АНДРЕАС ЗЕГЕР "ГЕСТАПО-МЮЛЛЕР. КАРЬЕРА КАБИНЕТНОГО ПРЕСТУПНИКА", 1997

ГЛАВНАЯ СТРАНИЦА / МЕНЮ САЙТА / СОДЕРЖАНИЕ ДАННОЙ СТАТЬИ

9. Резюме

Генрих Мюллер относился к той категории полицейских служащих, отличительными чертами которых являлись готовность к сотрудничеству, умение приспосабливаться и абсолютная лояльность по отношению к государству. Во время Веймарской республики такие свойства характера не очень ценились. Система обучения служащих в Баварии сделала возможной карьеру Мюллера на этом поприще. После сдачи экзамена за год обучения он получил доступ в среднюю, а позднее и высшую криминальную службу, даже не имея аттестата зрелости. Его многолетний коллега Фридрих Панцингер заметил, что карьера Мюллера в руководстве полиции Мюнхена проходила без особых сенсаций. Только после взятия власти НСДАП и перевода в баварскую политическую полицию началась стремительная карьера Мюллера. "Национал-социалистическое государство и его "фюрер" предложили оставшимся после крушения кайзеровского рейха [...] верноподданным снова твердую почву под ногами"1.

1Detlev J. К. Peukert, Volksgenossen und Gemeinschaftfremde, Anpassung, Ausmerze und Aufbegehren unter dem Nationalsozialismus, Koln 1983, S. 83.

Даже если бы Мюллеру не понравились задания, поручаемые гестапо, он никогда не пришел бы к мысли о невыполнении их. Перевод баварского криминалиста в Берлин был осуществлен по распоряжению Гиммлера, большую роль в его карьере служащего и продвижении в СС сыграл Гейдрих. Своим покровителям он платил беспрекословным выполнением приказов. Гиммлер и Гейдрих высоко ценили его опыт в области борьбы с коммунистами и знание принципов работы советской полиции. Особенно рейхсфюрер СС восхищался его административными способностями.

Мюллер извлек из событий 1933 г. большую пользу для себя. Хотя он не состоял в СС и не был членом партии, он очень быстро стал протеже Гейдриха. Он отличался от других служащих политической полиции Баварии неслыханным стремлением к власти и огромным тщеславием. Аронсон2 показал в своей работе о Гейдрихе, что профессиональная гордость у таких полицейских служащих, как Мюллер, являлась мотивом для продолжения работы даже при новом режиме. Желание сохранить свою собственную сферу деятельности, а также забота о своей профессиональной пригодности делали таких служащих, сначала скептически настроенных, послушными исполнителями приказов. Несмотря на это, нельзя забывать, что его успеху способствовало и удачное стечение обстоятельств.

2Aronson, S. 109.

Его непосредственный шеф в гестапо, бывший его начальником уже в Мюнхене, Райнхард Флеш в 1935 г. тяжело заболел и не мог продолжать работать. Мюллер занял эту должность и превратил ее за несколько лет в символ власти. Доктор Вильгельм Геттл писал: "Для него был решающим тот факт, подчинялся ли каждый конкретный человек государству или был способен на отклонения в поведении и во мнениях. Мюллер не признавал никакого другого закона, кроме как всесилия государства"3.

3Hagen, S. 73.

В одной из доверительных бесед Мюллер спросил своего "референта по вопросам евреев" Эйхмана, не хочет ли он стать служащим. У оберштурмбаннфюрера СС не было намерений поменять свой пост в СС на место государственного служащего4. Уже сам вопрос Мюллера свидетельствует о том, в какой степени он соотносил себя с "государством". Он был конформистом, который не очень интересовался своим политическим окружением; его действия были продиктованы интересами государства, независимо от политического строя. Руководящим принципом в его работе была эффективность всего процесса в целом. При этом он сознательно примирился с убийством "врагов государства" и других преступных личностей. Корысть была такой же целью в его жизни, как и защита таких понятий национал-социализма, как "честь и достоинство рейха", как бы противоречиво это ни звучало. Сохранение государства Мюллер считал главным в своей деятельности. В роли политического полицейского он считал себя ответственным за защиту государства. Обесценивание нравственных принципов особенно проявилось в так называемом путче Рема. Самое позднее в этот момент Мюллер должен был понять, что он служит государству-террористу. Его шовинизм и лояльность по отношению к государству не оставляли места угрызениям совести и человеческому состраданию.

4Von Lang, Das Eichmann-Protokoll, S. 256. Генрих Гиммлер также отклонил предложение о вступлении в союз служащих, принимая назначение на должность шефа немецкой полиции; Buchheim, Die SS - das Herrschaftsinstrument, S. 55.

Мюллер знал, как эффективно использовать существующие управленческие структуры. Выбор сотрудников почти всегда происходил по принципу "семейственности". Он заботился о том, чтобы на ответственных должностях находились преимущественно доверенные лица из баварской полиции, в верности и лояльности которых он мог быть уверен5. Соратник Мюллера Франц Йозеф Губер подтверждает это. "Он поддерживал в своем окружении, состоящем из баварских служащих, дружескую атмосферу"6.

5Сплоченность коллектива была отличительной чертой IV отдела РСХА. В ведомстве IV В 4, руководимом Эйхманом, третья часть сотрудников состояла из австрийцев; Black, S. 309 f.

6Высказывание Франца-Йозефа Губера от 3 октября 1961; Центральный отдел главного управления юстиции в Людвигсбурге, обозначение документов 415 AR 422/60.

Д-р Вернер Бест, бывший некоторое время заместителем Гейдриха в гестапо, выдвигал на должности руководителей полицейских участков в основном юристов, в то время как Мюллер считал целесообразным назначать на эти должности служащих-исполнителей. Когда им приходилось работать вместе, между ними возникали разногласия7. Последний шеф гестапо во Франкфурте-на-Майне, как и большинство его коллег, профессиональный юрист, отметил, что Мюллер сначала отклонил его кандидатуру. Его манера поведения была всегда "резкой, чересчур военной"; казалось, он не вникает в суть вещей8. "Он, являясь образцовым примером аполитичной бюрократии, [...] в течение всей жизни не выходил за рамки баварского криминального инспектора, который с большим старанием выполнял порученные ему задания, используя накопленные знания. Из-за существующего у него комплекса неполноценности простого служащего он враждебно относился к более образованным сотрудникам [...]"9. "До конца своей карьеры Мюллер оставался [...] послушным подчиненным своих начальников. Я никогда не слышал, чтобы он противопоставил свое мнение мнению начальства"10. Фрай Ф. описывает его как покорного человека, после того как однажды слышала его телефонный разговор с Гиммлером: "Я очень удивилась, что он, который никогда не выслуживался, разговаривая с Гиммлером, по меньшей мере, пять раз громко и четко сказал: "Слушаюсь, рейхсфюрер!" Это меня поразило, так как я знала, что они не нравятся друг другу"11.

7Письмо Вернера Беста автору 2.02.1987 г.

8Интервью с последним начальником полиции Франкфурта-на-Майне, взятое Элизабет Колхас, Герхардом Паулем и Фолькером Ейхлером 19 сентября 1994 г.

9Письмо д-ра Вернера Беста от 2 февраля 1987 г. автору.

10Письмо Вернера Беста автору 2.02.1987 г.

11Интервью с г-жой Ф. от 23 ноября 1994 г.

Генрих Мюллер был расторопным и послушным, хотя он, как шеф IV отдела РСХА, имея широкую сферу влияния, мог по-другому вести себя. Его распоряжения и завизированные им документы означали для большинства верную смерть, в то время как многие подписанные Мюллером приказы были отданы Гиммлером или Гейдрихом, а также Кальтенбруннером.

Шеф гестапо никогда не был убежденным национал-социалистом. До смены власти в 1933 г. он был сторонником баварской народной партии, которая являлась с 1920 по 1933 г. правящей партией и проводила консервативно-антисоциалистический курс. Как государственный служащий, из прагматических соображений, он симпатизировал монархистско-клерикальной партии.

По мнению Вернера Беста, до 1933 г. и после он действовал не из политических и мировоззренческих убеждений, а "для выполнения возложенных на него руководством обязанностей. В связи с этим у него не было необходимости менять свои взгляды. Он также не пытался продвинуться или втереться в доверие путем демонстрации национал-социалистических взглядов"12. Только в 1939 г. он вступил в НСДАП. Тем не менее он успешно работал на существующий режим, поскольку его впечатляли строгая государственная дисциплина и система национал-социалистов и СС, основанная на приказах и послушании. "Третий рейх" предоставил ему возможность сделать карьеру и удовлетворить свое честолюбие. Бест высказался на Нюрнбергском процессе, что "для немецкого служащего является само собой разумеющимся продолжать служить государству, даже при смене правительства [...]"13.

12Письмо Вернера Беста автору 2 февраля 1987.

13Показания Вернера Беста на Нюрнбергском процессе 31.07.1946; Rurup (Hrsg.), Topographie des Terrors, S. 192.

У бюрократов, по всей видимости, не было сомнений по поводу работы на новое правительство. Об этом свидетельствует постоянство кадров прослойки мелких и средних служащих, из которой вышел Генрих Мюллер. Только руководящие должности занимались национал-социалистами или их последователями.

Служащий криминальной полиции Мюллер был с самого начала яростным борцом с левыми радикалами. Тем не менее очень трудно определить, являлся ли он в действительности убежденным противником коммунизма или же преследование коммунистов входило в его обязанности служащего VI отдела Мюнхенской полиции и он хотел специализироваться на этом поприще. Можно предполагать, что он с точно таким же рвением боролся бы против правых радикалов, если бы это входило в его обязанности14. Информация, полученная политической полицией Баварии во время Веймарской республики в результате наблюдения за правыми радикалами, не могла быть ему неизвестна. Во всяком случае, высказывания его многолетней любовницы Анны Ш. подтверждают тот факт, что Мюллер сознательно занимал непримиримую позицию по отношению к коммунизму. Установлено, что через него, как руководителя гестапо, прошли тысячи сторонников КПД, которые попали затем в концлагеря или были казнены. Несмотря на это, он с большим восхищением говорил о шпионско-полицейской системе Советского Союза, не только изучал методы русской тайной полиции, но и применял их15.

14Рауль Хильберг также считал, что у Мюллера не было четкой политической позиции; беседа с автором 26.01.1995 г.

15Центральный отдел главного управления юстиции в Людвигсбурге, обозначение документов 415 AR 422/60.

Сравнивать Генриха Мюллера с другими членами СС и представителями национал-социализма можно, имея в виду некоторые черты его характера и определенные периоды его жизни, поскольку сделанной им карьере не было аналогов. Он не был идеалистом типа Олендорфа, народным юристом типа Беста и политическим карьеристом СС категории Кальтенбруннера. У него не было также ничего общего с типом радикально настроенных служащих, таких как Фрайзлер. В отличие от Гейдриха и Гиммлера, он был полицейским по специальности, не связанным идеологией. Параллели в поведении и общие черты в биографии можно найти прежде всего у Небе, Бормана и Эйхмана. Артур Небе, шеф V отдела РСХА, начав с должности служащего криминальной полиции, так же быстро сделал карьеру, как и Мюллер. В отличие от последнего, он рано вступил в НСДАП и СА. Беспринципность Мюллера оказалась для Небе после покушения на Гитлера злым роком. Секретарь Гитлера Мартин Борман был похож на Мюллера не только внешне, но и характером. Он олицетворял собой жестокое стремление к власти функционера, созданного системой национал-социализма. Оба находились у рычагов власти в связи с занимаемыми должностями, хотя положение Бормана при Гитлере было другого свойства. Адольф Эйхман, истинный организатор геноцида, являлся олицетворением солдата, действующего в соответствии с своими обязанностями и находящегося в слепом повиновении начальству.

"Да, если бы у нас было 50 Эйхманов, мы бы выиграли войну"16. Высказывание Мюллера незадолго до окончания войны свидетельствует о его признании массовых убийств, скоординированных его послушными подчиненными-бюрократами. В этой связи можно вспомнить Гесса, который представляет Мюллера как хладнокровного исполнителя приказов Гиммлера17.

16Aschenauer (Hrsg.), S. 414.

17Воспоминания Рудольфа Гесса -о Генрихе Мюллере; Институт современной истории Мюнхена F/13, л. 342.

Мюллер жил своей профессией служащего-криминалиста. Сотрудники восхищались самоучкой Мюллером, сделавшим не имевшую аналогов карьеру, начав ее помощником в канцелярии и закончив директором криминальной полиции.

Шеф гестапо поставил перед собой цель занести в картотеку гестапо каждого немца и собрать о нем всю имеющуюся информацию. Эта "предварительная регистрация" должна была сделать граждан "прозрачными", чтобы лиц, уже имеющих судимость, при нарушении ими порядка можно было сразу арестовать.

Был ли Мюллер бюрократическим фанатиком, каким его описывают историки Петцольд и Шварц18, неизвестно.

18Patzold/Schwarz, Tagesordnung: Judenmord, S. 234.

Фанатичный подход к политической идеологии был ему, скорее всего, чужд. Он был, вероятно, фанатичным бюрократом, который как служащий ориентировался на силовые органы государства и стал таким образом одним из государственных преступников "третьего рейха". Его кредо являлись государственные интересы. После прихода к власти режима национал-социалистов созданное ими полицейское государство дало Мюллеру шанс использовать свои профессиональные знания. Совершенные им преступления он считал "делами управления" и не испытывал при этом никаких сомнений (колебаний). Он не испытывал отвращения, выполняя свою работу, напротив, он полностью растворялся в ней (отождествлял себя с ней). Информацию, связанную с отданными им распоряжениями о геноциде и смертных казнях в концлагерях, которую он получал в форме сообщений, диаграмм и отчетов, Мюллер анализировал абсолютно бесстрастно. Вернувшийся из инспекционной поездки по центральной Польше Эйхман, присутствовавший при убийстве евреев в душегубках, вызвал недовольство шефа гестапо тем, что не наблюдал эту садистскую процедуру с секундомером в руках19.

19Признание Адольфа Эйхмана; Институт современной истории Мюнхена, центральный отдел 1746, с. 17.

"Человек без тени" не оставил после себя никакой информации, в связи с этим было бы напрасно искать в литературе того времени подробные описания его личности. Сохранились только телеграммы, срочные письма, циркуляры, общие распоряжения и приказы, которые были подписаны его рукой и довольно часто означали смерть людей.

Один курьезный случай связывает отдел юстиции с личностью бывшего шефа гестапо Генриха Мюллера. Он является единственным деятелем национал-социализма, смерть которого была зарегистрирована, но в то же время был выдан ордер на его арест20. Западные страны - члены антигитлеровской коалиции не были проинформированы о смерти Мюллера. В главном списке разыскиваемых лиц от июня 1948 г., который вобрал в себя все предыдущие списки, Мюллер значился под номером 134816 и разыскивался различными западными странами, а также Польшей, Венгрией и Чехословакией, как один из главных военных преступников21.

20Смерть Мюллера была зарегистрирована 15.12.1945 г. в Берлине-Митте (под номером 11706/1945). Однако продолжал существовать ордер на арест (№ 352 100.61), выданный 7.01.1961 г. судом района Тиргартен в Берлине; Центральный отдел главного управления юстиции в Людвигсбурге, обозначение документов 415 AR 422/60.

21Там же.

Генрих Мюллер был одним из самых "преуспевающих" кабинетных преступников национал-социалистического государства. Он руководил своими подчиненными, сидя за письменным столом на Принц-Альбрехтштрассе, 8, и редко бывал в командировках.

Если попытаться найти в истории хоть одну личность, схожую с Генрихом Мюллером, то можно назвать министра полиции Франции Йозефа Фуше (1759-1820), который в начале 19 в. создал в своей стране хорошо организованную тайную полицию и разветвленную шпионскую сеть, что дало ему огромную власть.

Сравнивая его с различными властителями, необходимо отметить, что специалист Фуше понимал, что значит лояльно исполнять полицейскую работу. Определенное родство душ связывает Мюллера с Дидрихом Гесслингом, героем романа Генриха Манна "Верноподданный" - он был тираном и рабом в одном лице.

⇦ Ctrl предыдущая страница / следующая страница Ctrl ⇨

ГЛАВНАЯ СТРАНИЦА / МЕНЮ САЙТА / СОДЕРЖАНИЕ ДАННОЙ СТАТЬИ 

cartalana.orgⒸ 2008-2020 контакт: koshka@cartalana.org