АНДРЕАС ЗЕГЕР "ГЕСТАПО-МЮЛЛЕР. КАРЬЕРА КАБИНЕТНОГО ПРЕСТУПНИКА", 1997

ГЛАВНАЯ СТРАНИЦА / МЕНЮ САЙТА / СОДЕРЖАНИЕ ДАННОЙ СТАТЬИ

Мюллер был не "вождем от бога", как Гитлер, он не обладал ни демагогическими способностями, как Йозеф Геббельс, ни интеллигентностью Вернера Беста, считавшегося интеллектуалом РСХА. Основными личностными качествами баварского полицейского служащего были неслыханное тщеславие и связанная с ним жажда власти27. При этом у него была мысль сделать карьеру не на политическом поприще (как Гейдрих и Гиммлер), а на государственной службе. Он явно хотел противопоставить себя отцу, который, занимаясь церковными делами, хотя и мог прокормить семью, но не сумел достигнуть чего-то большего28. Историк Эдвард Кранксхау видел в Генрихе Мюллере "прототип неполитического функционера, влюбленного в собственное могущество, стремящегося наверх, отдавая себя служению государству [...]"29.

27Высказывание Франца-Йозефа Губера от 3 октября 1961 г.; Центральный отдел главного управления юстиции в Людвигсбурге, обозначение документов 415 AR 422/60. Франц-Йозеф Губер (родился в 1902 г.) поступил на работу в политическую полицию Мюнхена в 1926 г. В его обязанности в отделе VI а входил контроль за правыми партиями. 19 апреля 1927 г. он был принят на службу в криминальную полицию. В 1933 г. переведен Гейдрихом на место секретаря в баварскую политическую полицию, где сначала работал в отделе II 1 С (Австрия). 24 апреля 1934 г. он перевелся в гестапо, где позже стал руководить службой II 1 С (реакционные силы, оппозиция и вопросы, касающиеся Австрии). 1 августа 1934 г. он был повышен начальством до должности инспектора по криминалистике. В 1935 он вступил в ряды СС и только в 1937 г. - в партию. В 1938 г. он был переведен в Австрию руководителем полиции Вены. После марта 1942 г. в качестве инспектора полиции безопасности и СД он продолжил свою работу в гестапо. В чине бригаденфюрера С С служащий гестапо, работал с 1 декабря 1944 г. начальником полиции безопасности и СД в Вене; Главный архив Потсдама, R58/840 (кадровые планы), BDC-личное дело Франца-Йозефа Губера и письмо баварской политической полиции министерству внутренних дел от 28 июня 1935 г.; касательно: список служащих криминальной полиции; Баварский главный архив министерства внутренних дел, 71920.

28Сообщение господина X. от 27 сентября 1994 г. автору.

29Crankshaw, S. 93.

Служащий гестапо Генрих Мюллер, прошедший путь от помощника в канцелярии до шефа криминальной полиции рейха, был "бюрократ по профессии". Его интеллигентность, прилежание и превосходная память, удивлявшая всех сотрудников, пригодились ему при работе в гестапо. Ему не были чужды такие черты прусского характера, как любовь к порядку, чистоте и неподкупность. Его феноменальную память отмечал также Геттл: "он мог сразу же назвать имена даже незначительных агентов в каком-нибудь далеком городке за границей"30.

30Hagen (Wilhelm Hottl), S. 75.

О его прилежании свидетельствует тот факт, что в 1923 г. он, в частном порядке, наряду с работой ассистента в канцелярии, учился и получил свидетельство о среднем образовании. Как прагматично мыслящий человек он, будучи уже шефом гестапо, взвешивал все "за" и "против" каждого дела. Однако было бы неправильно утверждать, что Мюллер был только бесчеловечным карьеристом.

Несмотря на свою лояльность по отношению к государству и беспрекословное подчинение вышестоящим, он был одним из тех, которые время от времени спорили с самими Гейдрихом и Гиммлером31. Товарищество и корпоративный дух имели для него большое значение. Так, например, согласно рассказанному его бывшим другом Фридрихом Панцингером32 случаю, Мюллер вступился за солдата охраны СС, наказанного Гиммлером четырьмя неделями заключения в темном карцере. Он достал свидетельство окулиста, в котором было указано, что при долгом нахождении в темноте у солдата может развиться глазная болезнь. После вмешательства Мюллера наказание было заменено обычным арестом33.

31Высказывание Франца-Йозефа Губера от 3 октября 1961 г.; Центральный отдел главного управления юстиции в Людвигсбурге, обозначение документов 415 AR 422/60.

32Юрист Фридрих (Фриц) Панцингер (1903-1959), так же как и Мюллер с Губером, работал в полиции Мюнхена. Приказом от 1 декабря 1934 г. секретарь полиции был выдвинут асессором в правительство Верхней Баварии. Только 21 октября 1931 г. высший чиновник (Панцингер) получил приказ о его новом назначении в Берлин, в том же году он вступил в НСДАП и в 1939 - в ряды СС. С 1940 но 1944 гг. он являлся руководителем группы IV А (противники, саботаж, служба охраны) в РСХА. 4 сентября 1943 г. он в качестве начальника полиции безопасности и СД был направлен в комиссариат стран Балтики в Ригу. Одновременно он был ответственным за оперативную группу А. Оберфюрер СС вернулся назад 20 мая 1944 г. в качестве руководителя группы IV А в PCXА и стал после смещения Небе шефом V отдела РСХА. С 1946 по 1955 гг. он был в советском плену. Незадолго до предстоящего ареста по обвинению в содействии массовым убийствам советских военнопленных Панцингер отравился 8 августа 1959 г. в Мюнхене цианистым калием; Reinhard Rurup (Hrsg.), Der Krieg gegen die Sowjetunion 1941-1945 гг., Berlin21991 г., S. 126; BDC - личное дело Фридриха Панцингера, Главный архив Потсдама, R58/840; Israel Gutman (Hauptherausgeber) und Eberhard Jackel/Peter Longerich/Julius H. Schoeps (Hrsg.), Enzyklopadie des Holocaust. Die Verfolgung und Ermordung der europaischen Juden, Berlin 1993 г., S. 1735. Письмо министерства внутренних дел от 22 декабря 1934 г., касательно: должности в министерстве, Баварский главный архив, министерство внутренних дел, 72060 и письмо (№ 3614/отдел 1) управления полиции от 21 октября 1937 г. министерству внутренних дел, касательно: высшие чиновники управления полиции Мюнхена, Баварский главный архив, министерство внутренних дел, 76234.

33Высказывание Фридриха Панцингера; Центральный отдел главного управления юстиции в Людвигсбурге, обозначение документов 415 AR 422/60.

Внешне шеф гестапо вообще не соответствовал представлению Гиммлера о чистокровном арийце как о голубоглазом богатыре-блондине. Его данные - рост 170 см, карие глаза34 - не могли оставить благоприятного впечатления у рейхсфюрера СС. Если верить массажисту Гиммлера Феликсу Керстену, темный цвет глаз являлся для фюрера СС свидетельством неполноценности35. Сущностью истории Европы была для Гиммлера постоянная борьба темных, низших рас с немецкой господствующей расой.

34Выписка из списка личного состава СС о Генрихе Мюллере от 20 апреля 1934 г.; BDC личное дело Мюллера.

35Felix Kersten, Totenkopf und Treue, Hamburg 1952 г., S. 393. Джеральд Флемминг расследовал в связи с мемуарами Шелленберга предполагаемое письмо Бернадота Гиммлеру от 11 марта 1945 г. и расценил его как фальшивку Керстена, Schelenberg, S. 463 ff. (книжка карманного формата).

Даже баварское происхождение Мюллера не помогло ему наладить доверительные отношения с Гиммлером. Темноглазые и темноволосые баварцы создавали рейхсфюреру СС большие трудности36.

36Общечеловеческие ценности существовали для других, но не для Гиммлера. Родившийся в Мюнхене и выросший в Ландсгуте шеф СС неадекватно воспринимал окружающий его мир, у него была заниженная самооценка.

Одно время у Генриха Мюллера была интересная стрижка. По окружности он был подстрижен наголо, только впереди был оставлен пучок волос, разделенный посередине пробором37. В свое свободное время он занимался видами спорта38, требующими большой концентрации; во время двухнедельного годового отпуска он ездил чаще всего к себе на родину или в Бозен для занятия альпинизмом, где он также посещал своего друга Карла Бруннера39. Мюллер был полностью поглощен работой: он проводил 11-12 часов ежедневно в своем бюро и даже после ужина он садился за письменный стол. Как Гейдрих и Эйхман, игравшие на скрипке, Мюллер был очень музыкален, вечером играл на пианино и рисовал, если позволяло время40. Кроме того, он страстно любил играть в шахматы. Адольф Эйхман встречался еженедельно с другими ответственными работниками и друзьями Мюллера41 в его доме для игры в шахматы.

37Деларю, с. 150.

38В анкетах в дополнение картотеки фюрера и в служебном списке от 9 августа 1937 г. Мюллер указал, что он был награжден олимпийским знаком почета I степени и значком за достижения в спорте СА в бронзе; BDC - личное дело Мюллера.

39Интервью с фрау Ф. 23 ноября 1994 г.; Карл Бруннер (родился в 1900 г.) был начальником полиции в Тироле/Форарльберге с резиденцией в Бозене. Мюллер и Бруннер знали друг друга, скорее всего, еще с мюнхенских времен, поскольку Бруннер в 1934/1935 работал в БПП. В конце 1940 г. он работал инспектором полиции безопасности и СД в Зальцбурге. В марте 1941 г. он некоторое время был руководителем группы I А в PCXA, имея чин штандартенфюрера СС и высшего правительственного чиновника, до того как был переведен на работу в Бозен (за эти данные автор благодарен д-ру Михаэлю Вильду).

40Сообщение господина X. от 27 сентября 1994 г. автору.

41К своим друзьям Мюллер относил также и д-ра Вальтера Штеппа (родился в 1898 г.), который был его ближайшим соседом в Мюнхене-Пазинге. Знаменитый адвокат и судья начал свою карьеру краевым специалистом по вопросам служащих провинции Рейнпфальц НСДАП. В 1930 г. он вступил в партию и в 1933 г. - в ряды СС. Впоследствии он занимал следующие должности: руководитель ведомства и судья национал-социалистического союза юристов провинции Рейнпфальц; в 1933 г. - бургомистр г. Франкенталь, позже он являлся связующим звеном между баварским министерством юстиции и рейхсфюрером СС; 1935-1937 - сначала заместитель, а затем и руководитель полиции Мюнхена; 1937-1939 - председатель суда в Кайзерслаутерне; 1939-1942 - участник военных действий (1.02.1943 - 1945) - председатель верховного земельного суда в Мюнхене; его последний чин в СС - бригаденфюрер (21.06.1943). Отцу шести детей руководством Мюнхена-Верхней Баварии 26.11.1937 была дана положительная характеристика: "Если говорить о д-ре Штеппе, то речь идет о честном национал-социалисте, который отдает всего себя служению государству, а также национал-социалистическому движению, и является образцом для подражания. [...]"; BDC - личное дело д-ра Вальтера Штеппа; Aronson, S. 131 ff. Друг Мюллера так говорил о шефе гестапо в одной из бесед с Фалько Визе- манном 17.12.1971: "Райнхард Флеш и Генрих Мюллер являлись противниками национал-социализма и были известны как таковые. Познакомившись с ними, Гейдрих сразу почувствовал их интеллигентность. Мюллер был интеллигентным, Флеш - спокойным и невозмутимым. Именно они наладили работу баварской политической полиции, [...] у Гейдриха были идеи, а они воплощали эти идеи в жизнь"; Институт современной истории Мюнхена, центральный отдел 2335. К кругу знакомств относился также врач д-р Хорст Штрассбургер (1909-1943). Штурмбаннфюрер СС вступил в НСДАП и был зарегистрирован под номером 2447226. После окончания обучения по направлениям: философия, медицина и общественно-политические науки, - он начал свою карьеру в октябре 1935 г. референтом в СД на Верхней Эльбе; с 1938 г. он подчинялся Гейдриху. Он наблюдал за семьей Мюллеров в первые годы войны; сообщение господина X. от 27 сентября 1994 г. автору и BDC - личное дело д-ра Хорста Штрассбургера.

"Я постоянно проигрывал [...]. У Мюллера была определенная тактика; ему доставляло дьявольское удовольствие поддаться мне в начале партии так, что я чувствовал себя победителем и начинал играть неосмотрительно, и вдруг, неожиданно, поставить мне мат42". Даже позже, незадолго до падения Берлина, внешне казалось, что происходящие события не вывели его из равновесия. В то же время можно сказать о том, что его внешне кажущееся спокойствие в связи с развалом третьего рейха не отражало его настоящего расположения духа. Страстный курильщик, который не отказывался от алкоголя на общественных приемах и в других случаях, страдал расстройствами желудка на нервной почве43.

42Aschenauer (Hrsg.), S. 452.

43Сообщение господина X. от 27 сентября 1994 г. автору. Исходя из выписки личного дела шефа гестапо Центрального архива можно сделать вывод, что Мюллер вследствие болезни желудка был вынужден особо питаться. Он должен был есть черствый хлеб и овсяную кашу; Центральный отдел главного управления юстиции в Людвигсбурге, обозначение документов 415 AR 422/60. Это предположение несколько преувеличено.

Генрих Шумахер44, секретарь Мюллера, вспоминает о частных встречах коллег по работе в доме шефа гестапо. "В течение всех военных лет у меня сохранялся контакт с моим начальником Мюллером. Бывало, что он брал меня с собой для игры в скат (карты). Я обращался к своему шефу, всегда называя его "господин Мюллер". Его личный друг однажды заговорил со мною по этому поводу и указал мне на то, что Мюллер любит, когда к нему обращаются по званию.

44Механик по точным работам Генрих Шумахер (1909-1977) вступил в НСДАП еще до смены власти (1930 г.) и в СС (1931 г.). С ноября 1933 г. он работал в БПП служащим-криминалистом. Позже он вместе с другими служащими полиции был переведен в Берлин, в гестапо, где и работал с 1934 по 1936 гг. в регистратуре. С 1936 по 1937 гг. он работал секретарем шефа II отдела, а с 1937 по 1939 гг. - старшим ассистентом-криминалистом в полиции г. Вильгельмсхафен (Ольденбург). В 1939 г. он вернулся в Берлин и работал с 19 апреля 1945 г. секретарем у шефа IV отдела Генриха Мюллера. В 1942 г. шеф гестапо выдал положительную характеристику на секретаря-криминалиста и позже СС-унтерштурмфюрера: "Ш. является верным, прилежным и надежным служащим, работой которого я полностью удовлетворен. Он - ценный работник. Шумахер относится к одним из старейших работников гестапо". BDC - личное дело Генриха Шумахера.

Впредь я стал называть его "группенфюрер"45. Было ли это щегольство Мюллера, или, что вероятнее всего, верность режиму, заложенная в воинском звании, заставившая шефа гестапо попросить своего ближайшего друга дать необходимые разъяснения секретарю?

45Высказывание Генриха Шумахера от 6 августа 1962 г.; обозначение документов 415 AR 422/60.

В своей частной жизни Мюллер был довольно скромным человеком. Так, например, во время войны он не отказался от продовольственных карточек46. Публичные выступления напоказ и щегольство Германа Геринга были Мюллеру абсолютно чужды. Не было найдено никаких документов, свидетельствующих о его выступлениях перед общественностью. Как в "Новостях из рейха"47, так и в "Сообщениях сопаде"48 нет никаких материалов, касающихся личности Генриха Мюллера. Даже в бункере канцелярии рейха он носил незаметную гражданскую одежду.

46Интервью с фрау Ф. 23 ноября 1994 г.

47Heinz Boberach (Hrsg.), Meldungen aus dem Reich 1938-1945. Die geheimen Lageberichte des Sicherheitsdienstes der SS, 18 Bande, Herrsching 1984/1985.

48Deutschland-Berichte der Sozialdemokratischen Partei Deutschlands (Sopade) 1934-1940, 7 Bde., Salzhausen21980.

Как любой немецкий гражданин, в соответствии с нюрнбергскими законами, Генрих Мюллер должен был доказать свое арийское происхождение. Письмом от 27 февраля 1936 г. его "арийский статус"49 засвидетельствовало действующее в интересах СС учреждение, занимавшееся расовыми и миграционными вопросами. Предпосылкой для получения всех прав в "третьем рейхе" являлось безусловное доказательство арийского происхождения. Для членства в НСДАП и ее структурах необходимо было собрать полное доказательство своего происхождения, документально засвидетельствованное с 1800 г. Мюллеру удалось, пусть даже не совсем полно, документально подтвердить свою родословную, начиная с 1750 г.50

49Документация главного управления СС, занимающегося расовыми и миграционными вопросами; BDC - личное дело Мюллера.

50Письмо оберфюрера СС Генриха Мюллера от 6 июня 1939 г. главному управлению СС, занимавшемуся расовыми и миграционными вопросами.

В политической оценке служащего Генриха Мюллера руководство НСДАП большое внимание уделяло его личным качествам: "Что касается черт характера Мюллера, они были оценены еще ниже, чем его политические качества. Он ведет себя бесцеремонно, расталкивая всех локтями, выставляет напоказ свое прилежание и нескромно украшает себя "чужими перьями"51. Бывший член СД Геттл писал о Мюллере: "Кто находился под подозрением, противостоял или мог противостоять, был для него противником, которого он преследовал со всей жестокостью и беспощадностью своего характера"52.

51Цитата из политической характеристики руководства Мюнхена-Верхней Баварии от 4 января 1937 г.

52Hagen, S. 73.

Генрих Орб описал его как человека жестокого и имеющего садистские наклонности53. Почему же Генрих Мюллер успешно продвигался по служебной лестнице в гестапо? Тесная совместная работа СС и полиции привела к тому, что партия не могла оказывать влияния на выбор сотрудников. К тому же, руководству партии было трудно влиять на верхушку СС, на таких людей, как Гейдрих. Начальник гестапо, а позже и РСХА, часто вступался за своего служащего Мюллера.

53Orb, S. 143.

Ясно одно: Мюллер никого не преследовал из личной мести и не использовал власть в своих целях. Было бы неправильным охарактеризовать его как патологически жестокого человека. Оценка Геттла основывается, скорее всего, на его личной враждебности к Мюллеру. В то же время хитрость Мюллера заключалась в том, что он сам не пачкал рук в крови, а заказывал массовые убийства, сидя за письменным столом. Он действовал, конечно же, не из садистских мотивов, как это делали многие палачи в концентрационных лагерях; просто ему, как прагматику, было любое средство хорошо для достижения цели. Он чувствовал себя представителем государства, считавшим, что ему одному было дано право творить насилие и это насилие узаконивать. Его сотрудники вспоминают о нем как о корректном начальнике, который всегда был готов выслушать их. Его любовница Анна Ш. сохранила о нем память как о заботливом отце семейства54.

54Высказывание Анны Ш. от 13 февраля 1961 г., Центральный отдел главного управления юстиции в Людвигсбурге, обозначение документов 415 AR 422/60, дневник № rom 1-1-79/60.

Вальтер Шелленберг, бывший руководитель разведывательного управления в РСХА, создает такой портрет Генриха Мюллера в своих, не отличающихся особой достоверностью, мемуарах55. "Мюллер был сдержан и немногословен, имел типичный баварский акцент. Маленький, коренастый начальник криминальной полиции рейха, с угловатым черепом, с тонкими, сжатыми губами и холодными карими глазами, которые почти постоянно были наполовину прикрыты подергивающимися веками, вызывал у меня не только отвращение, но и делал меня неспокойным и нервным. Его большие руки с толстыми, узловатыми пальцами оставляли жутковатое впечатление. У нас никогда не доходило дело до доверительной беседы. Причиной, скорее всего, было то, что Мюллер еще не расстался со своей бывшей работой секретаря-криминалиста мюнхенского управления полиции и не был в состоянии найти слов для завязывания беседы.

55Будучи оберштурмбаннфюрером СС, он с 1939 г. работал сначала заместителем д-ра Вернера Беста и позднее руководителем группы IV Е (контрразведка внутри страны). В этой должности он был непосредственно подчинен Мюллеру. Шелленберг (1910-1952 гг.) подробно описывает в мемуарах своего врага Мюллера.

- Откуда идете? Как работается? Гейдриху нравятся Ваши отчеты [...] - Приблизительно в таком сухом стиле он со мной общался"56. Примерно такое же описание дал генерал Вальтер Дорнбергер, познакомившийся с шефом гестапо в связи с арестом сотрудников в Пенемюнде. Занятый разработкой "оружия ФАУ" специалист по ракетной технике заступился за арестованных по обвинению в саботаже коллег Брауна Риделя и Греттрупа. "Это был типичный представитель незаметных служащих управления криминальной полиции, без какой-либо остающейся в памяти изюминки. Я вспоминал позже только о паре серо-голубых глаз, которые постоянно на меня изучающе смотрели. Первыми впечатлениями было любопытство, холодность и внешняя сдержанность"57. Другие свидетели рассказывают о тщательности, с которой Мюллер изучал своих противников, а также о его сдержанности, если он беседовал с человеком, занимающим более высокое положение. Мюллер относился к Дорнбергеру даже с определенным уважением. Все-таки ответственный за "чудо-оружие" специалист выполнял важное военное задание. Во время войны национал-социалистское государство не могло отказаться от таких специалистов. Шеф гестапо намекнул, однако, Дорнбергеру, что по окончании войны против него будет начато расследование в связи с саботажем58.

56Schcllcnberg, S. 32.

57Walter Dornberger, V-2 - der SchuB Weltall, Geschichte einer groBen Ertindung Esslingen31952. S. 222.

58Ebd., S. 223.

Многолетний сотрудник и друг Мюллера Франц Йозеф Губер характеризует шефа гестапо следующим образом: "Стремление к власти было его главным качеством. Он никого не допускал в свое правление. Он не был способен на истинную дружбу и делал слишком большой акцент на своем "я". Он никогда не был национал-социалистом. [...] Он был человеком, стремившимся к власти и в этом стремлении не искавшим ни у кого поддержки. [...] Он никого не боялся, даже Гейдриха"59. Создается впечатление, что друг Мюллера относился к нему противоречиво. Любовница Мюллера Анна Ш. рассказала, что Губер и шеф гестапо были хорошими друзьями60. Однако, давая характеристику Мюллеру, Губер выставляет на первый план исключительно негативные черты. Разумно предположить, что этим Губер пытался уменьшить собственную вину, переложить всю ответственность на считавшегося умершим шефа гестапо.

59Высказывание Франца-Йозефа Губера от 3 октября 1961; Центральный отдел главного управления юстиции в Людвигсбурге, обозначение документов 415 AR 422/60.

60Высказывание Анны Ш. от 13 февраля 1961 г., Центральный отдел главного управления юстиции в Людвигсбурге, обозначение документов 415 AR 422/60, дневник № rom 1-1-79/60.

Губер (слева) и Мюллер во время совместного отпуска в Бозене, 1942 г. (фото из личного архива)

Адольф Эйхман посвятил бывшему шефу в своих мемуарах отдельную главу под названием "Сфинкс - СС-группенфюрер Мюллер", в которой он открыто выражает свое восхищение Мюллером как человеком, карьеристом и начальником.

О его характере Эйхман сообщает немного. Мюллер, описываемый всеми свидетелями как немногословный "специалист по криминалистике", остался даже для своего ближайшего сотрудника загадкой. "Конечно, я знаю кое-что, так, например, то, что он был большим молчуном. У него было что-то от Мольтке, его губы были постоянно сжаты и растягивались лишь в улыбку, свидетельствующую о приятии или язвительном сомнении [...] Мюллер жил скромно, был очень осторожным человеком, как начальник очень аккуратен, корректен, доброжелателен. Его слабостью было все регистрировать и раскладывать по папкам. Он был бюрократом"61. Тесно друживший с Генрихом Мюллером и получивший с его помощью повышение Фридрих Панцингер высказывается о шефе гестапо с большим уважением. Оба знали друг друга еще по работе в баварской полиции, где они вместе посещали учебные курсы. Мюллер устроил своего бывшего однокурсника на освободившуюся вакансию в IV управлении РСХА62, поэтому положительная характеристика, данная Панцингером, это дань благодарности Мюллеру и искреннее им восхищение63.

61Aschenauer (Hrsg.), S. 450.

62Высказывание Хорста Копкова от 9 мая 1961 года; Центральный отдел главного управления юстиции в Людвигсбурге, обозначение документов 415 AR 422. 60, дневник № SK. Центральный отдел, rom 1/1-79/60. Мелкий торговец аптекарскими и хозяйственными товарами Хорст Копков (род. в 1910 г.) являлся членом НС ДАН с 1 августа 1931 г. 1 ноября 1944 г. штурмбаннфюрер СС был повышен до должности начальника-криминалиста и в начале января 1945 г. за заслуги в расследовании дела о покушении 20 июля 1944 г. награжден немецким крестом в серебре; BDC - личное дело Хорста Копкова.

63Мюллер, как шеф IV отдела, должен был давать характеристики на своих работников, идущих на повышение. Оценка Панциигера была особенно высокой. "Во всех областях [...] он достиг небывалых успехов. Он является примером для всех сотрудников благодаря своей выдержке, трудолюбию, настойчивости и особому чувству ответственности Понятие дружбы, также как и национал-социалистическое мировоззрение, является для него внутренней потребностью. Хотя оберштурмбаннфюрер Панцингер не имеет детей (по этому поводу я потребовал от него докладную записку [...]), я ходатайствую за его повышение в СС, поскольку он заслужил эту должность, достоин этого повышения, и я хотел бы, чтобы он был моим заместителем". BDC - личное дело Фридриха Панцингера.

Мировоззрение Панцингера, его явный антикоммунистический настрой - типичный образ мышления полицейских служащих 20-30 годов. Даже после войны он не отрекся от национал-социализма, и поэтому не удивительно, что он не касается темы преступлений Мюллера. "Особенностью его характера было поразительное чувство ответственности, не позволявшее ему избегать опасности, особенно в этой войне против большевизма, что и доказало его поведение в последние дни рейха. [...] Несмотря на требуемое начальством беспрекословное повиновение, он, используя убедительные аргументы, смог многое предотвратить, о чем общественность так никогда и не узнала. При этом e него хватило мужества сказать своему начальству слова, основанные на принципах человечности и справедливости. Если он не мог добиться приема у руководства, то это не его вина, поскольку его должность в то время была слишком незначительной, и большое внимание уделялось строгому выполнению приказа"64. Если не принимать во внимание попытку Панцингера оправдать Мюллера, то поражает в его рассказе несоответствие между незначительными полномочиями Мюллера и действительным положением шефа гестапо в иерархии РСХА. Гесс писал в своих мемуарах: "У Мюллера была власть прекратить или приостановить выполнение той или иной акции, в необходимосnи этого он мог убедить даже рейхсфюрера СС. Он не делал этого, хотя точно знал о последствиях"65.

64Высказывание Фридриха Панцингера; Центральный отдел главною управления юстиции в Людвигсбурге, обозначение документов 115 AR 422/60.

65Aufzeichnungen von Rudolf HoB uber Heinrich Muller; IfZ Munchen F13 6 Blatt 341.

Во время так называемого происшествия в Венло сотрудниками СД был похищен английский агент - капитан С. Пейн Бест, который в заключении общался с шефом гестапо: "Мюллер был худым, хорошо выглядевшим невысоким мужчиной, подражавшем Гитлеру в том, что носил серую форменную куртку, черные галифе и высокие сапоги. Сразу после того, как он входил в комнату, он начинал на меня кричать, и когда он подходил ближе, высота и диапазон его голоса возрастали. Он всегда рассчитывал так, что когда он подступал ко мне вплотную, его голос даже срывался. "Вы в руках гестапо. Не думайте, что мы уделяем вам мало внимания. Фюрер уже доказал всему миру, что он непобедим, и скоро он освободит английский народ от таких, как вы, евреев и плутократов.

Сейчас война, и Германия борется за свое существование. Вы находитесь в большой опасности, и если вы хотите встретить наступающий день, то должны о себе позаботиться". Потом он сел на стул напротив меня и придвинул его как можно ближе ко мне, с явным намерением применить ко мне психологический прием. У него был очень своеобразный взгляд, который он быстро переводил с одного предмета на другой; это был один из способов запугать собеседника. [...] По моему мнению, Мюллер был порядочным человеком"66. Мюллер осознавал свою власть, однако должен был признать, что все попытки запугать капитана Беста с целью признать свою вину ни к чему не привели. Гестапо хотело любой ценой предотвратить международный заговор против Гитлера.

66Crankshaw, S. 122 f.

Ганс Бернд Гизевиус, друг начальника криминальной полиции рейха Артура Небе, также описывает Мюллера в своих воспоминаниях. Гейдрих в 1933 г. при принятии дел в баварской политической полиции нашел Мюллера грубым, бесчеловечным и не поддающимся однозначной характеристике шефом гестапо. Этот раболепствующий, мелкий служащий выполнял свои обязанности, добросовестно преследуя непокорных нацистов. Никто не мог понять, почему новый мстительный шеф благосклонно относился к такому несамостоятельному, только исполняющему приказы, служащему. Неужели Мюллер уже давно оправдал надежды верхушки СД? Или это было снова злорадное удовольствие Гейдриха, которым он наслаждался, видя страх своих подчиненных? [...] Как бы то ни было, он дал возможность 35-летнему, наделенному большими полномочиями, функционеру в течение короткого времени стать могущественным шефом гестапо. Мюллеру не надо было повторять, что в данном случае речь идет о работе, требующей хорошей выучки и умения работать с уголовными делами. Эта область оставалась для него чуждой, хотя он довольно часто принимал участие в допросах, приводя запуганных его страшными криками и диким вращением глаз жертв в состояние безысходного отчаяния. С искаженным от ярости лицом он возмущался своим соперником Небе, который, как специалист, не мог не доложить о своих возражениях против пыток, используемых гестапо на допросах. [...] Грубость его поведения, недостаток его сообразительности, прежде всего, его панический страх своей неловкостью вызвать одну из вспышек гнева Гейдриха, давали возможность предугадать его действия"67.

67Hanz Bernd Gisevius, Wo ist Nebe? Erinnerungen an Hitlers Reichskriminaldirektor, Zurich 1966, S. 24 f.

Дружеские отношения Гизевиуса с Небе, вероятнее всего, повлияли на созданный им образ Мюллера. Гизевиус распространял слух о том, что в период Веймарской республики Мюллер "преследовал нацистов".

Исследуя документы, можно найти подтверждение только тому, что Мюллер участвовал в борьбе с левыми. Высказывание же о том, что Мюллер не являлся специалистом, непонятно, поскольку с 1919 г., начав простым служащим, он постепенно сделал себе карьеру, став шефом гестапо. Гизевиус недооценил способности Мюллера и в области криминалистики. Ведь именно он в конце концов арестовал Небе.

Бывший руководитель отдела рейха по борьбе с особо тяжкими преступлениями V управления доктор Бернд Венер описывает Мюллера как "коллегу по работе". "Я попытался обобщить свои впечатления о моей первой встрече со знаменитым, пользующимся дурной славой, шефом гестапо Мюллером и пересмотреть все ранее услышанное о нем, и это позволило мне сделать довольно позитивные выводы. Несмотря на наши немногочисленные встречи, Мюллер остался в моей памяти простым, открытым для контактов с людьми человеком, умеющим четко и ясно заявить о своей позиции"68. Скорее всего, в данной характеристике Мюллера сыграли свою роль товарищеские чувства. Существенным является тот факт, что занимавший после войны пост шефа криминальной полиции Дюссельдорфа Венер ни словом не обмолвился о преступной деятельности Мюллера.

68Bernd Wehner, Dem Tater auf der Spur. Die Geschiehte der deutschen Kriminalpolizei, Bergisch-Gladbach 1983, S. 225.

Шеф гестапо не вел роскошной жизни и с презрением относился к той власти, которая основывалась на богатстве. В своей телеграмме Гиммлеру он сообщает о разговоре с представителем автомобильного концерна "Опель". Коммерсант Эдуард Винтер был побеспокоен гестапо в связи с его темными делами. Он просил Мюллера о беседе и обещал при проведении сделок в будущем уведомлять гестапо о своих планах. В своих записях Мюллер дает оценку Винтеру как "полностью американизированному бизнесмену"69.

69Сообщение Мюллера от 14 июля 1942 года рейхсфюреру СС и шефу немецкой полиции Гиммлеру, ВАК, NS 19/2011.

Требования режима оказывали существенное влияние на карьеру Мюллера. Его честолюбие было для властей залогом его лояльного отношения к режиму. Мюллер был функционером, страдающим мономанией но отношению к своей работе полицейского служащего. Его личностные качества сделали возможными его выдвижение из числа многих способных служащих и продвижение по служебной лестнице. Он не знал ни чувства сострадания, ни угрызений совести, если речь шла о преследовании "врагов рейха". Презирающий людей, но без садизма, циничный, но без получения удовлетворения от казней, он был порождением традиций, сложившихся в высших структурах власти и стал одним из организаторов преступлений национал-социалистического режима, санкционированных государством.

⇦ Ctrl предыдущая страница / следующая страница Ctrl ⇨

ГЛАВНАЯ СТРАНИЦА / МЕНЮ САЙТА / СОДЕРЖАНИЕ ДАННОЙ СТАТЬИ 

cartalana.orgⒸ 2008-2020 контакт: koshka@cartalana.org