ЭНТОНИ РОДС "ПРОПАГАНДА (плакаты, карикатуры, кинофильмы Второй Мировой войны)", 2008

ГЛАВНАЯ СТРАНИЦА / МЕНЮ САЙТА / СОДЕРЖАНИЕ ДАННОЙ СТАТЬИ

Тем временем в школах и университетах было пересмотрено содержание всех учебников: из 317 учебников по истории, которыми пользовались в начальной школе в 1926 году, 100 были запрещены. В правительственном указе говорилось: "В области истории, экономики и юриспруденции все книги должны соответствовать требованиям к истории, юриспруденции и экономике от 28 октября 1922 года". Учителя должны были быть приведены к присяге на верность режиму иди рисковали быть уволенными.

Одновременно с этими реформами образования шло создание различных молодежных организаций за пределами университетов. Фашисты завладели ребенком даже раньше, чем нацисты. В возрасте 4 лет мальчики должны были вступать в организацию "Сыны волчицы" - еще одно важное напоминание о Риме - и облачаться в маленькие черные рубашечки. В 8 лет ребенок вступал в "Балиллу", где он оставался до 14 лет, пребывая постоянно в атмосфере униформ, песен, флагов, значков и салютов. (Организация "Балилла" получила свое наименование по имени юноши из Генуи, который в 1746 году подал сигнал к восстанию против австрийских захватчиков.)

Пол Муни в роли человека со шрамом Карманте в фильме Говарда Хьюза "Человек со шрамом" (1932 г.). Фильм был запрещен к показу в Риме, потому что он изображал итальянцев гангстерами

Детские журналы, подобные "Иль Коррьере дей Пикколи" или "Джорнали дей Балилла", дают представление о том, какому влиянию ребенок подвергался. В разделе комиксов этих журналов юный герой в возрасте между 4 и 10 годами в униформе преподносился инструктирующим других детей, не являвшихся членами организации "Балилла", по таким видам спорта, как плавание на яхтах, катание на велосипеде, охота, делился с ними знаниями об авиации и даже рассказывал, как стрелять из пулемета. Позже, когда в 1940 году началась война, комиксы высмеивали врагов Италии. Так, английский король Георг VI и Уинстон Черчилль изображались настолько боящимися героических итальянских солдат, что опустились до того, что наняли орангутангов для своей защиты.

Инструкции для членов организации "Балилла" о том как проводить время после школы и во время уикендов, делали упор на физическую подготовку. Фашисты хорошо знали о привлекательных сторонах спорта для подрастающих мальчиков - футболе, легкой атлетике, плавании, боксе, катании на велосипедах, стрельбе из огнестрельного оружия на миниатюр-полигонах, на эти цели не жалели средств. Дуче являл собой пример в этом деле. Он гордился своим физическим состоянием и характеризовал бокс как типично фашистский метод самовыражения. В школах зачитывали отрывки из сообщении журналистов, посещавших его на вилле "Вилла Торлония", в которых они описывали, как Муссолини во время диктовки распоряжений на предстоящий день внезапно прерывал это для того, чтобы проплыть шесть раз бассейн из конца в конец, или сыграть трудный сет в теннис, или перепрыгнуть на своей лошади через дюжину препятствий на ипподроме. Газетам запрещалось публиковать сообщения о том, что он простудился или испытывал желудочные колики. Не сообщалось даже о том, что он стал дедом. Дуче должен на 100 процентов быть здоровым, на 100 процентов энергичным.

После пребывания в "Балилле" молодежь в возрасте 14 лет вступала в организацию "Авангардисты", где, помимо спорта, занималась учебными боями и маршировкой в строю с винтовками. Молодые люди находились в обстановке непрерывной политической обработки, всякого рода собраний, военных парадов, тренировок и спортивных соревнований.

Муссолини был мастером театральных и напыщенных выступлений. Он выступал обнаженным до пояса, чтобы продемонстрировать свою мужественность

К 18 годам юноша был подготовлен к вступлению в организацию "Джиовани фашиста", где после 2 лет пребывания ему давалось заключение о пригодности его к вступлению в партию, т.е. воспитана ли в нем любовь к родине и обладает ли он необходимыми чертами характера - стойкостью, умением подчиняться, слепой отвагой и способностью к самопожертвованию. Если он обладал всем этим, то подходил к тому, чтобы стать членом нового правящего класса Италии. Каждая церемония перехода из одной стадии подготовки к другой, более высокой, сопровождалась специальным ритуалом "Лева фашиста", напоминавшим ритуалы Древнего Рима.

За все время обработки в молодежи поддерживались знания о личности дуче. В каждой школе и лекционном зале висели его портреты, причем большего размера, чем висевшие рядом портреты короля и папы. С выпяченной вперед челюстью, сжатыми кулаками, стоя руки в боки, с широко расставленными ногами, он, казалось, являлся воплощением своих лозунгов: "Лучше прожить один день, как лев, чем сто лет, как баран", или "Минута на поле боя стоит целой жизни в мирное время", "Верьте! Умейте подчиняться! Боритесь!"

Таким образом, мальчик, который начинал в 1923 году как "сын волчицы", к началу войны в 1940 году уже прошел весь круг, т.е. 4 уровня фашистского воспитания. Надо было быть исключительно упорным юношей, чтобы выдержать все эти удары и увещевания.

Аналогичные молодежные группы были организованы и для девочек. Организация "Пикколе Италиене" была такой же, как и "Сыны волчицы" для мальчиков. Затем была "Балилла" для девочек, а конечным курсом являлась "Джиованни Италиене". Под эгидой организации "Фасции Феминили" для взрослых регулярно читался курс лекций, пропагандирующих фашистские принципы для женщин.

Киноиндустрия в Италии не так жестко контролировалась, как в Германии, где Геббельс был вдохновлен Cесилием де Милем. Фильм "Человек креста" (1940 г.) - один из более открытых пропагандистских фильмов фашистского периода. Центральной фигурой в фильме был итальянский священник на фронте в России, который взял в руки оружие, чтобы выступить против Советов

От более старших девочек требовалось также участие в физических тренировках, легкой атлетике, даже военизированных учениях. Между фашистами и Католической церковью в отношении образования молодежи в целом были разногласия.

Церковь всегда считала образование молодежи своей сферой деятельности. Папа Пий XI в своей энциклике "Нон аббьяно бисоньо" в 1926 году показал, что он был полностью в курсе того, что делали фашисты в этой области. Он писал: "Непоколебимая решимость полностью монополизировать молодежь, начиная с самого раннего возраста до зрелого, исключительно в интересах партии и режима в не меньшей степени противоречит естественному праву семьи, чем естественному праву Церкви". По мнению Католической церкви, молодежь должна получать образование в семье, в церкви и в последнюю очередь - в государстве. Сначала в этой цепи идет семья, у которой есть естественное, Богом данное право воспитывать потомков, кормить, любить их и учить элементарным правилам поведения в обществе. Если у семьи нет финансовых возможностей делать это, в дело должно вступать государство - но только помогать. Церковь обладает всеми средствами извечного спасения человеческих существ. Поэтому образование человека, которое подразумевает привитие моральных навыков, а также интеллектуальных ценностей, является прерогативой Церкви.

Конфликт перешел в решающую стадию 4 мая 1928 года, когда на римском стадионе состоялась гигантская демонстрация, во время которой тысячи девушек из организации "Балилла", одетые в спортивную форму показали, чего они достигли в физической подготовке, и метали копья. Затем они промаршировали строем через Рим с винтовками в вытянутых руках, выкрикивая хором фашистские лозунги. 11 мая ватиканская газета "Оссерваторе Романо" выразила недовольство "этими группами фашистских женщин, отходящих от принципа скромности и сдержанности, которыми девушки и молодые женщины должны руководствоваться". Ношение оружия и дикие физические упражнения не отвечали христианским идеалам воспитания женственности у девушек, как писала газета. Не отвечало также и то, что девушки фактически были полуодеты, забавляясь в таком виде перед преимущественно мужской аудиторией, и то, что они вскидывали винтовки к небу. Папа в одном из своих обращений говорил: "Женские руки поднимаются к небу во время молитвы, а не когда они держат оружие".

На это секретарь фашистской партии Тирати в газете "Иль Тевере" ответил, что физические упражнения произвели полезный эффект на сознание. Для молодых девушек было лучше участвовать в таких демонстрациях, а не проводить целые дни, накладывая на свои лица макияж. А что касается оружия, то режим не намеревался превратить девушек во вспомогательные войска, режим просто хотел натренировать их не падать в обморок при виде заряженной винтовки или когда они услышат выстрелы на войне. Газета "Оссерваторе Романо" ответила, что всему этому девушки могли прекрасно научиться в тишине своих школ. Газета напомнила речь Муссолини 18 мая 1927 года, в которой он заявил, что хотел, чтобы современная молодая женщина-итальянка оставалась в основном латинянкой, а не подпадала под влияние кинофильмов и других современных форм влияния и была бы американизирована. Газета "Оссерваторе Романо" писала, что все это было в точности тем, что делало правительство в отношении этих нескромных общественных показов. Идея участия женщин в спортивных соревнованиях принадлежала англосаксам. Споры не утихали месяцами. Все это было благодаря тому, что Церковь обладала определенной властью в Италии, что и позволяло Ватикану продолжать высказываться подобным образом в пику абсолютистскому режиму, который душил любые другие голоса критики. В конце концов в качестве уступки католицизму фашисты согласились, что в будущем девушки не будут носить оружие на подобные церемонии, только луки и стрелы.

"Не болтай - враг подслушивает". На этом плакате 1943 года, автором которого является Ажино Бокасилъ, английский солдат олицетворяющий противника, навостряет уши, чтобы услышать военные секреты. Одной из наиболее общераспространенных тем внутренней пропаганды была угроза деятельности "пятой колонны". Плакаты время от времени упоминали о потоплении судов и пуске под откос эшелонов. В разных странах существовали свои варианты тем о "беззаботной болтовне". Немецкие плакаты были по своему содержанию ближе к политике "Плаща и кинжала". У американцев делался упор на связь беззаботной болтовни с ее последствиями

Католическая церковь показала зубы еще раз в 1928 году по другому случаю, когда молодежь из "Балиллы" озвучила еще один политический момент на мессе, проводившейся на открытом воздухе и отмечавшейся в Кампо Дукс. Перед началом молодежь начала исполнять "Джиовинецпу", за которой последовало обращение к Небесным силам о помощи Муссолини в его делах по созданию империи. Хуже всего было то, что, когда Тело Христово вознеслось, 15000 молодых людей выдернули свои кинжалы из ножен и воздели их к небу. Это получило суровое осуждение со стороны "Оссерваторе Романо".

"В армию, в армию, молодежь Италии, ради спасения страны". Этот вербовочный плакат был одним из серии подобных плакатов на улицах Рима в конце 1943 года. По мере того как военная звезда на итальянском небосводе закатывалась, "Новый Рим" должен был стать большой семьей

Такие пропагандистские попытки режима произвести впечатление, чтобы Церковь была на его стороне, зачастую выглядели неуклюже. Однажды, отмечая память погибших героев фашизма, режим предполагал, что использование агиографического языка польстит Церкви. Режим характеризовал выставку "Фашистская революция" как "Священный год фашизма" который провозглашал. "Кровь наших мучеников, которая в один прекрасный день оживет, как и кровь святого Януария в Неаполе". Фашистская газета района Тренто писала об итальянских патриотах Баттисти и Санро, которые были казнены австрийцами. Вокруг головы Баттисти ореол, его провоз по Тренто в телеге висельников напоминает восхождение заключенного Христа на Голгофу, а в это время мать Санро "плакала перед телом сына как и Мария под крестом". Плодовитое воображение одного из журналистов стало почти евангелистским в отношении фашиста, который был убит коммунистами. "Его мученичество, возможно, было более великим, чем у белокожего Назорея, потому что Назорея сопровождали на казнь его мать и Мария Магдалина, но у нашего человека не было никого, кто поддержал бы его". Газета "Оссерваторе Романо" с сарказмом высказывалась по поводу того, что попытки прославить земные вещи фактически имели обратный эффект. Совмещение божественного и земного подобным образом, конечно, не вредило божественному. Оно только придавало земному смехотворный оттенок.

Использование развлечений и спорта в качестве средств пропаганды не ограничивалось молодежью фашистской Италии. Для того чтобы монополизировать свободное время рабочего класса, от имени режима была создана организация под названием "Дополоворо" ("После рабочего дня"). Она предполагала много видов бесплатных и привлекательных видов услуг и сооружений. Кроме спорта, она обеспечивала недорогие виды отдыха и экскурсий наподобие тех, которые предоставляла организация "Крафт унд Фройде" в нацистской Германии, а также просмотры кинофильмов и театральных представлений. Спортивные соревнования членов этой организации зачастую превращались в продуманные спектакли, а успехи спортсменов-победителей считались проявлениями мужественности нового режима. Организация "Дополоворо" была достаточно осторожна при чтении лекций и даче инструкций партийным организациям, организациям типа "Фашистская революция" и фашистским синдикатам (разновидность профсоюзов).

Ее целью были пропаганда "здорового и полезного образа жизни рабочих в их свободное время путем организации институтов для развития их физических, интеллектуальных и моральных возможностей".

В отдаленные провинции партия посылала передвижные театральные коллективы, показывавшие пьесы о фашистской морали, которые сопровождались политическими выступлениями местных партийных руководителей. В Милане старания руководства раскрылись в серии лекций, называвшейся "Лектура Аучис", которая была смоделирована со знаменитой серии лекций "Лектура Дантес" о Данте Алегьери, прочитанных во флорентийской церкви Орсанмичеле известными учеными. В серии "Лектура Дучис" один из партийных руководителей зачитывал отрывки из речи Муссолини, а затем комментировал их, используя фразеологию Данте. Дуче при этом должен был изображаться не только как новый Цезарь, но, в политическом смысле, и как новый Данте.

Способность Муссолини завораживать аудиторию была подобна игре великих итальянских актеров. Его умение использовать жесты, голосовые модуляции и эмоциональные всплески было исключительным. Эта пышность, бережно сохраненная в камне и бронзе, украсила общественные места по всей Италии

Как средство пропаганды кинематограф никогда не использовался настолько же интенсивно, как в нацистской Германии. Вплоть до окончания эры фашизма итальянские кинокомпании в основном оставались в частных руках. Это объясняется прежде всего недостаточным интересом людей к серьезным фильмам о политике, таким, как сделанная по заказу правительства "Битва за зерно", куда были вставлены кадры, изображавшие окруженного крикливыми крестьянами Муссолини, управлявшего трактором. Публика предпочитала картины американского типа о красивых парочках, поедающих черную икру в роскошных отелях или за рулем "Кадиллака". Достойно сожаления, что режим был в курсе, что в этом отношении ничего нельзя было поделать. Когда в тридцатые годы кто-то предложил Муссолини вырвать из законодательства Геббельса страничку и использовать кинокомпании, он отказался. Отношение его режима к кино, по крайней мере в первые десять лет фашистского правления, выражалось в том, что оно подвергалось цензуре. Главная забота состояла в том, чтобы отслеживать то, чего нельзя показывать, а не то, что можно. Так, например, "декадентский" голливудский фильм "Крылья над Гонолулу" был запрещен из-за того, что в нем показывалась аморальная жизнь группы разведенных пар. Хотя этот запрет мог отчасти снискать расположение Церкви, развод сам по себе противоречил фашистским принципам святости брака и воспитания большой семьи. А фильм "Человек со шрамом" запретили по другим соображениям. Он рассказывал о жизни гангстеров в Чикаго, а главным действующим лицом являлся сицилиец Аль Капоне.

Муссолини прекрасно знал, что кино имело большую пропагандистскую ценность. В 1925 году он основал "Унион Чинематографика Эдукатива" (Союз образовательного кинематографа), чисто правительственную организацию, которая снимала кинокартины о достижениях фашизма. Для того чтобы противостоять фильмам американского типа о "хай лайф", все кинотеатры должны были в каждой программе демонстрировать по крайней мере один фильм этой организации. Таким образом, если публика хотела посмотреть фильм с Кэри Грантом, который занимается любовью с Мэй Вест, ей навязывался также просмотр картины со стариком-крестьянином в болотах провинции Понтин, который пребывает весь в сомнениях, вводить ли ему современные методы ведения хозяйства или оставаться верным последователем традиционных дедовских способов. Таким фильмом являлся, например, фильм "Солнце". Другим подобным фильмом, созданным также организацией "Унион Чинематографика Эдукатива", была картина "Юность Муссолини", показывавшая, что дуче сделал для молодежи Италии.

За границей дуче был легким объектом для карикатуристов и всякого высмеивания

Эта карикатура, сделанная в 1937 году советскими художниками Кукрыниксами, является сатирой на претензии Муссолини иметь "Новый Рим", где было воздвигнуто большое количество памятников в честь Муссолини по образу фигур на древнем римском форуме.

Кукрыниксы изобразили Муссолини как деспотичного диктатора, чьим пьедесталом является тюрьма

В фильмах организации "Унион Чинематографика Эдукатива" отводилось большое место армейским маневрам, линкорам, бомбардировщикам, что, возможно, сделало их более по вкусу итальянской общественности.

До самого 1937 года не было поставлено ничего, что могло бы сравниться с нацистским фильмом "Триумф воли". Затем появился фильм "Верьте, подчиняйтесь, боритесь", который показал достижения фашизма и который сопровождался избранными отрывками из речей Муссолини. За этим фильмом последовали другие патриотические картины, дорогостоящие в производстве, такие как "Сципио Дфриканус" (1937 г.), которые проводили параллель между полководцем Древнего Рима, покорившим Карфаген, и Муссолини, который только что захватил еще одну страну в Африке - Эфиопию. Картина была отснята в Риме, и когда ее показали, то недоброжелательные итальянские критики отметили такой анахронизм, как телеграфные столбы, торчащие на холмах, и наручные часы у римских легионеров.

Немногие из обозревателей, работавших за пределами Италии, были одурачены пропагандой, проводившейся в странах оси Рим - Берлин, о которой Муссолини в одной из своих речей в 1936 году в Милане сказал, что "она не была диафрагмой, а именно осью, вокруг которой могли вращаться все те европейские государства, у которых есть желание мира и сотрудничества". За рубежом же высокопарное словотворчество Муссолини было проигнорировано, и его изображали лакеем Гитлера, как это видно из советской карикатуры 1936 года художника Бориса Ефимова

Итальянское вторжение в Эфиопию было также предметом обсуждения в картине "Лючиано Серра Пилота" (1938 г.) в плане инстинктивной страсти к полетам, которая переходит от отца к сыну. Фильм рассказывал об отце, который погиб во время вылета в Эфиопию, чтобы спасти своего сына. В 1940 году вышла книга "Осада Алькасара", с гордостью описывавшая участие Италии в гражданской войне в Испании. Позже, во время Второй мировой войны, когда дела пошли хуже, сделали фильм, который в большей степени обращался к патриотическим чувствам итальянцев, чем к фашистской идеологии, - "Человек креста". Это был фильм об итальянском священнике на фронте в России, который сменил свой крест на винтовку и сражался с Советами вместе с чернорубашечниками.

На английской почтовой марке, пародирующей Гитлера и Муссолини, перефразировано высказывание Муссолини "две нации - одна война" в "две нации - один фюрер"

К радио как к средству пропаганды относились лучше. Им можно было централизованно управлять и заставлять передавать сообщения правительственного агентства печати "Стефани", которое единственное могло вещать на заграницу, потому что имело монополию на контракты со всеми иностранными агентствами печати, такими как "Рейтер" и "Ассошиэйтед Пресс". И хотя Муссолини совсем немного использовал радио для своих выступлений, предпочитая, как и Гитлер, выступать с балкона, он понимал, что благодаря этому новому виду пропаганды его речи, произносимые на открытом воздухе, могли быть услышаны повсюду в Италии.

Его целью было создание дешевого радиоприемника под названием "Балилла". На рынок он был выброшен по цене 430 лир, которые можно было выплатить в рассрочку в течение 18 месяцев. Как показывает статистика, товар имел успех. Если в 1927 году у фирмы "Энте Италиано Аудиционе Радиофоника" было куплено 40000 приемников, то к 1933 году эта цифра возросла до 1170000. Для страны с населением в 43 миллиона человек это вряд ли можно сравнить с 12500000 приемниками в Германии к этому же году. До 1937 года Управление радиопередач стало частью Министерства народной культуры. У Германии фашисты позаимствовали привычку устанавливать радиоприемники в залах и комнатах развлечений, где по вечерам собирались крестьяне послушать правительственные сообщения. Громкоговорители были также установлены на базарных площадях и у официальных зданий местных властей.

Как два актера, фюрер и дуче едут по улицам Берлина, украшенным выдающимся немецким дизайнером-постановщиком Бенно фон Арендтом

Фашисты широко использовали радио для обучения юношества. Программа "Маленькая газетка для детей" передавала различные рассказы, поэмы, песни и религиозные службы с вкраплениями между ними рассказов о мифических подвигах Муссолини и других итальянских героев.

Через радиостанцию "Енте Радио Рурале" особое внимание также уделялось сельским местностям, для которых регулярно передавались новости сельского хозяйства и советы крестьянам.

Самым большим достижением режима в деле радиопропаганды была поддержка вторжения в Эфиопию. Как раз перед ее началом в октябре 1935 года фашистская партия организовала многочисленные сборища по всей Италии, во всех городах и поселках, с распеванием песен, оркестрами, сиренами и страстными патриотическими речами местных партийных руководителей. Затем, когда около 20 миллионов человек поднялись, они услышали голос дуче, который объявил, что Италия намеревалась занять свое место под солнцем. На многочисленных базарных площадях его гулкий голос заражал толпу всеобщей истерией, и она визгом выражала свое одобрение - точно так же, как пятнадцатью годами раньше в Фиуме Д'Аннунцио довел население этого небольшого скромного городка до состояния яростного безумия. После этого фашисты могли утверждать, что такие единодушные крики одобрения вторжения в Эфиопию были равносильны национальному плебисциту и что луче просто выполнял волю народа.

Гитлер и Муссолини приветствуют толпу в Риме

9 мая 1936 года, после триумфа итальянской армии в Эфиопии, Муссолини появился на балконе Палаццо Венеция и объявил об образовании новой итальянской империи во главе с королем Витторио Эммануэлем III, который с этого времени будет носить титул короля-императора. Рим снова возродился. Радиоприемники и громкоговорители раструбили по всей Италии слова дуче. Он вещал: "Народ Италии создал империю своей кровью. Народ будет питать империю своим трудом и защищать ее от всех захватчиков своим собственным оружием. С высшей верой в это возвысьтесь над своими крышами, мои легионеры, вскиньте свое оружие, пусть встрепенутся ваши сердца, чтобы приветствовать после пятнадцати веков появление империи вновь на судьбоносных холмах Рима! Разве вы не достойны этого?"

Еще одной формой пропаганды во время фашистского периода была организация выставок. Самой грандиозной из них была Выставка фашистской революции в Риме в честь десятилетней годовщины захвата власти фашистами. Под огромной крышей были собраны экспонаты за период 1914-1922 годов, среди которых были образцы военной формы, покрытой кровью, и награды мучеников, которые погибли во время марша на Рим. Выставка включала также алтарь и часовню приношений павшим фашистам. Квазирелигиозная атмосфера усиливалась еще и огромным крестом в середине полукруглого здания со светящимися словами "Наши мертвые с нами! За нас! За нас!". Миллионы жителей сельских местностей были привлечены в Рим на эту выставку, где билеты для них продавались по сниженной цене и местными фашистскими властями были организованы бесплатные экскурсии.

Правдивое отображение искусством жизни в сцене из кинофильма Чарли Чаплина "Великий диктатор"

Для дуче ведущими художниками-графиками Италии были созданы плакаты. Прежде всего, это был Джино Бокасиль, чьи плакаты были посвящены фашистской тематике: мужеству чернорубашечников в борьбе против союзников, антисемитизму и изображению вражеских солдат как варваров.

Муссолини как бывший журналист знал силу печатного слова, и он сам был большим выдумщиком лозунгов. Их можно было обнаружить нацарапанными на многих стенах домов и обочинах дорог Италии. "Тот, у кого сталь - у того и хлеб", "Война для мужчин, а вынашивание детей -для женщин", "Все должно быть для государства, ничего вне его, ничего против него", "Фашист не верит в вечный мир на земле", "В истории никогда ничего не завоевывалось без крови", "Право без силы - это тщета", "Плуг делает борозду, а сабля ее защищает". И, наконец, самый знаменитый: "Муссолини всегда прав!"

⇦ Ctrl предыдущая страница / следующая страница Ctrl ⇨

ГЛАВНАЯ СТРАНИЦА / МЕНЮ САЙТА / СОДЕРЖАНИЕ ДАННОЙ СТАТЬИ 

cartalana.orgⒸ 2008-2020 контакт: koshka@cartalana.org