АНДРЕАС ЗЕГЕР "ГЕСТАПО-МЮЛЛЕР. КАРЬЕРА КАБИНЕТНОГО ПРЕСТУПНИКА", 1997

ГЛАВНАЯ СТРАНИЦА / МЕНЮ САЙТА / СОДЕРЖАНИЕ ДАННОЙ СТАТЬИ

4. Продвижение по службе в управлении тайной государственной полиции (1934-1939 гг.)

Перевод мелких и средних служащих в СС и СД затянулся до апреля 1934 г. и произошел непосредственно перед переездом гестапо в Берлин1. Одним из этих служащих был Генрих Мюллер, который как криминалист-инспектор под личным номером 107043 был принят в СС и 20 апреля 1934 г. в чине штурмфюрера СС зачислен в главное управление СД. Назначение Гиммлера заместителем шефа и инспектором прусской тайной полиции произошло в тот же день. Спустя два дня группенфюрер СС Гейдрих взял в свои руки все дела управления. Из служащих БПП он выбрал тех, которых хотел взять с собой в Берлин. Ответственный за кадровые вопросы доктор Вернер Бест не принимал участия в выборе; он пришел в гестапо только в 1935 г. и принял под свое руководство I отдел2.

1"С образованием государственного полицейского управления в Берлине [...] стало ясно, что Мюллер будет переведен на службу в рейх. [...] При рассмотрении должностных обязанностей в рейхе и кадрового плана министерства считалось естественным, что Мюллер был сразу переведен в руководящие криминалисты". Высказывание Фридриха Панцингера; Центральный отдел главного управления юстиции в Людвигсбурге, обозначение документов 415 AR 422/60.

2Письменное сообщение д-ра Вернера Беста автору от 2 февраля 1987 г.

Мюллер не вступил в партию, вероятнее всего, из-за действовавшего до 1937 г. запрета на прием. Одновременно его принадлежность к СД была формальной и служила цели сгладить противоречия между БПП и гестапо, с одной стороны, и БПП и СД - с другой. После того как Гиммлер и Гейдрих организовали централизованный контроль над политическими полициями земель в Берлине, СД потеряла свое влияние и полномочия3.

3Aronson, S. 153.

Франц Йозеф Губер, который вместе с Мюллером и 36 другими баварскими криминалистами4 был переведен в гестапо, объяснял свое перемещение по службе влиянием Гиммлера5. После переезда из Мюнхена в Берлин Генрих Мюллер начал работать в управлении гестапо в главном отделе II, подразделении II 1. Задачей этого отдела являлась борьба с коммунистами, марксистами, профсоюзными движениями и другими оппозиционными группами. С апреля 1934 г. он был ответственным в секторе II 1 Н за контроль над НСДАП, а также владел информацией по вопросам, касающимся СА, СС, Гитлер-Югенд и БДМ (союз немецких девушек). Эта задача была чрезвычайно актуальной, поскольку руководство СА требовало "второй революции".

4"Spiegel": "Gestapo-Мuller" - kein Nazi, Ausgabe 42/1963, S. 67.

5Высказывание Губера от 3 октября 1961 г.; Центральный отдел главного управления юстиции в Людвигсбуpгe, обозначение документов 415 AR 422/60. Руководство НСДАП видело в Генрихе Мюллере покровителя Губера; политическая характеристика Франца-Йозефа Губера от 12.02.1937 г., выданная управлением по вопросам служащих Мюнхена/Верхней Баварии; BDC - личное дело Франца-Йозефа Губера.

Фото на паспорт для личного дела в СС, 1934 г. (снимок из BDC)

Через три дня, после ликвидации Эрнста Рема (1 июля 1934 года) и высших чинов СА, а также других "врагов государства", Мюллер получает звание оберштурмфюрера6. Вероятнее всего, он был повышен в связи со своей принадлежностью к СС, санкционировавшей многочисленные убийства. В документах нет доказательств непосредственного участия Мюллера в этих акциях. О его позиции можно судить по высказываниям его друга Франца Губера: "Когда происходили события, имевшие целью ликвидацию Рема, Мюллер сказал, указывая на книгу Эдгара Юнга "Господство низших", что эти события - порождение власти низших. Он сказал это в большом волнении"7.

6Присвоение звания оберштурмфюрера СС в службе безопасности рейхсфюрера СС, ВDC - личное дело Мюллера.

7Высказывание Франца-Йозефа Губера от 3 октября 1961 г.; Центральный отдел главного управления юстиции в Людвигсбурге, обозначение документов 415 AR 422/60.

После того, как Мюллер был отозван в Берлин, он получил должность Райнхольда Геллера8. Геллер работал вместе с Артуром Небе, будущим руководителем V управления (криминальная полиция) в главном управлении безопасности рейха, в отделе I А гестапо.

8Райнхольд Геллер (1885-1945?) был офицером в первую мировую войну, а затем членом добровольческого корпуса бригады Эргарда. С 1919 по 1933 гг. он работал в отделе I А управления полиции Берлина с перерывом (в это время 1919-1920 гг. он был откомандирован в полицию безопасности). Еще до 1933 г. он считался экспертом по левым движениям и после "смены власти" оказывал новым руководителям НСДАП бесценные услуги. С июня 1930 по август 1932 гг. он был членом демократической партии и других республиканских организаций. В 1933 г. он вступил в НСДАП, в 1938 г. был принят в ряды СС. После вступления Мюллера в должность в гестапо 20.04.1934 г. он был заместителем начальника подразделения II 1 А (коммунистическо-марксистские движения и др.). В 1939 г. он, будучи штурмбаннфюрером СС и высшим правительственным чиновником, а также криминальным советником, руководил ведомством II А (коммунизм, марксизм, советские русские, антигосударственная иностранная деятельность). Во время войны являлся руководителем полиции Потсдама; Graf, S. 352 f., Главный архив Потсдама, R58/840 (PCXА - кадровый план).

Рудольф Дильз, первый начальник прусской тайной полиции, забрал его к себе в управление, поскольку тот слыл экспертом по коммунистам. Гиммлер и Гейдрих считали почти 50-летнего Геллера "старым, слабым"9, Мюллер же не предпринимал никаких попыток оттеснить своего предшественника. Геллер, который был старше Мюллера на 15 лет, не мог похвастать опытом работы в области "борьбы с коммунистами" и такими качествами, как стремление к власти, отсутствие угрызений совести и большая работоспособность.

9Aronson, S. 181; сравнить: Orb, S. 115.

Работа в полиции значила для Мюллера больше, чем для других сотрудников гестапо: он жил для работы. Даже после каких-либо празднований на работе он шел в свой кабинет, где лучше всего себя чувствовал10. Вальтер Гуппенкотен, являвшийся одно время заместителем Мюллера, сказал, что шеф гестапо в период с августа 1941 г. по май 1945 г. отсутствовал на работе только два раза: один раз он брал короткий отпуск, а второй раз болел11. Рудольф Гесс12, комендант концентрационного лагеря Аушвиц с 1940 по 1943 гг., описывал Мюллера как невероятно разносторонне развитого и упорного работника. "Он редко ездил в командировки. Его можно было всегда застать на работе или дома и в праздники и в выходные, в любое время суток"13.

10Высказывание Франца-Йозефа Губера от 3 октября 1961 г.; Центральный отдел главного управления юстиции в Людвигсбуpre, обозначение документов 415 AR 422/60.

11Высказывание Вальтера Гуппенкотена от 17 июля 1946 г. как свидетеля на Нюрнбергском процессе; IМТ, т. 42, письменное показание под присягой в гестапо-39, с. 318 Получивший образование юриста (род. в 1907 г.), после перехода власти стал членом НСДАП и СС. Иго карьера служащего гестапо началась в 1937 г. со службы в полиции Люнебурга. С сентября 1939 г. по июнь 1941 г. он работал в качестве командира в полиции безопасности и СД в Люблине. В должности регирунгсдиректора в РСХА он руководил сначала группой IV Е (контрразведка). После реорганизации 1 апреля 1944 г. он стал руководителем отдела IV А 3. Распоряжением, вступившим в действие 1.02.1945 г., он был назначен заместителем начальника группы IV А. В 50-е годы в связи с участием в расследованиях после 20 июля 1944 г. и убийства шефа абвера Канариса он был осужден; Гуппенкотен был обвинителем на организованном по приказу Гитлера судебном процессе против адмирала Вильгельма Канариса; BDC - личное дело Вальтера Гуппенкотена.

12Рудольф Гесс (1900-1947) по совету Гиммлера в 1934 г. вступил в ряды СС и стал начальником отдела по составлению отчетов концлагеря Дахау. Проработав в концлагере Заксенхаузен, Гесс в 1940 г. был переведен в Аушвиц, который под его руководством превращается в лагерь смерти и становится синонимом преступлений национал-социализма; Zentner/Bedurftig, S. 271.

13Aufzeichnungen von Rudolf HoB uber Heinrich Muller; IfZ Munchen F13/Bd. в S. 340.

Занимавшимся борьбой с противниками национал-социализма отделом II 1, согласно кадровому плану гестапо от 25 октября 1924 г., руководили два бывших баварских служащих: Райнхард Флеш и Генрих Мюллер. Распределение должностей соответствовало тактике Мюллера: являвшийся ранее начальником Мюллера Флеш занимал теперь равную с ним должность. Карьерист Мюллер понимал, как из сложившихся обстоятельств извлечь пользу и одновременно завоевать доверие Гиммлера и Гейдриха. Начальство отметило его трудолюбие и упорство, и 1 ноября 1934 г.14 он был переведен на должность старшего инспектора-криминалиста. Почти одновременно 30 января 1935 г. он становится гауптштурмфюрером СС15.

14Распоряжение министерства внутренних дел (ведомство 20), касательно: аппарата чиновников политической полиции Баварии от 8.10.1934 г.; Баварский главный архив, министерство внутренних дел, 71469. Уже в апреле 1934 г. Мюллер работал в гестапо; свою зарплату служащего (4100 рейхсмарок в год как старший криминальный инспектор) он также получал до октября 1935 г. от БПП; письмо БПП от 16.10.1935 г. министерству внутренних дел, касательно: аппарата чиновников государственной криминальной полиции; Баварский главный архив, министерство внутренних дел, 71936.

15Выписка из списка личного состава СС, BDC - личное дело Мюллера и Центральный отдел главного управления юстиции в Людвигсбурге, обозначение документов 415 AR 422/ 60.

Отдел II 1 А, руководимый Мюллером, занимался коммунистическими и марксистскими движениями, национал-большевизмом, анархизмом, синдикализмом, СПД (немецкая социалистическая партия - прим. перев.) и САП (социалистическая рабочая партия прим. перев.), организацией социалистов Веймарской республики, профсоюзами, коммунистической литературой. Отделом II 1 D, ответственным за "охранные аресты", систему концентрационных лагерей, руководил совет адвокатов во главе с Тесмером16 под наблюдением Мюллера. Сотрудники этого ведомства занимались изданием постановлений, их принятием, выполнением, рассмотрением жалоб обвиняемых, осуществляли контроль за проведением арестов, доказывали необходимость "охранного ареста".

16Ганс-Иоахим Тесмер (род. в 1901 г.) после завершения юридического образования работал сначала судебным асессором, а позже советником по юридическим вопросам в прокуратурах Берлина, Нойруппина и Потсдама. До "смены власти" он уже являлся членом НСДАП, позже был принят в ряды СА и СД. 26 марта 1934 г. был направлен на работу в гестапо и окончательно перешел туда в 1935 г. Он руководил там с 1934 г. подразделением II 1 D и с 1935 г. ведомством I G (имущественное право политических полиций) под руководством д-ра Вернера Беста. В главном управлении полиции безопасности он был ответственным за ведомство V-3 (кадры 1). В 1938 г. он получает звание старшего правительственного чиновника и становится заместителем начальника отдела I (организация, кадры, вопросы бюджета, управление и право) в гестапо. В 1945 г. его назначают вице-президентом в Лигнице. Будучи в ранге штандартенфюрера СС, публикует в 1936 г. в ведущем юридическом журнале "Немецкое право" статью, оправдывающую действия гестапо, связанные с "охранными арестами". (6/1936); Graf, S. 386, и Главный архив Потсдама, R58/840 (кадровый план).

Такие направления, как наблюдение и борьба с наиболее значительными группировками противника, государственный полицейский контроль за членами партии находились в компетенции Мюллера.

"Осуществляя контроль над всей системой арестов, Мюллер мог выбирать для своих противников свободу или тюрьму"17.

17Aronson, S. 227.

В кадровый план гестапо от 1 октября 1935 г. были внесены некоторые изменения, связанные с ходом реформ и тормозившие карьеру Мюллера. В отделе II 1 он числился заместителем гауптштурмфюрера Флеша. Однако, спустя некоторое время, 1 декабря 1935 г. он был отозван в БПП для работы по объединению БПП и гестапо и взял на себя руководство отделом II в БПП18. Флеш настоял на переводе из личных соображений, так как он был болен и хотел вернуться в родной город. 1 июля 1936 г. Гейдрих возлагает руководство отделом II гестапо (внутриполитические отношения), возглавляемым до этого им самим, на штурмбаннфюрера СС Генриха Мюллера19. Уже через три года после прихода к власти НСДАП Мюллер становится шефом одного из самых главных отделов гестапо. В компетенцию второго отдела входило преследование "врагов народа", в то время как отделы I (управление), III (контрразведка) и VI (технические вопросы) были наименее значимыми20.

18Письма Гейдриха гестапо № 3407/35 I Е. всем службам гестапо от 2.12.1935 г. Руководство подразделением II 1 Гейдрих передал своему подчиненному Генриху Мюллеру; Главный архив Потсдама, R58/241, с. 43.

19Письма Гейдриха для внутреннего служебного использования от 30 июня 1936 г. (гестапо № 1 А - 1117/36); Главный архив Потсдама, R58/239, с. 136.

20Кадровый план гестапо от 1 января 1938 г., Главный архив Потсдама, R58/840.

Будучи шефом отдела II, Мюллер лично руководит и подразделением II 1 F, ответственным за картотеку, репутацию и сбор документации. 9 июля 1934 г. Генрих Мюллер отдал распоряжение о полном ведении личных дел таким образом, как приказал это делать еще Герман Геринг в свою бытность прусским премьер-министром и руководителем прусской тайной государственной полиции21. Дела должны быть заведены как на "политически" провинившихся, так и на замеченных в шпионаже граждан. На 1 января 1939 г. в главной картотеке гестапо было 1980558 личных карточек и 641497 личных дел22. Во время войны около 250 служащих гестапо занимались регистрацией карточек и личных дел.

21Указом прусского премьер-министра от 20 ноября 1934 г. впредь вся ответственность за ведение дел перед Герингом ложится на Гиммлера и должна обозначаться как "прусская тайная государственная полиция, заместитель шефа и инспектор"; Институт современной истории Мюнхена. МА 433, лист 8736.

22Личные дела и относящиеся к ним картотеки не сохранились. Поэтому невозможно точно представить, как работала система.

12 декабря 1935 г. согласно приказу Гейдриха гестапо начало составление полного списка, включавшего в себя, прежде всего, "левые враждебные элементы". Систематическое поступление информации о подозреваемых в случае войны должно было послужить поводом для взятия "врагов народа" под "охранный арест". Так называемая картотека А была разделена на 3 части. В первой были собраны данные о "врагах народа", которые, в силу своей большой значимости и опасности, при проведении тайных предварительных мер по всеобщей мобилизации должны быть арестованы в первую очередь. Находившиеся в списках второй и третьей частей подозреваемые должны быть арестованы только в случае открыто объявленной мобилизации или "во время тяжелых испытаний"23.

23Johannes Tuchel/Reinold Schattenfroh, Zentrale des Terrors, Prinz-Albrecht-StraBe 8: das Hauptquartier der Gestapo, Berlin 1987, S. 125 ff.; см. также распоряжение Гейдриха от 12 июля 1938 г.; Главный архив Потсдама, R58/1027.

Мюллер абсолютно точно знал обо всех важных для сферы его деятельности процессах, личностях, назначениях. Его интересовала также информация, выходившая за рамки чисто полицейской деятельности. Он общался как с руководителями СС и полиции, так и с занимавшими более низкие должности служащими главных ведомств, представителями финансовых органов управления, поскольку они были для него желательным источником информации24. Одной из важных задач политической полиции Мюллер считал профилактику государственных преступлений.

24Aschenauer (Hrsg.), S. 452 f.

Он совершенствовал предложенную его начальниками систему карточного учета подозреваемых и сам собрал данные о руководстве национал-социализма, министрах, высокопоставленных чиновниках. Право начинать слежку и использовать информацию из личных дел важных фигур в государстве, экономике, партии поставило гестапо, а прежде всего ее шефа, в привилегированное положение но сравнению с другими правительственными организациями25. Последние исследования показывают, что гестапо не достигло цели тотальной слежки и в большинстве случаев зависело от информации других контролирующих органов и, прежде всего, от показаний населения26.

25Hannah Arendt, Elemente und Ursprunge totaler Herrschaft, Munchen31993, S. 657.

26Gellately, S. 156 und S. 185; Klaus-Michael Mallmann Gerhard Paul, Allwissend, allmachting, allgegenwartig? Gestapo, Geselschaft und Widerstand, in: Zeitschrift fur Geschichtswissenschaft, 41, 1993, S. 993 f.; ср.: Gisela Diewald-Kerkmann, Politische Denunziationen im NS-Regime oder die kleine Macht. der "Volksgenossen", Bonn, 1995.

Количество доносов в течение второго года войны настолько увеличилось, что Мюллер вынужден был информировать 24 февраля 1941 г. службу государственной полиции "о доносах среди родственников и в супружеских парах".

"На одном из полицейских участков было заведено дело, в котором муж обвинял свою жену в шпионаже и других действиях против "третьего рейха".

Жену арестовали. При проверке, длившейся довольно долго, была установлена безосновательность обвинения. Донос был сфабрикован мужем для того, чтобы в результате ареста жены, как "врага народа", ускорить бракоразводный процесс. Супруги жили отдельно уже с 1929 г."27.

27Цитата: Gellately, S. 170 f.

Двумя указами от 26 июня 1936 г. Гиммлер реорганизовал немецкую полицию. Наряду с должностью рейхсфюрера СС 17 июня 1936 г., он становится шефом немецкой полиции, объединяющей полицию по охране правопорядка и полицию безопасности. Главой только что созданного главного управления полиции по охране правопорядка (орпо) был назначен генерал Курт Далюге. В главном управлении "полиции безопасности" (зипо) группенфюреру СС Райнхарду Гейдриху подчинялись политическая и криминальная полиция. Политическая полиция в главном управлении зипо являлась аналогом гестапо. Прообразом криминальной полиции послужила прусская криминальная полиция. Если гестапо рассматривалось как министерское ведомство, то тогда оно именовалось "главным управлением полиции безопасности", если же оно рассматривалось как управленческая инстанция, то употреблялось обозначение "управление тайной государственной полиции". При рассмотрении криминальней полиции как ведомства, подчиняющегося министерству, использовалось название "главное управление полиции безопасности", а когда говорилось об управленческой инстанции, то употреблялось понятие "управление криминальной полиции рейха"28.

28Hans Buchheim, Die SS - das Herrschaftsinstrument, in: Anatomie des SS-Staates - Gutachten des Instituts fur Zeitgeschichte, Bd. 1, Munchen41984, S. 56 f.

Из кадрового плана главного управления полиции безопасности от 1 января 1938 г. следует, что полиция безопасности состояла из адъютантуры шефа полиции Райнхарда Гейдриха, главного бюро, отделов управления и права, политической криминальной полиции. В управлении политической полиции обязанности заместителя Гейдриха выполнял СС-штандартенфюрер, оберрегирунгсрат (высший чиновник) и советник криминальной полиции Генрих Мюллер. Этот пост он занял сразу же после основания главного управления полиции безопасности, несмотря на то, что он, в качестве руководителя отдела полиции по внутриполитическим отношениям (ПП II)29, контролировал следующие сферы деятельности:

29Кадровый план от 1 января 1938 г. Главный архив Потсдама, R58/840.

ПП II А: коммунисты и другие марксистские группы
Референт: высший чиновник и советник криминальной полиции Геллер
ПП II В: церковь, секты, эмигранты, евреи
Референт: Генрих Мюллер
ПП II С: оппозиция, австрийский вопрос
Референт: СС-штурмбаннфюрер Губер
ПП II D: "охранные аресты", концентрационные лагеря
Референт: Генрих Мюллер
ПП II Е: финансовые, аграрные, социально-политические вопросы
Референт: Генрих Мюллер
ПП II G: радиослежка (нелегальный радиопередатчик)
Референт: Генрих Мюллер
ПП II Н: вопросы, касающиеся партии, ее структур и сопутствующих организаций
Референт: советник криминальной полиции Мейзингер
ПП II J: иностранная политическая полиция
Референт: Генрих Мюллер
ПП II Веr.: отчеты о положении дел
Референт: Генрих Мюллер
ПП II Р: пресса
Референт: высший чиновник Клейн
ПП II S: борьба с гомосексуализмом и абортами
Референт: советник криминальной полиции Мейзингер

Влияние Генриха Мюллера на политическую полицию как отдел полиции безопасности видно из приведенного списка, согласно которому он является руководителем большинства ведомств. Полиция безопасности была одной из главных опор полицейской организации и национал-социалистического режима террора и слежки. Централизация и разгосударствление полиции были вызваны событиями, которые можно было предугадать еще при назначении Гиммлера заместителем шефа гестапо в Пруссии. Политическая полиция наконец отделилась и в качестве государственной тайной полиции имела собственное место как в гестапо, так и в главном управлении полиции безопасности30. Шеф РСХА Гейдрих был формально назначен начальником гестапо, однако, фактически, по воспоминаниям последнего руководителя полиции Франкфурта-на-Майне, шефом гестапо являлся Мюллер31.

30Buchheim, S. 59; см.: zur Geschichte der Gestapo und der personellen Verflechtung von SS- und Polizeiapparat S. 35 ff. und S. 10i ff.

31Интервью с последним шефом государственной полиции Франкфурта-на-Майне, взятое Элизабет Кольхас, Герхардом Паулем и Фолькером Ейхлером от 19 сентября 1994 г.

Гейдрих имел четкое представление об образовании служащих в полиции безопасности. "Вся организация полиции прекратит свою деятельность, если служащие в ней люди перестанут соответствовать профессиональным и личным характеристикам, которые требуются от них для достижения великой цели. Это, конечно же, зависит от расовых и общечеловеческих качеств, от возраста, от полученного воспитания, от профессиональной подготовки и, в конце концов, от настроя, с которым люди выполняют свою работу. [...] Эта организация должна создать служащего-солдата, учитывая его профессиональные качества, который смог бы сам выполнить поставленные перед ним государственной и криминальной полициями задачи"32.

32Reihard Heydrich, Aufgaben und Aufbau der Sicherheitspolizei im Dritten Reich, in: Hans Pfundtner (Hrsg.), Dr.Wilhelm Frick und sein Ministerium, Munchen 1937, S. 153.

Хотя Мюллер и не соответствовал многим качествам идеального служащего, описанного Гейдрихом, но следует признать тот факт, что по своим качествам он был очень близок к служащему-солдату. Генрих Мюллер являлся прекрасным примером слияния полиции и СС. Как правило, служащие гестапо и криминальной полиции, взятые на работу в СС, получали звание, соответствующее их должности, которое и присоединялось к ней33. Так, и у Мюллера были сохранены все его регалии при поступлении на работу в СС. В течение семи месяцев он, будучи гауптштурмфюрером, был повышен по службе и получил сначала звание штурмбаннфюрера, а затем оберштурмбаннфюрера34. Одновременно ему был присвоен "угол" - почетный знак, обозначающий принадлежность к СС. "Заместитель фюрера" предложил повысить Мюллера до должности высшего чиновника и советника криминальной полиции 12 декабря 1936 г. Уже цитировавшаяся переписка между штабом "заместителя фюрера" и руководством Мюнхена показывает плохое отношение функционеров НСДАП к личности Генриха Мюллера, они были явно на него обижены за отсутствие партийной книжки и автоматическое членство в СС после начала работы в гестапо. Характеристика шефа главного управления полиции безопасности является более позитивной. "Оберштурмбаннфюрер СС с большим успехом начал работать с апреля 1934 г. в управлении тайной государственной полиции. Он достоин положительной личностной и политической оценки. Руководство СС ходатайствует о его назначении высшим чиновником и советником криминальной полиции"35.

33Циркуляр рейхсфюрера СС и шефа немецкой полиции от 23 июня 1938 г.; Buchheim, S. 108. Принятие в ряды СС происходило не сразу.

34Повышение до штурмбаннфюрера произошло 20 апреля 1936 г., а до оберштурмбаннфюрера - 9 ноября 1936 г. ; ВDC - личное дело Мюллера.

35Письмо шефа отдела кадров СС от 15 января 1937 г. в штаб "заместителя фюрера"; BDC - личное дело Мюллера.

Вместе с повышением по службе он получил в иерархии СС звание штандартенфюрера36. Старший инспектор по криминальным делам "перескочил" три ступени в иерархии служащих, начав мелким служащим, пробился в руководство гестапо. В качестве заместителя начальника политической полиции он занял один из ключевых постов в исполнительных органах полиции безопасности, хотя НСДАП и заявила, что он не является национал-социалистом. Формально не являясь членом партии, он защищал интересы членов НСДАП37.

36День повышения в должности - 30 января 1937 г. Переданная по факсимильной связи подпись Адольфа Гитлера 3 июня 1937 г. окончательно утвердила Мюллера в должности высшего правительственного чиновника и криминального советника: там же.

37Мюллер был уполномочен подписать документ (прусской тайной полиции - управления тайной полиции - начальника политической полиции, № 4860/36 - II 1 A 1/J) от 6.10.1936 г. всем полицейским участкам и политическим полициям земель, в котором Мюллер сообщал об увольнении служащего, который, хотя и являлся членом партии с 1931 г., но до вступления в НСДАП был связан с КПД. Он был уволен, так как возникли сомнения в его истинных взглядах. Шеф гестапо не одобрял его поведение и потребовал от соответствующих инстанций принять надлежащие меры в каждом конкретном случае, поскольку увольнение членов партии из-за их политической неблагонадежности приносит вред всему движению; Главный архив Потсдама, R58/239.

Гейдрих и Гиммлер поддерживали ту идеологию партии, благодаря которой они могли, работая с такими профессионалами, как Генрих Мюллер, занимать ключевые посты. Карьере Мюллера способствовали не только его полицейское умение, протекция и тщеславие, но и такие "удачные моменты", как болезнь его шефа Райнхарда Флеша в 1935 г.; так Мюллеру удалось стать полновластным руководителем исполнительного органа гестапо38.

38Aronson, S. 232.

⇦ Ctrl предыдущая страница / следующая страница Ctrl ⇨

ГЛАВНАЯ СТРАНИЦА / МЕНЮ САЙТА / СОДЕРЖАНИЕ ДАННОЙ СТАТЬИ 

cartalana.orgⒸ 2008-2020 контакт: koshka@cartalana.org