ЭНТОНИ РОДС "ПРОПАГАНДА (плакаты, карикатуры, кинофильмы Второй Мировой войны)", 2008

ГЛАВНАЯ СТРАНИЦА / МЕНЮ САЙТА / СОДЕРЖАНИЕ ДАННОЙ СТАТЬИ

АНГЛИЯ ИМПРОВИЗИРУЕТ. 1936-1945

Когда страны Оси учредили эту организацию, англичане с большой пользой прибегли к импровизации. Гарольд Ласвелл

Великобритания вышла из Первой мировой войны, располагая гораздо лучше организованной пропагандой, чем какая-либо другая страна. Это стало возможным главным образом благодаря одному человеку - Альфреду Хармсуорту. Позже его звали лорд Нортклиф - отец "желтой прессы". Когда в 1917 году не было успехов на фронте, он убедил премьер-министра Ллойд Джорджа и его кабинет в том, что умелое очернение немцев могло бы стимулировать угасающую энергию английского народа. Ллойд Джордж позволил ему организовать в Креве Хаусе Департамент пропаганды. Через год благодаря мощному газетному конгломерату Нортклиф убедил большинство своих соотечественников в том, что немцы являются безжалостными варварами, насильниками женщин и изобретателями химического процесса, с помощью которого трупы солдат превращались в жир, необходимый для производства взрывчатки.

Сэр Освальд Мост являлся демагогом-руководителем английского союза фашистов, хотя его близость к народу конечно придала некоторый блеск. его убеждениям. После 1938 года его партия распалась из-за разногласий и быстро пришла в упадок

Все это предназначалось главным образом для так называемого внутреннего потребления. Для противника же Нортклиф ввел в практику советы, которые он часто соизволял давать Генеральному штабу: "Бомбардировка мозгов противника так же важна, как и бомбардировка его артиллерией". В последний год войны миллионы листовок, составленных в Департаменте пропаганды - только в августе 1918 года 4 миллиона штук, - были доставлены через линию фронта на воздушных шарах или артиллерийскими снарядами. Листовки сообщали немцам о безнадежности их положения, о великой коалиции, составившейся против них, о легионах совсем свежих американских войск и о голоде, который ожидает немцев в результате союзной блокады, если они не сдадутся. На другом уровне листовки взывали к большому числу социал-демократов, которые еще оставались выразителями интересов Германии и которые уже давно уважали демократические институты Англии. Пропагандистские листовки высказывали мнение, что, если только немцы прогонят своих автократов правителей, может возникнуть новая либеральная Германия по образу Вестминстера, развитию которой будут способствовать союзники.

Как показывает этот плакат 1934 года трейд-юнионы и лейбористы выступили против нацизма. Перед объявлением Германией воины движение за мир в Англии было сильным

Но обещания следовало соблюдать. Как только война окончилась, департамент лорда Нортклифа был ликвидирован, а его маленькая группа пропагандистов вернулась к своим уважаемым в мирное время занятиям - зоологии, юриспруденции, учительствованию и т.п. В Германии о них больше ничего не было слышно. Немецкие социал-демократы жаловались, что они стали жертвой обмана союзнической пропаганды. Они сделали в точности то, о чем их просила эта пропаганда - выгнали кайзера и заменили его бывшим шорником Фридрихом Эбертом на посту главы государства. Но союзники, управлявшие аргументацией немцев, вместо поддержки Веймарской республики сделали все, что могли, для того, чтобы помешать ей - предъявили непомерные требования к репарациям, вставили в Версальский договор предложение о "виновности в развязывании войны", оккупировали Рейнскую область французскими и африканскими войсками.

Надпись, выражающая общественную поддержку Чемберлену во время "странной войны": "Истребите нацизм навсегда! Мы все поддерживаем вас!" Хотя британский лидер полностью не разгадал намерения Гитлера на встрече в Мюнхене, заявив: "Я привез вам мир"

Пропаганда Нортклифа имела эффект бумеранга еще и по другим причинам. После воины он был достаточно недальновиден и публично хвастался тем, чего он достиг с помощью своих сомнительных методов. Когда оказалось что сообщения о "германских злодеяниях" были сильно преувеличены, если вообще не выдуманы, слово "пропаганда" стало анафемой для тех людей в Англии, кто поверил этим сообщениям.

Карикатура на Чемберлена в связи с его знаменитым черным зонтиком

Такое разочарование было в большой степени причиной отмены пропаганды как вида деятельности английского правительства, когда война закончилась. В любом случае англичане, которые веками господствовали над половиной земного шара, полагали, что такая пропаганда для целей рекламирования себя или порицания своих противников в мирное время не нужна.

Деятельность Нортклифа не была "игрой по правилам". Тем не менее к тридцатым годам английские дипломатические представительства в таких чувствительных регионах, как Ближний Восток и Латинская Америка, все больше были обеспокоены ущербом, который наносился интересам Англии хорошо подготовленной пропагандой Италии, Германии и Советского Союза через свои контролируемые правительством агентства новостей, радиостанции и организации культуры. В 1934 году английское правительство ответило на запросы своих представительств о предоставлении им возможностей для противодействия этой пропаганде, хотя и довольно скромных. Правительство учредило Британский совет, чей устав гласил, что его целью является "продвижение более широких знаний об Англии и английского языка за рубежом, а также развитие более тесных отношений в области культуры между Англией и другими странами". Но средства, отпущенные на деятельность этого совета, были настолько скудными, что он не мог сделать ничего большего для осуществления своих целей, кроме распространения брошюр и фотоматериалов о так высоко ценимых английских символах, как Конная гвардия. Торжественный развод караулов с выносом знамени. Кембриджский и Оксфордский университеты, ипподром Аскот и скачки на нем, английский травяной газон на Соборной площади и т.д.

Тем временем напыщенная пропаганда, проводившаяся в конце тридцатых годов в Англии английским отделением фашистской партии, которым руководил сэр Освальд Мосли, не привлекала английский народ, который ни во что не ставил демагогические методы Мосли и его шумных последователей - чернорубашечников.

Сидр Булмера: 24 фунта яблок на каждую флягу

Англичане подсмеивались над Гитлером, даже когда на них нападали. Надпись на плакате: "Над врагом издеваются и подвергают сатире. Эта уродливая пивная кружка, которую еще предстоит изготовить, будет в память о еще одной кружке, которая сгубила свою землю и не смогла назвать ни одного своего друга. Но пока (до тех пор, пока не изготовят эту кружку) мы будем пить из наших стаканов до дна и нашей твердой решимостью будет одержать победу в день золотого веселья."

Однако даже еще до того, как Гитлер пришел к власти, в стране были люди, которые, увидев, что сделала пропаганда во время Первой мировой войны, предупреждали правительство, что в будущей войне организованная подача информации будет так же необходима, как и любой другой вид обороны. В 1938 году, во времена Мюнхена и умиротворяющей политики Невилла Чемберлена, имевшей в народе значительное число последователей, эти люди, например Уинстон Черчилль и Даф Купер, видели будущую опасность. Вплоть до 1938 года правительственные фонды не были доступны британскому зарубежному радиовещанию Би-би-си, которое передавало новости, сообщения из области культуры и уроки английского языка на Европу, Южную Америку и Ближний Восток.

С началом войны в 1939 году были созданы еще две организации, занимавшиеся вопросами пропаганды: Министерство информации - главным образом для распространения соответствующей информации внутри страны - и Департамент пропаганды на вражеские страны, который позже передавал пропаганду и на страны, оккупированные противником. Номинальным главой Департамента пропаганды был профессиональный политик доктор Роберт Брюс Локкарт, который утверждал, что английская пропаганда может быть эффективной в Европе только в том случае, если будет более точной, чем нацистская. Роберт Локкарт также полагал, что для использования внутри страны преувеличенные отчеты о слабости немцев, когда вермахт был успешен на фронтах, имели бы противоположный эффект. Сэр Роберт подметил эту ошибку в связи с кампанией в Ливии в 1941 году. Затем первое официальное коммюнике из Каира было почти оптимистичным. Английские пропагандисты, будучи новичками в этом виде работы, взяли на вооружение принцип приукрашивания фактов и использовали его в своих листовках и радиосообщениях. Но наступление провалилось, и из него ничего не получилось, а немцы нажили хороший капитал на этом преждевременном празднике.

Департамент Локкарта, который вскоре получил официальный титул "исполнительный директор по политическим вопросам ведения войны", располагался в городке Вобурн (графство Бедфордшир). Предполагалось, что департамент будет работать совместно с Би-би-си и Министерством информации в Лондоне, но его расположение в 30 милях от столицы не способствовало контактам между этими организациями. Собранные на скорую руку, его сотрудники представляли разношерстную публику: чиновники, адвокаты, работники рекламы, директора школ и даже садовники. Единственное, что у всех них было общим, так это то, что каждый сотрудник был в той или иной степени экспертом по одной из европейских стран. Первые два года работы на должности исполнительного директора по политическим вопросам ведения войны вряд ли можно называть обнадеживающими. Сам Локкарт всегда ворчал, что они не достигли ничего. Карикатурист Дэвид Лоу, выполнявший кое-какие заказы для департамента, весьма язвительно высказывался на сей счет. На одной из его первых карикатур во время войны изображен Геббельс, весьма эффектно выглядевший в своей радиостудии, изливавший потоки слов в микрофон. Рядом с ним находился полковник Блимп, играющий с воздушным шариком. Надпись гласила: "Самое худшее дело в мире, самая лучшая пропаганда! Самое лучшее дело в мире, самая худшая пропаганда!"

Карикатуры Дэвида Лоу являлись графическим выражением сознания англичан в военное время. В этой карикатура 1937 года он изображает Энтони Идена ухаживающим за Гитлером и Муссолини и не замечающим марширующих войск позади них. Надпись под карикатурой: "Собиратель автографов"

В своих мемуарах Лоу вспоминает, что сотрудники департамента показывали ему образец листовок, которые они сбрасывали на Германию в начале войны, и просили его делать для них нечто подобное. На показанной листовке был изображен австрийский крестьянин в Lederhosen (кожаных штанах), которому объясняют, что Гитлер предал его русским и в результате этого вскоре придут большевики и захватят его вместе с урожаем. Язвительным замечанием Лоу было: "В то время, когда Гитлер успешно действовал, а русские практически прятались под кроватью, я сказал им, что это было одним из самых глупых произведений, которые я когда-либо видел. А за то, что молодежь брала на себя риск и сбрасывала эту халтуру над Германией, следовало бы кого-нибудь арестовать".

Свысока озирающий Чемберлен звонит в колокольчик, возвещающий о смерти демократии. Надпись на карикатуре: "Пожалуйста, не одолжите ли мне спичку?"

В другой раз Министерством информации Лоу было поручено создать портрет Уинстона Черчилля для помещения его на передней стенке пивной кружки, которую должны были в больших количествах продавать в Соединенных Штатах. По этому поводу была обширная официальная переписка, поздравления и выражения восхищения за его попытку подсластить англо-американскую дружбу. Намеревались также производить "двойную рузвельтовскую" кружку, но ни один из этих проектов осуществлен не был.

Такая неэффективность отчасти была следствием большого количества распоряжений. Команда Локкарта в Вобурне должна была осуществлять контроль за радиопередачами Би-би-си из Лондона на другие страны, но расположение этих двух организаций в разных местах Лондона затрудняло такой контроль, и Би-би-си могла действовать независимо, передавая свою собственную подборку материалов. Существовало еще и Министерство информации, в чью задачу входило также приглядывать за моральным состоянием нации. В первый год существования министерством руководил Даф Купер. Министерство должно было работать в тесном взаимодействии с исполнительным директором по политическим вопросам ведения войны. Но Купер не выносил доктора Дальтона. Министерство информации и исполнительный директор по вопросам ведения войны постоянно находились в ссоре. В своих мемуарах Даф Купер пишет: "Главный недостаток состоял в том, что в Министерстве информации было слишком много блестящих дилетантов. Наличие такого большого числа способных недисциплинированных сотрудников в одном министерстве неизбежно вело ко многим внутренним трениям".

Американский карикатурист Джордж Патцер скептически относился к соглашению Чемберлена с лидерами стран Оси. Надпись под карикатурой "Ходишь по-гусиному, Невилл?"

Позже, когда Купера сменил Брендан Бракен, дела едва ли пошли лучше. По словам невезучего Брюса Локкарта, которому пришлось подчиняться их приказам: "Эти еженедельные встречи между доктором Дальтоном и господином Бракеном зачастую оканчивались ожесточенными спорами, которые были бы весьма забавными, если бы не так замедляли развитие событий". В своей книге мемуаров "Наступает расплата" Локкарт пишет: "На самом деле в этот период больше имела место политическая борьба внутри страны, чем против врага".

Из всего этого может показаться, что перед Локкартом стояла неблагодарная, если вообще не безнадежная задача - в том числе и потому, что сам Черчилль проявлял к пропаганде лишь эпизодический интерес. Как рассказывали, этот великий человек, если о ней заходила речь, ворчал:

"Эта война требует действий, а не слов!" Был недоволен и маршал авиации Харрис, командующий бомбардировочным соединением, самолеты которого сбрасывали листовки над Германией. Он был весьма чувствителен к тому, что экипажи самолетов подвергались опасности, когда сбрасывали, по его словам, эти "куски туалетной бумаги". Тем не менее по мере продолжения войны исполнительный директор по политическим вопросам ведения войны стал играть более важную роль. Методы пропаганды улучшились настолько, что американский эксперт по вопросам пропаганды Гарольд Дассвел писал следующее: "Отчасти превосходство английской пропаганды заключалось в ее гибкости. Англичане оказались лучшими психологами, чем немцы и японцы. Там, где страны Оси придавали значение организационной стороне - иногда даже во вред своему делу тем, что занимались бюрократическим администрированием, -англичане пользовались импровизацией и практическим проведением идей в жизнь". Конечно, это в большей степени зависело от изменяющейся обстановки на фронтах. Как говорил сам Локкарт: "Пропаганда есть и должна быть легко приспособляема для той стороны, у которой успех, и трудной для тех, кто успех теряет".

Последовательные кадрики исполнения Гитлером танца джиги. Эти кадрики в киножурналах Англии и Содружества показывали, как Гитлер-триумфатор подпрыгивал от радости в Компьене в 1940 году, когда Франция капитулировала. Это было то самое место, где в конце Первой мировой войны Германия была унижена. Короткая последовательность кадриков прокручивалась два или три раза, чтобы выглядело это так, будто Гитлер исполняет этот классический танец

Двумя главными инструментами Локкарта были листовки, сбрасываемые над территорией противника самолетами бомбардировочной авиации, и радио. Листовки представляли собой отдельные листки, иногда маленькие иллюстрированные газеты и, что особенно интересно, даже маленькие журнальчики. Обзоры наподобие "Свободной Франции" и книги с речами Черчилля были сведены до размеров сложенного носового платка. Важную роль также играли листовки, содержавшие выдержки из Атлантической хартии. Подписанты этой хартии - Уинстон Черчилль и Франклин Рузвельт заявляли: "Мы не стремимся к территориальным захватам или чему-либо подобному. Наши страны уважают принцип национального самоопределения и надеются на мир, который предоставит каждой нации возможность жить в безопасности в своих собственных границах". Миллионы европейцев, проживавших в германском рабстве, слышали или читали эти обнадеживающие слова.

Использование радио было широко распространено, причем вешание велось на 23 языках. Хотя радиовещание на оккупированные страны было относительно простым делом, потому что население этих стран представляло собой аудиторию, всегда готовую ко всему антигерманскому, но радиопередачи против самой Германии были более трудным делом. И здесь ни Рузвельт, ни Черчилль не помогали, в особенности своими требованиями безоговорочной капитуляции, выработанными еще на конференции в Касабланке.

Собака-бульдог с головой Черчилля не раз использовалась, чтобы подчеркнуть решимость Англии. Надпись на шляпе Черчилля "Попробуй сунься!"

Большой неудачей исполнительного директора по политическим вопросам ведения войны была пропаганда, направленная на отделение немецкого народа от нацистских лидеров. И в самом деле, единственным пропагандистом, кто выиграл от декларации о безоговорочной капитуляции, был Геббельс, который облепил стены зданий в городах Германии выдержками из этой декларации вместе с отрывками из "Черного списка" лорда Ванситтарта - филиппики против немецкого народа в целом. Геббельс сообщил немцам, что, даже если не все они поддерживали нацистов, мир, который победоносные союзники навязали бы им, сделает Версальский договор похожим на утопию.

В конце 1942 года, когда немцы потерпели свое первое поражение, англичане начали использовать новое психологическое оружие - "черную" пропаганду, отличавшуюся от обычной "белой" пропаганды. Если коротко, то "белая" пропаганда была открыто адресована всему миру, извлекая максимум из побед одной стороны и поражения другой. Ее целью было поднятие морального духа в своей стране через рассказы участников победоносных событий, радовавших аудиторию шутками и карикатурами на противника и приводивших примеры отваги своих солдат. В основе таких рассказов лежали правдивые события, даже если правда в них немного искажалась. А "черная" пропаганда была просто выдумкой или, как ее называли лжецы, "чистым враньем". Распространение всякой фальшивой информации в лагере врага, среди военных или гражданских лиц имело целью посеять сомнения, беспокойство и уныние, т.е. направлено было на подрыв морального духа.

Радиопередачи Эдварда Р. Мерроу из Лондона в период бомбардировок в 1940-1941 годах рассказывали американцам о мужестве англичан. 18 августа 1940 года его радиопередача закончилась словами: "Оборона Англии будет тем, о чем люди будут говорить с благоговением и восхищением столько, сколько будет жить английский язык"

Хорошим примером "белой" пропаганды были радиопередачи из Лондона американского радиокомментатора Эдварда Р. Мерроу, осуществлявшиеся в период 1940-1941 годов, т.е. в период бомбардировок Англии. Англичане выяснили, что Соединенные Штаты нельзя было вовлечь в войну с помощью старых пропагандистских методов 1916-1917 годов. Они поняли, что радиопередачи Мерроу были в точности тем, что им требовалось в тех обстоятельствах, и поэтому они предоставляли ему свободу действий и всячески способствовали его работе вплоть до встреч с Черчиллем, если это требовалось ему. Основным правилом Мерроу была, как он сам об этом заявлял, "подача честных новостей, а когда не было никаких новостей и почему - просто сказать об этом. Я думаю, людям такое понравится".

Немецкая "черная" пародия на английскую почтовую марку, на которой голова Сталина замещает голову короля Георга. Слово "еврейская" нарочито написано с орфографическими ошибками

Ночь за ночью, по мере того как бомбы сыпались на Лондон, он выходил в эфир с неизменным своим "говорит Лондон", обращаясь к своим соотечественникам в Америке. Он описывал бомбардировки простым языком, давая фактическую картину и оставаясь всегда спокойным. Его сообщения никогда не были полемическими, он никогда не навязывал своего мнения. Он, как и те, кто принимал его в Англии, знал, что он должен оставаться беспристрастным и что американцы все еще не хотели принимать участия в войне. Но они слышали, что Англия была слаба, здесь были распространены упаднические настроения, он уже видел, насколько унизительно было для Англии ее изгнание из Дюнкерка, - и все-таки вот один из американских парней, рассказывавший, как этот народ - англичане - одни сопротивлялись постоянным ударам германской авиации. Уступая только Рузвельту, Мерроу делал столько, сколько любой сделал бы, чтобы американцы поняли, что они не должны позволить нацистам разбить Англию. Иначе, как подсказывал смысл, они вскоре почувствуют, как бомбы падают на их головы. Это и была "белая" пропаганда в ее наилучшем виде.

Немецкая пропагандистская почтовая открытка изображает английского солдата с четырьмя арабами, повешенными на штыке его карабина. Предполагалось, что открытку будут сбрасывать над Египтом

Другим примером "белой" пропаганды в действии было то, что весь мир услышал, когда Муссолини в декабре 1941 года объявил войну Соединенным Штатам. Он продекларировал, что "итальянские солдаты горды тем, что будут драться с американцами бок о бок с храбрыми солдатами Страны восходящего солнца".

К сожалению, Муссолини забыл, что использовал подобную фразу в 1917 году, когда Америка вступила в войну на стороне союзников. Как редактор газеты "Аванти" он писал: "Итальянские солдаты будут гордиться тем, что будут драться бок о бок с солдатами Соединенных Штатов - единственной нацией в истории, которая никогда не вступала в войну, если последняя была несправедлива". Эксперты по Италии из Исполнительного директората использовали оба этих противоречивых высказывания с большим эффектом, передавая на Италию и тот и другой.

Исполнительный директорат немедленно ухватился за такой же промах Гитлера, когда тот 10 октября 1941 года с уверенностью заявил, что война с Россией закончена. Заголовки в газете нацистской партии "Фелькишер Беобахтер" гласили: "Фюрер объявляет, что час пробил! Война на Востоке выиграна!" Поэтому в каждую годовщину этой даты все последующие три года Исполнительный директорат сбрасывал на Германию миллионы листовок, представлявших факсимильную копию первой страницы этого номера газеты "Фелькишер Беобахтер" с надпечаткой красным цветом через всю эту страницу: "Что Гитлер заявил в 1941 году".

"Черная" пропаганда была совсем другой. Может показаться, что она была частью "английского лицемерия" в том, что этот народ, гордившийся своим джентльменским поведением, может под давлением обстоятельств стать таким мастером двойной игры, обмана и всяческого темного трюкачества, что даже Геббельс в своих дневниках вынужден был признать с определенной долей зависти свое восхищение ими. "Черная" пропаганда направлена целиком на врага, она сбивает с толка, вносит путаницу, используя при необходимости самые священные верования и чувства, например заботу матери о сыне, о котором сообщается, что он пропал без вести. Ее главным орудием были так называемые тайные радиопередатчики, фактически располагавшиеся в Англии, но якобы находившиеся в Германии и якобы представлявшие мнение недовольных военных в вермахте.

За эту "черную" пропаганду отвечал иностранный корреспондент "Дейли Экспресс" Сефтон Делмер. Он знал Германию изнутри и говорил на немецком языке, как настоящий немец. Он жил в Германии с 1933 года и до начала войны, описывая деятельность нацистов для читателей своей газеты. Он лично знал Гитлера и Геббельса и приглашался сопровождать их в увеселительных поездках за казенный счет. Его отдел в Исполнительном директорате нанимал различных дикторов, говоривших на немецком языке, делавших вид, что они якобы были служащими вермахта, закаленными офицерами, представлявшими оппозицию партии со стороны военной касты. Они вкрапливали в свои выступления резкие обличительные речи против союзников, Англии и Америки, а также украшали свои выступления рассказами о растратах нацистских руководителей и их сексуальных отклонениях. Некоторые из таких выступлений были самыми порнографическими из всех, когда-либо попадавших в эфир. Сефтон Делмер говорил, что тем самым он играл на внутренних собачьих и свинячьих настроениях, сидящих в каждом немце.

⇦ Ctrl предыдущая страница / следующая страница Ctrl ⇨

ГЛАВНАЯ СТРАНИЦА / МЕНЮ САЙТА / СОДЕРЖАНИЕ ДАННОЙ СТАТЬИ 

cartalana.orgⒸ 2008-2021 контакт: koshka@cartalana.org