ЭНТОНИ РОДС "ПРОПАГАНДА (плакаты, карикатуры, кинофильмы Второй Мировой войны)", 2008

ГЛАВНАЯ СТРАНИЦА / МЕНЮ САЙТА / СОДЕРЖАНИЕ ДАННОЙ СТАТЬИ

Кроме потока фильмов о военной героике с очевидными наименованиями типа "Торпедная эскадра выступает" о трех молодых офицерах, потопивших американский линкор (фильм направлен на вербовку в подводный флот), или "Соколы-борцы", "Добровольцы смерти" о Перл Харборе, была и пара фильмов с более тонкими названиями. Фильм "Рекорд любви" был направлен на то, чтобы незамужние женщины брали себе в мужья солдат-инвалидов. Фильм рассказывал о женщине, которая полюбила изувеченного войной героя, за которого она вышла замуж и поддерживала его всю жизнь тем, что ходила на работу. Но таких фильмов было мало. Большинство кинокартин было на обычные для военного времени пропагандистские темы: артистки становились героинями, работая на сталелитейном предприятии, или, скажем, как в фильме "Самая красивая": девушка работает на военном оптическом заводе или на заводе, выпускающем авиационные торпеды, и где показана вся "жизнь" торпеды, начиная от производства ее до взрыва под днищем американского корабля.

Были, конечно, и картины с традиционной темой о шпионаже, например "Боязнь пятой колонны" или "Чудесный работник", с тем, чтобы возбудить у общественности подозрительность по отношению к иностранцам, потому что те "шатаются везде с неизвестными намерениями под видом туристов, техников, бизнесменов, студентов и миссионеров". Название "Последние дни Английской империи" говорит само за себя. Более необычный антианглийский фильм под названием "Международная контрабандная игра" показывал английскую консульскую службу, которая возглавляет контрабандистскую организацию по торговле, а английский консул г-н Пержинс плетет сеть Макиавелли для подчинения Японии, подобно тому как Англия подчинила Китай. Фильм "Опиумная война" также рассказывал об одурманивании китайцев англичанами путем огромного количества наркотиков. Картина "В вас целятся" была об американских агентах, пытающихся распространить по всей Японии бактериологическую болезнь. Без сомнения, все это укрепляло патриотические идеалы и поддерживало убеждение, что союзники это гнусные негодяи. Таким путем японский кинематограф выполнял свою роль в годы войны.

Превосходство японцев над англосаксонцами казалось утвердившимся, по крайней мере в военном отношении, между декабрем 1941 и июнем 1942 года. В эти шесть месяцев японцы преследовали европейцев до границ Восточной Азии и овладели одной десятой частью всей поверхности земного шара - это районы, включавшие весь французский Индокитай, Таиланд, Бирму, Филиппины, Восточную Индию, большую часть Китая. Аля народов этого огромного региона подчеркивался "духовный" характер жесткого японского правления. Контролировавшаяся японцами газета "Шанхай таймс" писала: "Эта война отличается от других войн тем, что она направлена на созидание, а не на разрушение. Это на 100 процентов не эгоистичный поход, предпринятый Японией в интересах всех восточноазиатских наций".

Новая японская империя была закамуфлирована под привлекательное наименование "Великая восточноазиатская сфера совместного процветания", в которой каждый трудится ради достижения общей цели "Азии для азиатов". Это было отличным лозунгом, звучавшим вполне справедливо и значительно более точно, чем лозунг Гитлера "Новый порядок". Это было не чем иным, как азиатским вариантом доктрины Монро, так же как "Сфера совместного процветания" являлась японским эквивалентом союзнической "Атлантической хартии".

Слово "Кодо" также использовалось в качестве японского варианта фразы "бремя белого человека".

То, что средний японец видел у себя в стране, когда говорили о "Сфере совместного процветания", видно из соревнований на лучший лозунг, которые проводились в начале 1942 года газетой "Джапан таймс" и за который присуждались призы:

1. Действия Японии означают Сознание. Действия врагов означают Разрушение.
2. Мы тверды - мы боремся. Мы добры - мы строим.
3. Продолжайте борьбу, пока Азия не станет азиатской.
4. В том, что Восток будет свободен, заключается мир для Запада.

Во время взрыва эйфории каждое общественное собрание в Японии заканчивалось распеванием национального гимна "Кимигае" и декламацией имперского указа о войне.

Теперь, когда английские и американские империалисты были изгнаны, все разнообразие азиатской культуры, так долго подавлявшейся, будет расцветать. Получили хождение такие фразы, как "духовные обновления филиппинского народа". С этого времени Филиппины были в состоянии жить "в строгом соответствии с традиционными восточными принципами". Во главе независимых Филиппин было поставлено правительство квислинговца Джорджа Варганса.

Во время короткого периода боевых действий на Филиппинах на страну с воздуха сбрасывались листовки, убеждавшие местное население в том, что японцы пришли как друзья, а не как враги. В листовках говорилось: "Не подчиняйтесь американцам! Японские войска - это друзья, а не враги филиппинцев. Не подчиняйтесь приказам американцев, благодаря которым ваш город может превратиться в поле битвы. Никогда не подчиняйтесь им. Пусть все остается как есть, не разрушайте ничего из того, что принадлежит филиппинцам, а мы защитим вас и ваш город".

В другой листовке говорилось: "Спасите прекрасные Филиппины от хаоса войны! Сдавайтесь сразу, бросайте оружие. Не проливайте свою кровь за Америку. Возвращайтесь, возвращайтесь в свой милый дом!"

Чтобы поддержать сильный католический элемент на Филиппинах, была сброшена специальная листовка, в которой цитировалось высказывание папы Пия XII о японской имперской армии, поощрявшей свободу религиозного вероисповедания. Листовка обещала защиту христианских церквей. Во время наступления японцев в Малайзии в 1942 году там распространялись самые разнообразные листовки. Одна из них обращалась к солдатам противника и содержала инструкции, как дезертировать из армии: "После закрепления на левой руке белой повязки под покровом темноты перебирайтесь на нашу сторону и встречайтесь с японскими братьями-солдатами. Все они надеются и ждут вас".

Листовка, призывающая к солидарности между Японией и Филиппинами. Японские пропагандисты писали книги и статьи в журналах для школьников в "Сфере совместного процветания". Для младших классов они написали "Дневники линии фронта" и "Детские рассказы о Сфере совместного процветания". Для старших классов "Военные рассказы" и "Географию военного времени". В официальных документах использовался японский язык, во всех школах также преподавался японский язык. Для того чтобы пропаганда как-то доходила до неграмотных, использовались кинофильмы и радиопередачи на местных диалектах. Люди на оккупированных территориях воздавали почести императору и отмечали японские праздники. Для организованного восприятия пропаганды были созданы "Ассоциация соседей" и "Восточноазиатская лига молодежи". Подпись на плакате: "Плечом к плечу. Давайте создадим новые Филиппины"

На одной из листовок содержался грубый рисунок английского солдата, силой утаскивающего с собой местную женщину. На другой листовке был изображен пьянствующий англичанин, в то время как индонезийцы сражаются. Листовка, подписаная одним из японских флотских командующих, начиналась с цитаты из Библии: "Теперь военное время. Истинно, это день вашего спасения". Она заверяла всех образованных индонезийцев в свободе религии и "великой силе".

Во всех этих оккупированных странах японцы сразу же создавали в столицах общества по взаимному культурному обмену для того, чтобы снискать расположение местного населения, основной целью их было поощрять по всему Востоку пользование японским языком, чтобы заменить общепринятый здесь английский язык. В Индонезии они создали также более амбициозную организацию под названием "Ассоциация девственниц". Целью было призвать всех индонезийских девушек сотрудничать с японской армией.

Огромные территории, которые были так быстро аннексированы Японией, представляли для нее и ряд проблем, подобных тем, с которыми столкнулся Гитлер в 1941 году, но только более сложных. Гитлер тоже откусил больше, чем он мог за один раз переварить. Но, как показывает сравнение карт Европы и Азии, он, по крайней мере, наступал по внутренним путям протяженностью в сотни, а не тысячи миль и причем по сухопутью. Неояпонская империя площадью в тысячи квадратных миль, охватывала регион, который в основном был огромным водным пространством, усеянным бесчисленным количеством островов всевозможных размеров.


Ива Икуко Тогура, известная тысячам американских солдат, воевавших на Тихоокеанском театре военных действий, как Токийская Роза, была японкой, родившейся в Америке, и имела ученую степень по зоологии Калифорнийского университета в Лос-Анджелесе. После окончания университета она посетила Японию, где ее застала начавшаяся война. Она дала согласие вести ежедневные передачи по радио для американских солдат, воевавших на Тихом океане. Ее передачи сочетали популярную музыку с успокаивающей болтовней, целью которой было сделать так, чтобы американцы скучали по дому. После войны она была осуждена как предатель, посажена в тюрьму и подвергнута штрафу. Токийская Роза была не единственной американкой, которая вела радиопередачи со стороны противника для своих соотечественников. Мягкий голос Аксис Салли, вещавшей из Берлина, слушали американские солдаты на всех участках фронта в Европе. Как и Токийская Роза, Аксис Салли после окончания войны была обвинена в предательстве

Управление этим морским пространством, с политической точки зрения, оказалось технически сложной проблемой, решение которой можно было осуществить лишь с помощью коротковолновых радиопередач.

У японцев был кое-какой опыт использования коротковолновых передач в целях пропаганды, и, чтобы их собственный народ не был развращен радиопередачами из-за границы, они в 1932 году запретили людям во всей Японии иметь коротковолновые радиоприемники. Поэтому первой задачей японских войск вторжения было установить систему коротковолновой связи, охватывавшей всю "Сферу совместного процветания", с мощными передатчиками в Батавии (Джакарта), Сингапуре и Сайгоне. Отсюда днем и ночью, в течение следующих четырех лет непрерывно шел поток пропаганды о планах Японии в отношении процветания Азии и клевета об "англосаксонских тиранах".

Следующей неотложной задачей была Австралия, которая весь 1942 год подвергалась этой интенсивной обработке. Делая нападки на политику "Белой Австралии", которая на протяжении более ста лет являлась прибежищем европейцев, японцы придерживались правильного подхода. В Австралии проживало всего 7 миллионов людей, почти все европейского происхождения, она была континентом, на котором при умеренном климате могло пропитаться, по крайней мере, 100 миллионов человек. Японцы спрашивали, почему северные тропические и пустынные районы страны должны пустовать, неужели только по причине того, что европейцы не могут проживать в таком климате? Более предприимчивые и экономные азиаты могли оросить эти районы и превратить их в рог изобилия. Если они были готовы приехать и заставить австралийские пустыни цвести, как розы, почему им запрещают это делать? Почему англосаксы держат этот огромный континент целиком для себя, в полном пренебрежении к другим людям и процветанию своих соседей?

По мере развития военных действий американцы сбрасывали на японцев многочисленные листовки, подобные показанной здесь. Эти листовки, изготовлявшиеся Управлением военной информации, были наиболее эффективным средством пропаганды на Дальнем Востоке. Сначала их разбрасывали с самолетов на войска, дислоцированные в районах боевых действий в южных морях. Но в конце 1944 года и до конца войны фронт, придвинувшийся к собственно Японии, был засыпан самыми различными посланиями. По мере того как базы американских бомбардировщиков приближались к Японии, кампания по сбросу листовок активизировалась. Листовки рассказывали о лживости пропаганды японского правительства для своего населения и готовили японцев к капитуляции. Весной и летом 1945 года листовки, разбрасывавшиеся каждый день над городами Японии, содержали предупреждения о предстоящих авиационных налетах

В ранние времена, когда японское оружие везде торжествовало, это все очень хорошо сходило с рук. Примеряя на себя модель Германии, японцы организовали общественные прослушивания этой пропаганды для своих новых подданных. Повсюду на оккупированных территориях на уличных углах были развешаны громкоговорители, эвфемистически называвшиеся "поющими деревьями" или "поющими башнями". Они с помощью "Сферы совместного процветания" также проникали и в начальные школы.

Особую важность японцы придавали Индии, которая к тому моменту находилась на границе новой империи и через которую они надеялись пройти и таким образом пожать руку Гитлеру в Иране и Афганистане. Индия рассматривалась потенциально в качестве части японской великой восточноазиатской "Сферы совместного процветания". В Сайгоне была развернута радиостанция "Свободная Индия", которая призывала местное население Индии подниматься против агрессоров, а англичане в то время были слабы и слишком заняты в других регионах мира. Передатчики радиостанции "Независимая Индия" были установлены в Бангкоке и Сингапуре. Была также организована радиостанция "Радио мусульман Индии". Японцы сформировали Индийскую национальную армию, возглавлявшуюся Субхасом Чандра Бозе. На индийские войска, руководившиеся англичанами, сбрасывались многочисленные листовки, призывавшие присоединиться к японцам, чтобы помочь освободить их родину Индию. Одна броская листовка изображала двух индусов, преследующих английского солдата в карикатурном виде, вокруг него его разбитое оружие и изодранный в клочья флаг. В другой антианглийской листовке говорилось, что японская армия "смела дьявольскую власть англичан во всей Восточной Азии" и теперь настало время освободить Индию для индусов.

Все это было на пользу азиатов. Для американцев и их австралийских и новозеландских союзников листовки и радиопередачи принимали другую форму, нацеленную прежде всего на то, чтобы отделить их друг от друга. Американцев обвиняли в том, что они хотят превратить Австралию в свой 49-й штат. В австралийских войсках распространялись порнографические листовки, на которых изображались австралийские девушки в сексуальных объятиях пьяных американских или английских солдат, а в это время их возлюбленные парни продирались сквозь джунгли где-то на острове Борнео. Австралийцам и новозеландцам говорили, что англичане всегда заставляли этих парней воевать за интересы Англии. Их солдаты сражались теперь на берегах Северной Африки, в то время как основная часть английских войск сидела в безопасности на Британских островах.

Для американских войск, оставшихся в районах Тихого океана после того, как их так резко отбросили после Перл Харбора, японцы использовали выступления Ивы Икуко Тогура. Известная американским солдатам как Токийская Роза, она каждый день передавала по радио 15-минутные прочувствованные передачи, играя на их естественной тоске по дому и описывая их родную землю, которую некоторые из них никогда больше не увидят. Она также передавала отличную свинговую музыку вместе с вкрадчивыми разговорами о сексе. (После войны ее судил американский суд и приговорил к десяти годам тюремного заключения и штрафу в 10000 долларов.)

Еще одной пропагандистской уловкой, применявшейся в коротковолновых передачах, была трансляция выступлений военнопленных. Пленные союзников выступали перед микрофоном, с помощью которого они слали весточку своим близким на родине. По радио зачитывались их заявления с указанием их фамилий и адресов, а радиослушатели в Америке и Австралии таким образом узнавали, что их родные были живы и здоровы. Некоторые военнопленные рассказывали, как хорошо с ними обращаются, рассказывали об удобствах в лагерях, свежих фруктах и овощах, табаке, сахаре, в одном лагере была даже своя хлебопекарня.

Такие послания умело помещались между новостными сообщениями средней длительности так, чтобы родственники прослушивали всю программу в надежде услышать еще голос пленного.

Эффективная с технической точки зрения, вся обширная сеть радиостанций, однако, страдала от искажений в произношении дикторов и их слабого знания иностранных языков. Во время войны, по всей вероятности, японцы испытывали затруднения в подборе хороших переводчиков. Такие, например, фразы, как "за исключением одного погибшего японского солдата, все остальные в хорошем расположении духа", или "остальные английские самолеты удрали", или "японцы разгневаны, но внутри себя они остаются спокойными", заставляли слушателей улыбаться, а не трепетать. Другое любопытное заявление, сделанное в марте 1943 года радиостанцией в Батавии, гласило, что "Англия обеспокоена нехваткой шелка. Поэтому английское правительство подумывает об одомашнивании шелкопрядных червей из Либерии, но сперва их нужно акклиматизировать".

В начале 1945 года токийские газеты сообщали о военных победах, в то время как оборона японцев на Тихом океане трещала по всем швам. Блокада Японии, созданная союзниками, лишала ее снабжения и сырья, а налеты американской авиации усилились. Генерал Макартур продвигался вперед на Филиппинах, а англичане изгоняли японцев из Бирмы. Пропагандисты из Токио прославляли великую восточноазиатскую "Сферу совместного процветания" как гармоничную лигу азиатских государств во главе с Японией. Американцы перефразировали изречение "Азия для азиатов" в "Азию для японцев". В конце войны американские карикатуры отражали уверенность в разгроме японской империи. На карикатуре: Американский клинок протыкает мыльный пузырь с надписью "Великая восточноазиатская "Сфера совместного процветания"

Более серьезным недостатком в начале войны было ошибочное представление японцев о чертах характера американцев и о американских институтах. Зная, что американцы предпочитают войне мир, коммерцию борьбе, японцы предположили, что все американцы враждебно настроены к своим руководителям - Рузвельту и его правительству, которые готовили страну к войне. Они недооценили эффект от своего нападения на Перл Харбор. Они всерьез полагали, что американский народ будет считать это нападение со стороны Японии оборонительным актом японцев, на который те вынуждены были пойти в результате действий "Рузвельта и его клики". Фактически этот одномоментный акт, 7 декабря 1941 года в Перл Харборе, предоставил в руки союзников единственную оценку - "удар ножом в спину", и вся японская пропаганда с ее ловкостью ничего не могла противопоставить этому факту.

Японцы также оказались довольно неразумными в их предположении о том, что, поскольку большая часть Конгресса и Республиканская партия ненавидели внутреннюю политику Рузвельта, они будут ненавидеть и его внешнюю политику. В некоторых своих радиопередачах на Америку они хвастались, что духовные силы Японии делали ее солдат способными на сверхчеловеческие подвиги, а высокий жизненный уровень американцев делал их в моральном отношении и физически слабыми. Они заявляли, что это подтверждается поражениями американцев в первые шесть месяцев войны на Тихом океане. Поэтому для них было бы лучше согласиться на мир и признать великую восточноазиатскую "Сферу совместного процветания".

По мере того как союзники одерживали победу за победой на Тихом океане, американские карикатуристы работали не покидая рук. Такие карикатуры поддерживали в общественности уверенность в том, что Америка выиграет войну в Тихом океане. Надписи на карикатуре: "Побережье Китая. Военно-морские силы США"

Еще одним препятствием на пути эффективной пропаганды была цензура Японии, с помощью которой высшее военное командование Японии во время войны монополизировало военную информацию. Комитет информации находился под непосредственным контролем со стороны армии и флота. На одном этапе военной цензуре фактически подвергалась информация, получаемая Министерством иностранных дел по своим каналам. Агентство новостей "Домей" получало непрерывно указания от военных властей распространять более широкий поток информации и фотографий для поднятия политико-морального духа требование, которое ставилось независимо от положения на фронте или количества имевшейся информации. Армия и флот не улучшали дела, постоянно находясь в ссоре и поддерживая отдельные организации. проводившие, соответственно, их пропаганду. Когда армия сообщала о победе, флот чувствовал, что он тоже должен что-то сделать в этом направлении. Армия настолько подозрительно относилась к флоту, что имела свои собственные корабельные верфи, грузовые суда и даже грузовые подводные лодки. В то время как флот, чтобы его не перещеголяли, располагал моторизованным корпусом с высадочными транспортными кораблями.

Японская пропаганда у себя в стране основывалась на фальшивых сообщениях о военных успехах даже тогда, когда Япония в войне на Тихом океане фактически потерпела полное поражение. Надписи на карикатуре: "Сам факт, что враг в состоянии напасть на Маршалловы острова, нельзя воспринимать слишком легко. Нимитц. Маршалловы острова. Мастерское заявление"

У каждого из видов вооруженных сил были даже свои метеостанции. После Гуадалканала они яростно спорили, следует ли атаковать Австралию непосредственно с моря (доводы флота) или с суши через Новую Гвинею (доводы армии). В результате на Австралийский континент, на который еще в 1942 году нападение было возможно, никакого нападения произведено не было.

Тем не менее, поскольку Япония одерживала победы, эти слабости можно было преодолеть. В течение первых шести месяцев Япония, кроме побед, ничего не демонстрировала. Хотя высшее командование преувеличивало их масштабы, оно сообщало чистую правду. Японская пропаганда была эффективна как за рубежом, так и у себя дома, поднимая боевой дух и создавая уверенность в способности правительства выиграть войну. После каждой новой победы "поющие деревья" в тысячах мест их расположения по всей "Сфере совместного процветания" передавали марш военно-морских сил "Кайгун" в исполнении духового оркестра.

Поворотный пункт наступил в марте 1942 года, когда победная поступь остановилась после битвы в Коралловом море у северного побережья Австралии. Наступающие японские войска здесь, к их удивлению, обнаружили в значительной степени возродившуюся мощь американских военно-морских сил, которые погнали японцев на север, нанося им большие потери, чем те могли вынести. Через месяц за этим сражением последовало еще более решительное сражение за остров Мидуэй, в ходе которого американцы потопили четыре японских авианосца, бывших до того времени главным инструментом экспансии Японии. Через семь месяцев, когда американская морская пехота вышвырнула японские войска из Гуадалканала (группа Соломоновых островов), Япония достигла предела своим завоеваниям. С этого момента началось медленное, но неотвратимое отступление японцев на запад и на север, продолжавшееся три года, отступление через огромные водные пространства, на которые Япония столь опрометчиво понадеялась.

Карикатура художника Каргилла из журнала "Флинт", выпускавшегося в штате Мичиган. В начале 1944 года Япония все еще надеялась сохранить контроль над империей, но массовые потери в воздухе свидетельствовали о том, что она утрачивает его

Несмотря на эти не предвещавшие ничего хорошего события, японское высшее командование отказывалось принимать во внимание даже саму мысль о поражении. Премьер-министр генерал Тодзио 27 мая 1942 года объявил парламенту, что в боях в Коралловом море японский военно-морской флот полностью разгромил американские военно-морские силы на Тихом океане. Но, однако, всего лишь месяц спустя у острова Мидуэй те же самые военно-морские силы потопили четыре японских авианосца и ряд других кораблей. Господство японских авианосцев на Тихом океане закончилось, но японское руководство отказывалось верить этому. По поводу упрямства этих людей контр-адмирал Мацушима в своей книге "Фальшивая песня о победе", изданной после войны, делает важное замечание. Он пишет, что когда было получено сообщение о битве за остров Мидуэй, он присутствовал на брифинге органов печати в Токио, который был организован военно-морским командованием. Весть о гибели четырех японских авианосцев произвела ужасное впечатление. Он отмечает, что глава отдела печати сказал: "Самое важное не поднимать шум по этому поводу. Если даже часть правды станет известна, будет трудно управлять ситуацией". Мацушима добавляет: "Никто ничего не говорил. Эти люди были оглушены поражением. Каждый молча сидел со сложенными руками. Таким образом, отдел печати военно-морского флота одурачил всю нацию".

Пропаганда для сельских жителей Азии была грубой и незамысловатой. Этот плакат обещает, что союзники освободят азиатов от японских захватчиков. Надпись на плакате: "Японское вторжение будет наверняка отражено хорошо вооруженными союзниками"

Если эти неудачи можно было скрыть от японского народа, то дерзкий и эффективный авианалет на Токио 18 апреля 1942 года, организованный подполковником Дулиттлом и осуществленный бомбардировщиками "Б-25", скрыть было нельзя. Это повергло японцев в шок, подобный электрическому, потому что они веками воспитывались в убеждении, что их страна неуязвима.

Газеты, естественно, принизили результаты этого налета, представив Дулиттла "демоном, который выполняет без разбора бомбардировки мирного населения и не участвующих в войне". В качестве доказательства эффективности системы ПВО города Токио были продемонстрированы крыло и шасси сбитого бомбардировщика "Б-25". Через шесть месяцев три летчика Дулиттла из числа захваченных в плен были казнены. Это было глупым и лицемерным актом тех, кто спланировал нападение на Перл Харбор, потому что он подстегнул в американцах сильные чувства мести. Теперь образ японской гориллы в кинофильме и карикатурах стал весьма популярным в Соединенных Штатах.

Горилла с подписью на груди: "Убийца американских летчиков" под прицелом цивилизации

Американские налеты на Токио под руководством подполковника Джеймса Дулиттла 18 апреля 1942 года были психологическим шоком для японцев, которые были воспитаны в уверенности, что воздушное пространство их страны непроницаемо. Газеты изображали людей Дулиттла как демонов, которые под покровом ночи выполняли бесчеловечные, ненасытные, неразборчивые воздушные налеты. В качестве ответной меры захваченные в плен летчики были казнены. Американцы считали эти казни нарушением правил ведения войны. Карикатуры художников Эдвина Маркуса и Соя Мойера изображали врага варварами, это был известный прием пропаганды, применявшийся всеми воюющими сторонами

⇦ Ctrl предыдущая страница / следующая страница Ctrl ⇨

ГЛАВНАЯ СТРАНИЦА / МЕНЮ САЙТА / СОДЕРЖАНИЕ ДАННОЙ СТАТЬИ 

cartalana.orgⒸ 2008-2020 контакт: koshka@cartalana.org