С. ДЖЕЙСОН БЛЭК, КРИСТОФЕР С. ХАЙАТТ
ВУДУ В МЕГАПОЛИСЕ, 1998


ГЛАВНАЯ СТРАНИЦА / МЕНЮ САЙТА

Листание страниц: CTRL + ← или CTRL + →

ПОИСК ПО САЙТУ:

СОДЕРЖАНИЕ ДАННОЙ СТАТЬИ

Втайне я надеялся, что она останется просто так, ради меня. Она явно это чувствовала и смеялась надо мной.

- Ты надеялся, что я останусь, потому что ты мне нравишься? Я знаю эти штучки. Ты мне не нравишься - слишком много ты о себе думаешь, такие как ты всегда о себе слишком много думают. На вид добрые и скромные, а воображаете о себе бог знает что - знаю я таких. У меня нет букв после фамилии1 - мне они не нужны, - а у таких, как ты, всегда есть2. Я снимала много таких, как ты. Им надо дать понять, какие они особенные, не такие, как все, и как они мне нравятся, и как я их уважаю - такие легко клюют на приманку. Вы слабые, и вы слишком полагаетесь на свои самые слабые качества. Ваша сила вытекла из вас.

1То есть нет ученой степени, аббревиатуру которой в США принято писать после фамилии человека

2Автор этой главы Кристофер Хайатт - доктор философии (Ph.D.)

По правде говоря, я действительно использую кукол с моими мужчинами. Я отомстила всем тем, кто обидел меня. Но куклы - это Голливуд. Вуду, как вы это называете, - это гораздо круче. Вот взять тебя: ты не делаешь, ты ходишь вокруг да около. Ты играешь в игрушки, ты по-настоящему не веришь в вуду, потому что настоящее вуду перепугало бы тебя до смерти. Твоя магия слаба - она строится на твоей важности. Вы все такие. Думаете, что перехитрили Бога. В вуду мы становимся духом. Бог овладевает нами. Мы становимся одним целым. А вы живете очень далеко от вашего Бога. И все думаете, как бы его обмануть.

Вранье у вас в крови. Врете своему Богу, врете самим себе. Вот ты сейчас с проституткой - значит, обманываешь свою жену.

- Но я не женат! - возразил я.

- Опять врешь. Ты до сих пор любишь свою бывшую жену. Это значит, ты до сих пор женат, и ты чувствуешь вину перед женой. Ты боишься быть тут наедине со мной. Ты чувствуешь, что со мной потеряешь свою силу. Потом ты себе это объяснишь по-другому - дескать, "удовлетворил" меня, но сам-то понимаешь, что все дело - в силе. Я всего лишь проститутка. Не мать тебе и не жена. Ты думаешь, что они обязаны любить тебя. Но я не обязана. Мое дело - переспать с тобой, и все. Но ты такой смурной - ты вместо этого разговариваешь.

Я смотрел на нее с каким-то гневным уважением. Она начала говорить об одержимости.

- Респектабельные черные хотят отказаться от вуду. Вуду - их наследие, религия черных. Но они предпочитают христианство, потому что это религия их хозяев. Христианство респектабельно, а вуду - нет. Сейчас вуду - только для бедных. Респектабельные думают, что вуду унижает тех, кто хочет в него верить. Когда человек одержим, это значит, что его телом завладевает дух. Человек больше не является сам собой. Он или она становится духом. Он или она - это кто-то другой. Это оскверняет вашу чистую религию, в которой вы молитесь и слушаете лекции священников.

В отличие от вашего христианства и вашей науки, вуду не отделяет дух от материи. Для нас мир живой. Для вас он - мертвый!

Она уже устала говорить, а я устал от ощущения ее превосходства. Я поблагодарил ее и вежливо выпроводил.

Негритянка ушла, но ее голос продолжал звучать у меня в ушах. Это было похоже на одержимость, только одержимость духами не моего, а ее племени.

Затем я начал жалеть, что не занялся с ней любовью. Я потратил кучу денег - и на что? На пустые разговоры? Какое-то время я ругал себя за глупость, и вдруг расхохотался. Мне стало легко.

Нельзя сказать, что я потратил деньги и время напрасно. Я кое-чему научился. И получил уникальный материал: откровения современной городской женщины, которая до сих пор, с психологической точки зрения, живет в джунглях.

Мегаполис: сильные желания на ограниченном пространстве

Жить в Мегаполисе вроде Лос-Анджелеса нелегко. Иногда просто ужасно трудно. Мегаполис - это уже не просто плавильный котел; это котел для варки под высоким давлением.

Люди разных культур, религий и рас собраны вместе на ограниченном пространстве и подвергаются воздействию высокой информационной технологии. Информация и возбуждает, и пугает. В буром тумане бетонных джунглей, где вспыхивают неоновые рекламы и проносятся автомобили, созревают более сильные и страстные желания. То, во что выливаются такие страсти, ужасает белого человека - создателя и аборигена этих джунглей. Белого человека вытесняют из его среды обитания, как когда-то он вытеснял индейцев. Со своей религией, со своими ценностями, со своей экономикой он уже плетется в хвосте у высокой технологии и темнокожих людей. Он отступает все дальше и дальше в леса, горы и пустыни, безнадежно пытаясь сохранить свой механический образ жизни.

Пока богатые строят все более высокие заборы и устанавливают новейшие системы сигнализации, остатки среднего класса сидят, затаившись, в своих углах по всему Мегаполису. Кажется, что в Мегаполисе - военное время: бандиты стреляют друг в друга, полицейские ловят торговцев наркотиками, какие-то подозрительные личности подпирают углы там, где раньше фланировали хорошо одетые обыватели. Самый ходовой товар - оружие, системы сигнализации и слежения. Некоторые дома выглядят, как тюрьмы: толстенные железные решетки одинаково мрачно встречают и врага, и друга.

Горожане, которые поумнее, продают драгоценности - былой символ их общественного статуса, - чтобы сохранить в целости уши и пальцы. В определенные районы неразумно въезжать на дорогих автомобилях. Водителя могут вытащить из машины, избить или даже убить, а машину - угнать. Затем ее разберут на запчасти или продадут - через южную границу или на Дальний Восток.

Такова наша нынешняя цивилизация.

Чтобы бороться с этими быстрыми и страшными переменами, создаются новые и новые законы. В реальной жизни эти законы никак не касаются уличной шпаны, членов банд и вообще всей массы людей, которым нечего терять, а обрести хочется очень многое. Законы писаны в основном для тех, кто уже является частью культуры, - для людей домашних, тихих, обремененных собственностью и зависящих от тех, кто их защищает. У них, у среднего класса, есть что защищать, но есть не настолько много, чтобы чувствовать себя свободными. Как обезопасить себя физически? Поставить бронированные двери, решетки на окна, новое противоугонное устройство на машину - и пусть они там себе стреляют друг друга!

А как обезопасить себя психически, духовно?

Замкнуться за стальными дверями и решетками своих традиций - и пусть весь мир вокруг рушится!

Когда тебе плохо, лучше себя чувствуешь, если найдешь виновника. Люди склонны искать самые простые причины своим несчастьям и страхам. Причем, когда традиционных козлов отпущения (индивидуальных и коллективных) становится достаточно много, начинается поиск самого главного, фундаментального виновника. В нашей культуре одним из главных виновников является сатанизм.

Сатанизм объясняет для Рашке3 (в его книге "Нарисованный черным"4) и для многих других: рок-музыку, массовые убийства, наркотики, совращение малолетних, болезненные пристрастия, феномен Элвиса Пресли, распад семей, скинхедов5, экономический хаос, непослушание детей и многое другое. Рашке дает сатанизму определение, под которое подходит практически все, что не относится к правоверному христианству (евреи, конечно, не в счет). В "черном списке" Рашке - многие альтернативные религии (в числе которых упомянут "оккультизм"), сантерия, вуду и "скандально известный" ОТО. Давайте, кстати, поговорим об ОТО - ведь, в отличие от сантерии и вудуизма, это чисто западное явление.

3Карл Рашке (род. 1944) - американский протестантский теолог-модернист

4См.: Карл А. Рашке. Нарисованный черным, Сан-Франциско, 1990. Эта книга полна ссылок и доказательств, которые не доказывают ничего. Однако автор демонстрирует хороший стиль, активное воображение и сильный страх, подтверждая старую истину: главное верить, а доказательства приложатся. - Прим. автора

5То есть движение "бритоголовых" - молодежных хулиганствующих банд крайне правой ориентации

⇦ Ctrl предыдущая страница / страница 19 из 49 / следующая страница Ctrl ⇨
мобильная версия страницы 



cartalana.orgⒸ 2008-2018 контакт: koshka@cartalana.org