ЭНТОНИ РОДС "ПРОПАГАНДА (плакаты, карикатуры, кинофильмы Второй Мировой войны)", 2008

ГЛАВНАЯ СТРАНИЦА / МЕНЮ САЙТА / СОДЕРЖАНИЕ ДАННОЙ СТАТЬИ

ВЗЛЕТ И ПАДЕНИЕ ЯПОНИИ. 1931-1945

Давайте воздержимся от всех бессмысленных развлечений. Давайте проделаем физические упражнения на свежем воздухе, по крайней мере, в течение двух часов каждый день. Давайте поблагодарим наших крестьян за каждый прием пищи и проследим, чтобы ни одно зернышко не пропало даром. Японский лозунг времен войны

В начале двадцатого века Запад смотрел на Японию с благосклонным снисхождением. В середине 1850-х годов американский капитан I ранга Мэтью Перри привез японцам сомнительные блага "западной цивилизации". Еще один офицер американского военного флота лейтенант Пинкертон в опере Пуччини "Мадам Баттерфляй" помог создать в умах представителей Запада образ "земли цветущих вишневых деревьев и хризантем". Из других западных государств Англия, потрясенная победой Японии над русским колоссом в 1904 году, приветствовала "храбрых маленьких японцев" как своих союзников в Первой мировой войне. Однако через 10 лет с момента окончания войны этот добрый образ исчез почти без следа. "Храбрые маленькие японцы" стали в глазах представителей Запада "Пруссией Востока". Как же это случилось?

Пакт Бриана-Келлога, подписанный пятнадцатью государствами в августе 1928 года, являлся соглашением, осуждающим войну, и придерживался принципов арбитража для решения международных споров. Япония порвала с этим пактом в 1932 году, когда она оккупировала Маньчжурию. Как показано на этой американской карикатуре, с начала тридцатых годов Лига Наций была слишком слабой, чтобы противостоять ей

В 1900 году Япония все еще вылезала из своего средневекового кокона, имея население в 50 миллионов человек, и представляла для Запада наиболее выгодный рынок для западных товаров или одну из самых дешевых свалок в мире для американских и европейских производителей. Но как только последние остатки Средневековья были сброшены, она через два десятилетия стала промышленно развитой страной. Благодаря многочисленной и дешевой рабочей силе она вскоре начала незаконно захватывать традиционно западные рынки и продавать товары дешевле, чем Запад в своих странах.

Китайский плакат, изображающий Японию жадным агрессором

Во время Депрессии в начале тридцатых годов американцы и европейцы ввели суровые тарифы против японских товаров. Поэтому Япония была вынуждена искать новые рынки сбыта. Ее основным источником получения угля и железной руды был Китай. Вскоре стало ясно, что в соседней Восточной Азии она должна закрепиться на рынках, на которые могла бы постоянно рассчитывать. Это было чревато конфликтами с западными державами, которые в коммерческом и политическом отношениях являлись здесь доминирующими. Положительный образ Японии у западных держав начал меняться.


Плакат для Чан Кайши, лидера одного из четырех ведущих государств мира

Этот процесс был ускорен увеличивавшейся на Западе непопулярностью Японии из-за ее вторжения в 1931 году в Китай под предлогом того, что Китай якобы взорвал в Мукдене часть маньчжурской железной дороги, которой владела Япония. Фактически подрыв был задуман и осуществлен японской армией как предлог для вступления в войну. Это вторжение было встречено в Америке всеобщей враждебностью. Америка стала рассматривать Японию, а не европейские страны в качестве своего потенциального противника в будущей войне. Хотя Конгресс провел закон о нейтралитете и провозгласил, что Соединенные Штаты останутся глухи к китайско-японскому конфликту, симпатии как Америки, так и Англии оставались на стороне Китая, которому эти страны помогли построить дорогу в Бирму, чтобы обеспечить получение военных материалов. 18 апреля 1933 года Япония предупредила Китай, что он находится под ее защитой в случае войны, и продемонстрировала Западу свое неудовольствие его критикой Японии, покинув Лигу Наций, а позже и Конференцию по ограничению морских вооружений. Было ясно, что конфронтация с Западом в том или ином виде рано или поздно произойдет.

Китай вынужден был, как мог, один защищаться против современной милитаристской державы. Пропаганда Китая в сельских районах, где безграмотность была всеобщей и где радио и печать были почти неизвестны, полагалась почти исключительно на устное слово, песни или театральные постановки, т.к. театр всегда больше всего ценился китайскими крестьянами.

Плакат, отражающий солидарность Англии с Китаем

Плакат тоже использовался правительством Чан Кайши с высокой эффективностью для мобилизации населения на военную службу. Отряды пропагандистов объезжали районы военных действий в тылу боевых порядков войск, везя в грузовиках до 50 актеров, музыкантов или художников плакатов. В случае отступления они расклеивали по стенам плакаты с надписями на японском языке, разъяснявшими, что бомбить друзей-азиатов нецивилизованно и что китайцы слишком цивилизованны, чтобы предпринимать какие-то ответные меры. Это было почти все, что они могли сделать, потому что китайцы еще не имели своих военно-воздушных сил, способных на ответный удар. Там, где не существовало типографий или каких-либо других способов распространения пропаганды, применялись так называемые "Пи Пао" написанные от руки стенные газеты. Состоявшие из коротеньких статей, иллюстраций, стихов, песен и карикатур, они расклеивались на стенах так, чтобы их могли видеть прохожие. Они содержали нападки на Японию и отражали известные события государственной важности, например новые договоры с Соединенными Штатами или Англией или репрессии против торговли опиумом. В 1937 году в оккупированном Англией Гонконге была создана "организация по изготовлению военных фильмов", которая состояла из нескольких небольших компаний, создававших быстро и недорого пропагандистские фильмы на кантонском диалекте.

Плакат, призывающий к созданию военно-воздушных сил Китая

Японские захватчики, в свою очередь, также использовали плакаты, убеждавшие китайцев в том, что европейцы, американцы и англичане были их злейшими врагами. Они драматизировали все то зло, которое проистекало от торговли опиумом, якобы поощряемой этими западными державами ради своих отвратительных коммерческих целей. Местные артисты наряжались в карикатурных персонажей на представителей Запада, они были с длинными восковыми носами и в кудрявых светлых париках.

Плакат для китайских войск. В тексте говорится: "Национальное единство. Глубокая оборона это то, что сделает Китай крепостью, о которую разобьется враг"

До самого вторжения в Китай японцы относились к пропаганде с определенным пренебрежением. Они даже отказывались от употребления слова "пропаганда", называя это "войной мыслей". Традиции подсказывали им, что они были более духовными людьми, чем представители Запада, что они проживали на божественной земле, а их император был прямым наследником богини солнца. Они наблюдали за использованием европейцами пропаганды во время Первой мировой войны и считали себя выше таких хитростей. Еще в 1937 году г-н С. Шиба в письме в газету "Джапаниз таймс" подвел некоторые итоги, посожалев о неспособности Японии изложить свои доводы миру. Он писал: "Японцы все еще думают, что "война мыслей" несовместима с истинным духом японского рыцарства, что моральный кодекс самураев и пропаганда находятся на противоположных полюсах".

Стены японских домов были заклеены плакатами в поддержку военных усилий страны

В 1939 году плакат в поддержку воздушных сообщений

Но как нельзя было избежать в промышленном развитии "вестернизации" - иначе нельзя было бы противостоять превосходящим вооружениям Запада, - так нужно было встать и на тот же уровень психологической войны Запада. С самого начала кампании в Китае Министерство иностранных дел Японии стало организовывать неофициальную пропаганду в виде туристических агентств, разъездных лекторов, торговых делегаций и т.п. В 1932 году в Министерстве образования было создано "бюро по контролю над мыслями". Армия и военно-морской флот учредили свои собственные службы информации. При кабинете премьер-министра создали Информационное бюро кабинета, в чьи функции входило направлять общественное мнение в своей стране и заручаться симпатиями к Японии за границей.

"Народная выставка против авиационных налетов"

Это бюро тщательно изучило приемы пропаганды Англии и Германии в Первой мировой войне и стало подражать им. По мере того как в Европе начали формироваться группировки государств, "имевших что-то" и "не имевших ничего", естественные союзники Японии неизбежно стали самопровозглашенными "неимевшими" фашистскими государствами. Взяв одну из страниц "Майн Кампф", Япония объявила, что ей тоже не хватает "жизненного пространства", западные империалисты топили ее в ее собственных водах.


На лице Тодзио улыбка - это стенной выпуск бюллетеня времен войны. Плакат изготовлен компанией "Мацушита Электрик"

Во многом у лидеров Японии, хоть и поздно начавших, была более легкая задача по формированию общественного мнения, чем у Геббельса в Германии. Прусский дух подчинения, который Геббельс так страстно насаждал, не восторжествовал во всем рейхе. Но японцы в смысле этого духа подчинения были целиком "пруссаками". Средний японец формировал в себе веками соответствие строгому коду ценностей. Будучи изолированным от всяческих неяпонских привычек мыслить вплоть до конца XIX века, он никогда не был знаком с демократическими традициями, либеральными представлениями об участии в правительстве, свободе печати и т.д., с которыми немцы, которые почувствовали Возрождение и прошли через наполеоновские войны, были по крайней мере знакомы. С давних времен Япония управлялась небольшой группой олигархов, навязывавших свою волю послушному населению.


Страничка из японского пропагандистского еженедельника "Эй-би-си уикли" на английском языке. На ней выдержки из статьи о процветании: 10 марта День Вооруженных сил. Министерство обороны издало множество плакатов, подобных показанному здесь. Оно также опубликовало 120 тыс. брошюр, чтобы напомнить людям об этом дне. Надпись: "Будущий великий чемпион борьбы сумо из префектуры Фукуока. Его зовут К. Минемацу. Ему еще только 16 лет, а он уже имеет рост 5 футов 8 дюймов. Он весит 150 фунтов"

В 1924 году бароном Миранума была создана ассоциация "Kokyhonsha", чтобы управлять идеологией народа и познакомить его с "kokutai", что означает приблизительно "уникальное происхождение". К 1930 году она стала наиболее важной ассоциацией Японии, и текст "kokutai" был разослан Министерством образования во все школы и университеты. В обращение было введено еще одно характерное слово, возрожденное из прошлых времен. В соответствии с японской традицией, оно было использовано первым японским человеком-императором Джиму для того, чтобы описывать свою божественную миссию. Фраза, означающая "привести восемь углов земли под одну крышу", придала религиозную окраску тому, что должно было явно стать экспансионистской политикой. Весь мир должен был стать одной счастливой семьей с Японией в качестве главы этой семьи, управляющей всеми нациями. В Японии искусство управления государством и практическая политика всегда переплетались с религией. За религиозным занавесом велась сложная политическая игра.

Японская карикатура. Надпись: "Один миллиард азиатов против англичан и американцев"

К середине тридцатых годов правительство Японии, следуя своей политике, стало придатком вооруженных сил. Генералы захватили как законодательную, так и исполнительную власть и образовали независимый орган, который нес ответственность только перед троном. Поэтому японский парламент играл ту же роль, что и Рейхстаг при Гитлере, проштамповывая правительственные декреты. Военные не только проводили политику, они же ее и формулировали. В 1935 году генерал Садао Араки стал министром образования - пост, который позже, с началом войны, занимал премьер-министр страны генерал Тодзио. В области же воспитания молодежи в военном духе японские генералы показали, что они мало чему научились у Гитлера и Муссолини. Проникновение военного духа в систему образования вскоре сделало это образование надежным средством в новой "войне мыслей". Детей учили, что солдаты, убитые в бою, служили богу в японской усыпальнице великих людей Ясукунди и что война с Китаем была справедливой и пользовалась поддержкой богов.

Информационный листок. Речь идет о сепаратных переговорах, которые хочет вести президент Рузвельт

В каждой школе занятия утром начинались с процессии на школьный двор, где поднимался государственный флаг Японии и исполнялся государственный гимн. Каждая семья должна была начинать свой день в одно и то же время с занятий гимнастикой под радио. К каждому учреждению высшего образования был прикреплен армейский офицер для проведения военного обучения. Отсутствие студентов на занятиях по военному делу без уважительной причины подлежало наказанию, а отсутствие трижды на военных занятиях при подобных обстоятельствах грозило исключением из учебного заведения. Офицеры являлись в лекционные аудитории без предупреждения и если хотели, то критиковали лектора в присутствии студентов. В иезуитском университете города Йочи преподаватели должны были проходить военное обучение вместе со студентами. Стипендии назначались не за интеллектуальные достижения или старание, а за то, насколько хорошо студент соответствовал японскому воинскому идеалу. Книги по истории пересматривались, пока преподавание истории не преобразовалось в курс этики и морали. Книги о божественном происхождении императора и обязанности граждан положить все, включая жизнь, на алтарь империи стали обязательными к прочтению во всех старших классах школ и колледжей. Ло 1939 года официальные круги университетов все еще назначались соответствующим профессорско-преподавательским составом, а позднее генералом Араки. Когда началась Вторая мировая война, особый акцент во всех образовательных учреждениях был сделан на "навигацию, авиацию, искусство верховой езды и механику".

Японская антиамериканская листовка для Китая. В тексте говорится: "Победа американцев означает порабощение, а победа японцев мир и процветание"

Японские милитаристы узнали также от нацистов, что радио может играть важную роль в воспитании молодежи. Не в пример учебникам, радио немедленно откликалось на текущие события. В 1935 году в масштабе всей страны начались радиопередачи для школьников. Радиопередача "Утреннее обращение" для школ передавалась дважды в месяц. В этой передаче авторитетно обсуждались все современные события. Типичными заголовками таких передач были такие: "Дух лояльности", "Почтительность к старшим", "Преданность", "Умение подчиняться", "Одна сила - японцы" и "Почему наши вооруженные силы сильны".

Печатное слово книги и пресса - еще в начале тридцатых годов стали контролироваться Комитетом информации. Писателей убеждали вступать в национальные группы служб, которые указывали, по каким вопросам следует выступать. Количество газет уменьшилось якобы из-за нехватки бумаги. Реальной же причиной являлось то, что сила прессы должна была сосредоточиться в руках проправительственных газетных магнатов. Так, 1200 газет, издававшихся в 1936 году, к 1940 году сократились до 900. Как раз перед началом войны в 1941 году все газеты были превращены в "общественно-полезные средства".

Хмурый Чан Кайши наблюдает за своими солдатами, бегущими к крепости японского марионеточного правительства в Нанкине. Эта листовка грозит голодом и смертью тем, кто живет под режимом Чан Кайши

Корреспонденты японских газет за рубежом жестко контролировались. Они должны были представлять свои корреспонденции для проверки в посольства, представительства и консульства своей страны, которые исключали из публикации любые материалы, признанные неподходящими. По прибытии в Токио эти сообщения подвергались дальнейшим сокращениям со стороны военной цензуры. К моменту, когда они ложились на стол редактора, они редко когда отличались от пресс-релизов правительственного агентства новостей "Домей". Это агентство, созданное в 1936 году, имело монополию на сообщения из-за границы. Ни одна газета не могла существовать без услуг этого агентства (сравните DNB в нацистской Германии и "Штефани" в фашистской Италии).

Первый японский значительный фильм о войне "Пять разведчиков" (1939 г.) рассказывал о группе японских солдат, участвующих в войне в Северном Китае

"Домей" рассылало директивы, указывавшие, что газеты могли печатать, а что не могли, на каких материалах следовало делать акцент, а какие "ослаблять". До агентства "Домей" в Японии было два агентства печати - одним являлось частное агентство "Ниппон Демпо", а второе агентство было полуофициальным. Оба они слились в агентство "Домей".

Во время войны все эти формы правительственного контроля были значительно расширены. В 1942 году была создана Национальная патриотическая ассоциация издателей, в которую вошли писатели, ораторы, романисты, историки и философы. Когда ход войны изменился не в пользу Японии, им поручили провести по всей стране серию лекций, чтобы рассказывать народу об опасностях пораженческих настроений. По стране проходили "патриотические литературные собрания" для изучения серии книг, рассказывающих об "истреблении англичан и американцев". Чтобы полностью очистить страну от подрывающего силы влияния американского джаза, была учреждена Всеяпонская ассоциация авторов песен и запрещены такие безобидные мелодии, как "Дайна" и шотландская "Олд Ланг Сайн" ("Старые добрые времена"). По всей стране прокатились митинги под девизом "Разгромим Америку и Англию". После печати и радио эти чудовищные по своим размерам собрания, наподобие нацистских, оказались наиболее эффективным оружием пропаганды.

Еще один реалистичный фильм о войне "Грязь и солдаты" (1939 г.)

Точно так же по образцу нацистов в стране проводились различные патриотические недели, которые регулярно организовывались с тем, чтобы напомнить японскому народу о его гражданском долге. Так, "Неделя добросовестности в области коммерции и предотвращения темных трансакций" преследовала цель разъяснить, что в стране действует черный рынок; "Неделя против грубости и плохих манер" разъясняла, что в стране чувствуется усталость. Регулярно проводились недели, направленные против шпионажа. Япония всегда была чрезвычайно чувствительна к шпионажу, и пропаганда в стране часто предупреждала не раскрывать иностранцам закрытые сведения. Широко были распространены плакаты на тему трех известных обезьян: "Ничего не слышу, ничего не вижу, ничего не скажу".

Сцена из кинофильма "Процветающий порт"

Конечно, антиамериканская и антианглийская пропаганда началась значительно раньше, еще в конце тридцатых годов. В то время был широко распространен термин "опасные мысли" для всякого рода представлений о западной цивилизации, что каким-то образом входило в противоречие с японскими социальными институтами. Англосаксонские нации характеризовались нацистскими терминами как плутократии, управляемые евреями, изображались бездушными, безбожными цивилизациями, чьими единственными идолами были "материализм, утилитаризм и индивидуализм" в контраст с японскими духовными ценностями. Иногда их описывали как "рыжеголовых варваров Запада". Американская цивилизация преподносилась как одновременно варварская и декадентская. Статистическим данным о расовом угнетении и линчеваниях черных в Соединенных Штатах придавалось большое значение. Обычные голливудские изображения преступности и гангстеризма приводились в качестве типичных явлений каждодневной жизни в Америке. Англичане подвергались таким же оскорблениям в коротковолновых радиопередачах на страны Юго-Восточной Азии. Они изображались тиранизирующими коренное население Малайзии, Бирмы, Индии и Гонконга, эти радиопередачи пытались побудить население этих стран к восстанию, чтобы сбросить английское иго, под которым люди трудились и страдали.

Фильм "Рассказ о командире танка Нишизуме" (1940 г.) отражал довоенные гуманистические идеалы

В противоположность этой антианглосаксонской пропаганде была кампания прославления фашистской власти, чьи методы японские милитаристы обожали. После подписания антикоминтерновского пакта с Германией между двумя странами начался широкомасштабный культурный обмен. В декабре 1941 года был подписан договор о германо-японском культурном обмене, и начались передачи немецкого радио посредством радиорелейных станций на Японию, и наоборот передачи японского радио на Германию. Этот культурный обмен не всегда приносил самые хорошие результаты, в особенности это касалось кино. Японцы, как и нацисты, понимали, что для оказания влияния на неграмотные массы не было лучшего средства. Энтузиаст кинематографа Геббельс убеждал японцев сотрудничать в этом совместном целлулоидном деле для того, чтобы хранить в памяти единство нацистского группового духа с расистским духом японцев в ущерб немощным и декадентским демократиям. Это должно было называться "Новая Земля" и совместно управляться немцем Арнольдом Фанком (наставником Лени Рифеншталь) и одним из ведущих деятелей японского кинематографа Мансакой Итами. Фанк написал сценарий о том, как японский герой-изменник возвращается от демократии к религии своих отцов и вере японской семьи. Но Фанк - по крайней мере, в соответствии с тем, что говорил Итами, - недостаточно понимал менталитет японцев, и поэтому в сценарии было так много психологических ошибок, что Итами настоял на переделке его. Это привело в ярость великого Фанка до такой степени, что в конце концов было создано два варианта фильма: один для Германии, а другой для показа в Японии. И хотя "Новая Земля" потерпела полный провал, Геббельс настоял на еще одном совместном проекте - "Клятве народа". Это было еще большим фиаско. После этих двух дорогостоящих попыток сотрудничества японцы обращались для создания любых совместных кинокартин к своим азиатским партнерам.

В целом японцы были хорошими производителями кинофильмов. Они даже в течение одного короткого десятилетия создали традицию гуманистических фильмов, таких как "Пять скаутов". Это был фильм о войне в Китае, к удивлению, в нем отсутствовал японский национализм и в совершенно объективной манере описывалась жестокая судьба солдата. Но с приближением более серьезной войны кинематографисты Японии должны были соответствовать строгому кодексу, содержавшемуся в инструкциях, которые рассылало Министерство внутренних дел. Он предписывал "здоровую развлекательную ценность вместе с показом персонажей, готовых патриотично служить". Предметом съемок являлись производство Японией промышленных и продовольственных товаров и жизнь в сельской общине. После Перл Харбора японское правительство поощряло военную тематику, известную эвфемистически как "сюжеты национальной политики". На военных руководителей произвели большое впечатление нацистские фильмы о войне "Крещение огнем" и "Победа на Западе". Японские кинематографисты были проинструктированы подчеркивать дух полной жертвенности нации и необходимость следовать предписанному поведению, несмотря ни на какие трудности. Успехи отдельных лиц, любовь или развлечения не должны были выпячиваться. Фильмы - срезы жизни, в которых показывались счастливая жизнь отдельных личностей, жизнь богатых и бездельников, женщин, которые в кафе курят и выпивают, фильмы, содержавшие сцены фривольного секса, все это было запрещено. Каждый месяц для семей, в которых кто-то проходил военную службу, назначался одни день бесплатного посещения кинотеатров. В этот день в каждом театре и кинотеатре в полдень проводилась молитва за этих родственников.

Эта японская листовка рассказывает, как Филиппины спасаются от косяков акул американского империализма и расовых предрассудков посредством солидарности с их братьями-азиатами под руководством Японии. Японцы использовали фразы типа "духовное обновление филиппинского народа", и в то же время они гнали филиппинских солдат тысячами на смерть на острове Батаан. В 1938 году принц Коно заявил о намерении Японии установить "новый порядок", что гарантирует постоянную стабильность в Восточной Азии. После 1941 года эта доктрина широко вещалась по всей Азии с акцентом на то, что Япония это освободитель. И хотя японцы даровали Филиппинам "независимость" под началом "Квислинга" Джорджа Варганса, все это было лишь тактической уловкой. Надписи на плакате: Азия. Независимость Филиппин. Американский империализм. Расовые предрассудки

⇦ Ctrl предыдущая страница / следующая страница Ctrl ⇨

ГЛАВНАЯ СТРАНИЦА / МЕНЮ САЙТА / СОДЕРЖАНИЕ ДАННОЙ СТАТЬИ 

cartalana.orgⒸ 2008-2020 контакт: koshka@cartalana.org