КЭРОЛ Л. ДАУ
АФРО-БРАЗИЛЬСКАЯ МАГИЯ, 1997


ГЛАВНАЯ СТРАНИЦА / МЕНЮ САЙТА

Листание страниц: CTRL + ← или CTRL + →

ПОИСК ПО САЙТУ:

СОДЕРЖАНИЕ ДАННОЙ СТАТЬИ

Мы прибыли около 9 часов вечера, преодолев очень крутую дорогу, обсаженную банановыми деревьями, за которыми виднелись желтые и голубые хижины... (Войдя в главный салон террейру, исследователи заметили) несколько предметов, накрытых белым полотенцем, и своеобразный трон, который был, собственно, небольшим помостом, подвешенным между двумя белыми стенами. Именно здесь сидела майе-ди-санту во время церемоний. Теперь над троном висела ее большая фотография в раме. Террейру с опорным столбом посредине было освещено неоновыми лампами.

Автор пишет, что все верующие женского пола, которые сидели на матах вдоль одной из стен, были в белых одеждах с наброшенными поверх шалями. Публика, состоявшая главным образом из молодых людей, удобно устроилась на скамейках, сдвинутых к противоположной стене. Несмотря на то что ритуальное пение и пляски шли полным ходом, ни один из них, казалось, не уделял им слишком много внимания. Они смеялись и разговаривали между собой.

Автора и его спутника Пьера Верже, известного исследователя кандомбле, привели сюда, чтобы представить будущей майе-де-санту. Это был поминальный ритуал, посвященный умершей главе террейру. Новым лидером была маленькая круглолицая негритянка - очень старая, но еще с полным набором зубов. Казалось, незваные гости не доставляют ей особого удовольствия.

Внезапно среди присутствующих наступила тишина. Все встали. Когда два человека медленно и почтительно начали поднимать полотенце (с помоста), раздались аплодисменты. Под ним оказались два больших раскрашенных кувшина, бутылка, сумка, мешочек, кучка золы и несколько вееров, сделанных из пальмовых листьев. Потом они сняли другое покрывало, которым была накрыта бутылочная тыква, перевернутая узким концом вниз и погруженная в тарелку с водой.

После этого оба человека опустились на маленькие скамеечки рядом с кувшинами и начали складывать веера (которые они сначала раскрыли). Тот из них, который сидел рядом с тыквой, держал в руках две палочки.

В этот момент новая майе-ди-санту взяла командование на себя и начала причитать на языке жеже.

Ей аккомпанировали музыканты, ударяя веерами о горлышки кувшинов и извлекая из них звуки, подобные звукам барабанов, но более глухие. Временами они, продолжая правой рукой наносить удары по горлышку, левую клали на кувшин, чтобы изменить тембр звука. Третий музыкант наносил глухие удары по бутылочной тыкве. Майе-ди-санту и ее помощница поднялись со своих мест и подошли к музыкантам. Каждая из них взяла с помоста по щепотке золы и бросила ее в сторону зрителей. Оставаясь на том же месте, они стали танцевать, протягивая вперед руки ладонями кверху. К ним один за другим подходили филью-ди-санту, а затем прочие участники встречи, и каждый из них клал в раскрытые ладони по нескольку центов. Когда танец кончился, две женщины сложили деньги на тарелку.

Я привела описание начала ритуала ашеше, посвященного мертвой, который проводился в кандомблийском террейру в Баии. Хотя порядок проведения таких ритуалов всегда сохраняется в тайне и ряд деталей отличается в разных террейру, нетрудно заметить и некоторые их общие особенности.

Обычно приглашаются члены культа и близкие родственники покойного. Цель ритуала - почтить умершего и отправить его душу подальше в космос, чтобы она не смогла стать эгуном, отделившейся от телесной оболочки душой, которая все время возвращается на землю. Душе умершего человека приносятся жертвы, а его имущество складывается в мешок и опускается в водоем в ходе соответствующего обряда.

Барабаны, звуки которых обычно призывают духов, в знак траура некоторое время остаются покрытыми материей, чтобы не привлечь эгунов и не заставить их спуститься в террейру. Пению и танцам аккомпанируют другие инструменты - колокольчики и бутылочные тыквы, - отбивая ритм вместо барабанов.

В какой-то момент церемонии собравшиеся призывают головного ориша*** покойного спуститься на землю, чтобы этот дух мог осознать, что его медиум (или "конь", как иногда называют медиумов) скончался и что ориша должен теперь найти другого носителя для своего проявления. ориша может "оседлать другого коня", то есть завладеть на время другим медиумом, пока не осознает, что он должен вернуться в свое небесное жилище.

***Головной ориша - личное божество-покровитель данного члена культа

Большое внимание уделяется окончанию ритуала. При этом должны быть изгнаны все эгуны, которые могли здесь задержаться. Те, кто присутствовал при начале ритуала, стараются остаться до завершения окончательной церемонии отправления, чтобы ни один эгун не мог прицепиться к ничего не подозревающему члену секты или зрителю и остаться в этом земном мире. Участники церемонии обычно надевают браслеты, называемые контра-эгун, которые плетутся из трав и соломы и плотно привязываются к рукам в качестве дополнительной защиты от души умершего и других эгунов.

Продолжительность церемонии зависит от ранга умершего. Например, поминальный ритуал в честь умершего духовного вождя может продолжаться семь дней; он может повторяться год спустя и потом еще раз через семь лет. Иногда террейру в течение всего года остается опечатанным. Там не совершаются никакие ритуалы и вновь избранный лидер не может приступить к своим обязанностям, пока не будет проведена церемония, отмечающая годовщину смерти предыдущего лидера.

Описанный выше ритуал может происходить в центре террейру. Если храм достаточно богат, община может выделить специальный дом для эгунов, который называется бале. В этом случае ритуал совершается снаружи этого помещения, а имущество умершего собирают в мешок-каррегу и вносят внутрь члены секты, несущие службу в Линии Душ. Дом эгунов - это небольшая кабинка, подобная тем, какие делаются для эшу, только увенчанная крестом. Внутрь этого помещения вносится пища для эгунов - жареный петух или воздушная кукуруза. На алтарь кладутся кусочки битого фарфора как символ прервавшейся жизни. Если храм не располагает бале, то мешок-каррегу опускается в реку или в море. В имущество скончавшегося вождя входят как личные вещи, так и различные асенгпаменту - магические фетиши, которые вождь приготовил для своего террейру. Храм таким образом очищается от влияния этого вождя. Затем согласно завещанию скончавшегося вождя или по результатам гадания на раковинах каури выбирается новый вождь.

Все участники ритуала одеты в белое - афро-бразильский цвет смерти. Можно еще добавить, что иногда служитель культа, называемый оже или аниша, держит перед собой черно-белую полосатую палку, чтобы сдерживать эгунов.

Культ эгунов

Бог работает с богом,
Души трудятся в море.
Тот, кто держит в руке пембу, умеет добиваться своего.
С Душами нельзя проявлять упрямство.

Вы можете спросить, зачем все-таки люди поклоняются эгунам. Ответить на этот вопрос, как и на все другие, касающиеся афро-бразильской религии, весьма сложно.

Считается, что в душе после смерти сохраняются разум человека и его эмоциональная природа. Когда тело умирает, душа иногда не осознает до конца своего нового состояния и поэтому не сдерживает своих отрицательных реакций. Она завладевает телами живых людей, вызывая самые разные беспорядки - от таких безобидных, как небольшой обман или ложный совет, до таких серьезных, как нанесение вреда физическому или психическому телу медиума. Эмоциональная сущность может даже препятствовать нисхождению ориша в человека-проводника. Поэтому душ-эгунов иногда боятся и стараются не допускать их в террейру.

С другой стороны, в умбандистской Линии Душ могут материализоваться многие мудрые и благородные духи из величественных сфер бесконечности, чтобы дать разумный совет и открыть человеческому духу высший путь. Эти духи называются баба и для них сооружаются специальные пежи, или маленькие домики с алтарем, называемым икэ ибо ибу.

⇦ Ctrl предыдущая страница / страница 16 из 47 / следующая страница Ctrl ⇨
мобильная версия страницы 



cartalana.orgⒸ 2008-2018 контакт: koshka@cartalana.org