МИЛЛЕР Д. "КОММАНДОС (формирование, подготовка, выдающиеся операции спецподразделений)", 1997

ГЛАВНАЯ СТРАНИЦА / МЕНЮ САЙТА / СОДЕРЖАНИЕ ДАННОЙ СТАТЬИ



"Вымпел" - аналог "Саерет Миткаль"

Задача была такая: группе из семи человек "просочиться" под чужими именами в город Ставрополь, "Раствориться" в нем, проникнуть на сверхсекретный военный завод (имеющий несколько рубежей современнейшей охранной сигнализации), добыть там образцы особо засекреченных деталей и узлов (в задании назывались конкретно эти изделия) и, наконец, подложить в тех-то и тех-то цехах "взрывчатку". Операцию предписывалось провести точно в намеченный срок - в сентябре 1989 года.

Эти семеро не были вражескими лазутчиками. Они представляли совершенно секретное подразделение специального назначения "Вымпел", о котором в те времена помимо членов политбюро знали только три человека: начальник Управления "С" (нелегальная разведка КГБ), начальник Первого главного управления (внешняя разведка) и председатель КГБ СССР.

"Вымпел" был создан для проведения разведывательно-диверсионной работы в особый период (предвоенный) на территории стран-агрессоров и состоял из специалистов экстракласса, для которых практически не было неразрешимых задач. Рейд в Ставрополе должен был выявить недостатки в охране объектов особой государственной важности, наглядно показать "слабые звенья" в системе безопасности. (В США аналогичные задачи решала так называемая "Красная Команда").

Ставропольские власти, правоохранительные органы и спецслужбы были заранее предупреждены, что в сентябре в городе появятся "диверсанты", которые попытаются проникнуть на пять секретных объектов. Были не только названы эти объекты, но сообщен даже словесный портрет "диверсантов": 25-35 лет, россияне, спортивное телосложение, возможно, московское произношение, обычная стрижка... "Если сможете, задержите их", - сказал, усмехнувшись, генерал из Москвы.

Это стало делом принципа для руководства силовых структур города. В аэропортах, на вокзалах и автостанциях, а также в гостиницах и квартирном бюро был введен режим жесткого тотального контроля. Проверяли всех приезжающих (особо придирчиво тех, кто прибыл из Москвы). Кое за кем устанавливали негласное наблюдение. При малейшем подозрении человека "брали на учет". Были значительно усилены патрульно-постовые службы, прибыли подкрепления из других населенных пунктов края. Местная милиция и КГБ перешли на круглосуточную работу по особому графику. Увеличили охрану на военных заводах, предупредив о возможном проникновении лазутчиков и о необходимости "проявления максимальной бдительности". Казалось, в таких условиях и мыши не удастся проскользнуть незамеченной...

Семеро входили в одну из групп "Вымпела". Они прибыли в город разными путями в начале сентября. Одеты были как местные жители (постаралась специальная швейная мастерская). У каждого была своя "легенда" и соответствующие документы. "Диверсанты" были людьми контактными, симпатичными, быстро знакомились, сходились с местными. Сняли жилье в частных домах, а часть базировалась в лесу.

Действовали по общему плану, но в одиночку, изредка собираясь вместе в квартире одного из участников группы или за городом. Во второй половине дня некоторых из них можно было встретить в пивных, расположенных недалеко от завода. Через несколько дней они уже знали, на каком принципе действуют системы сигнализации предприятия. Через неделю один из работников "почтового ящика" принес своему новому знакомому - симпатичному и щедрому на угощение парню с соседней улицы - "детальки" из цеха: они были нужны для "тарахтелки", которую мастерил брат новоявленного дружка...

На десятый день к вечеру, когда на заводе работала вторая смена, трое "диверсантов" проникли на территорию завода. Охранная сигнализация, которая срабатывает даже на пролет птицы, на этот раз молчала. Двое "лазутчиков", одетых в синие рабочие халаты, схватили тяжеленную металлическую штуковину, лежавшую около забора, и потащили ее к одному из цехов. Это был тонкий психологический расчет: все, кто встречался на пути, обращали внимание именно на неподъемность конструкции и жалели "работяг", которые надрываясь, несли ее. "Взяли бы еще двоих", - посоветовал один из мастеров. Правда, другой все же спросил: "Ребята, откуда вы?" На что обливающийся потом Николай совершенно искренне ответил: "Да пошел ты... Лучше бы помог..."

На всю операцию ушло ровно десять дней. Утром на одиннадцатый день руководителям города и силовых структур были переданы образцы заводских секретных изделий (разумеется, имена невольных сообщников названы не были, "подставлять" кого-либо - не в правилах "Вымпела"). На плане завода были указаны места в секретных цехах, где были заложены минно-взрывные средства (без взрывателей). И, наконец, были переданы схемы охранной сигнализации завода. Надо было видеть лица тех, кому все это передавали...

Другой группе "Вымпела" было дано задание проникнуть на азотнотуковый комбинат и "вывести" его из строя с максимальным ущербом для всего региона. О разведчиках знали, их ждали. Засада была организована в подземных кабельных туннелях и колодцах - думали, что именно там пойдут "диверсанты". А они выбрали иной вариант, найдя "слабое звено" в неожиданном месте. Позже специалисты подтвердили, что если бы такую диверсию не условно, а на самом деле осуществили, то завод был бы выведен из строя на 12 лет, а регион надолго бы превратился в зону бедствия...

День рождения "Вымпела - 19 августа 1981 года. В этот день состоялось закрытое совместное заседание Совета министров СССР и Политического бюро ЦК КПСС. На нем высшее руководство страны приняло решение о создании в системе органов КГБ совершенно секретного отряда специального назначения. Его костяк составили бойцы спецгрупп "Зенит" и "Каскад", действовавших некоторое время в Афганистане. Возглавил отряд контр-адмирал Эвальд Козлов из морских погранчастей КГБ, в связи с чем и появилось неожиданное название - "Вымпел", по ассоциации с адмиральским брейд-вымпелом на мачте. Организационно отряд вошел в штат управления "С". По достоверным сведениям, именно начальник этого управления генерал-майор Ю.И. Дроздов предложил организовать сверхсекретный отряд для проведения тайных боевых операций за пределами СССР.

Таким образом, "Вымпел" стал советским аналогом израильского подразделения "Саерет Миткаль", созданного по инициативе "Моссала" (внешней разведки Израиля) для нанесения неожиданных ударов далеко за пределами страны.

Людей в отряд подбирали в первую очередь среди сотрудников КГБ. Но кроме них, были также выпускники гражданских вузов и армейские специалисты. Прежде чем сделать предложение, к человеку долго присматривались. Если он соглашался, его включали в отборочную группу. И начинался испытательный марафон протяженностью полтора месяца. Наиболее жесткие требования в процессе отбора предъявлялись к состоянию здоровья, психологическим качествам и знанию иностранных языков.

Высокий интеллектуальный уровень аналитический склад ума, отличное здоровье и физическая подготовка, стаж работы в спецслужбах, смелость, хладнокровие и наконец самое главное неординарность, творческое начало, умение импровизировать, принимать решение в критических ситуациях - вот критерии, по которым шел отбор. Пропустив через "сито" около шести тысяч кандидатов (естественно, только тех, кто выразил личное желание), отобрали поначалу лишь двести человек.

Хотя все бойцы "Вымпела" имели высшее образование, требовалось еще много времени на то, чтобы сделать из них профессионалов тайной войны. Если человек приходил с "гражданки", процесс его обучения (естественно, по индивидуальной программе) занимал до пяти лет. На "доводку" выпускника факультета разведки Рязанского училища воздушно-десантных войск уходило два года. К1991 году две трети бойцов "Вымпела", помимо базового образования (школа КГБ, военное училище, гражданский ВУЗ), окончили Институт разведки имени Ю.В. Андропова, либо КУОС - шестимесячные курсы усовершенствования офицерского состава КГБ.

Программа подготовки включала такие обязательные для всех предметы, как основы разведывательной деятельности, тактика боевых действий малых групп, управление транспортными средствами, радиодело, криптография, иностранные языки и страноведение, парашютная подготовка, скалолазание, подводное плавание с аквалангом, медицинская подготовка, маскировка на природе и в городе, минно-взрывное дело, рукопашный бой, стрелковая подготовка, основы ведения допроса пленных и т.д.

В подмосковном лесу недалеко от Балашихи "Вымпел" получил в свое распоряжение учебно-тренировочную базу. Ряд объектов построили заново, другие существовали с довоенных времен, когда здесь проходили подготовку террористы из группы П. Судоплатова, в том числе ставший впоследствии легендарным Николай Кузнецов. Для маскировки этот городок назвали ОУЦ - Отдельный учебный центр КГБ СССР.

По полгода в среднем проводили вымпеловцы в командировках - если не в "горячих точках" планеты, то в учебно-проверочных рейдах в своей стране. Вскрывая "прорехи" в охране важнейших объектов, "диверсанты" из "Вымпела" способствовали укреплению всей системы безопасности страны. Таких операций было немало.

В группу входили люди многих национальностей, "ориентированные" на различные регионы земного шара. Они знали важнейшие объекты в своей "зоне" почти так же хорошо, как собственную квартиру...

***
В 1981-91 гг. "Вымпел" предназначался для проведения разведывательно-диверсионных и иных специальных операций за пределами Советского Союза. Взаимодействие с нелегальной агентурой, диверсии на стратегически важных объектах (АЭС, ГЭС, химических и нефтеперегонных предприятиях, ЛЭП, железнодорожных узлах, мостах, центрах связи), защита советских учреждений за рубежом, борьба с террористическими и повстанческими организациями на контролируемой ими территории, захват самолетов и кораблей, освобождение объектов повышенной опасности от террористов в дружественных странах - таков неполный перечень задач, решавшихся в ходе учебно-боевых занятий. Причем основная учеба происходила не на полигоне. Офицеры "Вымпела", отвечающие за конкретную страну и конкретные объекты в ней, нелегально отправлялись в зону своей ответственности.

Там они уже не по фотографиям или видеолентам, а в реальной жизни знакомились с теми объектами, которые в день "X" следовало уничтожить, блокировать, захватить... Или наоборот - защитить, как, например, советские посольства, консульства, станции слежения и связи. В зарубежных командировках бойцы "Вымпела" проводили до шести месяцев в году, иногда и больше. В ходе их они проходили ознакомительную практику в диверсионных подразделениях Кубы, Никарагуа, Вьетнама. В Анголе и Мозамбике исполняли обязанности советников. Проводили совместные учения с коллегами из спецслужб ГДР и Румынии. Основную же "обкатку" прошли в Афганистане. Там побывали все, кого зачислили в отряд до 1988 года. В Афгане пришлось проникать в партизанские отряды моджахедов, стравливать между собой их командиров, освобождать заложников. И убивать.

С 1988 года "Вымпел" стали также использовать в "горячих точках" Советского Союза. О "руке КГБ" во многих тогдашних событиях до сих пор мало что известно.

За десять лет отряд "Вымпел" прекратился в одно из самых мощных спецподразделений мира. Он не только ничем не уступал американской "Дельте" и английской "САС", но во многом и превосходил их. Например, во время учений на Калининской (ныне Тверской) АЭС летом 1992 года "вымпеловцам" пришлось прыгать с мотодельтапланов на крышу машинного зала реактора. Уникальность этой операции заключалась в том, что надо было пролететь на парашюте мимо проводов под напряжением до полутора мегавольт. В случае соприкосновения с ними от человека не осталось бы даже пепла! Бойцы сделали все с ювелирной точностью, прошли сквозь все заслоны и через 7 секунд после высадки освободили пульт управления от террористов, роль которых играли сотрудники местного управления госбезопасности.

Тем же летом в Мурманске они "брали" атомный ледокол "Сибирь". Подход аквалангистов к кораблю не заметили даже руководители группы захвата, внимательно следившие за действиями своих подопечных. Средь бела дня водолазы внезапно поднялись на борт из воды с помощью специальных приспособлений, мгновенно сняли наружную охрану. Вслед за этим на палубу с вертолета прыгнули десантники, хотя скорость ветра достигала 15 метров в секунду (а при скорости выше девяти метров запрещается прыгать даже профессиональным спортсменам). "Террористов" на ледоколе нейтрализовали за 15 секунд!

Они всегда выходили победителями - в том числе и в операции под кодовым названием "Поход на Москву". Задача в тот раз была, как всегда, почти невозможна: выброситься с парашютом в районе Тулы и несколькими группами по десять человек пройти 200 километров до Москвы. Им противостояла вся мощь силовых структур Москвы, Подмосковья и Тульской области, где, естественно, знали о рейде. На поимку групп были брошены войска, милиция и спецслужбы. "Диверсантов" искали с вертолетов, солдаты прочесывали леса, специальные патрули с собаками наводнили Подмосковье... Удивленным жителям говорили, что идут учения.

А группы тем временем шли ночами, каждый нес на спине 30 килограммов (еда, палатка, специальная техника). По рации через спутник они связывались с Центром так, что их невозможно было запеленговать. Днем, замаскировавшись, спали. Как-то отдыхали даже на территории ракетной части, за тройным кордоном сигнализации (который они спокойно прошли и туда, и обратно). Меню было неплохим, широко использовали для еды травы, которые собирал в пути крупный специалист в этой области...

В назначенный час и в назначенном месте (недалеко от Московской кольцевой дороги в леске) все группы встретились, доложив Центру, что задание выполнено...

***
К началу 1991 года "Вымпел" насчитывал около тысячи двухсот человек личного состава. 90% из них составляли офицеры. Сержанты и прапорщики были только в подразделениях обеспечения: водители, кладовщики, оружейники, связисты, охрана и т.д. Жили офицеры в Балашихе, Купавне, Железнодорожном, кое-кто имел квартиры в Москве. Их возраст к этому времени находился в пределах от 27-28 до 35-36 лет. Наиболее упорные энтузиасты служили до 40 лет. Впрочем, продержаться до столь "преклонного" возраста мало кому удавалось.

В организационном отношении "Вымпел" делился на отделения (в боевых условиях - группы) численностью от 10 до 30 человек. В случае необходимости 3-4 отделения (группы) могли объединяться в более крупное формирование. Численность варьировалась в соответствии с боевыми задачами и местными условиями.

Конечно, читателям интереснее всего было бы прочитать о реальных боевых операциях "Вымпела" в странах дальнего зарубежья. К сожалению, об этом пока еще рано рассказывать. Подобная информация может обернуться печальными последствиями для многих людей. Поэтому ограничусь заявлением, что "Вымпел" не только тренировался, но и воевал. Где и с кем - посторонние люди узнают еще не скоро.

***
После провала путча ГКЧП в августе 1991 года поменялось все высшее руководство КГБ. Место начальника ПГУ занял Евгений Примаков, сменивший на этом посту Леонида Шебаршина. Примаков заявил об изменении целей, задач и методов разведывательной деятельности. В этой связи "Вымпел" передали в Межреспубликанскую службу безопасности (была некоторое время такая структура вместо бывшего союзного комитета). Следующим "хозяином" отряда стало АФБ (Агентство Федеральной безопасности РФ), а после указа президента о создании Министерства безопасности, "Вымпел" с 24 января 1992 года вошел в его состав на правах самостоятельного управления.

У "Вымпела" уменьшился штат, изменились задачи и характер тренировок. Теперь ему предстояло бороться с терроризмом, наркобизнесом, вооруженными преступниками из мафиозных группировок. Задачей № 1 стала защита стратегически важных и экологически опасных объектов от террористических и диверсионных действий. Иными словами, мастеров диверсий и террора нацелили на борьбу с тем самым делом, которое им было известно до тонкостей.

Вот почему начались учения на Курской, Белоярской, Калининской АЭС. В Балашихе соорудили в натуральную величину макеты энергоблоков всех типов российских АЭС, судов с ядерными силовыми установками, важнейших узлов предприятий химической промышленности. Результаты не заставили себя ждать. Помимо упомянутых выше случаев назову еще два. Так, в 93-м году на учениях в закрытом городе "Арзамас-16" бойцы отряда проникли в запретную зону через, казалось бы, непреодолимый периметр, успешно форсировали все средства технической сигнализации и за 17 секунд захватили цех по производству ядерных боеприпасов. Чуть позже другая группа отряда за несколько секунд освободила спецвагон для перевозки ядерных боеприпасов, якобы захваченный террористами.

Все эти эффектные операции проводились, естественно, не для показухи. Отряд не только приобретал новый опыт, но и выявлял множество огрехов в системе охраны спецобъектов. Правда, к рекомендациям "Вымпела" по ее совершенствованию прислушивались далеко не всегда. Например, мало что изменилось в транспортировке ядерного оружия, по-прежнему стоящие на приколе судна с радиоактивными отходами имеют чисто символическую охрану. Поэтому не стоит удивляться сообщениям о том, что из России на Запад преступники систематически вывозят радиоактивные материалы...

Впрочем, основную часть времени отряд занимался не учениями, а реальными боевыми операциями. Например, в 92-м году в Москве на "площади трех вокзалов" десять бойцов "Вымпела" молниеносно "взяли" хорошо вооруженную банду из 14 человек с одним миллионом фальшивых долларов. В 93-м сумели предотвратить попытку вывоза радиоактивных материалов из-под Екатеринбурга. Блестяще провели операцию по фальшивым авизо, не дав преступникам получить более миллиарда рублей. Неоднократно участвовали в освобождении заложников, выполняли различные задания в "горячих точках" СНГ. Например, в Душанбе 4 бойца "Вымпела" охраняли российского посла...

Таким образом, в 92-93 гг. отряд успешно использовал свои уникальные возможности и с лихвой окупал те средства, которые шли на его содержание. Кстати, в 93-м году на зарплату и обучение было истрачено немного больше 2-х миллиардов рублей (к этому времени численность "Вымпела" сократилась до 400 человек). Зарплата офицеров в среднем составляла чуть больше 300 тысяч рублей в месяц, это со всеми надбавками за звание, выслугу лет, прыжки с парашютом. Командир отряда, генерал-лейтенант Дмитрий Герасимов получал 500 тысяч. Родина, как всегда, экономила на своих защитниках и героях!

***
Во время октябрьских событий 93 года в Москве "Вымпел" получил устный приказ о взятии Белого Дома. Точно такой приказ он получал и в августе 91-го. Тогда Л. Шебаршин дал возможность тянуть время и не включаться в сомнительную операцию. "Вымпел" и "Альфа" на штурм не пошли и позже им это засчитали высочайшей заслугой.

На этот раз оба отряда снова отказались штурмовать Белый Дом. Но 4-го октября они все же вошли туда - без выстрелов - чтобы вывести, прикрывая своими телами от "случайных" пуль, вождей оппозиции Руцкого, Хасбулатова, Баранникова. Впоследствии "Альфу" простили, а "Вымпел" - нет. Потянулись недели томительной неясности в отношении дальнейшей судьбы отряда. Чтобы как-то разрядить ситуацию, командование "Вымпела" внесло предложение: создать на его базе федеральный учебный центр для повышения квалификации оперативных сотрудников внешней разведки, контрразведки, спецназа. Но уже было поздно.

23 декабря 93-го года президент Ельцин подписал указ о расформировании Министерства безопасности России. Что касается "Вымпела", то решили переподчинить его МВД. С людьми, не раз прошедшими огонь и воду, с профессионалам высочайшего класса, никто разговаривать не стал, тем более - советоваться. Чиновники, как известно, твердо убеждены в том, что они все знают и умнее всех. Реакция бойцов отряда была следующей: 112 офицеров подали рапорта об отставке. Около 150 человек перешли на службу в управление правительственной охраны, в службу внешней разведки, в контрразведку, в министерство по чрезвычайным ситуациям. Часть людей ушла в коммерческие структуры. И всего лишь человек 90 (в основном те, кто не успел получить квартиры) согласились служить под предводительством министра Ерина.

Объяснить подобную реакцию нетрудно. Элитное спецформирование сочло себя униженным и оскорбленным: "Это все равно что современному летчику-истребителю предложить летать в полку "кукурузников" или оператора АЭС перевести работать на дизель", - так объяснили вымпеловцы свое негативное отношение к решению "верхов". Да и без того ясно, что милиция не может использовать по назначению офицеров-диверсантов, в совершенстве владеющих иностранными языками, прыгающих с парашютом, стреляющих из всех видов стрелкового оружия, детально знающих совершенно секретные объекты не только России, но и многих стран мира.

Политические интриги в очередной раз победили разум и здравый смысл. К тому времени, когда преступники фактически объявили открытую войну всему российскому обществу, а терроризм ворвался в повседневную жизнь (взрывы, угоны самолетов, захват заложников), самое лучшее антитеррористическое под-разделение оказалось разгромленным. Остается только догадываться, какую радость вызывало сообщение об этом во всех иностранных спецслужбах, преступных группировках стран СНГ, у всех коррумпированных чиновников и парламентариев России!

***
Итак, отряд "Вымпел" существовал немногим более 13 лет. Однако на этом его история не закончилась. Осенью 94 года сама жизнь заставила создать Управление специальных операций федеральной службы контрразведки. В нем сформирован новый отряд, подобный "Вымпелу", созданы территориальные подразделения. Ключевые посты в этих формированиях заняли бывшие "вымпеловцы", вернувшиеся из МВД и других учреждений. Идет также набор молодого пополнения среди офицеров контрразведки. Главная задача УСП аналогична той, что стояла перед "Вымпелом" в 92-93 гг. - антитеррористические и антидиверсионные действия на стратегически важных и экологически опасных объектах России.

Отряды ПДСС и "Дельфин" ГРУ

О советских армейских подразделениях спецназначения (разведывательно-диверсионных и антидиверсионных отрядах и группах) на Западе знают очень немногое. О спецформированиях советского военного флота там вообще почти ничего не известно.

Такой вакуум информации объясняется особой секретностью этих военно-морских частей. Во-первых, в области подготовки, тактики действий, технического оснащения и вооружения морской спецназ СССР обогнал все страны НАТО. Во-вторых, в 70-80-е годы советские морские диверсанты участвовали в боевых действиях во многих странах мира (например, в Анголе, Вьетнаме, Египте, Мозамбике, Никарагуа, Эфиопии и других). Но ответственность за их операции взяли на себя вооруженные силы либо спецслужбы дружественных СССР стран. То и другое, вместе взятое, обусловило режим строжайшей секретности.

Предыстория создания советского морского спецназа такова. В октябре 1955 года в английский порт Портсмут прибыл советский крейсер "Орджоникидзе".

На его борту находились тогдашние руководители СССР - Хрущев и Булганин. Они отправились на переговоры с премьер-министром Великобритании в Лондон. А тем временем для изучения винтов крейсера в воды гавани опустился боевой пловец флота ее величества, капитан 2-го ранга Лайонелл Крэбб. Британские военно-морские специалисты весьма интересовались винтами, так как предполагали, что благодаря их форме крейсера данного типа развивают высокую скорость хода (более 35 узлов) при экономичной работе турбин. Однако рейд Крэбба стал известен советской агентуре, и во время второго погружения корабельные винты крейсера как бы "случайно" провернулись. Крэбб погиб, советская сторона выразила сожаление по поводу происшедшего и принесла свои извинения.

А сотрудники Министерства обороны СССР приступили к рассмотрению вопроса "о необходимости создания специальных подводных разведывательно-диверсионных формирований". Решался этот вопрос (путем составления служебных записок, совещаний специалистов, изучения опыта других стран) целых полтора года. Наконец в 1957 году министр обороны Г.К. Жуков издал приказ об организации специальных сил ВМФ. Однако после его смещения работы в этом направлении были приостановлены.

И только в 1967 году, т.е. спустя еще 10 лет, приказом Главнокомандующего ВМФ был создан "Учебно-тренировочный отряд легких водолазов Краснознаменного Черноморского флота". Личный состав этого отряда испытывал различные модели водолазного снаряжения, проводил учебные погружения и плановые подводные работы в акватории военно-морских баз, изучал прибрежную зону... Короче, обычная рутинная работа вспомогательного подразделения флота. Однако в отряде собрались настоящие энтузиасты морских диверсий. Не ставя в известность высшее командование, они работали по своей собственной программе.

На первых же больших учениях по высадке десанта они показали товар лицом. Не только разведали из-под воды наиболее подходящий плацдарм для высадки, но и захватили его! Выйдя на берег там, где их никто не ждал, они подавили все огневые точки "противника", уничтожили закопанные в землю танки, полностью прервали телефонную и радиосвязь. При этом "легкие водолазы" так грамотно и эффективно использовали взрывчатку и автоматическое оружие, что восхищению генералов и адмиралов (всех имевших за плечами Великую Отечественную войну) не было пределов. По итогам учений в Минобороне решили преобразовать Учебно-тренировочный отряд в Отряд по борьбе с подводными диверсионными силами и средствами (сокращенно Отряд ПДСС).

В 1969 году отряды ПДСС были созданы в составе Балтийского, Северного, Тихоокеанского флотов. Противодиверсионные отряды имелись во всех сколько-нибудь крупных военно-морских базах, особенно тех, где находились подводные лодки, вооруженные ракетами и торпедами с ядерными боеголовками. После вывода российских вооруженных сил из ГДР, Польши, стран Балтии, после развала Черноморского флота часть из них расформировали. Кроме того, практически все отряды подверглись сокращению личного состава.

В 1970 году Главное разведывательное управление Генштаба (ГРУ) создало разведывательно-диверсионное формирование "Дельфин", предназначенное для тайных операций против военно-морских баз иностранных государств. Тактика подводных операций, приемы и методы обучения, снаряжение, вооружение, технические средства - все это разрабатывалось советскими военными специалистами почти с нуля, так как предшествующих разработок практически не существовало, за исключением отдельных инициативных проектов или экспериментов. Тем не менее за несколько лет по всем аспектам, связанным с подводной разведкой и диверсиями, удалось не только догнать аналогичные подразделения ВМФ США, Великобритании, Франции, ФРГ, Италии, но и обогнать их.

Личный состав отрядов ПДСС набирается в основном из числа морских пехотинцев-добровольцев, получивших рекомендацию командиров. Кандидат должен быть эмоционально уравновешенным, способным сохранять спокойствие в экстремальных ситуациях, не бояться темноты, одиночества, замкнутого пространства. Он должен выдерживать большие физические нагрузки, хорошо переносить погружение на значительные глубины и перепады давления. Если психологические тесты и медицинская комиссия пройдены, кандидат становится курсантом. Дальше начинается базовая подготовка, которая длится полгода (26 недель) и делится на 3 этапа.

Первый этап занимает 7 недель. Учебный день рассчитан на 15 часов. Курсанты бегают кроссы на дальние дистанции, плавают, занимаются греблей, преодолевают полосу препятствий. С каждым днем нагрузки увеличиваются, а требования становятся все жестче. Кроме того, инструкторы систематически устраивают различные помехи. Например, разливают на воде и поджигают нефть, или на проплывающем мимо бревне взрывают заряд взрывчатки... В последнюю (седьмую) неделю проверяют способность курсантов выдерживать предельные физические и психические нагрузки.

В это время на сон отводится не более 3-4 часов в сутки. Курсанты совершают марш-бросок с полной выкладкой на 100 километров, а также заплыв в гидрокостюме на 10 миль (18,5 км), буксируя при этом груз весом до 40 кг. В среднем данный этап проходит до конца лишь один из 15-20 курсантов.

Второй этап длится 11 недель. В ходе его курсанты изучают водолазное снаряжение, минно-взрывное дело, тактику боевых операций малых групп в воде и на земле, основы войсковой разведки, радиодело, овладевают холодным и огнестрельным оружием (как серийным, так и специальным). Затем идет парашютная подготовка, скалолазание, управление подводными, надводными и наземными транспортными средствами (например, электробуксировщиками). Разумеется, видное место отводится изучению и отработке различных действий под водой, способов проникновения из-под воды в заданный район и эвакуации с берега в воду.

Немало времени уделяется рукопашному бою на суше и особенно под водой с ножом (обычным и иглой). Парни тщательно отрабатывают приемы шокового, травматического и смертельного воздействия на противника.

В ходе выполнения различных учебно-боевых заданий происходит подбор членов мелких подразделений боевых пловцов. Смысл здесь в том, что каждое такое подразделение (пара, тройка, четверка и так далее) должно действовать точно и четко, как единый хорошо отлаженный механизм. А это требует взаимной "притирки" в процессе совместных занятий.

Закончив второй этап обучения, курсанты сдают зачет по охране и обороне береговых объектов и кораблей от пловцов-диверсантов противника. Этот зачет, лучше сказать - экзамен, происходит во время учений, построенных как модель боевой операции. Здесь проверяется умение работать под водой на различных глубинах (ориентироваться, наблюдать в условиях плохой видимости, вести бой, преследовать врага, отрываться от преследования, маскироваться на грунте и так далее). Успешно сдавших зачет отправляют в отдельную бригаду морской пехоты для закрепления приобретенных навыков.

Это 3-й этап, он длится 8 недель. Опытные инструкторы ежедневно контролируют курсантов. Затем одни боевые пловцы остаются в бригаде, другие возвращаются в те отряды ПДСС, где они проходили обучение. А наиболее способным предлагают пройти двухгодичное обучение в специальном разведывательно-диверсионном центре.

***
Этот учебный центр готовит кадры для отряда "Дельфин". До недавнего времени он находился на соленом озере Балхаш, в Казахстане (площадь более 17 тысяч кв. км, глубина до 226 метров). Здесь курсанты прыгают с парашютом по всей шкале высот (начиная с 200 метров и кончая затяжными из стратосферы), опускаясь при этом на различную местность - на воду, лес, горы, степь - в любую погоду днем и ночью. Высаживаются с вертолетов по канатам (за 28 секунд с высоты 40 метров) и без канатов, прыгая в воду с высоты 5 метров от поверхности. Осваивают выход из подводной лодки через торпедные аппараты. Учатся уничтожать корабли, шлюзы, дамбы, мосты, захватывать аэродромы, командные пункты, узлы связи. Еще их учат выживанию в любых климатических условиях, способам побега из плена, работе на всех типах радиостанций, применению ядов, использованию самых различных технических средств.

Немало времени уходит на совершенствование навыков стрельбы из различных моделей огнестрельного оружия отечественного и иностранного производства. Среди них некоторые не имеют аналогов в мире, например, автомат для подводной (и надводной тоже) стрельбы АПС-55. Его длина всего лишь 62 см, вес с магазином на 26 патронов - 2,7 кг. На глубине в 40 метров (ниже которой в снаряжении на сжатом воздухе не погружаются) может поражать водолазов противника на дистанции до 10 метров, либо пробивать обшивку миниатюрной подводной лодки, днище катера и т.д. На воздухе он убивает на расстояниях до 100 метров!

Но самое главное, в чем пловцы "Дельфина" превзошли пловцов всех других стран, это умение преодолевать любые рубежи подводной обороны и проходить там, где, казалось бы, пройти абсолютно невозможно. Яркий пример: в штормовую ночь три пары пловцов высаживают с вертолета на воду за 15 миль от берега (т.е. на удалении в 28 километров). Необходимо скрытно подойти к военно-морской базе "противника", проникнуть туда и взорвать некий объект. Первый рубеж обороны - донные мины, взрываемые с берега по проводам по сигналам гидроакустических станций. Второй рубеж - сигнальные тросы, натянутые под водой в разных направлениях. Третий - подводная взрывная сеть с установленными на ней зарядами, которую нельзя резать и под которую невозможно поднырнуть. А сверху светят прожекторы и установлены пулеметы береговых постов, станешь перелезать через сеть сверху, сразу заметят и "расстреляют". Однако пловцы "Дельфина" проходили все рубежи, затем форсировали почти отвесную скальную стену и бесшумно "снимали" часовых.

Потом минировали объект и уходили назад в воду тем же путем, что и пришли на берег.

В отряде происходила специализация по регионам предстоящей боевой деятельности: Латинская Америка, США с Канадой, Западная Европа, Юго-Восточная Азия, Южная и Юго-Западная Африка, Ближний Восток, страны Средиземного моря и т.д. После обучения в Центре диверсантов отправляли в Севастополь, где в дельфинарии они изучали методы борьбы с морскими животными, тренированными для уничтожения боевых пловцов.

Для борьбы с подводными диверсантами дельфинов тренировали на манекенах и настоящих пловцах. Дельфины оказались опасными противниками. Пытаясь сдернуть ласты, они могли утопить человека, а получив команду к атаке, пробивали насквозь манекены металлическим штырем, укрепленным на рыле. Поскольку по такой же программе работали лаборатории ВМФ США, советские специалисты разработали свои методы борьбы с тренированными морскими животными. Данная программа осуществлялась в большой спешке. Дело в том, что во время одной из операций по подрыву американских транспортных кораблей с боеприпасами в бухте Камрань погибли двое пловцов "Дельфина". Их убили именно боевые дельфины, доставленные туда из США для охраны акватории бухты. Впоследствии попытки американцев применить своих дельфинов против советских боевых пловцов у побережья Никарагуа закончились уничтожением животных!

Когда инструкторы приходят к выводу, что диверсант подготовлен полностью, его начинают использовать в боевых операциях. Однако раз в год диверсанты обязательно проходят курс переподготовки, где их знакомят с новинками снаряжения, вооружения, медицинского обеспечения, а также с опытом отечественных и зарубежных боевых пловцов по операциям за прошедший год.

***
Проведение любой операции боевых пловцов невозможно без помощи специальных научных подразделений. Они дают точную информацию о гидрографических условиях в районе высадки (о подводных течениях, рельефе береговой линии, удобных подходах к берегу, естественных укрытиях, опасных для людей морских обитателях, о температуре и прозрачности воды, о времени и силе приливов и отливов, и многом другом). Они же нередко осуществляют звукоподводную связь с пловцами, обеспечивают их гидроакустическими маяками, ориентируют по местоположению, осуществляют скрытую заброску и прием на борт. Чаще всего подразделения технического обеспечения находятся на борту "научно-исследовательских" кораблей (раньше - Академии Наук СССР, ныне - Российской АН) или в секретных отсеках огромных плавучих заводов по переработке рыбы, крабов, креветок, кальмаров.

Своими успехами советские боевые пловцы в значительной степени были обязаны военным конструкторам, создающим оружие и снаряжение. Бесшумное сверхскорострельное оружие, инфракрасные, оптические и лазерные прицелы и целеуказатели, фугасы объемного взрыва, вакуумные боеприпасы, буксируемые ядерные фугасы (малые весом около 27 кг и большие, весящие примерно 70 кг), реактивные гранатометы, огнеметы, средства подавления гидроакустических и электронных приборов - все это было и есть на вооружении советских боевых пловцов, все это отечественного производства, по качеству не хуже западных образцов (часто лучше).

Дыхательные аппараты замкнутого цикла позволяют находиться под водой в течение нескольких часов, и людей не выдает выдыхаемый воздух. Костюмы с теплоизоляцией сохраняют пловцов от переохлаждения, а приборы подводного ориентирования обеспечат боеспособность даже в условиях нулевой видимости. Обезвредить такого диверсанта сможет только подготовленный пловец из группы ПДСС.

В настоящее время в диверсионной работе используют небольшие подводные суда. В середине восьмидесятых годах советские специалисты разработали сверхмалую подводную лодку "Пиранья". Она могла подойти к объекту, взяв на борт шесть диверсантов, контейнеры и дополнительные средства движения. Но вершиной конструкторской мысли стало приспособление "Сирена" - своеобразная оборудованная торпеда. Внутри нее размещались два террориста со всем необходимым снаряжением, и "Сирена" выстреливалась из торпедного аппарата подводной лодки.

Скрытную высадку на территорию другого государства легче всего осуществить водным путем. Исходя из таких соображений, в 1983 году в составе секретного отряда "Вымпел" первого главного управления КГБ СССР создали особое подразделение боевых пловцов. Готовили их инструкторы из "Дельфина", но людей подбирали, естественно, не среди морских пехотинцев, а из числа оперативных сотрудников КГБ. В отличие от диверсантов "Дельфина", важное место в их подготовке занимала работа с агентурой в приморских населенных пунктах стран вероятного противника. Цель - во взаимодействии с агентами захватить и уничтожить в день "Икс" стратегические объекты. Либо удержать их до прибытия основных сил десанта с воздуха и с моря.

Насколько известно, масштаб боевых задач стоявших перед боевыми пловцами отрядов ПДСС всех флотов, "Дельфина" и "Вымпела" был огромен. В случае начала войны с блоком НАТО советский морской спецназ должен был вывести из строя всю систему противолодочной обороны в Атлантике, Тихом океане и Средиземном море, осуществить диверсии в центрах управления и связи основных морских соединений стран НАТО, заблокировать передовые операционные базы легких сил (катеров, десантно-амфибийных соединений, спецсредств, противолодочных сил и т.д.), высаживаясь для этого с транспортных подводных лодок, с коммерческих и промысловых кораблей под чужими флагами, с самолетов и вертолетов, или будучи заброшенными на подходящие места еще до начала войны.

Короче говоря, морской спецназ должен был нанести удар на всех морских театрах, там, где не предусматривалось использование ядерного оружия.

⇦ Ctrl предыдущая страница / следующая страница Ctrl ⇨
версия страницы для мобильных устройств

ГЛАВНАЯ СТРАНИЦА / МЕНЮ САЙТА / СОДЕРЖАНИЕ ДАННОЙ СТАТЬИ 

cartalana.orgⒸ 2008-2020 контакт: koshka@cartalana.org