ДРОБЯЗКО С.И. "ВТОРАЯ МИРОВАЯ ВОЙНА 1939-1945. ВОСТОЧНЫЕ ДОБРОВОЛЬЦЫ В ВЕРМАХТЕ, ПОЛИЦИИ И СС", 2000

ГЛАВНАЯ СТРАНИЦА / МЕНЮ САЙТА / СОДЕРЖАНИЕ ДАННОЙ СТАТЬИ

Добровольцы в Имперской службе трудовой повинности

Во время оккупации Латвии некоторое количество латвийских юношей было завербовано в Имперскую службу трудовой повинности - РАД (Reichs-Arbeitsdienst RAD). Главным образом это были люди, желавшие получить право на поступление в немецкие университеты или в латвийский университет в Риге. С началом в 1943 г. общей мобилизации, юноши, а позднее и девушки, просто призывались в РАД и партиями направлялись в лагеря на территории Германии, где из их числа комплектовали латвийские подразделения ротного звена, подчиненные немецким офицерам. Большинство унтер-офицеров также были немцами. В январе 1944 г. латыши-члены РАД были отозваны на родину, где 2 или 3 латвийские роты под командованием немецких офицеров использовались на строительстве оборонительных линий на границе Латвии.

По истечении положенных 6 месяцев службы все юноши переводились в 15-ю гренадерскую дивизию СС, однако к августу 1944 г. весь мужской персонал РАД, вне зависимости от выслуги, был отправлен в Германию на учебный полигон в Кенитце, где проходил подготовку для дальнейшей службы в частях мотопехоты. Месяц спустя наиболее способные курсанты были отобраны для дальнейшего обучения на офицерских и унтер-офицерских курсах, а остальные переведены в состав железнодорожной охраны и саперных подразделений вермахта. Они соединились с 15-й дивизией только в феврале 1945 г.

1. Лейтенант латвийского полицейского батальона, 1942 г.
2. Унтер-офицер латвийского полицейского батальона, 1943 г.
3. Унтер-офицер 1-го Латвийского добровольческого полицейского полка "Рига", 1944 г.

Латвийские полицейские чаще всего носили униформу германской полиции с германскими или латвийскими знаками различия, однако невозможность обеспечить ею весь личный состав вынуждала их использовать также довоенное латвийское обмундирование цвета хаки, которое официально разрешалось носить без петлиц, при этом знаки различия помещались прямо на воротнике. (На практике же, как свидетельствуют фотографии, эти ограничения часто игнорировались.) Кроме того, некоторые части получили с немецких складов темно-синее обмундирование неизвестного происхождения (возможно, старое полицейское, использовавшееся до 1933 г.), которое носили, как правило, с латвийскими петлицами. На головных уборах полицейских закреплялась кокарда латвийской армии в виде трех звезд в лучах восходящего солнца. В служебное время полицейские носили стальной шлем - чаще всего это была германская каска образца 1916 г., состоявшая на снабжении латвийской армии. Латвийскими полицейскими использовались также чехословацкий шлем образца 1932 г. и облегченный "полицейский" вариант германской каски образца 1935 г.

В октябре 1943 г. был издан приказ об отмене в латвийских полицейских частях старых латвийских знаков различия и замене их на германские петлицы.

Но германские петлицы позволяли различать их обладателей только по принадлежности к офицерскому или рядовому составу, а ношение погон еще не получило широкого распространения, что создавало определенные сложности, преодолеть которые удалось лишь с введением полной униформы германской полиции. Единственным отличительным знаком латвийской полиции остался нарукавный щиток национальных цветов (красно-бело-красный).

В латвийских, эстонских и литовских добровольческих частях, в отличие от других восточных формирований, уже с 1942-1943 гг. практиковалось награждение личного состава германскими орденами, такими как Железный крест и Крест военных заслуг. В 1-м Латвийском добровольческом полицейском полку "Рига", хорошо проявившем себя в зимних боях 1943-944 гг. на Восточном фронте, в качестве коллективной награды была введена черная нарукавная лента с вышитой серебром готической надписью: "Lett. Frw. Pol. Rgt. Riga".

1. Роттенфюрер 15-й дивизии войск СС (латвийской № 1), 1945 г.
2. Оберштурмбаннфюрер 19-й дивизии войск СС (латвийской № 2) Н. Галдинс, 1945 г.
3. Латвийский доброволец в составе Имперской службы трудовой повинности (РАД), 1944 г.

Солдаты и офицеры Латвийского легиона СС носили стандартное обмундирование войск СС с соответствующими знаками различия. На рукаве мундира латвийские легионеры носили красно-бело-красный щиток с надписью "LATVIA" в верхней части или без надписи. Форма щитка также была различной, и его носили не только на левом рукаве, как это было предписано правилами, но и на правом, и даже ниже локтя. В 15-й дивизии войск СС, выведенной из Курляндского котла и до конца войны действовавшей в Восточной Пруссии и Померании, был введен щиток с широкой черной окантовкой, как в 20-й эстонской дивизии.

Как и в Эстонском легионе, латыши первое время использовали гладкие черные петлицы или петлицы с эсесовскими рунами, несмотря на то что последние разрешалось носить только немецкому кадровому персоналу. Приказом от 11 марта 1943 г. были введены петлицы со свастикой - специально для латвийских легионеров. Осенью 1944 г. для личного состава 15-й дивизии СС были введены петлицы, представлявшие собой стилизованную версию латвийской военной эмблемы - "солнце и звезды". Использование петлиц со свастикой было ограничено 19-й дивизией, однако в действительности их продолжали носить и в 15-й, пока не было изготовлено достаточного количества петлиц нового образца. В дополнение ко всем этим вариантам некоторые солдаты 19-й дивизии носили петлицы с "двойной" свастикой, разработанные для 36-й танково-гренадерской дивизии СС (латвийская № 3).

В январе 1945 г. 42-му и 43-му полкам 19-й дивизии СС были присвоены персональные наименования: "Вольдемарс Вайсс" (организатор первых латвийских полицейских частей и первый латыш - кавалер Рыцарского креста, умерший от ран 17 апреля 1944 г.) и "Хинрих Шульдт" (командир Латвийской добровольческой бригады, погибший 15 марта 1944 г.), в связи с чем их личный состав получил именные нарукавные ленты. Кроме того, легионеры из 19-й дивизии, как и другие солдаты Курляндской группировки, за участие в любых трех боях награждались нарукавной лентой "Kurland". Еще одним отличием Латвийского легиона СС были ленточки на погонах, использовавшиеся в полках 15-й дивизии: белые - в 32-м, красные - в 33-м, желтые - в 34-м.

Латвийские добровольцы, служившие в рядах Имперской службы трудовой повинности, носили стандартное обмундирование цвета хаки с петлицами, кокардами и нарукавными повязками со свастикой, однако без погон. Входя в состав отдельных рот, латыши вместо нарукавных щитков с эмблемами батальонов РАД могли носить щитки национальных цветов, а члены "Организации Латвийской молодежи" - соответствующие нагрудные знаки.

ЛИТВА

Самооборона и полиция

Когда в июне 1941 г. германские войска вступили на территорию Литвы, местное население встречало их как освободителей. В 29-м стрелковом корпусе Красной Армии, созданном на основе вооруженных сил независимой Литвы, началось массовое дезертирство. Призванные против своей воли в РККА, литовцы бежали в леса и создавали многочисленные повстанческие вооруженные группы, общее руководство которыми осуществлял "Фронт литовских активистов" под руководством полковника К. Шкирпы. Некоторым из этих групп удалось даже еще до прихода немцев взять под свой контроль оставленные советскими войсками Каунас и Вильнюс.

После того как Литва была полностью занята частями вермахта, разрозненные повстанческие группы были реорганизованы в 24 батальона самообороны (все стрелковые, за исключением одного, который именовался кавалерийским) - численностью 500-600 человек каждый. Батальонам были приданы немецкие группы связи в составе офицера и 5-6 старших унтер-офицеров. Вооружение, главным образом стрелковое, было советского или германского производства.

В ноябре 1941 г. литовская самооборона была преобразована во вспомогательную полицию. Общая численность сформированных в 1942-1944 гг. 22 литовских батальонов "шума" (номера: с 1-го по 15-й, с 251-го по 257-й) достигала 8 тыс. человек. Кроме того, в марте 1944 г. началось формирование еще 13 батальонов (номера: с 263-го по 265-й, с 301-го по 310-й), однако оно так и не было доведено до конца. В функции батальонов входила охрана складов и коммуникаций, а также борьба с партизанами. Иногда при приближении фронта германское командование бросало их в бой против Красной Армии. Большинство батальонов несли охранную службу и участвовали в антипартизанских операциях за пределами Литвы: в Ленинградской области (5-й и 13-й), в Белоруссии (3, 12, 15, 254 и 255-й батальоны), на Украине (4, 7, 8, 11-й) и в Польше (2-й). По некоторым данным, один батальон действовал даже в Италии, а еще один - в Югославии. Командующим литовской вспомогательной полицией номинально являлся офицер регулярной литовской армии подполковник Спокевичус, в действительности же его власть носила инспекционный характер, а основной функцией было поддержание связи с командованием германскими силами безопасности на оккупированной территории.

Батальоны вспомогательной полиции ("шума") на территории рейхскомиссариата "Остланд", Генерал-губернаторства и тыловых оперативных районов групп армий "Север" и "Центр" (сентябрь 1942 г.): 1-3, 5, 6, 9-12; 14, 15, 251-255 - литовские; 16, 18-22, 24-26, 266, 267, 271-274, 282-285 - латвийские; 29, 30, 32, 33, 35, 36, 38-45, 50 - эстонские; 46-49 - белорусские; 51, 52, 201 - украинские

На протяжении 1943-1944 гг. некоторые батальоны "шума" были расформированы, а их личный состав передан на пополнение оставшихся. Из четырех батальонов в июле 1944 г. в Каунасе был образован 1-й Литовский полицейский полк. К этому времени Литва вновь стала театром военных действий, и полк, первоначально предназначавшийся для борьбы с партизанами, был брошен на фронт против Красной Армии. В октябре-ноябре 1944 г. в Данциге была предпринята неудачная попытка сформировать на основе 8 полицейских батальонов (2, 3, 9, 15, 253, 254, 255 и 257-го) 2-й и 3-й литовские добровольческие пехотные полки.

В последние дни 1944 г. большая часть литовских батальонов, влившихся в общий поток отступающих германских войск, были разоружены и расформированы, а их личный состав распределен между различными наземными частями люфтваффе (в основном ПВО). Некоторые из наиболее опытных бойцов были зачислены в состав частей и соединений германских сухопутных войск и наряду с другими иностранцами принимали участие в обороне Берлина в последние дни войны. Три батальона - 5, 13 и 256-й - были окружены в Курляндском котле и вместе с немецкими войсками сражались вплоть до капитуляции в мае 1945 г.

Литовский легион СС. В январе 1943 г. германские власти в лице начальника СС и полиции Литвы бригадефюрера Высоцкого предприняли попытку организовать из добровольцев литовской национальности легион СС. Однако это мероприятие закончилось неудачей. В ответ немцы, закрыли большинство высших учебных заведений и произвели аресты среди литовской интеллигенции, на которую была возложена ответственность за срыв мобилизационных мероприятий и антигерманскую пропаганду среди молодежи. В дальнейшем, когда в Литве была объявлена мобилизация в ряды вермахта, одновременно с ней продолжилась кампания по набору добровольцев в Литовский легион СС. Ответственность за вербовку добровольцев в легион взяло на себя литовское самоуправление. Однако принятые меры вновь не дали результата. Тогда было предложено компромиссное решение: создать самостоятельное литовское подразделение под командованием своих же литовских офицеров. С этой целью в очередной раз был распространен призыв к молодежи "принять участие в борьбе с большевизмом", но слова "Литовский легион войск СС" в нем не фигурировали. Германские власти не одобрили эти меры и отклонили предложенную самоуправлением в декабре 1943 г. идею создания "Литовской армии", допустив лишь создание отдельных вооруженных формирований, целиком находящихся под командованием СС, полиции или вермахта.

В итоге, собственное литовское подразделение в войсках СС так и не было создано, а отдельные добровольцы в частном порядке направлялись в различные части войск СС, например в 15-ю латвийскую гренадерскую дивизию. Правда, в приказе рейхсфюрера СС от 22 января 1945 г. среди полков войск СС упоминаются два литовских полка, - очевидно 2-й и 3-й Литовские добровольческие пехотные полки, формировавшиеся осенью 1944 г. в районе Данцига.

Литовский территориальный корпус

В феврале 1944 г. перед лицом угрозы приближающейся к границам прибалтийских стран Красной Армии германские власти все же пошли на уступки литовскому самоуправлению, санкционировав формирование Литовского территориального корпуса (ЛТК), предназначенного исключительно для защиты границ Литвы. Все командные должности в нем должны были занять литовские офицеры.

16 февраля был объявлен призыв в корпус, на который откликнулось около 19 тыс. добровольцев. Но немецкие власти решили, что лишь 5 тыс. из них составят Литовский территориальный корпус, а "излишек" в 14 тыс. будет передан в вермахт. Однако самоуправление возражало против такого решения, считая, что вместо этого следует увеличить численность ЛТК до 9750 человек - в составе 13 батальонов по 750 человек, и 1500 человек - в составе резервного батальона. Немцы неохотно согласились на эту меру. Они обещали снабдить ЛТК обмундированием и вооружением, но при условии, что это будет сделано лишь тогда, когда германское командование сочтет необходимым.

6 мая 1944 г. в Литве была объявлена всеобщая мобилизация. Как и мобилизация в Литовский легион, она завершилась неудачей. Поэтому 9 мая, вопреки всем предыдущим обещаниям, Литовский территориальный корпус был передан под непосредственный контроль германского армейского командования, что вызвало недовольство и возмущение значительной части командиров ЛТК. Усмотрев в этом угрозу открытого мятежа, немцы произвели массовые аресты. Были расстреляны 83 человека, еще 110 отправлены в концлагеря. Вскоре было объявлено о расформировании Литовского территориального корпуса, личный состав которого был передан в распоряжение ВВС для использования в качестве наземного аэродромного персонала и "помощников" на батареях ПВО.

Литовские добровольцы в вермахте. Обязательная мобилизация литовцев в вермахт впервые была объявлена 1 марта 1943 г., а в апреле-мае было сформировано несколько первых строительных рот из литовцев. Позже их объединили в литовские строительные отряды (Litauische Bau-Abteilungen); в каждом - 600 человек, 3 строительные и транспортная роты (без автомашин, только на конной тяге). Всего было сформировано 5 таких отрядов, которыми командовали бывшие офицеры литовской армии. Считавшиеся номинально частями литовских вооруженных сил, отряды были приданы немецким саперным батальонам группы армий "Север". В их задачи входило строительство автомобильных и железных дорог, оборонительных сооружений и т.п. Первоначально литовские солдаты не имели оружия, но с приближением линии фронта и усилением партизанского движения им стали выдавать для самообороны винтовки и ручные пулеметы. В мае 1944 г., после расформирования Литовского территориального корпуса, литовские строительные отряды были преобразованы в саперные батальоны вермахта, под командованием немецких офицеров. В каждом батальоне был оставлен только один литовский офицер для связи.

Летом 1944 г., по инициативе двух литовских офицеров, капитанов Ятулиса и Чесны, была предпринята еще одна, сравнительно успешная, попытка объединить различные литовские воинские части, которые еще не были расформированы и отступали вместе с вермахтом, - некоторые полицейские и саперные батальоны, батальоны наземного обслуживания и охраны аэродромов. Эта сводная часть получила название "Армия обороны отечества" ТАР (Tevynes Apsaugos Rinktine, или ТАR, известная также как "Жемайтийская армия обороны"). Она состояла из 2 полков, которыми командовали литовские офицеры, а общее командование соединением осуществлял немецкий полковник (позднее - генерал-майор) Медер.

Литовские добровольцы, занятые починкой обмундирования, 1943 г. Одеты в мундиры литовской армии без национальных отличий

Силы ТАР занимали оборонительную позицию близ села Папиле, когда 7 октября 1944 г. немецкая оборона была прорвана частями Красной Армии. Оба полка ТАР были смяты и понесли большие потери. Уцелевшие подразделения отступили вместе с немцами и уже в Восточной Пруссии были преобразованы в "Литовский саперный батальон", состоявший из 8 рот. Батальон использовался на строительстве укреплений на Балтийском побережье и позднее попал в окружение в составе Курляндской группировки. Лишь немногие раненые были эвакуированы по морю в Германию и закончили войну в Любеке. Значительная часть солдат ТАР, не желая воевать на чужой территории, уходила в леса, создавая партизанские отряды в тылу Красной Армии.

⇦ Ctrl предыдущая страница / следующая страница Ctrl ⇨

ГЛАВНАЯ СТРАНИЦА / МЕНЮ САЙТА / СОДЕРЖАНИЕ ДАННОЙ СТАТЬИ 

cartalana.orgⒸ 2008-2020 контакт: koshka@cartalana.org