась так же давно, как и мореплавание. Очевидно, первые "морские бои" происходили еще в те времена, когда кораблями служили челноки, выдолбленные из бревен, а оружием - палки и камни. Что касается подводной войны, то и она началась задолго до изобретения подводной лодки. Аристотель писал, что Александр Македонский спускался под воду в водолазном колоколе, причем делал он это вовсе не для того, чтобы любоваться рыбами. Его интересовали боновые заграждения Тира. В осаде принимали участие греческие ныряльщики - предшественники "человека-лягушки".

(Боевые пловцы ("человек-лягушка") использовались во время второй мировой войны для диверсионно-штурмовых операций в итальянском, германском и американском ВМФ. Накануне второй мировой войны Англия представляла для Италии, одного из членов гитлеровской коалиции, серьезную угрозу. В связи с ним у итальянцев возникла необходимость найти пути и средства борьбы с более сильным противником, каким являлась Англия. Поиски привели к созданию штурмовых средств - нового оружия, способного, по мнению итальянцев, поражать корабли английского флота в его тщательно охраняемых базах. Кроме боевых пловцов применялись также катера, снабженные взрывчатым веществом или одной-двумя торпедами, взрывавшимися при столкновении с объектом атаки, сверхмалые подводные лодки (корабли-Х) и человекоуправляемые торпеды, получившие название "Майяле".

"Человек-лягушка" был снабжен легким водолазно-плавательным снаряжением, позволявшим ему вплотную подбираться под водой к вражеским объектам и подрывать их специальными зарядами (минами), которые прикреплялись к днищам судов и кораблей, подводным частям мостов, шлюзов и других сооружений. Судя по материалам иностранной печати, боевые пловцы, диверсионно-штурмовые средства имеются на вооружении ряда иностранных флотов (США, Италия, Англия) и в настоящее время. Например, в ВМС США до сих пор применяются подводные лодки для ведения разведки с использованием боевых пловцов. Амфибийные силы военно-морского флота США, в состав которых входят боевые пловцы (подводные диверсанты), штурмовые средства, предназначены не только для обеспечения десантных операций в военное время, но и для всевозможных подводных диверсий.

Узнать подробнее о действиях диверсионно-штурмовых средств, "людей-лягушек", сверхмалых подводных лодок и человекоуправляемых торпед читатель может из книг "Немецкие диверсанты" К. Беккера, "Десятая флотилия" В. Боргезе).

Первое действующее подводное судно построил около 1620 г. голландец Корнелиус ван Дреббель.

(Рассказывая о подводных лодках, изобретенных во Франции, США и других странах в XVII и XVIII вв., автор ни слова не упоминает о русских лодках. А между тем известно, что Россия внесла огромный вклад в развитие подводного кораблестроения.

Следует подчеркнуть, что в России мысль о создании подводного судна возникла совершенно самостоятельно. Еще в 1720 г. русский крестьянин Ефим Никонов построил модель подводной лодки, которая успешно прошла испытания. Хотя подводная лодка Никонова не нашла практического применения, все же факт ее изобретения оказал в дальнейшем большое влияние на развитие подводного флота в России. Первая железная (бронированная) подводная лодка была построена в 1834 г. по проекту русского инженера К. А. Шильдера и испытана на кронштадтском рейде. Новшеством на этой лодке была поднимающаяся коленчатая труба с зеркалом, являвшаяся прообразом перископа. Вооружение подводной лодки составляли шестовая мина и специальные зажигательные ракеты, которые должны были вызывать пожар на деревянных судах противника.

Русские кораблестроители значительно опередили конструкторов других стран. Они являются создателями первой в мире металлической подводной лодки, перископа, больших подводных лодок с мощным торпедным оружием, подводного минного заградителя (1915 г.). Сжатый воздух на подводных лодках также впервые был применен русскими инженерами.

Автор книги, как и большинство буржуазных историков, сознательно умалчивает о развитии подводного дела в России).

Оно представляло собой галеру для двенадцати гребцов с дыхательной трубкой (первый шноркель), выходившей одним концом на поверхность. Рассказывали, что ван Дреббель плавал на этом судне между Гринвичем и Вестминстером и что однажды на нем совершил путешествие король Джеймс. Впрочем, все эти истории могли быть и выдуманы. Во всяком случае, это судно не имело военного значения, хотя через много лет после смерти Дреббеля его зять и пытался продать военно-морскому министерству за 10000 фунтов стерлингов "секретное устройство Дреббеля для моментального потопления или уничтожения кораблей". Но этим "секретным устройством" могла быть и не подводная лодка.

Первая подводная лодка, приспособленная для боевых действий, была построена американцами, и объектом ее нападения явился английский военный корабль "Игл" (Это было в 1775 г.). Изобретатель лодки Дэвид Бушнелл, уроженец штата Коннектикут, назвал ее "Тэртл" ("Черепаха"). Строительство судна финансировал Джордж Вашингтон, рассматривавший этот проект как ответ на угрозу со стороны Королевского флота Великобритании. Лодка была построена из бочарных досок и железа, имела яйцевидную форму и напоминала склеенные черепашьи панцири. Сверху имелся вырез для боевой рубки.

Лодка вмещала лишь одного человека, причем он мог находиться только в сидячем положении. Работа на таком судне была не из приятных. Чтобы погрузить ее под воду, надо было рукояткой приводить в движение примитивный винт - пропеллер. Другое ручное приспособление было установлено вертикально и приводило в движение передний винт, благодаря которому лодка двигалась в горизонтальном направлении.

Поскольку обе руки были заняты, человек вынужден был держать рукоять рулевого управления под мышкой, а работу впускного клапана и насоса для продувания водяного балласта регулировать ногами. Две короткие трубки (для впуска и выпуска воздуха) выходили концами на поверхность. Сиденье водолаза было устроено так, что голова его находилась на уровне иллюминаторов рубки.

Чтобы остаться незамеченной, лодка могла скрыться под водой совсем, но поскольку перископа не существовало, водолаз, если хотел видеть объект нападения, должен был высунуть голову на поверхность.

Вооружение лодки состояло из сосуда со 130 фунтами пороха, имевшего форму мины и прикрепленного к лодке снаружи. Мина с помощью троса соединялась с буравом, укрепленным вертикально на лодке. Подведя лодку под корабль, водолаз мог ввинтить этот бурав в его днище и оставить мину с часовым механизмом, заведенным с таким расчетом, чтобы взрыв произошел полчаса спустя. В те времена (это было в 1775 г.) такое устройство считалось блестящим образцом военно-морской техники.

Управлять такой лодкой умел только один человек - Эзра, брат изобретателя. Накануне предполагавшегося нападения на "Игл" он заболел. Его вызвались заменить три солдата, и Дэвид Бушнелл взялся за их обучение. Лучший из них, сержант Ли, получил задание с наступлением темноты атаковать корабль.

Перед тем как приблизиться к объекту, Ли пришлось в течение двух с половиной часов бороться с приливом. Подводная часть корабля уходила на глубину десять футов, что для "Черепахи" было много. Тем не менее Ли подвел лодку под корму и добился того, что рубка уперлась в обшивку. Настал момент прикрепить мину.

Ли с силой толкнул бурав кверху, но не вонзил его в корпус: вместо дуба острие бурава наткнулось на металлическую обшивку. Громкий лязгающий звук металла могли легко услышать на корабле. Ли не повезло: корабль в целях защиты от червей был покрыт медью.

Рискуя вызвать тревогу, Ли попытался пробить обшивку, но не сумел. Тогда он стал нащупывать буравом места, не покрытые металлом. В конце концов он потерял ориентацию и вынужден был всплыть на поверхность. Уже светало, и Ли поспешил снова под воду. Можно было прийти еще раз ночью и попытаться подорвать "Игл", теперь же главная задача состояла в том, чтобы не выдать англичанам секретное оружие. "Черепаха" направилась в свою базу. Но тут испортился компас, и Ли пришлось опять всплыть на поверхность, чтобы сориентироваться. Всплыл он у самых редутов, на которых находились английские солдаты. Они заметили его, сели в шлюпку и начали погоню. Ли потянул за сбрасыватель мины. После того как он благополучно добрался до базы, мина взорвалась, подняв огромный столб воды.

Вскоре армии Вашингтона пришлось отступить, но Ли предпринял еще две попытки подорвать английский корабль. Один раз он нащупал-таки дерево и начал сверлить его, но раздался сигнал тревоги, и ему пришлось уйти. Второй раз его заметили и обстреляли еще до того, как он подплыл к своей цели.

Прошло почти сто лет, пока подводная лодка не потопила наконец судно.

В период между двумя войнами (Речь идет о войне за независимость США (1775-1783 гг.) и гражданской войне между Севером и Югом (1861-1865 гг.). (Прим. перев.)) другой американец сконструировал подводную лодку, которая, как он надеялся, будет представлять собой оружие настолько страшное, что деморализует воюющие стороны и в конечном счете приведет к ликвидации войн. Имя этого изобретателя - Роберт Фултон. Он известен больше всего как изобретатель парохода. Свою лодку, названную "Наутилус" (впоследствии под этим названием была выпущена целая серия таких лодок), он предложил Наполеону для уничтожения английского флота. Французы не захотели платить запрошенную сумму; тогда Фултон заключил контракт с англичанами. Однако после разгрома французского флота адмиралом Нельсоном надобность в подводной лодке для англичан отпала. После этого Фултон отправился в Америку, где попытался продать подводную лодку своему правительству, но безуспешно.

Фултон продолжал конструировать подводные лодки до конца своей жизни. Он построил также пароход "Клермонт", сделавший его знаменитым, но это была лишь побочная работа.

Подводная лодка конструкции Фултона, как и лодка Бушнелла, приводилась в движение вручную. Она тоже была снабжена миной с дистанционной трубкой, приспособленной для прикрепления к днищам судов. Лодка была металлической, внешне более похожей на сигару, чем на черепаху, и вмещала трех человек.

Такую же лодку построил Вильгельм Бауер - первый немец, заинтересовавшийся перспективами подводной войны.

В 1848 г. немцев беспокоили датчане. Они устраивали набеги на побережье Германии и преграждали доступ к нему. Тогда-то Бауер, служивший капралом в баварской легкой конной артиллерии, и построил в Киле свою первую подводную лодку. В декабре 1850 г. он вышел на этой лодке из гавани. Когда датчане увидели ее, то сняли блокаду, и бежали.

На следующий год Бауер снова отправился в наступление в сопровождении команды из двух матросов - Уитта и Томсена. Он погрузился на мелководье на Кильском рейде, но, к несчастью, в этом месте была подводная впадина глубиной 60 футов. Его подводная лодка (с железной обшивкой, китообразной формы) приводилась в движение ручным приводом и была снабжена весьма оригинальным устройством для погружения. Балластные цистерны частично заполнялись водой, тяжелый вес которой перемещался вперед по ходу лодки. Носовая часть опускалась, и лодка, не прекращая хода, погружалась в воду. В таком состоянии она могла совершить ряд кратковременных погружений, не изменяя курса.

Это был опасный маневр, и Бауер проявлял осторожность, погружаясь лишь там, где мелко, и избегая спуска под слишком большим углом. Впадина, о которой идет речь, не значилась на картах, и лодка устремилась в нее неожиданно, носом вниз. Она с треском ударилась о грунт, но все же выпрямилась. Бауер попытался осушить балластные цистерны с помощью сжатого воздуха, но насосы не действовали. Остов лодки смялся, и через швы потекла вода.

Никто не впал в панику: все трое были мужественные люди. Капрал Бауер проявил большую выдержку. Он подумал: если набрать в легкие воздух и выскочить через верхний люк, то благодаря собственной плавучести можно выбраться на поверхность. При глубине 60 футов план этот выглядел вполне реальным. Но беда в том, что вследствие большого давления люк нельзя было открыть изнутри. Конечно, эту трудность можно было преодолеть, если накачать в лодку воздух; тогда внутреннее давление сравнялось бы с наружным. Но об этом не могло быть и речи, поскольку дополнительного воздуха не было. Тогда Бауеру пришла в голову идея использовать море для сжатия имевшегося у них воздуха. Он сказал своим помощникам, что надо открыть люки кабины и впустить воду в лодку. Когда давление воздуха достигнет нужного уровня, они смогут открыть люк и выскочить наружу.

⇦ Ctrl предыдущая страница / следующая страница Ctrl ⇨

ГЛАВНАЯ СТРАНИЦА / МЕНЮ САЙТА / СОДЕРЖАНИЕ ДАННОЙ СТАТЬИ 

cartalana.orgⒸ 2008-2021 контакт: koshka@cartalana.org