С. ДЖЕЙСОН БЛЭК, КРИСТОФЕР С. ХАЙАТТ
ВУДУ В МЕГАПОЛИСЕ, 1998


ГЛАВНАЯ СТРАНИЦА / МЕНЮ САЙТА

Листание страниц: CTRL + ← или CTRL + →

ПОИСК ПО САЙТУ:

СОДЕРЖАНИЕ ДАННОЙ СТАТЬИ

От всего этого в голове у меня мутилось. Не зная, как реагировать, я пытался что-то придумать. Наверное, я выглядел дураком, и она не замедлила мне об этом сообщить. Я согласился с тем, что я дурак, и она собралась уходить. Я спросил ее, как насчет оплаты. И тогда она повернулась в дверях, улыбнулась и спросила: "За что, парень? Какое удовольствие ты мне доставил?" Что я мог ответить на это? Я уже не был уверен в том, что людям моей профессии стоит заниматься чем-либо, кроме банальных среднеклассовых недугов. Она ушла, и я тупо сидел, кивая зачем-то головой, когда вдруг заметил просовываемую под дверь бумажку. Похоже было на деньги. Я подошел и поднял две половинки пятидесятидолларовой купюры. Первым моим побуждением было поискать клейкую ленту. И вдруг по какому-то наитию я положил эти деньги в пепельницу и поджег их. Это не было жестом. Мне просто захотелось поскорее убрать эту женщину из моей жизни. И тут же я начал упрекать себя за суеверность.

По дороге домой я испытывал одновременно презрение к себе и уважение к этой женщине. Как она смело живет! Каждый ее день - это приключение. Конечно, у меня тоже были свои приключения - по крайней мере, это можно было так назвать. У меня была моя врачебная практика и дом, который я должен был защищать. Она полагалась на свою красоту и на свой дух, а также на помощь демонов. Я полагался на свой ум, на веру в систему и на поддержку моих коллег, которые знали, что психотерапия1 превосходит всякую другую "систему ментальной терапии". Я быстро успокоил себя, решив, что просто у нее и у меня разные пути.

1Психотерапия сейчас стала общественным институтом. Как и все хорошее, будучи однажды принятой истеблишментом, она стала его инструментом. Такая же опасность поджидает и оккультные системы - быть принятыми обществом. - Прим. автора

Приехав домой, я должен был разобраться с несколькими срочными вызовами. Один пациент выпил слишком много и стал думать о том, чтобы убить свою жену. У другой был приступ беспокойства по поводу предстоящего авиаполета. Третья пациентка просто хотела мне сообщить, что она наконец-то испытала первый в своей жизни оргазм во время полового акта. "Ну что ж, - сказал я себе, - это и есть мои приключения."

Секс или информация?

Прошло три года, прежде чем я снова соприкоснулся с миром вуду. Однажды вечером я был в чужом городе и выпивал в баре отеля.

Очень привлекательная негритянка села на соседний табурет. Это была проститутка. Она заговорила со мной, и я предложил ей выпивку. Я был уже разведен и подумал: а почему бы и нет? У девушки был странный акцент, такого я еще не слышал. На мои вопросы она с готовностью отвечала. И вдруг я живо вспомнил свою пациентку-проститутку и "кухонную ведьму". Сначала я возбудился, а затем сразу же испугался, когда вспомнил вудуистских кукол, которых носила в сумке моя пациентка. Я покосился на сумочку моей новой знакомой. Увидев, что она совсем крохотная, я испытал облегчение.

Затем я вспомнил, что говорил один наш университетский профессор по поводу опроса заключенных и "уличных людей": "Они очень чувствительны и всегда будут говорить вам то, что вы хотите от них услышать; при этом они будут преследовать свои собственные цели". От этой мысли я отмахнулся. Мною овладела грандиозная идея: попробовать "интеллектуальный секс".

Мы сговорились с проституткой о почасовой оплате, и я почувствовал, что ей уже платили за такое "извращение". Но она была поражена, когда в связи с проституцией я начал говорить о магии. Она сказала:

- Что белый человек знает о вуду?

- Очень мало, - ответил я, - но я изучал западную магию.

- Ага, - сказала она, - Я плохо знаю то, о чем ты говоришь, но моя магия древнее.

- Я знаю, - сказал я, - Меня интересует вопрос секса и магии. Используешь ли ты, или другие проститутки, какую-нибудь магию, например, для самозащиты, удачи или мщения. И еще меня интересует, используешь ли ты секс, чтобы сделать свою магию сильнее.

- Ты много хочешь за свои деньги. Но я не буду говорить здесь. У тебя есть номер?

Я сказал "да" и, с некоторым беспокойством, провел ее к себе. В номере я включил телевизор и приготовил нам выпить. Когда я повернулся к ней, она лежала на кровати и выглядела очень сексуально. Я подумал, не заняться ли, в самом деле, сексом. Думаю, что и она предпочла бы такой ход событий. Для нее это было бы легче. Но меня все-таки больше возбуждала возможность заглянуть в ее внутренний мир - даже если мне придется слушать сплошную ложь. Она начала так:

- Ладно, ты уверен, дорогой, что хочешь только поговорить? Я очень хороша; ты не пожалеешь.

Я снова заколебался, но все-таки справился со своими инстинктами:

- Просто говори и расскажи мне о том, о чем я просил.

- Я была маленькой девочкой, когда уехала с Острова. Мне было лет пять или шесть. Отца я никогда не знала. Моя мать, я и две мои сестры - мы приехали в Нью-Йорк и стали жить у моей тетки. Мои старшие братья остались дома. Мать мыла у белых людей посуду, стирала, убирала за ними. Я сидела дома со старшими сестрами. Когда подросла, пошла в школу, но мне там никогда не нравилось.

Я перебил ее:

- Расскажи мне о вуду - или вы говорите "сантерия"?

- Моя религия древнее, чем ваша, хотя вы даже не признаете ее религией. Многие из нас приняли вашу веру, чтобы выжить в вашем мире. Но это не наш мир. Мы только терпим вас - и вам приходится терпеть нас. Я черная женщина, но красивая. Ты хочешь меня, как хотели и твои предки. Ты берешь меня, а потом ты должен платить. Я необразованная, в отличие от тебя, но я знаю больше, чем ты и такие, как ты. Я знаю по собственному опыту, как нужно терпеть унижение. Я живу на самом дне, меня научили этому. Как и многие мои сестры, я это хорошо умею.

У нас есть свои боги и духи. Мы не беспокоимся о том, что будет после смерти, как это делаете вы. Наша религия - для жизни, для сейчас. Наша религия - это сила, она дает нам то, что мы хотам. Вы обманываете сами себя, думая, что вы не хотите силы. Вы просите и молитесь, но, как и я, вы хотите силы. Вы обманываете себя самыми разными способами. Белый человек - лжец, обманщик, не только с самим собой, но и с другими. Он хочет хорошо думать о себе. Такие, как ты, все время врут. Ты врешь сам себе прямо сейчас со мной. Я читаю твои мысли - ты боишься меня сексуально, поэтому ты хочешь разговаривать.

Я ответил:

- Да, в каком-то смысле я боюсь, что ты возьмешь надо мной верх. Могу добавить: не только боюсь, но и хочу этого. Многое из того, что ты говоришь, - правда, но много в твоих словах и полуправды.

- Это уже не так важно, - сказала она, - Твое время истекает, и я хочу дать тебе кое-что.

Она раскрыла сумочку и достала оттуда рисунок - или, скорее, грубый набросок. Я понял, что это сигиль, или "печать", духа или демона, но какого - не знал. Я спросил ее, что это означает, и она ответила, что это знак духа, который поможет мне победить страх любви. Я поблагодарил ее и попросил остаться еще. На этот раз я не предложил оплаты.

Но она сказала:

- Я останусь, если ты заплатишь.

⇦ Ctrl предыдущая страница / страница 18 из 49 / следующая страница Ctrl ⇨
мобильная версия страницы 



cartalana.orgⒸ 2008-2018 контакт: koshka@cartalana.org