МИЛЛЕР Д. "КОММАНДОС (формирование, подготовка, выдающиеся операции спецподразделений)", 1997

ГЛАВНАЯ СТРАНИЦА / МЕНЮ САЙТА / СОДЕРЖАНИЕ ДАННОЙ СТАТЬИ



Ответный удар: Ольстер, 1987

Вспышка гражданской войны в бывшей Югославии потрясла Европу. Европейцы, смотревшие по ТВ репортажи о конфликтах в далеком Сальвадоре, Африке или на Ближнем Востоке, не думали, что подобные сцены могут разыгрываться на их уже давно спокойном континенте. Но спокойным он был лишь внешне, потому что только немногие за пределами Северной Ирландии помнят о длящейся там много лет тайной войне. Стреляют из укрытий, поджигают и взрывают бомбы. С противоположной стороны проводят антитеррористические операции, патрулируют и организуют засады.

Где-то в Сальвадоре. Солдаты антипартизанского соединения, сформированного и обученного по образцу американских "зеленых беретов"

В новый 1987 г. ирландская полиция "Ройял Олстер Констэблери" (РАК) вступала с подорванной моралью. За несколько месяцев до этого она потеряла целых 12 сотрудников, погибших от выстрелов и бомб боевиков ВИРА ("Временной ирландской республиканской армии) - так называемых "временных", т.е. крайнего крыла республиканской армии. От их рук в Ольстере также погибли высокопоставленный английский чиновник из судебного ведомства и его жена, возвращавшиеся из отпуска в Южной Ирландии. Отсутствие эффективного противодействия придало смелости террористам - английская разведка получила сведения о планировании в ВИРА нового эффектного покушения.

Речь шла о серьезном нападении. К действиям были привлечены две ячейки, каждая по 4 человека, так называемые АСЮ (актив сервис юнитс) из бригады Восточного Тирона. Ударная группа в количестве 8 человек считается для таких действий очень крупной. Сеть ВИРА никогда не вводила в акции больше людей, чем нужно. Кроме того, по данным разведки в составе группы оказались несколько весьма опасных фигур подпольной ирландской организации. К руководству терактом привлекли Джеймса Лайнага, 32-х лет. У него была репутация беспощадного террориста, на счету которого несколько убийств. В частности, он нес ответствен нос ь за убийство в 1980 г. спикера парламента Северной Ирландии (Стормонта) сэра Нормана Стронга и его сына. Командиром первой ячейки стал не менее опасный 30-летний Патрик Келли. Вместе с ними должен был действовать ровесник Лайнага Патрик Мак Кирни, которого полиция считала самым опасным террористом в Северной Ирландии. Он бежал из тюрьмы в 1983 г. и, как и Лайнаг, разыскивался РАК и южно-ирландской полицией "Гарда". Четвертый член ячейки - 29-летний Джерард О'Каллагэн. Вторая ячейка состояла из относительно менее опытных, но не менее решительных террористов: 25-летних Майкла Гормли и Юджина Келли и 21-летних Деклана Артерса и Симуса Донелли. Для них акция была первой, но и при таких условиях группа в целом рассматривалась как весьма опасная.

Дополнительным следом для служб безопасности стала кража экскаватора в районе Лафгалл. В этом не было бы ничего особенного, хотя подобное преступление встречается редко, если бы в предыдущем году террористы не использовали экскаватор для бомбовой атаки на полицейский пост. Большой ковш бульдозера-экскаватора нагрузили взрывчаткой и собирались ударить им в стену здания, привести в действие взрыватель, а террорист должен был бежать. Покушение в Бриксе не удалось, потому что террориста еще раньше случайно задержал встречный полицейский, но на этот раз экскаватор хорошо охраняли. Англичане начали готовить контр-операцию. Использование бульдозера свидетельствовало о том, что целью станет один из укрепленных постов РАК в сельской местности. Опытное антитеррористическое подразделение САС, проанализировав список потенциальных объектов, выбрало пост в Лафгалле - небольшом сонном городке к северу от Армага.

Тем временем ЕЧА (секретная разведслужба РАК) обнаружила 8 мин на покинутой ферме, где укрывали украденный экскаватор. Агенты из укрытия наблюдали "загрузку" доставленных "интендантами" ВИРА 300 фунтов взрывчатки в ковш экскаватора. Все указывало на справедливость предположений. РАК располагала достаточными силами, чтобы арестовать людей на ферме и захватить взрывчатку, но возникла возможность подождать начала операции "временных" и уничтожить либо захватить самых опасных террористов ВИРА. Было решено поручить специалистам САС организовать засаду. Зону операции срочно сфотографировали с воздуха, в нее скрытно проникли английские коммандос. Группы по 4 человека заняли классические позиции по обеим сторонам полицейского поста, в лесу, возле подъездных дорог. Группа в гражданской одежде собиралась засесть внутри здания поста, и заодно успокоить находившихся там местных функционеров РАК. Еще одна группа должна была отрезать дорогу для бегства террористов. На вооружении САС находились автоматические карабины, ручной пулемет, пистолеты "Браунинг". У каждого имелись индивидуальные средства связи. Как и в других акциях в Ирландии, коммандос носили маски. Началось долгое ожидание.

Утром 8 мая вооруженный мужчина в маске похитил в соседнем городке Данганнон голубой микроавтобус "Тойота". Вскоре автобус оказался на территорий той же фермы, где находился экскаватор. В 17.00 на ферму прибыл Лайнаг, затем Келли, а в последующие полчаса - остальные шесть террористов. Не подозревая, что за ними постоянно наблюдают агенты ЕЧА, они переоделись в одинаковые голубые комбинезоны и шапки, резиновые перчатки, закрыли лица черными масками. В 19.00 к ком манд осам САС поступил радиосигнал от агентов РАК - управляемый Гормли экскаватор двинулся в сторону Лафгалла, а за ним микроавтобус прикрытия со штурмовой группой ВИРА.

В 19.20 "конвой" приблизился к полицейскому посту. Микроавтобус выскочил вперед и резко затормозил перед фасадом штаба РАК. Из задних дверей выскочили пятеро и открыли огонь по окнам здания. Под прикрытием огня к нему двинулся экскаватор. Через долю секунды коммандос САС ответили огнем. Водитель "Тойоты" Симус Доннелли не успел даже покинуть кабину, в шаге от двери пуля попала в Патрика Келли, одновременно погибли Юджин Келли и Артерс. Все это оказалось для террористов полной неожиданностью. Лайнаг и Мак-Кирни, отстреливаясь, отскочили назад и попытались укрыться за микроавтобусом. Там их настигли пули других коммандос, расположившихся на профессионально выбранных позициях.

Еще звучали выстрелы, направленные в "Тойоту", когда перед постом появился белый "Ситроен". Внутри находились двое мужчин, одетых на свою беду в ...голубые рабочие комбинезоны. Этого было достаточно, чтобы коммандос открыли огонь и по ним, решив, что это незамеченное ранее подкрепление для "временных". Водитель погиб на месте, а пассажир был тяжело ранен. Как оказалось позже, оба не имели к террористам никакого отношения и, возвращаясь с работы, случайно оказались в "полосе смерти".

Тем временем разогнавшийся экскаватор, несмотря на свистящие вокруг пули, ударился в стену здания.

Гормли зажег расположенный под рулем фитиль и бросился бежать, но через несколько метров его встретил английский коммандос. Невооруженный Гормли, возможно, избежал бы смерти, но события развивались слишком быстро. Он сделал правой рукой движение вперед, совершенно забыв, что держит в ней старую большую зажигалку, которой зажег фитиль. Блеск металла в руке террориста был сигналом для солдата САС, чтобы нажать курок.

В ту же минуту воздух сотряс взрыв. Массивное здание поста рухнуло, вверх взлетели обломки. Находившиеся снаружи коммандос были уверены, что в доме никто не выжил, но помогать пока не было времени. Из-за поворота выскочила следующая машина. Молодая женщина за рулем и ее 8-летняя дочь застыли от страха и неожиданности. В любой момент в них могли случайно попасть. Поэтому командир блокирующей группы САС выскочил на середину дороги и вывел машину из-под обстрела. Сразу после этого подъехал третий автомобиль, но сообразительный водитель сначала нырнул под руль, а потом на полном ходу свернул в боковую улицу. Последний из террористов О'Каллагэн погиб от пуль САС во время бегства.

Через 30 минут после появления в Лафгалле террористов всю местность оцепили РАК и служба безопасности. На поле боя собрали оружие ВИРА: 3 карабина "Хеклер-Кох Г-3", бельгийский ФНС 5,56 мм, помповое ружье СПАС 12 и 2 пистолета. Как позже оказалось, один Г-3, ФНС и пистолет были применены в 7 убийствах за последние 16 месяцев. На соседней площадке приземлились вызванные по радио вертолеты "Линкс" и "Газель". Один забрал случайно раненого рабочего, которого уже перевязали солдаты, в другой сели коммандос.

Удивительно, но находившиеся в рухнувшем доме отделались легкими контузиями. Счет стал 8:0 в пользу САС. Это был очередной успех в тайной войне с ИРА - войне, в которой нет победителей. Как всегда, солдаты САС исчезли из района операции сразу же после ее окончания.

Операция "Меч Гидеона", 1988

Апрельской ночью 1985 года из рыбацкого порта на побережье Алжира вышел катер с двумя десятками вооруженных палестинцев на борту. Он взял курс на Израиль. Федаины из Организации освобождения Палестины (ООП) планировали высадиться неподалеку от Тель-Авива, совершить налет на штаб израильской армии и убить тогдашнего министра обороны Ицхака Рабина. Однако израильтяне были начеку: они потопили катер сразу же, как только он пересек условную линию морской границы страны. Восемь уцелевших террористов попали в плен. На допросах они признались, что операцию с их участием готовил Абу Джихад, руководитель военного отдела ООП.

Хал ил Ибрахим Махмуд эль-Вазир (таким было настоящее имя Абу Джихада) давно уже привлекал внимание израильских спецслужб "Аман" (армейская разведка), "Шин Бет" (общегосударственная служба безопасности) и "Моссад" (внешняя разведка). Этот человек являлся одним из лидеров "Аль-Фатх", самой крупной и мощной фракции в ООП. Именно он был организатором многих террористических акций палестинцев. Среди наиболее громких его дел можно назвать следующие:

Рейд на поселок Нахария в апреле 1974 (четверо убитых израильтян, двое раненых); нападение на гостиницу "Савой" в Тель-Авиве в марте 1975 (10 человек убито, 12 ранено); захват израильского автобуса в том же месяце (33 трупа, 82 человека ранено); побоище в загородном клубе под Тель-Авивом в марте 1978 года (38 погибших). Эти и многие другие преступления сделали Абу Джихада в глазах израильтян "врагом N 2" после Абу Нидаля - еще одного кровавого маньяка, чьи опорные базы находились в Сирии и Ливии.

Абу Джихад, обладавший острым умом аналитика и несомненными организаторскими способностями, был опасен не только как руководитель террористов. Именно он стал вдохновителем "интифады" - восстания палестинцев на западном берегу реки Иордан и в секторе Газа. По его инициативе восставшие истребляли там информаторов "Аман". Создание палестинского правительства в изгнании - тоже дело рук Абу Джихада. Несколько раз он спасал ООП от развала благодаря своему авторитету "отца священной войны". Популярность и влияние Эль-Вазира среди палестинцев непрерывно росли. Судя по всему, ему суждено было сменить Ясира Арафата на посту лидера ООП. Если учесть его идею о том, что создание независимого арабского государства в Палестине возможно только вооруженным путем, это означало бы новую большую войну на Ближнем Востоке. Ни в коем случае нельзя было допустить такого развития событий...

Чашу терпения израильского руководства переполнило следующее происшествие. 7 марта 1988 года трое боевиков "Аль-Фатх" проникли в пустыню Негев на территории Израиля и захватили пассажирский автобус. Острота ситуации заключалась в том, что этим автобусом ехали сотрудники сверхсекретного атомного центра в Димоне. Поэтому данный рейд палестинцев правительство и военное командование Израиля расценили как удар по самому важному объекту в государстве. Была проведена молниеносная операция по освобождению заложников. Все трое палестинцев погибли, но они успели убить троих пленников. Тем самым Абу Джихад подписал себе смертный приговор: правительство разрешило приступить к реализации давно разработанного плана его ликвидации.

Руководство "Моссад" знало, что Абу Джихад живет вместе с семьей в Сиди Бусейд, одном из пригородов Туниса - столицы одноименного государства, расположенного между Алжиром и Ливией. С 1982 года там находилась штаб-квартира ООП. Поэтому израильские спецслужбы создали в Тунисе разветвленную шпионскую сеть и ряд резидентур, замаскированных под торговые фирмы и мелкие предприятия. Агенты в своем большинстве были арабами, убежденными, что работают на американское ЦРУ, французскую ДСТ либо на какую-нибудь другую европейскую разведку. Тем не менее, непосредственно перед началом операции по уничтожению Абу Джихада, израильтяне отозвали из Туниса почти всех агентов-евреев и приостановили работу завербованных арабов. Это должно было исключить возможность случайных "проколов", способных затруднить планируемую акцию.

За те несколько дней, которые ушли на свертывание агентурной работы, моряки из "Коммандо Ями" - спецподразделения израильского ВМФ - тщательно изучили пляжи на тунисском берегу, разведали систему береговой обороны и определили наиболее удобные места для десантирования. Армейские разведчики собрали сведения о дорогах, аэродромах, полицейских постах, а также о зданиях, принадлежащих ООП. Служба радиоперехвата 24 часа в сутки прослушивала передатчики палестинцев в Тунисе и записывала телефонные разговоры Абу Джихада и его окружения. Вся информация поступала в компьютеры, обобщалась, анализировалась, проверялась и перепроверялась...

В первых числах апреля 1988 года была устроена "генеральная репетиция". В ней участвовали агенты "Моссада" и бойцы "Саерет Миткаль", специального подразделения израильской внешней разведки, предназначенного для тайных боевых операций за пределами Израиля. Учения происходили неподалеку от Хайфы, где построили точную копию виллы Абу Джихада и того квартала, где она находилась. Ради обеспечения полной секретности выбрали такое время суток, когда этот участок не просматривался ни с американских, ни с советских спутников-шпионов. "Экзамен" прошел успешно: спецназовцы уложились в 22 секунды! Это означало, что у них есть несколько секунд в запасе на случай непредвиденных обстоятельств.

14 апреля в Тунис прибыла первая группа исполнителей: 6 мужчин и одна женщина. У них были ливанские паспорта и они прекрасно говорили по-арабски, с ливанским акцентом, разумеется. Они прилетели разными рейсами и растворились среди тех двух миллионов туристов, которые приезжают в Тунис ежегодно. На следующий день здесь появился сам командир "Саерет Миткаль". Он хотел лично убедиться в том, что все готово и можно начинать...

***
В ночь с 14 на 15 апреля два израильских корвета с бойцами штурмовой группы на борту встретились неподалеку от Кипра еще с двумя такими же кораблями. По официальным сообщениям, израильский флот проводил плановые маневры в международных водах. Между тем, на одном из корветов разместились два быстроходных катера американского производства типа "Кобра", предназначенных для огневой поддержки штурмовой группы в том случае, если ее постигнет неудача и придется срочно отступать. Тут же расположился штаб операции. Его возглавлял, ни много, ни мало, генерал-майор Эхуд Барак, заместитель начальника штаба израильской армии!

Австрийская антитеррористическая группа "Кобра" отрабатывает действия в многоэтажном здании

На соседнем корабле был развернут небольшой полевой госпиталь, среди персонала которого числился лучший израильский хирург. На палубе плавучего лазарета стоял вооруженный вертолет "Белл-206". Он должен был эвакуировать раненых и мог, к тому же, прикрыть бойцов своими крупнокалиберными пулеметами. В воздухе над Средиземным морем по трассе гражданских авиалиний летали два "Боинга-707". В одном из них находился командующий израильскими ВВС генерал-майор Авиху Бен Нун, координировавший действия сил обеспечения с Э. Бараком. В другом самолете нутро было набито электроникой, способной подавить любые наземные средства связи и управления как палестинцев, так и тунисцев. Здесь же расположился шеф разведки "Аман", генерал-майор Амнон Щахак. Он лично анализировал всю информацию, поступающую в самолет с земли, моря и из воздуха. Наконец, на определенном расстоянии поблизости летали еще два "Боинга", превращенных в воздушные танкеры-заправщики. Их, в свою очередь, прикрывали 4 истребителя "Ф-15".

Через несколько минут после наступления ночи 16 апреля все четыре корвета подошли к территориальным водам Туниса. Здесь они разделились. Два корабля двинулись параллельно границе, а два других устремились в сторону берега. На их палубах находились 30 бойцов "Саерет Миткаль", объединенные в 4 группы: "Алеф", "Бет", "Гимель", "Далед". Первые две должны были убить Абу Джихада, две другие - прикрывать исполнителей. В двух километрах от берега корветы заглушили двигатели. В воду соскользнули четверо водолазов из группы "Бет" и на электрических подводных буксировщиках поплыли к пустынному пляжу возле Рас Картаге, туда, где находился когда-то древний Карфаген. На берегу их ждали командир и агенты "Моссада", прибывшие раньше под видом туристов из Ливана.

Встреча прошла без инцидентов, на корабли был дан сигнал о высадке остальных 26 человек. Замаскировав надувные резиновые лодки и обеспечив охрану, израильтяне сели в автомобили, взятые агентами напрокат - два автофургона "фольксваген" и один лимузин "пежо-305". Тем временем корветы отошли назад, чтобы не маячить на экранах радаров тунисской береговой обороны (в момент десантирования работа этих радиолокаторов подавлялась электроникой с "Боинга-707"). Участники операции были одеты в комбинезоны черного цвета, мягкая обувь обеспечивала бесшумность передвижений. Вооружение членов групп "А" и "Б" состояло из пистолетов "Беретта М-71" и пистолетов-пулеметов "Мини-Узи" с приборами бесшумной, беспламенной стрельбы. Группы "Г" и "Д" имели в своем распоряжении штурмовые винтовки "Галил" и пулеметы "ФН МАГ".

Все они одели легкие бронежилеты, микрорадиостанции с закрепленными на горле микрофонами и, кроме того, специальные электронные датчики, непрерывно подававшие сигналы в штабной компьютер. Благодаря этой чудо-технике, на большом экране, совмещенном с картой местности, непрерывно отображалось точное местоположение каждого участника акции. Если бы кто-то из них был убит, ранен или попал в плен, можно было бы немедленно направить людей ему на выручку, точно зная, где он находится. Переговоры между собой бойцы могли вести шепотом, слышимости в наушнике это не мешало. Более того, все их переговоры были слышны в штабе операции.

***
Около часа ночи автомобили въехали в Сиди Бусейд. Необходимо было действовать осторожно, так как здесь, кроме Абу Джихада, жили и другие руководители ООП, и все они имели вооруженную охрану. Прибыв на исходный рубеж, десантники узнали от агентов, следивших за жертвой, что Абу Джихада... нет дома! Накануне вечером он встретился с "министром иностранных дел" ООП Фаруком Кадуми, и встречала затянулась допоздна. Делать нечего, пришлось ждать.

Наконец, в 1.30 ночи шофер, он же телохранитель, привез Эль-Вазира домой. Немедленно один из бойцов заблокировал линию телефонной связи виллы с городом. Остальные надели приборы ночного видения и замерли в напряженном ожидании: согласно плана, налет следовало произвести после того, как Абу Джихад ляжет в постель. Свет в окнах погас примерно через час. Все погрузилось во мрак...

Сигнал! Группа "Д" перекрыла подходы к зданию с прилегающих улиц. Группа "Г" сделала то же самое вокруг самой виллы. Один из бойцов застрелит шофера-охранника, спавшего в машине. Группа "Б" проникла в дом с задней стороны, группа "А" - со стороны главного входа. С помощью приспособлений, неизвестных еще остальному миру, удалось в полной тишине преодолеть запертые двери. Группа "А" бегом устремилась наверх, в спальню, группа "Б" осталась сторожить двери и первый этаж. Внезапно перед черными тенями возник заспанный палестинец, несший охрану внутри. Бесшумный выстрел, и он тихо опускается на пол, подхваченный сильными руками. Та же участь постигла охранника-тунисца, убитого бойцами группы "Б". Теперь в здании оставались только Абу Джихад, его жена Ум, 14-летняя дочь и 2-х летний сын.

Проснувшийся от скрипа двери Абу Джихад успел лишь поднять голову от подушки, как был прошит несколькими очередями. Спавшая рядом жена очнулась от сна в тот момент, когда штурмовики прекратили огонь. Уверенная, что сейчас убьют и ее, она застыла, парализованная ужасом. Однако целью налетчиков был только ее муж. Еще мгновение, и госпожа Ум осталась в спальне одна. Рядом, залитый кровью, лежал супруг, продырявленный 68-ю пулями 9-мм калибра.

Начиная с момента проникновения внутрь виллы и кончая выходом из нее во двор вся операция заняла 13 секунд - на 9 меньше, чем во время "генеральной репетиции". Этого резерва времени хватило на то, чтобы забрать из кабинета Абу Джихада несколько пачек секретных документов. Через минуту члены всех групп сидели в автомобилях, мчавшихся в сторону Рас Картаге. Возвращение на корабли произошло без приключений. Корветы немедленно взяли курс на Израиль. На берегу остались стоять пустые машины...

Свежеиспеченной вдове Абу Джихада потребовалось много времени на то, чтобы прийти в себя. Пока она очнулась, пока безуспешно пыталась дозвониться в полицию, пока разбудила дочь и та позвала на помощь палестинцев, пока начали прочесывать местность, корабли успели уйти далеко. А днем Тунис покинули те агенты, которые прибыли сюда для обеспечения операции под видом туристов.

Так проводит Израиль тайные боевые действия против своих врагов по всему миру.

54 часа ужаса: Марсель, 1994

Ярко-красный шар осветил вечернее небо Парижа. В результате взрыва двадцати динамитных шашек 42-тонный самолет со 172 людьми на борту и 15 тоннами горючего развалился в воздухе и засыпал столицу Франции огненным дождем обломков. В результате гибнут люди еще и на земле, вспыхивают пожары. Таким был бы результат безумного плана четырех молодых алжирских террористов, выполнявших свое самоубийственное задание.

Драма началась в субботу, 24-го декабря 1994 г. на аэродроме им. Хуари Бумедьена в Алжире. На борту рейсового самолета "Аэробус А-300" линии "Эр Франс", до Парижа, шли последние приготовления к взлету, назначенному на 11.15. Большинство пассажиров уже удобно устроились в креслах и в праздничном настроении ожидали встречи с родственниками и друзьями. В этот момент в самолете появились четверо молодых мужчин в униформе алжирской гражданской авиации. Они были вооружены двумя автоматическими карабинами АК-47, автоматом "Узи", пистолетом Макарова и гранатами местного производства. Как оказалось впоследствии, они располагали кроме того двадцатью динамитными шашками.

Заявив пораженным пассажирам, что являются агентами охраны, молодые люди начали проверять паспорта, затем закрыли и заперли входные двери. "Я понял, что мы стали заложниками, когда услышал их крики "Аллах велик!" - вспоминал впоследствии один из пассажиров. Трое вошли в кабину пилотов, а четвертый остался в салоне, держа всех на прицеле. Началось напряженное ожидание, но для двоих оно оказалось недолгим. Одному, алжирскому полицейскому, приказали пройти в носовую часть самолета. Пассажиры слышали, как он просил: "Не убивайте, у меня жена и ребенок". В ответ один из террористов выстрелил ему в голову и сбросил тело на багажную тележку. Другой жертвой оказался 48-летний торговый атташе посольства Вьетнама в Алжире Буи Зянг То. Он стал горячо протестовать, заявляя, что его страна ничего общего не имеет с исламским конфликтом и потребовал немедленного освобождения. Бедняга не понимал, что он говорит. Его увели туда же, застрелили и выкинули на летное поле.

Так бандиты продемонстрировали пассажирам свою решительность. Кто они были и какие цели преследовали? По показаниям свидетелей они выглядели лет на 20, все коротко подстрижены, бород не носили, вели себя вежливо, иногда даже предупредительно, но были готовы хладнокровно убивать каждого. Сразу после начала захвата самолета они поместили чемодан с 10 динамитными шашками в кабине, а другой под сиденьями в центре и подключили взрывчатку к взрывателю. По мнению одного из пассажиров, их поведение свидетельствовало о хорошей предварительной подготовке. При общении друг с другом пользовались номерами, а не именами, при раздаче еды внимательно наблюдали, чтобы в пищу ничего не добавлялось.

Первой реакцией алжирской полиции явилась, как всегда в таких случаях, блокада аэродрома. На башню управления полетами поднялся министр внутренних дел Абдерахман Мезиан-Шариф и начал переговоры с террористами. Через капитана самолета Бернара Белемма они потребовали освобождения из-под домашнего ареста Абасси Мадани и Али Белхади - двух лидеров Исламского фронта освобождения (ИФО) - фундаменталистской организации, запрещенной правительством Алжира в 1992 г. Кроме того они требовали прибытия двух журналистов: французского и алжирского. Позиция властей была ясной: "Если хотите переговоров, сначала освободите женщин, пожилых людей и детей" - ответил Шариф. Через несколько часов террористы начали выпускать заложников. К вечеру были освобождены 63 человека.

Солдаты разведывательно-диверсионного подразделения французской армии на учениях в джунглях Гвианы

Тем временем во Франции в 12.20 генеральный директор "Эр Франс" сообщил о случившемся директору кабинета в министерстве внутренних дел. Эдуарду Лакруа. Сам министр Паскуа, находившийся в рождественском отпуске в Грассе, был уже предупрежден по "горячей линии". Государственные чиновники высокого уровня Отменили свои отпуска, чтобы заняться кризисной ситуацией. В полдень министр иностранных дел Ален Жюппе собрал на Кэ Д'Орсэ кризисный штаб. Присутствовали представители высших органов власти и ключевых министерств. Тем временем в соседнем кабинете начал работать постоянный штаб. Находившийся на альпийском курорте Шамони премьер Эдуард Балладюр должен был принять драматическое решение. Ему предстояло участие в президентских выборах, и любая неудачная операция могла разрушить его шансы. Но действовать приходилось. Утром 25 декабря он прилетел в Париж и взял на себя ответственность за разрешение кризиса.

Были подняты по тревоге два антитеррористических соединения: ГИГН из Корпуса национальной жандармерии и полицейская группа РАИД. В 20.00, т.е. через 9 часов после захвата аэробуса, подразделение ГИГН численностью 35 человек поднялось в воздух с базы под Парижем на борту такого же аэробуса А-300 компании "Эр Франс". Командовал 35-летний офицер ГИГН капитан Дени Фавье. В 2.00 25 декабря самолет приземлился на аэродроме в Пальма де Майорка на Балеарских островах. Там коммандос узнали, что их не впускают в Алжир. Ожидание, длившееся сутки, прерывала противоречивая информация из Парижа. Чаще всего звучало: "Ждите дальнейших распоряжений". Французское правительство хотело убедить алжирцев, чтобы в случае решения об операции алжирских сил безопасности ГИГН находилась на аэродроме и оказывала техническую помощь. В какой-то момент капитан Фавье получил сообщение: "Направление Алжир. Пока приземления не предвидится". Аэробус с коммандос на борту двинулся к побережью Алжира, но затем по приказу вернулся во Францию и приземлился в Марселе. Именно здесь была приготовлена западня. Ее главное достоинство состояло в том, что французы действовали у себя дома.

Специальная физическая подготовка современных коммандос граничит с цирковой акробатикой. На фото - бойцы кубинского отряда по борьбе с терроризмом

С самого начала следовало выяснить личности преступников. Вскоре их руководителя идентифицировали как алжирская полиция, так и французская разведка ДСТ. Им оказался 25-летний Абдул Абдулла Яхья - кличка "Эмир" - мелкий уголовник и владелец овощной лавки. Ранее он участвовал в нескольких жестоких террористических актах, и, следовательно, обладал определенным опытом. Участники переговоров утверждали, что Яхья лишь кое-как объяснялся по французски и казался "умственно ограниченным" - каждое предложение он кончал словами "Инч Алла" (Такова воля Аллаха). О его фанатизме свидетельствовал следующий факт: власти привезли на аэродром мать, чтобы она уговорила сына сдаться. "Ради бога, умоляю тебя, сынок, выпусти пассажиров", - просила она. В ответ Яхья выпустил очередь по контрольной башне и сказал: "Мама, встретимся в раю". Несколько позже ДСТ идентифицировала еще двух террористов: Назэддина Мехти и Сайда Оуфчана.

Тем временем террористы отказались от идеи освободить руководителей фронта исламистов. Они настаивали только на полете в Париж. Это вызвало споры между алжирской стороной, настаивавшей, чтобы самолет оставался в Алжире и французами, хотевшими перевести самолет на свою территорию. За исключением одного короткого сообщения, переданного французским консулом в Алжире экипажу самолета, французам не позволили прямой радиоконтакт с захваченным самолетом. Кроме того алжирская сторона не сообщала о деталях переговоров. Один из французов позже сказал: "Мы должны были начать с нуля в положении, созданном без нас".

На следующий день 25 декабря террористы возобновили свое требование лететь в Париж. В ответ Франция. предложила аэродром в Марселе. Однако алжирцы упрямо отказывались выпустить самолет. Ситуация стала напряженной. Париж боялся вмешательства алжирского антитеррористического подразделения "Нинья", которое предыдущим вечером было размещено в аэропорту. В 19.55 террористы выдвинули ультиматум: "Если не уберете трап до 21.00, убьем одного из пассажиров". В 21.10 повар французского посольства обратился в башню управления полетами с просьбой разрешить взлет. "Они меня убьют, - говорил он. Французы отнеслись к этим словам серьезно, но алжирцы заявили, что "это только блеф". Через несколько минут террористы отвели повара Яника Бьюке в хвостовую часть и хладнокровно застрелили, а тело выбросили на летное поле. Эта новость вызвала волну ярости у французских властей. Тон переговоров с президентом Алжира резко обострился.

В 22.20 террористы сообщили свой ультиматум: "Хотим вылететь в полночь"; и предупредили секретаршу французского посла: "Будешь следующей". В результате, незадолго до 24.00, несмотря на сопротивление министра внутренних дел, президент Ламин Зеруаль издал приказ выпустить самолет.

В понедельник 26 декабря 1994 г. в 2.00 захваченный исламскими террористами самолет с заложниками на борту вылетел из Алжира в Марсель. Одновременно на башне управления полетами марсельского аэропорта Мариньян собралась антикризисная группа во главе с префектом марсельской полиции, которому помогали специалисты по переговорам из ГИГН.

Бойцы специального отряда хорватской полиции на учебно-тренировочных занятиях

Прежде всего предстояло выбрать оптимальное место стоянки самолета, чтобы он был хорошо виден с башни и, разумеется, доступен для вероятного штурма. В 3.33 аэробус приземлился и был отбуксирован на площадку, именуемую на профессиональном жаргоне "бомбовым паркингом". Инструкции премьера Балладюра были ясные и краткие: спасти жизнь заложников и уничтожить террористов. Капитан Фавье приступил к разработке плана атаки.

Через несколько минут после приземления начался диалог. Террористы требовали опорожнить туалеты, восполнить запасы воды и заправить самолет горючим. "Сделаем все, что нужно", - ответил один из французов. Но согласно инструкциям требовалось затягивать время, поэтому технические процедуры заняли несколько часов. Аэродромная команда притворялась, что боится террористов. В действительности рабочие были переодетыми коммандос из ГИГН. Во время работы они смогли заметить, что двери самолета не заблокированы и не заминированы. Переговоры тянулись до полудня. Временами они достигали большого напряжения, в зависимости от настроения террористов. Казалось, что их решительность нарастает. Они уже убили трех человек, поэтому планируемая операция казалась весьма рискованной. Учитывая это, капитан Фавье приказал подготовить дополнительные силы ГИГН. Кроме того, в Марсель вылетел транспортный самолет С-160 "Трансалль" с 20 коммандос из подразделения ЭПИНГ (эскадрон парашютистов спецназначения национальной жандармерии). Их присутствие вскоре очень пригодилось. Между тем террористы непрерывно накаляли обстановку, требуя доставить 22 тонны горючего и немедленного вылета в Париж. Прежние опасения кризисного штаба получили тем самым серьезную поддержку. Поскольку на такой полет хватило бы около 10 тонн (а в баках самолета оставалось еще 4), возникли две гипотезы: либо они хотели лететь в другое место, в более дружественную страну, либо собирались устроить взрыв над французской столицей. К утру вторая гипотеза подтвердилась французской разведкой и анонимным звонком в консульство в Оране: "Это летающая бомба. Она взорвется над Парижем".

В течение дня похитители несколько раз предъявляли ультиматум, и к каждому последнему сроку коммандос из ГИГН были готовы действовать. Казалось, что все уже "застегнуто на последнюю пуговицу", тем более, что к 8.40 они получили согласие на штурм. По некоторым сведениям, жандармы тайком разместили внутри самолета подслушивающие устройства, которые позволяли следить за ситуацией. В полдень террористы неожиданно освободили пожилую супружескую пару, но одновременно потребовали провести пресс-конференцию сначала на аэродроме, а затем в Париже. Требования доставить горючее усилилось. О разрешении вылета из Марселя не могло быть и речи. Штаб тянул время, стремясь измотать террористов и освободить еще какое-то количество заложников.

В 16.45 самолет без предупреждения медленно поехал по летному полю, но потом остановился в нескольких метрах от главного терминала. Напряжение достигло максимума, все планы операции пришлось менять. Опасались, что на борту произойдет очередное убийство: террористы читали вслух стихи из Корана, возможно молитвы за умерших. Сразу после этого руководитель террористов предъявил последний ультиматум: если самолет не взлетит до 17.00, будут предприняты соответствующие действия". Однако после 17.00 ничего не произошло, а похитители согласились отложить срок ультиматума еще на 5 минут.

В 17.08 один из террористов дважды выстрелил по башне управления полетами и разбил окно. Министр внутренних дел Паскуа, узнав об этом инциденте, немедленно отдал приказ атаковать.

В 17.17 штурмовой отряд ГИГН численностью 20 человек приступил к действиям. Их прикрывали восемь снайперов, разместившихся на крышах зданий аэропорта. Три штурмовые группы на движущихся трапах подъехали к самолету сзади, медленно двигаясь по мертвому пространству обстрела. Однако их заметили. Один из террористов высунулся из задних дверей и выпустил очередь из автомата по движущимся коммандос, но ущерба не причинил. Он вместе с другим террористом убежал в переднюю часть самолета. Трапы разделились. Первый с 8 солдатами во главе с капитаном Фавье подъехал под правые передние двери. Стоявший на верхних ступеньках коммандос бросился на двери и весом своего тела открыл их. Группа ворвалась внутрь, но укрывшиеся в кабине пилотов террористы открыли массированный огонь из автоматического оружия. Как рассказывал потом Фавье, их встретили "стеной огня". Пять пуль попадают в оружие первого из коммандос, но ему удается ответить. Другого жандарма ранило в обе ноги, но, падая, он продолжает стрелять. Ранены и двое следующих солдат. Капитан, вошедший шестым, каким-то чудом остался цел. Террористы стреляют через тонкие двери кабины пилотов, пробивая стенки. Ранен очередной жандарм.

В этот момент вторая группа из б человек под командованием капитана Тарди врывается через левые задние двери и приказывает заложникам ложиться на пол. Они обыскивают кухню, туалеты и всякие закоулки, чтобы выяснить, не спрятались ли террористы среди пассажиров. Террористы продолжают обстрел. Еще двое жандармов ранены. Третья группа (тоже шестеро) во главе с капитаном Кимом врывается через правые задние двери. В течение минуты готовы надувные аварийные рукава по обеим сторонам самолета, и начинается эвакуация пассажиров, которые соскальзывают на летное поле. Там их принимают и прикрывают коммандос из ЭПИГН. Они приказывают всем лечь на землю и закрыть голову руками, чтобы никто из террористов не ушел, смешавшись с заложниками.

Между тем положение на борту не меняется. Террористы не только стреляют, но время от времени открывают двери и бросают гранаты. Часть жандармов 2-й и 3-й групп продвигаются вперед. Один из коммандос бросает через окно гранату с парализующим газом, но не попадает. Только вторая взрывается в кабине, но, как ни странно, это не производит никакого впечатления на террористов. Они продолжают стрелять и ранят очередного жандарма.

Зенитно-противотанковый ракетный комплекс "Мистраль" состоит на вооружении испанской бригады быстрого реагирования

Через четыре минуты эвакуация пассажиров закончена. Группа капитана Кима устанавливает связь с первой группой, в которой большинство ранено. Необходима немедленная огневая поддержка. Капитан Фавье по радио приказывает снайперам открыть огонь. Цель - кабина пилотов. Начинается систематический обстрел. Скорее всего тогда гибнет один из террористов. Снайперы продолжают действовать, используя карабины калибра 7,62 мм. В конце оказалось, что каждый из них сделал несколько десятков выстрелов. Стоит отметить, что, несмотря на массированный огонь, они не нанесли ущерба трем заложникам - членам экипажа, находившимся в кабине вместе с террористами. Через 10 минут выстрелы террористов становятся реже. По оценкам жандармов двое или трое из них убиты. Кто-то из еще живых бросает очередную гранату. Коммандос отвечают огнем. Тянутся бесконечные минуты. Кажется, стреляет только один террорист. Наконец, замолкает и он после серии снайперских выстрелов. Наступает тишина.

На башне управления полетами слышат слова пилотов: "прекратите огонь, все уже мертвы". Антикризисная группа передает новость капитану Фавье. Опасаясь подвоха, он приказывает всем выходить из кабины с поднятыми руками. В дверях появляются капитан корабля и штурман Ален Боссо. Второй пилот Жан-Поль Бордери сумел выскочить из окна еще во время перестрелки. Упав с пятиметровой высоты, он получил серьезные травмы, в том числе перелом бедра и локтевой кости. Однако ему удалось убежать, несмотря на предупреждение одного из пиратов: "Как только прыгнешь, застрелю".

Время 17.35. Капитан Фавье передает по радио лаконичное сообщение: "операция окончена, потери невелики". 54-часовый ад приходит к концу. Все четверо террористов погибли. Ранено 25 человек (13 пассажиров, 3 члена экипажа и 9 коммандос). В момент штурма на борту находились 170 заложников. То была одна из самых блестящих акций против террористов в истории авиации и одна из двух самых известных, которые закончились успехом.

⇦ Ctrl предыдущая страница / следующая страница Ctrl ⇨
версия страницы для мобильных устройств

ГЛАВНАЯ СТРАНИЦА / МЕНЮ САЙТА / СОДЕРЖАНИЕ ДАННОЙ СТАТЬИ 

cartalana.orgⒸ 2008-2020 контакт: koshka@cartalana.org