БЕЛОВ Н.В. "УРОКИ КОЛДОВСТВА. ТАЙНЫ МАГИИ ВУДУ", 1999

ГЛАВНАЯ СТРАНИЦА / МЕНЮ САЙТА / СОДЕРЖАНИЕ ДАННОЙ СТАТЬИ

Shango

Shango - loa молнии и шторма. Он дикий воин, который обладает обоюдоострым топором, с помощью которого повелевает молниями и громом. Он также связан с огнестрельным оружием, так как его действие подобно грому. Огонь во многих отношениях также связан с Shango.

Одержимые им часто очень сильны, полны неограниченной энергии. Они активны, громки и невежливы, не повинуются ничьей власти и извергают проклятия и ругательства. Одержимые Shango вряд ли сделают что-либо конструктивное, так как этот loa не находит ничего более приятного, чем нанести ущерб и исчезнуть прежде, чем наступят последствия. Голос одержимого становится глубоким и гремит подобно грому.

Одержимые Shango получают нечувствительность к огню и электричеству. Они также получают увеличение силы, навыки атлетики и стрельбы из огнестрельного оружия.

Eleggua

Хозяин дорог и возможностей. Он является посыльным между людьми и другим orisha. Он всегда почитается первым в любой церемонии, потому что без его одобрения ничто не может быть выполнено. Он также целитель и хозяин колдовства, он может быть чрезвычайно щедр и чрезвычайно жесток. Именно поэтому он связан с дьяволом в бразильской традиции кандомбл. Однако в йорубской традиции он не делает зло. Его уловки - просто желание дать урок. Он обманщик. В сантерии Eleggua - тот, кто защищает дом от опасностей. Большинство santero - приверженцев сантерии - держат его изображение в доме около входной двери. Они приносят ему жертвы каждый понедельник и третьего числа каждого месяца. Его любимые подарки - леденцы, свечи, игрушки, ром и сигары.

Oloddumare

Центральная творческая сила, которой поклоняются в йорубской традиции и в религиях, на ней основанных, типа сантерии и кандомбл. Он - концепция Бога.

Oshun

Богиня любви, сексуальности, красоты и дипломатии. Она - владелица приятных вод. С помощью своей сладострастности она преодолевает самые трудные преграды. Она защитница брюшной области и непревзойденный мастер наслаждений и обретения счастья. Она любит давать, но когда она сердится, ее очень трудно успокоить. Ее часто призывают для разрешения вопросов любви и денег.

Оуа

Является богиней ветра, огня и молнии. Как воин женского пола в йорубском пантеоне, она представляет женскую власть. Она сильна, храбра и независима и всегда желает идти на риск. Когда она разгневана, она может вызывать торнадо и ураганы, но они также случаются, когда она готова "проводить реформы". Оуа - великая колдунья и хозяйка ворот смерти. Ее призывают в случае серьезной болезни или когда желательны преобразования.

Yemalla

Богиня моря и луны. Она - образец матери и поставщик богатства. Как та, что дает жизнь, она чрезвычайно щедра. Она - лелеющая энергия. Но подобно океану, когда она сердита, она может быть непримирима. Поэтому она символизирует мать, дающую любовь, но не дающую свою силу. Yemalla также хранительница древней мудрости, так как она хранит тайны, которые скрыты в море. Она часто призывается в ритуалах для женщин и в любом ритуале, посвященном женским проблемам.

Вуду в Новом Орлеане

Особенности новоорлеанского вуду

Вуду попало в Новый Орлеан, штат Луизиана, в 17-18 веках. В отличие от гаитянской религии, в Новом Орлеане женщины считались более важными религиозными фигурами, чем мужчины. Loa Damballah стал более уважаемым, чем другие loa. Наиболее значимым отличием является акцент на колдовстве в ущерб религии. Конструктивное колдовство называется белым, а направленное на то, чтобы вредить или управлять людьми, - черным. Одной из самых противоречивых фигур в истории Нового Орлеана была Мэри Лаво, Королева вуду, которая практиковала колдовство за плату. Множество людей восхищались ею и полагали, что она практиковала белое колдовство, но другие боялись ее, утверждая, что она могла сводить людей с ума или убивать их своим колдовством. Вообще, белое колдовство в Новом Орлеане было намного более популярно, чем черная магия. Большинство людей боялось использовать черное колдовство из опасения, что однажды оно может быть использовано против них. Элементами белого колдовства были "juju", амулеты удачи, типа ноги цыпленка или лапы обезьяны, и добрая колдунья. Добрая колдунья с помощью заклинаний могла приносить удачу. В черном колдовстве ведьмы назывались mojo. Mojo могла напугать кого-либо, приносить неудачу или убить. Иногда ее проклятия принимали физическую форму. После заклинания она могла оставить маленькую черную шкатулку на пороге жертвы. Жертва тем самым помечалась для неудачи.

Еще одним отличием новоорлеанского вуду было то, что любой человек, даже непосвященный (на Гаити - лишь посвященный), мог колдовать, используя правильное заклинание. Человек комбинировал травы, части тел животных, человеческие кости и различные виды почвы, чтобы приготовить состав для определенного колдовства. Часто эти смеси помещались в маленькие мешки, известные как "gris-gris".

На церемониях часто присутствуют живые змеи, что на Гаити встречается очень редко. Доктор Джон (Барабанщик) и Мэри Лаво (Жрица) - два главных loa в новоорлеанском вуду.

Вуду практикуется в штате Луизиана и в наши дни, хотя не столь широко, как это было когда- то. Многие элементы вуду были искажены в связи с развитием туризма с целью саморекламы.

История новоорлеанского вуду

Каждый год в марте Новый Орлеан упивается четырьмя официальными днями смеха, радости, веселья. Это празднование известно по всему миру как Mardi Gras (Тучный Вторник), самый большой праздник на земле. Посетители со всех континентов заполняют город и наслаждаются его сказочной атмосферой. После Тучного Вторника гости отбывают, и жители остаются наедине с повседневной действительностью...

Один из наиболее интересных путей, с помощью которого африканские и другие цветные жители Нового Орлеана боролись за расовое равенство и улучшение своей жизни - практика нуду. Этот путь отражает уникальный характер и историю афроамериканцев, которые желали сделать Новый Орлеан своим домом.

В отличие от юго-восточного побережья Соединенных Штатов, которое завозило большинство рабов из британских колоний в Вест-Индии, Новый Орлеан и штат Луизиана завозили рабов из Западной Африки. Кроме того, много рабов прибыло в Новый Орлеан вместе со своими владельцами из других регионов Соединенных Штатов и стран Карибского бассейна. Существенное количество их прибыло из Гаити, из Кубы во время Гаитянской революции. Эти народы придерживались своей традиционной религии, провозглашавшей, что благосостояние зависит от богов, духов и предков. Эта религия распространена во многих областях Африки.

Происхождение вуду, в том числе его новоорлеанского варианта берет начало именно от этой традиционной религии. Рабы увидели, что они могут легко приспосабливать старую, удобную религию к различным требованиям жизни в Америке и в других местностях Карибского бассейна.

Рабы, чтобы поддерживать связь между различными этносами и группами, сознательно желали объединить подобные, но все же различные верования в одно общее учение. Собрания и межличностный контакт привели к распространению новой религии. Рабам их владельцы часто позволяли собираться вместе, иногда даже разрешали посещать другие плантации. На острове Гаити рабы создали свой собственный тип вуду при таких же обстоятельствах. Объединяющая сила новой религии стала очевидной, когда рабы успешно свергли белое гаитянское правительство в 1804 году.

Вариант вуду, который развился в штате Луизиана, включал различные африканские обряды и ритуалы, травы, колдовство, целительство. В ритуалах часто использовались змеи, черный кот, петухи, питье крови и сексуальные отношения. Животная жертва была также важным компонентом.

Травы колдунов были источником лекарственной силы, которая была недорога и доступна. Производились заклятия, чтобы соблазнить возлюбленного, смягчить хозяина, проклясть врагов.

В 1805-1820 годах около 10 тысяч беженцев с Кубы прибыло в Новый Орлеан. Здесь были белые люди, свободные чернокожие и рабы. В это время свою деятельность в Новом Орлеане начала Мэри Лаво. Парикмахер по профессии, она превратила вуду в бизнес, что сильно подняло его популярность, даже среди белых. Она стала наиболее известной и влиятельной из лидеров вуду. Католичка Лаво добавила элементы католической религии в традицию вуду, включая статуи святых, молитвы и святую воду. Она даже называла вуду публично "христианской" верой. Вуду стало для чернокожих возможностью приобрести уважение со стороны белых, которые хотели участвовать в культе.

Именно благодаря Мэри Лаво вуду достиг популярности, и было заложено основание современного учения новоорлеанского вуду. При ее жизни оно стало смесью африканских, католической и индейских традиций. Африканская традиция дала ту идею, что все уровни творения обладают жизненными качествами, независимо от того, "живут" они или нет. Сама природа обладает динамическими, созидательными качествами. Умершие члены сообщества, теряя свои материальные формы, принимают вместо этого духовное существование. Католическая вера предоставила институт святых и укрепила убеждение в важности ритуалов. Свечи, храмы и сложные ритуалы соединились с банальностью и наивностью. Индейская традиция привнесла интерес к элементам неживой природы. В дополнение к глубокому уважению к духам, эта культура использовала тайные лекарства природы.

После смерти Лаво вуду начала превращаться в систему суеверий и тайных собраний. Полиция в Новом Орлеане взялась за преследование собраний сторонников вуду. Во время правления Джима Кроу афроамериканские приверженцы вуду стремились скрыть свою причастность к этой религии.

В сельской местности штата Луизиана вуду стало называться "худу" (от английского слова "hoodoo" - колдовство) и скатилось до уровня сельского народного суеверия. Известен случай, когда суд признал двух сестер, Доротею Кравфорд и Беверли Джонсон, виновными в нападении на их сестру Миру Обаси. Они жили в Аркадии, бедном изолированном городе в штате Луизиана. Эти две женщины выдавили своей сестре глаза после инструкций городского колдуна. Они полагали, что их сестра была одержима сатанинскими силами. Госпожа Обаси говорила в их защиту, что "они пытались помочь ей". Присяжные заседатели присудили им десять лет условно, но адвокаты женщин сказали, что будут требовать пересмотра приговора. Они утверждали, что этот случай был результатом действия "сверхъестественных сил".

В Новом Орлеане вуду не исчезло. Оно просто ушло в подполье. Из-за угрозы ареста оно стало секретным, тайным занятием. Опрос о религиозной принадлежности показал, что пятнадцать процентов жителей Нового Орлеана верили в вуду. Однако трудно говорить именно о таком проценте приверженцев, потому что вуду является и всегда было в штате Луизиана очень частной практикой. Ритуалы, которые Мэри Лаво позволяла посещать белым, не были настоящими обрядами, которые посещались ее последователями. Это были безвкусные предприятия для туристов, предназначенные, чтобы делать деньги. Настоящие обряды вуду всегда осуществлялись в тайне.

Местные жрецы вуду обычно сторонятся посторонних. В отличие от Гаити, где вуду практикуется открыто, в Новом Орлеане ритуалы проводятся за закрытыми дверями.

Кроме того, ритуалы и религиозные обряды, которые наблюдались и обсуждались журналистами во многих газетах и журналах, все, за немногим исключением, посвящались посещению белых сект вуду. Приверженцы вуду констатируют, что многие черные ведут себя более скрытно, чем белые люди относительно своей практики вуду. Они не хотят, чтобы их священник (католический) знал об этом. После смерти Лаво вуду потерял свое общественное лицо. Америка стала опасным местом для африканцев. Выживание часто зависело от способности черных смешиваться с окружающими. Чернокожие хотели сохранить свою религию, изменяя традициям и выполняя ритуалы на дому.

Когда вуду стало более частным занятием, оно тем не менее осталось оракулом, с помощью которого афроамериканцы искали ответы на жизненно важные вопросы. Несмотря на потерю единства, практика никоим образом не стала менее мощной.

Те, кто исповедует эту религию сегодня - часто приверженцы более традиционных религий. Они ищут чего-то, что отсутствует в их религии. Есть люди, которые приходят в новоорлеанский храм вуду. Они ищут способ превратить простую веру в действие.

В сентябре 1995 года жители одного из районов Нового Орлеана решили, что следует покончить с нищетой, воровством и торговлей наркотиками на улицах города. Около сотни человек собралось для проведения церемонии, включая барабанщиков и танцоров, и обратились к Ogoun, loa-воину. Они прибегли к помощи Салли Энн Глассман, жрицы вуду, живущей по соседству, чтобы помочь в проведении ритуала. Она призвали Ogoun, принеся в жертву ром и порох.

Совокупный эффект церемонии должен был наложить проклятие на торговцев наркотиками. По словам Салли Глассман, это сработало. Преступность сократилась, несколько торговцев наркотиками пришло, чтобы отречься от своих злых дел.

Сегодня эта религия дарит своим новоорлеанским приверженцам смысл жизни. Она позволяет им активно противостоять своим проблемам. Можно сказать, что Новый Орлеан - город вуду.

Главный храм вуду в Новом Орлеане носит название "Духовный Храм Вуду". Своей целью его служители ставят информирование людей об этой религии и рассеивание неправильных представлений, которые связаны с вуду с незапамятных времен.

В храме проводятся гадания по костям, по ладони и по картам; ритуалы свадьбы, исцеления, насылания любви; ритуальные танцы змей; составление смесей: индивидуальных, JuJu - для защиты, Mojo или Gris-Gris - для успеха; продаются масла и травы, а также куклы вуду, составленные жрицей Мириам.

В последнее время главными жрецами Новоорлеанского храма вуду были жрица Мириам Уильяме и жрец Осван Чамани (последний скончался в 1995 году).

Жрица Мириам ощущала на себе влияние таинственных сил с детства. Она стала изучать вуду с 1975 года. Рожденная в Миссиссипи, она изучала духовную и оккультную науку в Чикаго, штате Иллинойс. Ее назначили епископом вуду после многих лет проповедования и служения в "Ангельской духовной церкви всех наций" в Чикаго. Ее муж Осван Чамани был рожден в Белизе, в, Центральной Америке. Там он изучал вуду (в Центральной Америке оно носит название "обеа"). Его обучение состояло в уходе в джунгли для изучения деревьев, корней, растений и кустов, имеющих отношение к его практике. Он учился, как обращаться со змеями и как вылечить укусы змеи, а также другие виды болезней.

Мэри Лаво - Королева вуду

Итак, наиболее видной фигурой в истории американского вуду была Мэри Лаво (Marie Laveau), легендарная "Королева вуду", которую в 19 веке боялись и уважали повсюду в штате Луизиана. Благодаря древним обрядам вуду она получила сильное влияние как среди обычного народа, так и среди аристократического дворянства, что было недостижимо для черной женщины во времена рабства.

Да здравствует Королева

Этот рассказ, возможно, смесь фактов и легенды, появился в довоенном Новом Орлеане примерно в 1830 году. Один богатый джентльмен был очень встревожен будущим своего сына, молодого человека, который обвинялся в убийстве. Человек, обладавший определенным состоянием и влиянием, он прибегнул к услугам видных адвокатов, чтобы спасти своего единственного сына. Адвокаты питали мало надежды в успехе дела, и это при том, что они предполагали невиновность мальчика.

Испуганный джентльмен вспомнил о местной женщине, известной своей способностью обеспечить сверхъестественную помощь в безнадежных ситуациях. Хотя его отношение оставалось скептическим, отец разыскал эту колдунью. Он поспешно прибыл к ней без денег, но вместо них предложил ей свой собственный дом на улице Святой Анны во Вьё Кер (Vieux Carre - район Старого Нового Орлеана - "Старый Квартал", известный сегодня как Французский квартал), если только она сможет спасти его сына от несправедливости.

Джентльмен рассказал женщине все факты дела его сына, и та внимательно выслушала его. Когда она пообещала, что скоро мальчик будет освобожден, отец был потрясен и почувствовал себя несколько лучше. Он попрощался с женщиной, которая теперь управляла судьбой его сына: колдуньей, Госпожой Мэри Лаво, Королевой вуду.

В день суда Мэри, которая с детства была католичкой, посетила Собор Святого Луи. Она провела утро в молитве, держа три гвинейских перца во рту. Затем она вошла в Кабильдо, здание суда, смежное с собором. Мэри убедила уборщика позволить ей войти в пустой зал суда. После этого колдунья спрятала гвинейские перцы под стулом судьи и ушла.

Через некоторое время состоялся суд. Мэри ждала результата недалеко от здания суда. Спустя некоторое время после начала заседания джентльмен вышел из суда со своим сыном; молодой человек был признан невиновным и освобожден.

В результате Мэри Лаво приобрела в собственность дом джентльмена. Джентльмен, восхищенный тем, что его сын освобожден, выполнил свое обещание.

После своей победы в безнадежном деле Мэри Лаво немедленно стала известной во всех сферах общества Нового Орлеана, включая элиту - местных аристократов французского и испанского происхождения.

Возвышение вуду

Многие утверждают, что Мэри Лаво была рождена во Вьё Кер в 1796 году, в то время как другие настаивают, что она происходит с острова Сан-Доминико или Испаньола в Карибском бассейне и рождена в 1794 году. Сан-Доминико, прежняя французская колония, сегодня называется Гаити. Сан-Доминго, прежнее испанское владение, простиралось на восток на том же самом большом острове, названным Эспаньола Христофором Колумбом. Некоторые говорят, что Мэри умерла в шестьдесят, другие говорят, что она дожила до 87 лет. Эта путаница в датах вызвана тем обстоятельством, что ее дочь тоже звали Мэри и она была жрицей вуду.

Остаются нераскрытыми многие тайны о Мэри Лаво. Известно, что Мэри была свободной цветной женщиной, возможно, дочерью богатого владельца плантации и рабыни. Возможно, она имела и местные, индейские корни. Один источник утверждает, что она прибыла в Новый Орлеан после восстания рабов в Сан-Доминго в 1809 году. Такой беспорядок в фактах не удивителен, так как были очень сильные связи между развитием вуду на Гаити и в Новом Орлеане.

Мэри была воспитана в католицизме, в то время религии французского и испанского большинства. Новый Орлеан принадлежал французам с 1718 по 1762 год, затем испанцам до 1803 года, потом опять стал французским. Затем он вошел в состав штата Луизиана.

Вуду существовало в городе и раньше, до появления Лаво на сцене, но властями предпринимались попытки, чтобы уничтожить его. В 1782 году, например, испанский губернатор Бернардо Галвез запретил импорт рабов из Мартиники из- за их народной религии вуду. Кроме того, Барон де Каронделет, испанский губернатор Нового Орлеана с 1792 по 1797 год, опасаясь распространения вуду и возможности восстания рабов, отверг импорт рабов из Сан-Доминго. В конечном счете, восстание рабов избавило Гаити от европейского контроля. Когда в 1803 году Новым Орлеаном стали управлять американцы, ограничение на импорт рабов было отменено. Кроме того, приток свободных иммигрантов из Сан-Доминго увеличил население Нового Орлеана к 1810 году на 5 тысяч. Вскоре в американском Новом Орлеане вуду стало процветать.

Площадь Конго

Французы и испанцы ввели серьезные ограничения практики вуду. Рабы, большинство из которых транспортировалось непосредственно с западного побережья Африки или с Карибского бассейна, жили в очень суровых условиях. Если они не работали под ударами плетей, они были закрыты в помещении или находились в цепях. После принятия Нового Орлеана в штат Луизиана в 1803 году, условия жизни рабов несколько улучшились. Рабам давали в воскресенье возможность отдыхать, они также имели свободное время ночью и во время некоторых религиозных праздников.

В воскресенье рабам позволяли собираться на площади, получившей название площадь Конго. Там рабы исполняли традиционные африканские танцы, в том числе бамбулу, под ритм примитивных барабанов. Они, возможно, даже проводили некоторые ритуалы вуду, включая поклонение Damballah. Хотя некоторые источники сообщают, что никаких ритуалов вуду на площади Конго не проводилось, тем не менее это было место для свободного проявления африканской культуры и традиций, особенно танцев под музыку барабанов.

Госпожа Нового Орлеана

Когда Мэри Лаво исполнилось двадцать пять лет, она вышла замуж за почетного гражданина Жака Пари. После смерти Жака (фактически он считался мертвым после того, как пропал без вести) вдова Пари жила с другим мужчиной по имени Кристоф Глапи. Неизвестно, вышла ли она за него замуж, но у Мэри было невероятное количество детей - пятнадцать. Одна из ее дочерей, как было упомянуто выше, была названа Мэри. Позже эта Мэри, благодаря сходству, часто принималась за свою мать. Люди полагали, что колдовство Мэри Лаво было настолько сильным, что она могла появляться в двух местах сразу. В действительности они видели мать и дочь.

Хотя Мэри использовала свое знание вуду, чтобы править и обрести власть, она также была милосердна. В юности она помогла американцу, раненному во время сражения за Новый Орлеан. В более поздние годы Мэри посещала преступников в камере смертников в городской тюрьме, принося им пищу. Когда в 1850 году на Новый Орлеан обрушилась эпидемия желтой лихорадки, видные граждане пригласили Мэри Лаво помогать лечить больных.

Но главное, чем занималась Мэри, было колдовство. Видные политические деятели искали ее помощь, прося ее предсказать их будущее. За плату Мэри могла производить и снимать заклятия. Она хорошо разбиралась в порошках любви и проклятия. Но в чем она особенно преуспела, это была секретная информация о местной знати.

Доктор Джон

До Мэри Лаво были и другие, кто управлял в Новом Орлеане сторонниками вуду. В первую очередь следует упомянуть Джона Монтенета, больше известного как доктор Джон. Он был африканским жрецом, или "доктором" вуду, который появлялся на ритуалах на площади Конго. Доктор Джон был почетным цветным гражданином. Он часто вспоминал, что когда-то был африканским принцем в Сенегале. Он был взят в рабство испанцами, привезен на Кубу и освобожден своим хозяином за хорошую службу. Потом стал моряком и в конечном счете прибыл в Новый Орлеан, чтобы найти работу в порту. Здесь он стал владельцем дома, заполненного ритуальными предметами вуду - черепами, рептилиями, змеями и скорпионами.

Вуду сделало Джона Монтенета видным человеком. Доктор Джон главным образом предсказывал будущее, читал мысли, насылал и удалял проклятия, исцелял от болезней. До господства Мэри Лаво доктор Джон был наиболее известным колдуном в Новом Орлеане.

Мэри училась у доктора Джона и превзошла его. Самыми известными ее ритуалами были ритуалы 23 июня, в канун Святого Иоанна.

Для проведения церемоний вуду в Старом Новом Орлеане было в основном четыре места. Самым известным была уже упомянутая площадь Конго, затем участок земли на улице Дюмайн, берег реки и дом на берегу озера Понтчартрайн. Кроме того, частные ритуалы проводились повсеместно в городских домах. Танцы вуду исполнялись ночью на заднем дворе дома Мэри Лаво.

На берегу спокойной реки, которая вытекает из озера Понтчартрайн к северу от города, множество людей собирались ночью в месте, называемом "Пятно Желания". Там проходило причащение кровью петуха, поклонение гигантской змее Мэри по кличке Zombi, слышалась игра на барабанах. Приверженцы вуду полагали, что змея обладала колдовской силой. Много белых людей посещали эти ритуалы в качестве зрителей. Религия вуду достигла рассвета в 1850-х годах. Даже некоторые белые участвовали в вуду, конечно, тайно.

Однажды видный гражданин Нового Орлеана посмел бросить вызов Мэри Лаво. Дж.-Б. Ланграст обвинил последователей Лаво в совершении преступлений, включая воровство и даже убийство. Ланграст был быстро контратакован. На его пороге появились колдовские амулеты. Личность Ланграста начала изменяться, он стал возбужденным и расстроенным. В конечном итоге он покинул город.

Gris-Gris и zombi

Существенным элементом колдовства Мэри был gris-gris. Gris-gris (произносится как "гри-гри") происходит от французского слова gris, что означает серый, и представляет комбинацию черного и белого колдовства. В Новом Орлеане белое колдовство называлось " juju", а черное - "mojo". Gris-gris был самым сильным колдовским снадобьем и использовался для совершения как добра, так и зла.

Gris-gris - это смесь трав, иногда включавшая измельченный кирпич, охру, перец, обрезанные ногти, человеческие волосы и кожу животных (обычно рептилий) и помещенная в маленький кожаный мешочек. Мешочек нужно было носить на нитке вокруг шеи или оставлять около объекта колдовства. Он приносил или удачу, или неудачу, в зависимости от предназначения.

Что касается веры в zombi, то она не была столь сильна в Новом Орлеане, как на Гаити, но этот термин использовался в ритуалах, что подтверждает кличка змеи Мэри Лаво - Li Grand Zombi.

Наследие Мэри Лаво

В более поздние годы своей жизни Мэри Лаво постепенно отходила от чистого учения вуду. Некоторые из ее критиков утверждали, что она была в союзе с дьяволом (или "Papa La Bas", как дьявол назывался в новоорлеанском вуду, от французского слова, значившего "вниз" или "Низко", очевидный намек на черта). Все же она была набожной католичкой, и через какое-то время стала включать католические элементы в вуду. Статуи святых, вера в Деву Марию, святая вода смешались со змеей и gris-gris.

В 1869 году Мэри Лаво на троне Королевы вуду сменила женщина по имени Мальвина Латур. Лидерство Мэри закончилось решением приверженцев вуду на одной из их встреч. К сожалению, ее последователи решили, что Мэри стала слишком старой, чтобы вести дела общины. Мэри провела остальную часть своей жизни как набожная католичка и потратила много времени и сил на посещения заключенных в местной тюрьме; она даже помогла построить алтари в их тюремных камерах.

Мальвина Латур не смогла, однако, поддерживать единство в рядах последователей, и скоро была смещена другими королевами и докторами вуду, которые приобрели своих собственных последователей. Наиболее известным из докторов вуду был Джеймс Александр. Ни один из последующих королев и докторов, которые следовали за Мэри Лаво, не мог вдохновить своих прихожан на объединение. В результате вуду в Новом Орлеане сдало свои позиции. В 1881 году Мэри Лаво умерла и была похоронена на кладбище Святого Луи.

Сегодня, когда кто-нибудь говорит о новоорлеанской Королеве вуду, как правило, только одно имя приходит на ум - Мэри Лаво.

Сейчас Королева вуду живет в Новом Орлеане в легендах. Ее могила круглый год посещается приверженцами вуду и любопытными. Кто-то кладет на ее могилу небольшие жертвоприношения, кто-то ставит мелом на каменной плите кресты. Многие полагают, что 23 июня, в канун Святого Иоанна, дух Мэри поднимается из могилы. В этот день проводится захватывающий ритуал поклонения Королеве вуду.

Ритуал поклонения духу Мэри Лаво

Жертвоприношениями для Мэри являются: соленая вода, масла, свечи, мешочки gris-gris, "вода Флориды".

На земле перед алтарем с помощью зерна изображается символ veve Мэри Лаво.

Все участники кладут жертвоприношения на алтарь, изображая ими крест - символ перекрестка. В дверных проемах совершается возлияние Legba. Делается возлияние перед барабанами.

Свечой над veve в воздухе изображают крест, произнося: Aux Loas feu au Sud.

Держат руки над свечой, чтобы согреть их, затем держат их над veve, чтобы передать ему тепло рук, произнося: Ко Во Ni Jo! ("Приди и танцуй с нами").

Изображают крест кубком воды и, проходя через центр, говорят: Aux Loas leau I'Quest.

Каплями воды около veve изображают крест, говоря: Ко Во Ni Jo!

Ладановой палочкой в воздухе изображают крест и, проходя через центр, говорят: Aux Loas lair l'Est.

Палочку держат руками, сложенными как во время молитвы, и окуривают veve, говоря: Ко Во Ni Jo!

С помощью зерна изображают крест и, проходя через центр, говорят: Aux Loas de la terre au Nord.

Рассыпают зерно по спирали по направлению к veve, говоря: Ко Во Ni Jo!

С помощью трещотки asson делают знак открытия двери и говорят: L'Esprit surtout, royaume Bon Dieu Bon.

Под мягкую музыку барабанов, которая становится все громче, льют возлияния на veve, произнося: Pour les Marassa, sacre dualite qui reflete de l'interieure a l'exterieure. Odo Marassa!

Каждый отвечает: Ко Bo Ni Jo!

Пальцами трижды окропляют veve, говоря:
Pour les Morts. Pour les Morts nommes.
Pour ceux dont les noms sont oublies au passage du temps.
Pour ceux dont les os sont sous et dans cette terre.

Подносят воду к губам, говоря: Des vivantes aux ceux qui sont passes.

Подносят воду к сердцу и говорят: Des vivanyes aux ceux qui vont arrives.
Odo les Morts! Ко Bo Ni Jo!

Пальцами, смоченными водой, изображают крест перед собой, говоря: Pour les Mysteres, invisibies, mais toujours presentes.

Пальцами, смоченными водой, изображают горизонтальный крест перед собой, говоря: Papa Legba, ouvrez la porte. Ouvrez la porte pour vos enfants. Vos enfants vous attendent. Odo Legba! Ко Bo Ni Jo!

Потрясая asson над veve, произносят:
Pour Marie Laveau, Loa bistorique; Reine du Voudou de la Nouvelle Orleans. Femme forte, puissante, fiere, belle, et mysterieuse. Pendant la vie vous danciez avec Les Invisibles, et dans la mort vous dancez toujours avec nous. Acceptez nos offrants. Entrez dans nos coeurs, dans les bras, dans les jambes. Entrez ici et dancez avec nous!
Odo Marie Laveau!
Ко Bo Ni Jo!
Odo Marie Laveau!
Ко Bo Ni Jo!
Odo Marie Laveau!
Ко Bo Ni Jo!

Закончив, берут в рот немного соленой воды и распыляют ее по veve.

Танцоры пляшут вокруг veve, чтобы активизировать его. Они берут немного зерна и освящают каждого из участников, касаясь их висков (для вдохновения) или шеи (для одержимости).

Танцоры пляшут и барабанщики играют, пока не устанут. Затем все сидят спокойно, чтобы получить видение или размышление.

⇦ Ctrl предыдущая страница / следующая страница Ctrl ⇨

ГЛАВНАЯ СТРАНИЦА / МЕНЮ САЙТА / СОДЕРЖАНИЕ ДАННОЙ СТАТЬИ 

cartalana.orgⒸ 2008-2020 контакт: koshka@cartalana.org