ЭНТОНИ РОДС "ПРОПАГАНДА (плакаты, карикатуры, кинофильмы Второй Мировой войны)", 2008

ГЛАВНАЯ СТРАНИЦА / МЕНЮ САЙТА / СОДЕРЖАНИЕ ДАННОЙ СТАТЬИ

Так же было и в других оккупированных странах. В Голландии нацисты запретили все официальные и полуофициальные упоминания о сосланной королевской семье Оранской династии. Сопротивление этому было выражено в заколках и подвесках с изображением головы королевы Вильгельмины, рекомендованной властями к чеканке на монетах. Голландцы также частенько изображали или закалывали на себе цветы оранжевого цвета. Популярным образчиком настенной пропаганды, которой пользовались члены голландского Сопротивления, была цифра шесть с четвертью с перечеркивающей чертой (6 1/4). Так голландцы обыгрывали фамилию нацистского руководителя в Голландии Зейса-Инкварта - на голландском языке это изображение 6 1/4 звучит как "сейс эн кварт".

В Польше старший эсэсовский чин в правительстве генерал по фамилии Модер всегда назывался поляками "Мердер" (убийца).

Черчилль сделал знак "V" знаменитым

На расклеенном на стенах домов Варшавы нацистском лозунге "Германия победоносна на всех фронтах" (слово "победоносна" по-немецки пишется "siegt") поляки заменяли первую букву "s" на букву "l", и получался лозунг "Германия повержена на всех фронтах". В Брюсселе немцы запретили ежегодное отдание воинских почестей перед Могилой Неизвестного солдата 1914 года, поэтому в этот день бельгийцы проходили мимо Колонны Конгресса, а это памятник государственной независимости. Когда было запрещено и это, то студенты сели в трамваи, проходившие мимо этого памятника, просили вагоновожатого замедлить ход у памятника и бросали к его подножию цветы.

Английский карикатурист усилил значение этого знака для выражения Победы

Наиболее эффективной формой пассивного сопротивления был знак "V". Два бельгийца, работавшие для Би-би-си, знали, что их соотечественники дома, слушая по ночам полеты английских бомбардировщиков на бомбежку Рура, часто исписывали стены заводов приветственными надписями RAF (Королевские Военно-воздушные силы). Но хорошо прописать все эти буквы отнимало много времени, за это время их могли арестовать. Поэтому бельгийцы в Лондоне придумали для своих двуязычных соотечественников (фламандцев, говоривших на фламандском, и валлонов, говоривших на французском) простой знак "V" (начальная буква во французском слове "victoire" победа и начальная буква во фламандском слове "vrijheid" победа). Этот знак можно было быстро нанести на стену или тротуар. Бельгийцы предложили свой способ заместителю главного редактора Би-би-си "полковнику Бриттону", который согласился опробовать это в Бельгии. Успех был настолько большим, что было решено рекомендовать этот метод и другим оккупированным странам. Вскоре символ "V" появился по всей оккупированной Европе даже в тех странах, где слово "победа" начинается не с этой буквы.

Так, в Чехословакии буква "V" напоминала слова великого чешского патриота Яна Гуса "Правда восторжествует", что стало девизом первого президента Чехословакии Томаса Масарика. Это имело также и музыкальные ассоциации, потому что в азбуке Морзе буква "V" передавалась тремя точками и одним тире. Они были начальными тактами Пятой симфонии Бетховена, о которой он говорил, что это "судьба стучится в дверь". Было нетрудно стучать в дверь и окна, и начиная с этого времени это символизировало судьбу, которая стучится в дверь Третьего рейха.

Киноактер Пауль Хенрид в роли руководителя чешского подполья Виктора Ласло в кинофильме Майкла Кертиса "Касабланка" (1942 г.)

Хотя сначала немцы относились к этому с презрением и игнорировали всю эту кампанию с буквой "V", но вскоре они пришли в бешенство от нее и стали преследовать тех, кто участвовал в ней. Они приказывали владельцам домов и магазинов, чьи стены и окна были расписаны этим знаком, уничтожить его, в противном случае они должны были понести наказание. Этот знак демонстрировался не только на стенах и окнах, но и в самых неожиданных местах. В парижском метро люди, спускавшиеся под землю, рвали свои билеты в форме "V" и бросали их, так что полы станций везде стали полями Победы. После провала попыток борьбы с этой практикой немцы в отчаянии решили принять этот знак в качестве символа победы Германии. Они объявили, что слово Victoria было старым хорошим тевтонско-латинским словом, обозначающим победу, которое лишь сравнительно недавно было заменено на немецкое слово Sieg. Поэтому в июне 1941 года они стали в оккупированной Франции расклеивать свои плакаты с огромной белой буквой "V", которая как бы являлась подвеской свастики. Ниже было написано "Victoria" - т.е. победа Германии, которая борется за Новую Европу. Они даже рисовали букву "V" на своих машинах. Наиболее значительным этот заимствованный знак был на Эйфелевой башне и на фронтоне Палаты депутатов, выходящем на мост Конкорд. Здесь были размещены две буквы "V" высотой 40 футов, а внизу написан девиз: "Германия победит на всех фронтах". Это использование символа "V" продолжалось на протяжении всей оккупации до лета 1944 года, когда немцы стали использовать этот знак для другой цели обозначения ракет "Фау-1" и "Фау-2" (начальная буква немецкого слова "возмездие"), которыми они стали атаковать Лондон.

Нацисты пытались обратить кампанию со знаком "V" себе на пользу

Немецкий плакат "V - Германия побеждает на всех фронтах"

Символ "V" в оккупированной Голландии

Немцы объясняют символ "V" латинским словом victoria

Антисемитская листовка

Не в пример немцам различные движения Сопротивления не могли использовать плакат как форму пропаганды - слишком опасно было заниматься этим. Но они могли портить немецкие плакаты. Как говорили, никогда прежде Париж не знал такого нашествия плакатов. Срывание их было наказуемым деянием. Человек, срывавший карикатуру на Уинстона Черчилля в виде осьминога, приговаривался к трем месяцам тюрьмы и большому штрафу. Намного быстрее и намного менее опасно было намалевать знак "V" на немецком плакате.

Немецкий плакат, выпущенный в связи с поражением союзников в Греции

Пропагандистские материалы, использовавшиеся Сопротивлением, получались главным образом из английских и американских источников. Незадолго до окончания эвакуации из Дюнкерка английская авиация уже сбрасывала листовки на французов, информируя их таким образом, что англичане вернутся. Союзникам потребовалось некоторое время, чтобы понять, что поставляемые ими пропагандистские материалы следовало бы приспособить к психологии отдельной оккупированной страны. Перед попыткой оказать влияние на общественное мнение следовало бы подумать о том, чтобы не оскорбить его. В оккупированной Франции, например, в 1940 и 1941 годах было бы неразумно бесчестить маршала Петена, чья популярность была в то время на своем пике. Оказалось более благородной работой нападать на его подчиненных, в особенности на Пьера Лаваля, или, в крайнем случае, сочувственно упоминать о пагубном влиянии пожилого возраста на способность здраво мыслить. К 1941 году нацистская пропаганда в опытных руках Геббельса представляла войну как великий поход во имя спасения Европы и избавления мира от большевизма. Союзникам логически приходилось это учитывать, объясняя, почему они в данный момент объединились с Советским Союзом в этой борьбе. Это они делали, цитируя Уинстона Черчилля, который сказал, что вступит в союз с самим дьяволом, чтобы уничтожить это зло - гитлеризм.

Немецкие ракеты "Фау-1" и "Фау-2"

По мере развития боевых действий союзники также поняли, что оккупированным странам следует сообщать о положении на фронте аккуратно, без утаивания неудач союзников. В любом случае эти неудачи получат полное освещение нацистами. Сообщения об этих неудачах были явным признаком уверенности в своих силах и веры в победу. Не в пример нацистам, чья пропаганда была в значительной степени направлена на самые низкие категории людей о чем Геббельс сам хвастался, союзники обращались к здравому смыслу и критическому чувству их европейской аудитории. На ранних стадиях они допустили много ошибок. Во время боевых действий в Норвегии в апреле 1940 года Би-би-си допустила преувеличенные утверждения об успехах союзников, что привело только к разочарованиям в среде норвежцев относительно запада, когда немцы оккупировали их страну. Тогда премьер-министр Великобритании Невилл Чемберлен только навредил делу своим самоуверенным заявлением "Гитлер опоздал на автобус". Еще в 1944 году Би-би-си преждевременно объявила о падении Парижа, что могло бы дорого обойтись французам и привести к большим потерям среди ликующих парижан. Однако в целом влияние пропаганды союзников, в особенности Би-би-си и американских листовок в оккупированных странах, было направлено на поднятие морального состояния и на большие ратные подвиги самого населения этих стран. Это было подтверждено в тысячах писем от слушателей, которые приходили через Испанию и Португалию или от тех, кто бежал из этих стран. От Бергена до Страны Басков, от Амстердама до Афин каждый вечер в тысячах домов и магазинов двери будут закрыты рано, огни погашены, а жители соберутся в молчании около радиоприемников, пытаясь настроиться на приглушенные звуки из Лондона.

Шарль Де Голль руководитель движения "Свободная Франция" в изгнании часто обращался по радио к своим соотечественникам, убеждая оказывать сопротивление до прихода союзников. И ежедневные радиопередачи из Лондона о королеве Вильгельмине были лучом надежды для голландцев, которые воспринимали ее как символ национальной независимости и выживания.

Голландская почтовая открытка, отпечатанная немцами

Когда Америка все еще оставалась нейтральной, ее радиопередачи на коротких волнах для оккупированной Европы зачастую были более эффективными, чем передачи Би-би-си. Многие европейцы чувствовали, что нейтральная страна скорее скажет правду, нежели воюющая. И больше того, американские радиопередачи показывали, на чьей стороне ее симпатии, хотя Америка оставалась нейтральной. Это, в свою очередь, в 1940 и 1941 годах убеждало людей, что, несмотря на все внешние проявления противоположного, шансы у Англии победить должны были быть хорошими. По мере продолжения войны наказания за слушание зарубежных радиопередач устрожались. В 1943 году в Голландии нацисты начали конфисковывать радиоприемники. Но люди сдавали только старые, поломанные радиоприемники, а хорошие оставляли себе. В конце войны, по некоторым оценкам, 20% радиоприемников оставались на руках у населения, которое по ночам вело прием радиопередач.

Немецкая пропагандистская почтовая открытка

В начале оккупации появились подпольные типографии, что являлось плодом стихийных попыток людей в оккупированных странах. Выпуск печатных изданий был относительно несложным, поскольку материалы получались главным образом из американских и английских радиопередач и листовок, но печатание и распространение, нехватка бумаги и оборудования, а также строгие меры конспирации, которых следовало придерживаться, представляли собой исключительные проблемы. Было трудно достать ротатор, а на столь необходимое сотрудничество со стороны профессионалов-печатников нельзя было полагаться. В Польше небольшие переносные ротаторы устанавливали на чердаках домов в городах или, в случае если они были слишком шумными, в лесных хижинах. С помощью радиоприемников, упрятанных в звуконепроницаемых подвалах, лесных избушках и амбарах с надстроенными нарочно крышами, собирались новости со всего света. В крестьянских телегах привозилась бумага для печатных машин, ее скрывали под кучами овощей и сена. Распространение печатных материалов организовывалось по трехступенчатой системе, каждый распространитель знал только одного человека, который передавал ему материалы, и того, кому он сам их передавал. Печатные материалы, спрятанные в продукты питания, распространялись через магазины, а иногда продавались в открытую из уличных киосков, где их прятали среди листов немецких печатных материалов.

Пьер Лаваль как его представляет себе американский карикатурист Даниэль

В Бельгии две подпольные газеты появились уже 15 июня 1940 года: в Брюсселе это была газета "Chut" ("Клоун"), а в Льеже "Le Monde du Travail" ("Мир труда"). Через месяц история повторилась, когда появилась газета "Свободная Бельгия", чтобы продолжить подпольную традицию своей знаменитой тезки, издававшейся во время оккупации 1914- 1918 годов. Статьи этой газеты были весьма смелыми. Так, 15 августа 1941 года, в день необычной годовщины, газета писала: "После завоевания Бельгии и Франции фюрер заявлял, что к 15 августа 1940 года он будет принимать парад своих войск в Лондоне. Так ему сказали его астрологи и предсказатели. Но он проиграл битву за Англию в воздухе, а теперь боши маршируют в ярости взад-вперед по побережью пролива Ла-Манш, глядя в беспомощности на двадцатитрехмильную полосу воды, которая отделяет его от того, что Гитлер полагал легкой добычей. Из-за нехватки металла Гитлер напал на Россию, а теперь английская авиация каждую ночь подбрасывает ему металла больше, чем ему хочется".

А вот как представляют себе это русские карикатуристы Кукрыниксы. Хотя маршал Петен возглавил французское государство после оккупации Франции в 1940 году, Лаваль к 1942 году фактически стал диктатором правительства Виши. После освобождения Франции его приговорили к смертной казни и привели приговор в исполнение

Когда нацисты захватили главную газету в Брюсселе "Ле Суар", бельгийцы сразу же стали ее именовать "Ле Суар Воле" (Ле Суар украденная). 9 ноября 1943 года тысячи экземпляров этой фальшгазеты были доставлены велосипедистами-рассыльными во все газетные киоски Брюсселя. Эти газеты были точными копиями газеты, выпускавшейся под немецким контролем, но в ней не содержалось ничего, кроме антигерманской пропаганды. Как раз перед освобождением в 1944 году в Бельгии издавалось 275 подпольных газет как на французском, так и на фламандском языках.

15 мая 1940 года в Голландии, т.е. за два дня до ее капитуляции, один кондитер в г. Хаарлем выпустил первую подпольную газету "Действия нищего". К 1941 году в стране издавалось 120 подпольных газет. То же самое можно сказать и о Дании и о Польше. Во Франции газеты Сопротивления носили важные наименования - "Комба", "Либерасьон", "Франк-Тирьер", "Вальми" и т.п. В Париже Эмилиен Аманони основал "Группу улицы Лилля" - организацию, которая поставляла новости для газет Сопротивления, а также все, что было необходимо для печатания газет. Гестапо так и не смогло раскрыть эту организацию. К 1944 году во Франции имело хождение свыше миллиона экземпляров подпольной периодики.

Во всех оккупированных странах подпольная печать была единственной надеждой для групп Сопротивления. Двумя подпольными газетами в Бельгии были "Алюэтт" (вверху) и "Ла Мез" (внизу). Эти газеты примитивным образом воспроизводились. Они содержали новости, взятые из коротковолновых передач, передовицу и поэзию. Во Франции несколько подпольных журналов имели тиражи более 10 000 экземпляров

Все газеты и издаваемые листовки специализировались на подробных отчетах о том, чего люди не могли узнать каким-либо другим путем, в особенности о военных поражениях немцев. Среди других регулярно сообщавшихся новостей была информация о том, как немцы расхищали продовольствие - наиболее интересный и пользовавшийся популярностью материал во времена острой нехватки продовольствия. Фактически были и другие причины нехватки продовольствия, включая блокады союзников, но в качестве причины этого приводилась только "немецкая оккупация". Некоторые подпольно издававшиеся листки с новостями предназначались непосредственно для солдат вермахта, чтобы возбудить в них ностальгию по дому, нормальной семейной жизни и постоянно напоминать им об опасностях, которым подвергаются их семьи от бомбардировок союзников. Иностранные воинские формирования, входившие в состав вермахта, также подверглись такой агитации. Это касалось этнических немцев из Польши, Словакии, Трансильвании и Украины. Что они здесь делали вдалеке от своего дома в ожидании смерти от англосаксов во имя Гитлера? Другим регулярно публикуемым материалом были действия Сопротивления, подробности о том, как пускались под откос поезда, взрывались мосты, прекращали работу заводы из-за имитации работы на них. Такие газеты информировали население о том, как припрятывать металл, столь необходимый Германии для ведения войны, в особенности это касалось меди и никеля, а также как выводить из строя машины, а для более молодых и активных - как убивать голыми руками.

Плакат с франко-американского празднества в Париже после освобождения

Использование кинематографа для целей Сопротивления было весьма ограниченно. Большинство французских режиссеров не имели возможности открыто поддерживать Сопротивление и могли только прибегать к изощренной фантазии или историческим темам, в которых сообразительная аудитория могла разглядеть параллель с настоящим временем. Таким фильмом был, например "Pontcarvel" о реставрации в 1815 году Бурбонов. Он был полон двусмысленностей о режиме Виши, которые не подвергались цензуре и очень нравились аудитории. Его герой, полковник императорской армии Понткарвель, забаррикадировался в своем доме и борется с королевскими войсками. Он стал символом Сопротивления того, чьи руководители приняли фамилию Понткарвель. В фильме "Вечерние посетители" постановщики обращаются к Средним векам, временам всякой чертовщины и колдовства. С одной стороны действуют силы добра, те, которые причислены к лику любви, а с другой стороны зло, предводительствуемое дьяволом. Первоначально авторы сценария намеревались сделать дьявола портретом Адольфа Гитлера, но этот намек не мог быть реализован, т.к. представлял собой слишком большой риск. Однако смысл был ясен. В последней сцене дьявол превращает молодых любовников в каменные изваяния, но нет предела фантазии! они только воссоединились в любви как каменные статуи, а их сердца бились в унисон образ самой оцепеневшей Франции. Зло бессильно победить любовь и добро.

Сцена из фильма Рене Клемента "Битва на рельсах" (1945 г.). В фильме описывалось проведение актов саботажа на железных дорогах Франции, которое осуществляло движение Сопротивления во время германской оккупации

В Дании подобного эффекта удалось добиться в документальном фильме, выпущенном датской Комиссией по сельскохозяйственным вредителям. Это был фильм о sitophilus granaiae, который поражает урожай. Разрешенный немецким цензором на основании того, что фильм относится к продовольственному питанию, он на протяжении всей войны демонстрировался датской аудитории, которая в полной мере воспринимала эту сатиру. Каждый знал, что означала последняя строчка: "Помните - на карту поставлен урожай Дании!"


Французский плакат художника Раймонда Гида в память о тех, кто не вернулся с войны

По иронии судьбы, успех пропаганды Сопротивления зависел от использования того же самого оружия, которое Геббельс в тридцатых годах довел до совершенства. Радио, с помощью которого он внушил немцам идеи об их величии и с помощью которого он терроризировал половину Европы угрожающими речами Гитлера, бумерангом отразилось на нем во время войны от радиостанций Би-би-си. Без их постоянных радиопередач на оккупированных территориях нельзя было поддерживать высокое моральное состояние, как и нельзя было так легко передавать указания о проведении актов саботажа. Без авиации, с помощью которой в 1940 и 1941 годах Германия сотрясала весь континент, нельзя было и сбрасывать листовки. Без современного уровня печати сотни подпольных газет не могли бы быть прочитаны. Когда Уинстон Черчилль писал, что нацисты захватили половину Европы, извлекая пользу "из новых сведений от извращенной науки", он имел в виду разрушительное использование этих новых видов пропагандистского оружия. Однако Геббельсу пришлось изведать, что это оружие оказалось обоюдоострым.

Плакат "Истинное лицо рексизма" (рексизм - движение бельгийских фашистов) (1939 г., Бельгия). Автор Рене Магритт

Королевская партия была создана в Бельгии в 1935 году Леоном Дегреллем. Художник-сюрреалист Рене Магритт отреагировал на фашистские тона пропаганды Дегрелля, показав его отражение в зеркале в виде Гитлера. Плакат был издан Комитетом антифашистов интеллектуалов

Вступайте в ВВС, чтобы уничтожить фашизм (1937 г., Республиканская Испания). Автор неизвестен


"Объединение" (1937 г., Республиканская Испания). Автор неизвестен

Антиитальянский плакат (1937 г., Республиканская Испания). Автор неизвестен

Коммеморативные почтовые марки

Верхняя правая: в память о второй годовщине обороны Мадрида, 7 ноября 1938 года. Республиканская Испания. Автор неизвестен

Нижняя правая: в память о 150-й годовщине Конституции США, 1 июня 1938 года. Республиканская Испания. Автор неизвестен

Почтовая марка "Маршал Петен" (1941 г., Франция). Правительство Виши. Автор Дж. Пьель

Плакат "Истинные французы" (без даты, Франция). Правительство Виши. Автор неизвестен

Дух Петена ведет войска коллаборационистов


"Женщины и дети Европы осуждают действия английской авиации", 1940 г. Немецкий плакат для Франции. Автор Тео Матейко

⇦ Ctrl предыдущая страница / следующая страница Ctrl ⇨

ГЛАВНАЯ СТРАНИЦА / МЕНЮ САЙТА / СОДЕРЖАНИЕ ДАННОЙ СТАТЬИ 

cartalana.orgⒸ 2008-2020 контакт: koshka@cartalana.org