АНДРЕАС ЗЕГЕР "ГЕСТАПО-МЮЛЛЕР. КАРЬЕРА КАБИНЕТНОГО ПРЕСТУПНИКА", 1997

ГЛАВНАЯ СТРАНИЦА / МЕНЮ САЙТА / СОДЕРЖАНИЕ ДАННОЙ СТАТЬИ

Нападение на радиостанцию г. Глейвитца

Конкретные действия инсценированных СД нападений на радиостанцию Глейвитца, дом лесничего Питшена и таможню Хохлинден, использованные руководством национал-социализма для оправдания нападения на Польшу, не представляют большого интереса для данной работы. Эти псевдонападения были использованы пропагандой СС, чтобы обвинить Польшу в военной агрессии. Важна та роль, которую сыграл Мюллер при подготовке, организации и выполнении приказанной Гейдрихом акции.

Первое подготовительное заседание состоялось 8.08.1939 г. в Берлине под руководством Гейдриха, который, с согласия Мюллера, назначил главных участников; к ним относились оберфюрер СС д-р Отто Раш, штурмбаннфюрер СС Альфред Гельмут Найокс135, оберфюрер СС д-р Герберт Мельхорн, а также названные лично Мюллером фюрер СС д-р Ганс Труммлер136 и Отто Гельвиг137. Гейдрих объяснил присутствующим, что фюрер отдал приказ подготовить инциденты на границе с Польшей, поскольку все происшедшие до этого нарушения границы с польской стороны не могут использоваться в пропагандистских целях.

135Альфред Гельмут Найокс (1911-1966) был, исходя из его собственных показаний 20.11.1945 г., в период с 1931 по 1944 гг. членом СС и с 1934 по 1941 гг. сотрудником СД. После этого с 1941 по 1942 гг. он служил в вооруженных отрядах СС. Незадолго до своего ареста в 1944 г. он работал в экономическом отделе военного управления в Бельгии; IMT, документ PS-2751, т. 31, с. 90.

136Д-р Ганс Труммлер был ответствен в гестапо за ведомство III Н, занимавшееся созданием пограничных комиссариатов и пограничных пунктов; Главный архив Потсдама, R 58/840, кадровый план от 1 января 1938 г.

137Отто Гельвиг был к тому времени командиром школы зипо в Берлине-Шарлоттенбурге; Jurgen Runzheimer, Die Grenzzwischenfalle am Abend vor dem deutschen Angriff auf Polen, S. 113.

Когда подготовка шла полным ходом, шеф гестапо Мюллер 23 августа 1939 г. приезжал в Оппельн и встречался там с посвященным во все детали дела начальником полицейского участка д-ром Эмануэлем Шефером. Шефер доложил Мюллеру, который напрямую был связан с Гейдрихом в Берлине, о деталях дела138.

138Высказывание д-ра Эмануэля Шефера от 13.06.1952; Институт современной истории Мюнхена ZS 573 и показания под присягой Альфреда Гельмута Найокса от 20.11.1945; IMT, документ PS-2751, т. 31, с. 90.

24 августа 1939 г. Гейдрих дал "добро" на начало операции, после того, как он был проинформирован, что 26 августа Гитлер собирается напасть на Польшу. Оперативные группы двинулись к заранее обозначенным местам вдоль границы Польши. На занятых позициях они ждали условного сигнала.

Вечером 25 августа Гитлер отозвал приказ о нападении. Гейдрих приложил все усилия, чтобы остановить акцию при помощи руководителя группы. Не дожидаясь основного приказа, Гельвиг начал действовать, но перестарался и перепутал условный сигнал. И даже всегда педантичный Мюллер чуть было не сделал ошибку, которая имела бы для него непредсказуемые последствия: после своего возвращения в Берлин он вспоминал в разговоре со своей секретаршей, "что чуть не забыл условный сигнал - я думаю, этим словом является "Агата"139.

139Alfred SpieB/Heiner Liechtenstein, Das Unternehmen Tannenberg, Wiesbaden 1979, S. 32.

Командир оперативной группы Гельвиг из-за своей ошибки был отстранен от дела, а также выполнявший до этого роль координатора акции д-р Мельхорн был снят с операции140. Гейдрих решился, наконец, назначить в Верхнюю Силезию полномочного представителя. Так оберфюрер СС Генрих Мюллер стал непосредственным руководителем запланированной провокации на границе141. Он был тем, кто инструктировал преемника Гельвига штурмбаннфюрера СС Карла Гофмана и разработал детальный план действий142.

140"Unternehmen Tannenberg", August 1939: Wie der SD den Uberfall auf Polen vorbereitete, Teil 3, in: Der Spiegel Nr. 34/1979, S. 68.

141Runzheimer, S. 123 ff.

142Высказывание штурмбаннфюрера СС Карла Гофмана; SpieB/Lichtenstein, S. 125.

За день до начала войны Гейдрих снова отдает приказ привести в исполнение заново разработанный план. 31 августа Мюллер снова едет в Оппельн, чтобы руководить акцией на месте. В ночь с 31 августа на 1 сентября 1939 г. Мюллер по телефону дал условный сигнал "маленький глухарь" д-ру Шеферу, который, в свою очередь, передал его оперативной группе143. В этот раз все прошло без срывов, после того как при помощи других условных сигналов была выполнена работа на каждом конкретном участке, операция успешно завершилась.

143Высказывание д-ра Эмануэля Шефера от 13 июня 1952; Институт современной истории Мюнхена, ZS 573.

В рамках подготовки к акции шеф гестапо был ответствен также за "участие" узников концлагерей144, которые были переодеты в польскую униформу, затем расстреляны и оставлены на месте событий в доказательство того, что они были убиты во время нападения. Обозначаемые кодовым словом "консервы" заключенные были отравлены врачом, а затем расстреляны оперативной группой145.

144Скорее всего, эти заключенные являлись узниками концлагеря Заксенхаузен. Принимая во внимание свидетельские показания Гельвига, можно предположить, что Мюллер лично отбирал заключенных, изучив документацию; SpieB/Lichtenstein, S. 61.

145Показания под присягой Альфреда Гельмута Найокса от 20.11.1945; IMT, документ PS-2751, т. 31, с. 90.

Д-р Мельхорн рассказывал позже, что, по его мнению, идея обозначить заключенных кодовым словом "консервы" не принадлежит Мюллеру. Он придерживался мнения, что Мюллер был подослан Гейдрихом на заседание, чтобы определить настроение участников146.

146SpieB/Lichtenstein, S. 60.

Главная задача Мюллера заключалась в том, чтобы оставить следы на месте преступления и привести доказательства того, что Польша виновата в развязывании войны. Для этой цели была создана особая комиссия, состоявшая из служащих криминальной и тайной государственной полиций147. В целом Мюллер остался недоволен проведением акции. Он упрекнул вызванных 1 сентября в Берлин руководителей оперативных отрядов в том, что акция была проведена без особого настроя, было "мало шума и в связи с этим было привлечено мало внимания"148.

147Высказывание Карла Гофмана; Runzheimer, S. 134.

148Calic, S. 301.

После отстранения Гельвига Генрих Мюллер получил всю полноту власти и стал, таким образом, "ведущим специалистом" по провокациям на границе. Участвовавший в акции фюрер СС д-р Труммлер подтверждает это. "При проведении всей акции здесь присутствовал Мюллер с некоторыми господами из своего отдела, одетыми в гражданское"149.

149SpieB/Liechtenstein, S. 167.

Инцидент в Глейвице свидетельствует, во-первых, о бессердечности Мюллера, хладнокровно подготовившего и организовавшего убийства и, во-вторых, о тесной связи между Мюллером и Гейдрихом, который полностью доверял ему.

Покушение в пивной и инцидент в Венло

Совершенное 8 ноября 1939 г. Георгом Эльсером150 в мюнхенской пивной покушение на Гитлера вызвало в послевоенное время широкий резонанс в средствах массовой информации. Речь идет не о самом покушении, а об участии в расследовании этого дела гестапо и его шефа Генриха Мюллера.

150Иоганн Георг Эльсер (1903-1945) был убит 9 апреля 1945 г. в концлагере Дахау по приказу шефа зипо и СД. Официально же было сообщено, что он погиб при бомбардировке. 5 апреля Мюллер отдал приказ об убийстве коменданту лагеря Дахау; Calic, S. 328; Anton Hoch, Das Attentat auf Hitler im Munchner Burgerbraukeller 1939, in: VfZ, 17, 1969, S. 413.

Франц Йозеф Губер, Артур Небе, Генрих Гиммлер, Райнхард Гейдрих и Генрих Мюллер на заседании сразу после покушения (слева направо; фотоателье Ульштейна)

Спустя несколько часов после покушения Гиммлер создает "особую комиссию по расследованию нападения", состоявшую из служащих криминальной полиции и гестапо; следственной группой руководил сначала шеф криминального управления рейха (отдел V) РСХА Артур Небе; штаб-квартира специальной комиссии находилась в полицейском участке Мюнхена в Виттельсбахерском дворце.

За осмотр места преступления была ответственна криминальная полиция под руководством высшего чиновника и криминального советника Лобеса151, в то время как Франц Йозеф Губер руководил из Вены допросами взятых под арест подозреваемых в покушении. В берлинском гестапо в центральной комиссии под названием "покушение в Мюнхене"152 проверялись сообщения полиции и пограничных отделов о лицах, арестованных в связи с покушением, и были отобраны те случаи, которые нуждались в рассмотрении комиссией, занимавшейся установлением личности покушавшегося.

151Лобес был заместителем руководителя группы V В в РСХА. Дополнительно занимался делами ведомства V В 1 (финансовые мошенничества); Главный архив Потсдама, R58/840, кадровый план от 1 марта 1941 г.

152Циркуляр (РСХА, отдел IV/Z, II А, № 350.) Гейдриха от 15.11.1939 г. всем полицейским участкам и крипо, руководителям оперативных групп, начальникам отделов, референтам и делопроизводителям IV и V отделов. Обращение Гейдриха к органам безопасности должно было продублировать воззвание Гиммлера к населению, в котором он просил о содействии в раскрытии покушения; Главный архив Потсдама, R58/93.

Одним из арестованных был Иоганн Георг Эльсер, который в ночь с 13 на 14 ноября 1939 г. в присутствии Небе, Лобеса и Губера признался в содеянном, после того как был лично допрошен Губером153.

На допросах в Мюнхене Генрих Гиммлер, ругаясь, неоднократно жестоко бил Эльсера154. Однако, несмотря ни на что, Эльсер остался верен своему заявлению, что он один совершил покушение. Когда Губер сообщил своему шефу, Генриху Мюллеру, в Берлин о признании Эльсера, первое, что спросил Мюллер, было: "И кто стоит за всем этим?"155

153Lothar Gruchmann (Hrsg.), Autobiographic eines Attentaters. Johann Georg Elser, Aussage zum Sprengstoffanschlag im Burgerbraukeller Munchen am 8. November 1939, Stuttgart 1970, S. 11 ff.

154Высказывание д-ра Беме; Институт современной истории Мюнхена, ZS 1939; Шелленберг вспоминает в своих мемуарах, что Мюллер также бил Эльсера; ср.: Schellenberg, S. 91.

155Hoch, 5. 412 f.

Руководство национал-социализма, и прежде всего Гитлер, считали одиночное покушение невозможным. Они упрямо пропагандировали теорию заговора, согласно которой бывший национал-социалист и соперник Гитлера Отто Штрассер156, находившийся в ссылке, а также агенты британской разведслужбы, играли главную роль157. Этому вопросу придали столь большое политическое значение, что Мюллер создал новую комиссию, интенсивно занимавшуюся жизнью Эльсера до покушения. Небе должен был передать акты своему коллеге Мюллеру 20 ноября. Через день пресса чествовала Гиммлера, Гейдриха, Небе, Губера и Мюллера как тех, кто смог раскрыть преступление158.

156Отто Штрассер (1897-1974) критиковал фашистскую систему в Италии и требовал социализации тяжелой индустрии, так же, как и в Советском Союзе. После отхода от взглядов Гитлера (1930) он пытался собрать в "Черном фронте" разочарованных национал-социалистов, национал-большевистов и коммунистов. Находясь в ссылке, он продолжал критиковать систему национал-социализма; Zentner/Bedurftig (Hrsg.), S. 565.

157Издание "Volkische Beobachter" от 21/22 ноября 1939 г.

158Calic, S. 317, und Gisevius, S. 211.

Несколько лет спустя Мюллер выступал на заседании РСХА по поводу ответственности гестапо за безопасность при проведении различных мероприятий с участием высокопоставленных членов национал-социализма. "В прежние годы на партийных заседаниях, на которых присутствовало руководство, должна была быть обеспечена безопасность, но возникали трудности, поскольку партия сама осуществляла охранные меры и не допускала на эти мероприятия служащих полиции безопасности. В этом отношении после Мюнхенского покушения произошли существенные изменения. Теперь ответственной за все меры по защите была полиция безопасности. Ответственность лежала на начальнике местного гестапо.

Если же к работе подключались высшие чины СС, начальник полиции или инспектор, то, несмотря на это, ответственность все равно была на начальнике местного гестапо"159. Мюллер подчеркнул особое положение гестапо и, в связи с этим, своей личности, как руководителя данной структуры власти в национал-социалистическом государстве.

159Отчет референта службы охраны (служба охраны - N - № 459/42 секретно.) полиции Ахена о заседании референтов этой службы 1 и 2 июня 1942 г. в Берлине; Hoch, S. 410, (Институт современной истории Мюнхена, МА 443, с. 9853).

Служба внешней разведки РСХА уже давно пыталась установить контакт в Нидерландах с британской секретной службой. Замаскированная под членов военного сопротивления против Гитлера, оперативная группа Вальтера Шелленберга наладила связь с английскими агентами. Спустя день после покушения на Гитлера, команда СД похитила в Венло в Нидерландах двух британских тайных агентов и одного нидерландского коллегу и переправила их через границу в Германию160. Сотрудники британской тайной разведки были кратчайшим путем доставлены в Берлин в РСХА. В канцелярии рейха Гитлер похвалил Шелленберга и его работников за проделанную работу. В последующие дни Шелленберг беседовал с Генрихом Мюллером о допросах Эльсера. Шелленберг пытался убедить Мюллера в том, что агенты капитан С. Пейн Бест и майор P. X. Стивене не могут иметь ничего общего с покушением на Гитлера. "Возможно, вы и правы, но Гитлер так зациклился на этой версии, что ни Гейдрих, ни Гиммлер не могут переубедить"161. Мюллер лично допрашивал капитана Беста. Он пытался запугать его, но удерживался, однако, от применения силы. Во время первого допроса Бест пожаловался шефу гестапо на боль в глазах и попросил очки. Оберфюрер СС пришел в ярость и вскочил. "Не беспокойтесь об очках или о чем-либо другом. Скорее всего, вы уже будете мертвы до прихода завтрашнего дня, и вам не нужны будут ни очки, ни что-нибудь другое. И тогда вы уже не будете досаждать нам. Мне кажется, что вы не осознаете своего положения. Сейчас война. Вы не желанный гость в Германии, а беспомощный узник гестапо. Осознаете ли вы вообще, где находитесь? В штаб-квартире гестапо. Вы не знаете, что это означает? Мы можем сделать с вами все, что хотим, абсолютно все".

160Zentner/Bedurftig (Hrsg.), S. 596 f.

161Schellenberg, S. 90 f. Вел ли Мюллер такую беседу с Шелленбергом, не доказано. Источник информации - мемуары Шелленберга - нуждаются в перепроверке. Их достоверность ставилась под сомнение многими свидетельскими показаниями.

После того как напряжение в разговоре спало и Бест отвечал спокойно и вежливо, Мюллер уже не драматизировал ситуацию.

"Ах! Я рад, что встретил англичанина, который так разумен. [...] Мы не хотели войны, точно так же, как и английский народ, который мы ценим и уважаем. Вина лежит на евреях и плутократах, которые жили за счет несчастных людей в Англии, точно так же, как это они делали в Германии, пока нас не избавил от них фюрер". После разговора Мюллер повернулся к своему сотруднику д-ру Максу и сказал ему нормальным тоном: "Дайте г-ну Бесту все, что он хочет"162. Скорее, всего, с британскими агентами обращались вежливее, поскольку, оставшись в живых, они могли принести пользу.

162Captain S. Payne Best, The Venlo Incident, London 1950, S. 27. Перевод английской версии автором.

Через несколько дней разгневанный Мюллер вошел в камеру, в которой находился Бест. У него в руках были листки с напечатанным на них, по-видимому, содержанием последних допросов Беста. Эти листки он разорвал в клочья и дал понять англичанину, что тот должен сообщить Желаемую информацию, если он еще дорожит своей жизнью. "Ваша жизнь в моих руках, и если вы не станете впредь осторожным, я без промедления отдам приказ расстрелять вас"163.

163Ebd., S. 35 f.

После дальнейших безрезультатных допросов на Принц-Альбрехтштрассе гестапо перевело Беста и Стивенса в концлагерь Заксенхаузен, где они и оставались до конца войны. Их высказывания не подтвердили версию о том, что покушение Эльсера поддерживали вражеские державы. Эта теория о "подстрекателях" была сфабрикована органами безопасности национал-социалистического режима. Во-первых, она дала возможность тайной службе под руководством Вальтера Шелленберга похитить британских агентов. Арест последних добавил участвовавшим в этой акции фюрерам СС авторитета. Во-вторых, Гитлер хитро использовал "голландско-британский заговор против рейха", чтобы в 1940 г. оправдать нападение на Голландию. В связи с "заговором голландско-британских тайных служб" Гитлер обвинил Нидерланды в "вопиющем нарушении первоочередных требований нейтралитета"164.

164Zentner/Bediirftig, (Hrsg.), S. 597.

⇦ Ctrl предыдущая страница / следующая страница Ctrl ⇨

ГЛАВНАЯ СТРАНИЦА / МЕНЮ САЙТА / СОДЕРЖАНИЕ ДАННОЙ СТАТЬИ 

cartalana.orgⒸ 2008-2020 контакт: koshka@cartalana.org