МИЛЛЕР Д. "КОММАНДОС (формирование, подготовка, выдающиеся операции спецподразделений)", 1997

ГЛАВНАЯ СТРАНИЦА / МЕНЮ САЙТА / СОДЕРЖАНИЕ ДАННОЙ СТАТЬИ



Операция "Внезапная ярость", 1983

Президент США и Коллегия начальников штабов с большим интересом наблюдали за Фолклендским конфликтом. Победа Англии привела к нескольким выводам. С удовлетворением была отмечена надежность используемого в обеих странах военного снаряжения. Это особенно касалось ракеты "воздух-воздух" "Саидуиндер". Тем не менее, у американцев вызывала зависть подготовка британских солдат, принимавших участие в операции. Парашютисты, коммандос САС, гурки - все безошибочно выполнили задачи. Американцы испытывали горечь, сопоставляя это с "достижениями" своих солдат - "Маягуэз" и рейдом на Тегеран.

Администрация Рейгана отличалась неуступчивостью и агрессивностью. Президент лично поддержал предложение реорганизовать силы спецназначения. В новую программу подготовки вошли элементы, полностью взятые у английского САС, советского спецназа и израильского "Саерет Миткаль". Денег хватало. Никто из сенаторов не сомневался в необходимости создания подразделений, способных действовать в любом уголке мира против террористов, финансируемых "Империей зла". Коммандос "Дельта" стали любимцами Рейгана, который регулярно интересовался обучением и организацией нового формирования. Было предоставлено оснащение, например, вертолеты, пригодные для действий в любых погодных и климатических условиях. Система руководства специальными силами была усовершенствована. Теперь они подчинялись определенным звеньям армейского командования. Создали "Объединенное руководство специальными операциями". Все было готово - оставалось добиться успеха.

***
В 1982 г. Национальный Совет Безопасности США обратил внимание на Гренаду - островок в Карибском море, на котором левое радикальное правительство начало мешать американским концернам. Более того, полковник Оливер Норт, осуществлявший координацию работы Совета Безопасности и Коллегии начальников штабов, представил шпионские фотографии каких-то земляных работ, ведущихся под охраной кубинских солдат. Вскоре оказалось, что строился аэродром для промежуточной посадки кубинских самолетов, летящих с миссией "интернациональной помощи" в африканские страны. Коммунистическая пресса и кубинцы захлебывались от возмущения в ответ на это обвинение, утверждая, что аэродром предназначен для туризма.

Солдат 75-го батальона рейнджеров США на Гренаде в октябре 1983 года

Рейган однако не желал верить коммунистам и решил подготовить операцию, направленную на изгнание кубинцев с Гренады. Ее проведение ускорило свержение "умеренно коммунистического" премьера Бишопа "народно-революционной армией", поддерживаемой кубинскими инструкторами и коммандос. 19 октября 1983 г. власть захватил Военный совет. 20 октября было принято решение начать операцию с официальной целью обеспечить эвакуацию живущих на острове 1000 американцев. Из пропагандистских соображений акции придали такой размах, что некоторые называли ее "мини-Нормандией". 21 октября группа военных кораблей США получила приказ направиться к берегам Гренады.

Приступили к выполнению разработанного заранее плана. Силами десанта руководил командир 24-й пехотный дивизии генерал-майор Норман Шварцкопф. Предполагалось с помощью воздушно-морского десанта высадить 6500 солдат. Северную часть острова должны были занять морские пехотинцы, а южную - коммандос и 82-я воздушно-десантная дивизия. Из районов высадки американцы планировали атаковать центр острова с задачей разгромить армию Гренады и кубинские войска (всего около 12000 солдат).

На рассвете 25 октября 600 морских пехотинцев были переправлены вертолетами с борта авианосца "Индепенденс" на аэродром Перле на северо-восточном побережье Гренады. Одновременно 35 коммандос группы "Дельта" приземлились на парашютах на аэродроме Пойнт Салайнс. Они должны были подготовить высадку рейнджеров, но еще в воздухе были обстреляны, потеряв 6 человек убитыми и 22 ранеными. Кубинские "рабочие" и местные жандармы оказались очень бдительными.

В это время остальные силы спецназначения с использованием вертолетов атаковали сильно укрепленную тюрьму Ричмонд Хилл, где коммунисты содержали политических заключенных. Шварцкопф боялся, что их ликвидируют. Атака оказалась успешной для авиационной спецгруппы 160, штурмовые вертолеты которой налетали волнами и эффективно уничтожали сильную противовоздушную оборону. На аэродроме Пойнт Салайнс, несмотря на огонь зенитной артиллерии, приземлились 10 самолетов С-130 с батальоном рейнджеров. Вслед за ними прибыли парашютисты 82-й дивизии. Сопротивление гренадцев и кубинцев было сломлено. После этого на захваченном аэродроме приземлились два "Боинга", в которых находились 300 солдат из различных стран карибского бассейна, поддерживавших американскую акцию. Их помощь имела значение только для дипломатов.

Затем рейнджеры покинули аэродром и атаковали казармы Кальвинас, которые сдались после короткого сопротивления. Большинство кубинцев погибли на аэродроме, а гренадские "товарищи" не имели особого желания сражаться в одиночку. Парашютисты захватили здания медицинского факультета университета Сент Джордж, где находилась группа из 400 американских студентов. Оттуда они двинулись на Форт Фредерик - главную базу армии Гренады. Поскольку последние кубинские советники сумели эвакуироваться на моторных лодках, сражаться было некому, и лагерь ожидал американцев, вывесив белые флаги.

Вторжение в Гренаду закончилась успехом, хотя протекало в атмосфере некоторого беспорядка и импровизации. Счастливый исход следует объяснить в первую очередь режимом секретности в отношении американских средств массовой информации. Пронырливых журналистов пустили на остров лишь после полного завершения операции. Поэтому кубинцы не могли узнавать из передач СNN о передвижениях американских войск. Последние оставались на острове в сокращенной численности до весны 1994 г., когда американское правительство решило, что обнищавшим кубинцам Гренада больше не нужна.

Операция укрепила позиции элитных подразделений, но не устранила противоречий между группой "Дельта" и корпусом морской пехоты. Через год после десанта в Гренаде в Вашингтоне было создано "Объединенное агентство по специальным операциям" с задачей координировать действия чрезвычайного характера. В 1987 г. в министерстве обороны появилась должность помощника министра по специальным операциям и локальным конфликтам. Наконец, на базе Мак-Дилл во Флориде разместили руководство специальными операциями США, которое координировало обучение специальных подразделений в последние годы холодной войны.

Операция "Правое дело", 1989

Универсализация структуры американского командования помогла планировать сложные вооруженные операции. Длившийся с 1987 г. кризис в панамо-американских отношениях достиг апогея в декабре 1989 г., когда замешанный в торговле наркотиками "Верховный вождь" генерал Мануэль Норьега объявил, что его страна находится в состоянии войны с США.

На следующий день, когда Норьега решился на первый враждебный акт, президент Буш подписал приказ об интервенции. 16 декабря панамские вооруженные силы открыли огонь по четырем офицерам американской морской пехоты, которые подъехали к дорожному заграждению. Силы обороны Панамы арестовали, кроме того, офицера американского флота и его жену, которые оказались свидетелями трагического инцидента. Американская разведка сообщила о готовящихся провокациях в зоне Панамского канала, находящегося под контролем вооруженных сил США. 27000 человек гарнизона канала, в том числе 4000 солдат сил спецназначения были переведены на режим боевой готовности.

Решение об интервенции было принято очень быстро. Американцы, находившиеся в Панаме многие годы, детально знали эту страну. Целью операции являлся прежде всего захват генерала Норьеги, который находился в международном розыске с 1988 г. за свои связи с наркокартелями. Разоружение 15000 панамских солдат не представлялось трудной проблемой. К участию в операции были привлечены специальные подразделения парашютистов, пехоты и морской пехоты при поддержке частей воздушной кавалерии ("Эйр кав").

В полночь 20 декабря спецгруппа, состоящая из коммандос "Дельта", была переброшена вертолетами "Блэк Хоук" к северу от города Напама, где по данным разведки собирался ночевать Норьега. Коммандос бросились к вилле, но личная охрана в последнюю минуту сумела вывезти генерала. Группа автомашин поехала на аэродром Торрихос, где стоял самолет диктатора, на котором он собирался улететь в Южную Америку. В 1.00 эскорт Норьеги въехал на взлетную полосу, но в 1.03 на ней высадились 730 рейнджеров, сброшенных на парашютах. Они еще в воздухе начали обстреливать президентскую гвардию. Завязался жестокий бой, выигранный американцами, однако в суматохе Норьеге удалось бежать. Его бронированная машина повернула и помчалась в направлении центра города, под прикрытием огня личной охраны. Схватка с ней не позволила рейнджерам сразу броситься в погоню.

Тем временем вблизи аэропорта высадились парашютисты 82-й парашютно-десантной дивизии. Оснащенные танками "Шеридан" и бронетранспортерами, они атаковали здание аэропорта, где отстреливались панамские солдаты. От их пуль погибли несколько десятков гражданских лиц, наблюдавших за операцией. Парашютисты захватили одно крыло здания и предложили панамцам сложить оружие. Однако те отвергли ультиматум, угрожая убить 376 пассажиров, взятых в качестве заложников. Говорившие по-испански рейнджеры ответили, что если у кого-то из заложников упадет хоть волос с головы, все панамские солдаты будут уничтожены. После коротких переговоров солдаты Норьеги сдались. Такие же события разыгрались в других городах страны, где американцы без особого труда подавили сопротивление и установили порядок.

Тем не менее погоня за Норьегой не дала результатов. Несмотря на усилия коммандос группы "Дельта", он сумел укрыться в резиденции ватиканской нунциатуры. Штурм этого здания не входил в планы из-за возможных международных реакций. Американцы плотно окружили здание и начали психологическое давление, требуя выдачи Норьеги. В течение 24 часов в сутки через громкоговорители передавали музыкальный хит Дэвида Боуи "Сгоришь в аду". 3-го января 1990 г. Норьега вышел и сдался жандармам. Его немедленно перевезли на воздушную базу Ховард, а оттуда в Майами, где его уже несколько лет ждала скамья подсудимых. Свержение торговца наркотиками, ставшего главой государства, обошлось американцам в 23 убитых и 324 раненых. Панамцы потеряли 314 человек. Эта операция реабилитировала американские силы спецназначения после поражений в Иране и Ливане, а также сумбурного десанта в Гренаде.

Операция "Буря в пустыне", 1991

После успешной нейтрализации генерала Норьеги американское "Командование специальными операциями" приобрело большой авторитет. Ему позволили расширять подразделения спецназначения, объединять руководство ими, стандартизировать подготовку и оснащение. Коммандос армии, флота и авиации проходили совместные учения во многих уголках мира. Однако командование не было удовлетворено. Анализируя ход операции "Правое дело", оно пришло к выводу, что все могло быть сделано лучше. Эти соображения были использованы при разрешении самого опасного кризиса последних лет - иракской агрессии в районе Персидского залива.

2-го августа 1990 г. войска Саддама Хуссейна вторглись в Кувейт - небольшой эмират, чрезвычайно богатый нефтью. Отсюда, из Персидского залива, иракские дивизии могли двинуться на юг в направлении сказочных нефтяных месторождений Саудовской Аравии. От Дахрана и Аль Джубая их отделяли всего 300 км. Удачная операция, которой не смогла бы помешать хорошо вооруженная, но малочисленная саудовская гвардия, позволила бы Хуссейну контролировать 40 процентов мировых запасов нефти.

США и Англия приступили к немедленным дипломатическим действиям и за короткое время смогли создать антииракскую коалицию, в состав которой вошли даже такие страны, которые раньше вообще друг с другом не разговаривали. Одновременно специальный кризисный штаб готовил ответный удар. Оперативное руководство в районе конфликта относилось к сфере регионального командования Юго-западной Азии, однако из-за особой серьезности ситуации управление взяло на себя Верховное командование армии США. Во главе стал бывший командующий войсками в Гренаде генерал Норман Шварцкопф. Он решил немедленно расположиться вблизи театра военных действий - в столице Саудовской Аравии Эр-Риаде. Там к нему присоединился английский командующий генерал Питер де ла Вилльер, бывший офицер САС и превосходный знаток Ближнего Востока.

Все страны, входившие в коалицию и принимающие участие в военных операциях, послали в Саудовскую Аравию свои подразделения. Первыми прибыли американские парашютисты 82-й и 101-й воздушно-десантных дивизий. За ними - коммандос "Зеленые береты", "Тюлени" из США и авиационное "1-е крыло специальных операций". Англичане перебросили в Риад коммандос САС и солдат королевской морской пехоты. Их дополнили французские парашютисты из "Сил быстрого реагирования" и моторизированные части 1-го полка кавалерии Иностранного легиона.

Концентрация в одном месте лучших в мире спецподразделений (кроме советских и израильских) создавала соблазн провести рекламную операцию. Этого хотели командиры элитных частей. Однако Шварцкопф не верил в эффективность быстрого удара легких соединений. Он предпочитал достичь сокрушительного перевеса в авиации и бронетехнике и уничтожить противника одним ударом. Будучи офицером наземных войск старой школы, Шварцкопф не собирался изменять свои взгляды на пороге отставки.

Солдат советского армейского спецназа учится скрытно преодолевать водную преграду

Он понимал значение диверсионных операций и охотно принимал участие в их планировании. Он однако знал, что ничто не может заменить движущейся вперед колонны тяжелых танков. Главная роль была отведена коммандос САС, которые, по мнению руководства, обладали лучшей подготовкой. Они должны были освободить заложников в Кувейте, граждан стран, участвующих в коалиции. Их держали там в качестве "живых щитов" в здании аэропорта, на военных базах и коммуникационных узлах. Но запланированная акция откладывалась дипломатами, которые хотели освободить заложников с помощью переговоров. Действительно, 6 декабря был освобожден последний заложник благодаря международному давлению на Ирак. Все это время коммандос из разных стран занимались в основном разведкой позиций противника. Несмотря на "невидимые самолеты" и шпионские спутники, командование всегда имело сомнения в достоверности информации и высылало специальные силы для скрытной разведки.

Роль специальных частей значительно возросла на пороге "коалиционного" наступления, известного под кодовым названием "Буря в пустыне". Эта операция снесла с лица земли иракскую сторону.

В ночь с 16 на 17 января 1991 г. два вертолета "Блэк Хоук" из соединения 160 пересекли линию фронта, прокладывая путь в качестве "следопытов" для штурмовых вертолетов из 1-го крыла спецопераций, которые уничтожили ракетами "воздух-земля" две иракские радарные станции раннего предупреждения. В "дыру", возникшую в системе ПВО, устремились боевые самолеты, которые могли теперь беспрепятственно атаковать "с тыла" позиции иракской противовоздушной обороны. Открытые "коридоры" позволили авиации проводить мощные налеты на территорию Ирака при весьма ограниченных собственных потерях.

На четвертую ночь после начала бомбардировок коммандос САС были переброшены вертолетами в западный Ирак. Их оснастили специальными мотоциклами и джипами "Лендровер", приспособленными для преодоления песчаных пустынь. Задача разведчиков состояла в том, чтобы прочесать местность вблизи восточных границ Сирии и Иордании и немедленно информировать о передвижениях войск противника. Аналогичное задание получили французские коммандос, посланные в район слияния Евфрата и Тигра. У коммандос САС не было легкой жизни. На высоких плоскогорьях они пережили самую суровую за последние 100 лет зиму в этих местах. Однако свою миссию они выполнили безукоризненно.

В это время французские коммандос наблюдали за движением на автостраде Амман-Багдад и информировали авиацию о проезжающих военных колоннах. Непосредственную связь с операциями ВВС имели небольшие группы из 1-го крыла. Они наводили самолеты на важнейшие объекты иракской обороны, размещая автоматические наводящие станции или готовя посадочные площадки для других подразделений спецназначения.

В прямых боях с иракскими солдатами (наступление коалиции началось 24 февраля) спецподразделения выполняли роль разведывательного авангарда. Кроме того, они атаковали особенно хорошо оборонявшиеся убежища и полевые укрепления. Большое значение имел смелый десант "Зеленых беретов" и САС на аэродром Аль Махмудиа, в 60 км к югу от Багдада. Коммандос уничтожили башню управления полетами, перерезали телефонные линии и взорвали иракские истребители МИГ-29. Затем они повели на посадку Геркулесы С-130 с парашютистами из 101-й воздушно-десантной дивизии.

Тем временем коммандос из отряда "тюленей" проводили на побережье залива операцию с задачей отвлечь внимание иракцев от главного направления удара. Молниеносный захват буровых вышек и небольших островов показался Багдаду столь опасным, что в последний момент он отвел две дивизии с направления подлинного наступления и перебросил их на морское побережье.

Охотники за ракетами СКАД

Осенью и зимой 1990 г. террористические атаки иракских ракет "Скад" держали в напряжении мировое общественное мнение. Противоракетные батареи "Пэтриот" оказались на первых страницах газет. Охота на пусковые установки "Скадов" стала одной из главных задач коммандос коалиции, хотя большинство ракет было нацелено не на Саудовскую Аравию, а на стоявший в стороне Израиль.

Саддам Хуссейн знал, что если спровоцировать израильское правительство, оно способно решиться на самые неправдоподобные военные акции (вроде налета на иракские атомные реакторы возле Багдада). Хуссейн стремился вызвать нападение израильтян и тем самым возбудить противоречия внутри коалиции, поскольку арабские страны не согласились бы иметь такого "союзника". Он рассчитывал, что, хотя израильские коммандос разнесут в щепки часть его пусковых установок, они прежде всего разозлят арабов. Однако израильское правительство проявило хладнокровие и лишь непрерывно грозило возмездием.

На пусковые установки иракских ракет охотилась авиация, но атаки на небольшие подвижные платформы были очень трудны. Поэтому руководство специальных сил выделило особые патрули для выслеживания иракских ракет. Была избрана тактика в виде двух вариантов. Силы САС и группа "Дельта" практиковали метод, проверенный еще в годы 2-й мировой войны против установок Фау-2 в Голландии. Это иронически называлось: "Найди и позови старшего брата". Пользуясь мотоциклами и специальными машинами "Скорпион", коммандос приезжали в места потенциального размещения пусковых установок. С помощью дальномеров и приборов ночного видения они определяли местонахождение установки на гусеницах. Спутниковая система связи позволяла абсолютно точно установить координаты позиции, которую сообщали истребителям-бомбардировщикам. За 10 секунд до установленного по радио времени прибытия самолетов коммандос приводили в действие устройство, которое лазерным лучом указывало цель истребителям. Вся акция длилась несколько секунд: точные ракеты "воздух-земля", море огня, мощные залпы бортовых систем и... очередной "Скад" вычеркивался из списков Верховного главнокомандования. Коммандос молниеносно уходили в заранее намеченные пункты, откуда их забирали вертолеты либо самолеты из 1-го авиакрыла.

Второй вариант тактики сводился к тому, что на пограничных территориях коммандос действовали сразу. Обнаруженные "Скады" атаковали ракетами "Милан" либо огнем пушек, смонтированных на пустынных автомобилях и лендроверах. Этим занимались французы и англичане. Подобные акции назывались "в стиле Пэдди Мэйна". Особенно много атак на пусковые ракетные установки было проведено в районе автострады Амман-Багдад. "Охотники за скалами" называли эту дорогу "Бульваром скалов". За первые две недели были уничтожены десятки подвижных пусковых установок. Но даже в предпоследний день войны Ирак все еще собирался нанести массированный ракетный удар, который мог значительно повредить операции союзников. И вновь их успех в значительной степени определили силы спецназначения: САС и "Дельта" сумели уничтожить все 26 оставшихся к тому времени пусковых установок "Скад".

Всего за время операции "Буря в пустыне" силы спецназначения союзников провели более 700 различных операций на территории противника. Точные цифры их потерь неизвестны. По некоторым сведениям, США потеряли 7 человек, погибших в результате аварии вертолета, а Великобритания - 4 человека убитыми и 7 - пленными.

Часть 8. "Особый путь" СССР (1931-1991)

Парашютисты: несбывшиеся надежды

В 1931 г. Советский Союз стал первым государством, создавшим воздушно-десантные войска. В течение следующих 60 лет СССР располагал самыми многочисленными войсками этого типа в мире.

Попытки использовать парашютистов предпринимались в некоторых армиях уже в период Первой мировой войны, но только в СССР сразу оценили новые возможности, предоставляемые воздушным десантом. Первое парашютное подразделение было организовано в Ленинградском военном округе ("парашютно-десантный отряд"). К 1931 г. он представлял собой вполне готовую к бою воинскую часть. Но такие попытки предпринимались и раньше. Так, в 1929 г. группы парашютистов участвовали в боях против исламских партизан ("басмачей") в Средней Азии.

После официального создания отряда численностью 480 парашютистов с 18 самолетами в последующие два года возникли аналогичные новые части. В 1933 г. на базе этих соединений организовали четыре воздушно-десантные бригады специального назначения. Одновременно в СССР стали широко пропагандировать парашютный спорт среди молодежи, чтобы подготовить значительный резерв. В то время, как в очень немногих армиях мира делались лишь скромные попытки включать парашютистов в вооруженные силы, в 193S г. на маневрах под Киевом в присутствии иностранных военных атташе был сброшен десант, насчитывавший 1200 солдат. После захвата ими района десантирования там приземлились самолеты с 2500 пехотинцами, артиллеристами, солдатами мотомеханизированных подразделений. Одним из иностранных наблюдателей был немецкий офицер полковник Штудент. То, что он увидел, послужило окончательным аргументом в пользу организации в Германии первого батальона парашютистов. Три года спустя Штудент стал во главе первой немецкой воздушно-десантной дивизии.

В 1936 г. во время учений в районе Минска самолеты РККА сбросили 1800 парашютистов, а затем в этот район переправили самолетами еще 5700 солдат с тяжелым вооружением, артиллерией и танками. Еще через 2 года советские воздушно-десантные войска состояли из шести бригад обшей численностью 18 тысяч парашютистов.

С 1939 г. подчиненные авиации воздушно-десантные части участвовали во многих боевых действиях. 212-я бригада была направлена на Дальний Восток, где в сражениях под Халхин-голом столкнулась в роли обычной пехоты с японскими войсками. Во время нападения на Польшу в сентябре 1939 г. 201-я, 204 и 214-я бригады перебрасывались наземным путем.

Первые выбросы боевого парашютного десанта произошли в Финляндии в ноябре и феврале 1939 г. Почти три бригады были сброшены на пять главных целей и многочисленные второстепенные пункты. Однако на сложной местности, в тяжелых погодных условиях советские парашютисты были окружены и быстро разгромлены финскими частями. В дальнейшем в финской войне 1939-1940 гг. советские десантники действовали только как пехотинцы. Больше повезло солдатам 201-й и 204-й бригад, которые в составе парашютных батальонов сбрасывались в качестве дальнего авангарда советских мотомеханизированных колонн в июне 1940 г. во время захвата румынской Бессарабии.

Перед началом войны с Германией СССР располагал десятью воздушно-десантными корпусами по три бригады в каждом. На стадии формирования находились еще пять корпусов. Кроме того, имелся ряд отдельных парашютных бригад и батальонов. Бригада состояла из 4-х батальонов, численность личного состава каждого из которых равнялась по штату 546 человек. Численность воздушно-десантного корпуса составляла примерно десять тысяч человек. Однако несмотря на многочисленность, советские парашютисты в основном воевали как обычные пехотинцы, а не десантники. Сказались огромные потери самолетного парка в первые недели войны, неумение планировать и осуществлять крупные десантные операции.

Первая парашютная операция состоялась 14 июля 1941 г. под Могилевом. Здесь в районе деревни Горки авиаразведка обнаружила на поле примерно 300 немецких танков, стоявших в ожидании подвоза горючего. Рано утром с 4-х самолетов ТБ-3 была произведена выброска роты в количестве 64-х человек из состава 214-й бригады ВДВ. Десантирование происходило в условиях хорошей видимости, позволившей немцам своевременно обнаружить самолеты, летевшие на высоте 600 метров, и открыть зенитный огонь. Некоторые парашютисты погибли или получили ранения прямо в самолетах. Но большинство смогло прыгнуть. Завязался бой с превосходящими силами немецкой пехоты и экипажей танков. В этих условиях задача была выполнена лишь частично: удалось поджечь не более 20-30 танков и автомашин. Спустя двое суток в расположение своих войск вышли 34 парашютиста. Остальные погибли либо попали в плен.

Второй воздушный десант был осуществлен в ночь на 22 сентября 41 года под Одессой. Там в результате наступления немецких и румынских войск город и порт оказались в пределах досягаемости огня артиллерийских батарей в восточном секторе. Требовалось срочно подавить вражескую артиллерию, а затем снова отбросить противника от города. С этой целью был разработан план комбинированной операции. Пехотные части гарнизона должны были провести наступление из города в направлении села Свердлово. Непосредственно перед началом сухопутного наступления корабли должны были провести артобстрел района села Григорьевка в тылу противника и высадить там морской десант. А за 30 минут до начала высадки морского десанта предполагалось выбросить один взвод парашютистов (23 человека) в районе деревни Щицли, где находился узел связи противника.

Удачный выбор места для десантирования и времени (темная ночь незадолго до рассвета) обеспечили исключительный успех операции. Парашютисты перерезали несколько линий телефонной связи между войсками и уничтожили один командный пункт. Возникли паника и неразбериха, сильно затормозившие начало действий по отражению морского десанта. Его высадка произошла почти без потерь. В течение всей ночи командование 15-й румынской дивизии не могло понять, откуда атакуют советские войска - с моря, воздуха или со стороны Одессы по земле, а главное - какими силами? Утром парашютисты соединились с моряками, на следующий день к ним подошли пехотные части. В результате этой интересно задуманной и успешно осуществленной операции были разбиты части двух румынских дивизий, они отступили на 5-8 километров, вся дальнобойная артиллерия противника оказалась в руках советских войск.

3 октября 1941 года для задержки стремительно развивавшегося наступления немецких танковых и механизированных частей на Москву был переброшен авиадесант в район Орла-Мценска. Две бригады ВДВ из состава 5-го воздушно-десантного корпуса, общей численностью 6 тысяч человек, за 12 часов были доставлены в указанный район на 60 самолетах ПС-64 и ТБ-3. Каждый самолет сделал по 3-4 вылета. Кроме стрелкового оружия, десантники имели 10 орудий калибра 45 мм, минометы и крупнокалиберные пулеметы.

Приземление самолетов с первым батальоном десанта происходило на аэродроме в Орле под огнем противника, уже вышедшего на окраину взлетного поля. Поэтому остальные части пришлось высаживать на аэродроме Оптуха, в 8 км северо-восточнее города и под Мценском. В жестоких боях вскоре были потеряны все пушки. Однако посредством подвижной обороны, многочисленных засад и ночных вылазок, во взаимодействии с частями подошедших вскоре 6-й гвардейской стрелковой дивизии и 4-й танковой бригады, наступление немцев было остановлено. Произошло это на реке Зуша под Мценском.

Расстояние в 45-50 км, отделявшее Орел от Мценска, 24-й механизированный корпус 2-й танковой группы генерала Гудериана смог с большими потерями преодолеть только за 9 суток. Быстрая доставка советских войск самолетами явилась для немецкого командования полной неожиданностью. Поскольку перевозка, высадка и сбор десантников осуществлялись под огнем противника, их действия следует считать воздушно-десантной посадочной операцией, решившей поставленные задачи.

Следующая десантная операция советских парашютистов произошла 15 декабря 1941 года к западу от города Клин. Батальон в количестве 415 человек, которым командовал капитан И.Г. Старчак, был сброшен в тылу немецких войск, отступавших под натиском Красной Армии, перешедшей в контрнаступление под Москвой 5 декабря. Немцы отходили к Волоколамску, рассчитывая закрепиться на заранее подготовленном к обороне рубеже по рекам Лама и Руза. Они двигались по единственной еще не перерезанной дороге, ведущей к Теряевой слободе. Сюда и десантировался батальон из состава 214-й бригады ВДВ. В ночь на 15 декабря он оседлал дорогу, разрушил линии связи и преградил путь немецким войскам.

Десантники не только перекрыли путь из Клина к Теряевой слободе. Они перекрывали и другие возможные пути отхода немцев на запад. В течение 9 суток они нападали на двигавшиеся колонны, уничтожали небольшие гарнизоны, взрывали мосты, поджигали автоцистерны с бензином для танков и грузовиков. Всего десантники взорвали 29 мостов, сожгли 48 автоцистерн, подбили 2 танка, уничтожили не менее 400 вражеских бойцов. Действуя небольшими диверсионными группами по коммуникациям противника в обширном районе, десантники вынудили врага бросить тяжелое вооружение. Только немногим удалось прорваться из Клина в западном направлении. За успешное руководство операцией капитан Старчак был произведен в майора.

31 декабря 1941 года был сброшен парашютный десант в составе батальона (под командованием майора Няшина) на Арабатскую стрелку в Крыму. Он должен был перекрыть отход немецких войск по ней в сторону Геническа. А это, в свою очередь, требовалось для обеспечения успешной высадки морского десанта между Керчью и Феодосией. Советское командование хотело посредством вторжения с моря освободить Крым, большая часть которого была уже оккупирована немцами. Морской десант высадился, однако не смог продвинуться далее 10-15 км от берега. Освобождение Крыма не состоялось. Но парашютисты действовали успешно, и поставленную перед ними задачу не только выполнили, а и перевыполнили.

Выброс происходил в сложных погодных условиях, с высоты 450 метров. Парашютисты оказались разбросанными на большой территории, что значительно затруднило их сбор на земле. Зато эта разбросанность десантных групп в сочетании с их решительными действиями дезориентировала противника о силах десанта, создав у него впечатление крупной десантной операции. Обходя заслоны и опорные пункты врага, парашютисты небольшими группами выходили к Ак-Монаю. Когда основные силы батальона собрались вместе, майор Няшин повел их в атаку. В коротком бою вражеский гарнизон был полностью уничтожен, артиллерийская батарея, прикрывавшая северный фланг, захвачена. Затем батальон перешел к обороне захваченного района, сочетая ее с вылазками диверсионных групп на вражеских коммуникациях. Через некоторое время батальон сменили пехотинцы, а десантников отправили на Таманский полуостров.

В первые дни января 1942 г. был произведен десант батальона ВДВ майора Старчака в полосе наступления 43-й армии Западного фронта. Поначалу планировалось, что парашютисты захватят аэродром в районе села Большое Фатьяново. Затем туда на самолетах доставят пехотный полк (1,3 тысячи человек). Все вместе они перережут шоссе Юхнов-Медынь и полностью парализуют немецкие тылы.

Десант был сброшен на немецкий аэродром в ночь на 4 января 1942 г. Не дожидаясь полного сбора парашютистов, Старчак повел своих бойцов в атаку. Однако подавить сопротивление противника ему удалось только к вечеру. Организовав оборону, десантники начали расчистку летного поля от снега и установку посадочных сигналов. Но утром 5 января резко ухудшилась погода. Поднялась сильная метель, весь аэродром оказался занесен снежными сугробами. В связи с этим (а также из-за изменившейся оперативной обстановки) высадку остального десанта отменили. Батальону Старчака приказали перейти к самостоятельным диверсионным действиям в полосе наступления 43-й армии.

В ночь на 8 января внезапной атакой десантники захватили железнодорожную станцию Мятлево, где уничтожили 2 эшелона с 28 танками и другой военной техникой. После этого еще 10 суток батальон в исключительно трудных условиях суровой зимы вел боевые действия на дорогах южнее Медыни. Лишь 19 января остатки батальона (всего 87 человек) соединились возле села Никольское с частями 43-й армии. Своими смелыми действиями батальон майора Старчака частично дезорганизовал работу войскового тыла немцев перед наступающими советскими частями, чем способствовал успеху наступления.

В ночь на 18 и на 19 января 1942 года был сброшен парашютный десант в количестве двух батальонов 201-й бригады ВДВ юго-восточнее Вязьмы в районе деревни Желанье. Они расчистили от снега посадочную площадку, на которую в следующие три ночи был доставлен самолетами целый полк (1,6 тыс. человек), имевший более чем 100 пулеметов, 90 минометов и 45 мм пушек. Потери оказались незначительными, хотя немцы с самого начала высадки ежедневно бомбили и обстреливали с воздуха район высадки. Оба парашютных батальона под командованием капитана Суржика атаковали и захватили 20-22 января ряд населенных пунктов, в частности, деревни Ключи, Петрищево, Тыновка и другие, после чего 23 января соединились с прорвавшимся кавалерийским корпусом. Тем временем доставленный на самолетах пехотный полк развивал наступление в направлении города Глухов, и 4 февраля соединился с частями 239-й стрелковой дивизии.

В середине февраля 1942 г. сложилась исключительно тяжелая обстановка в полосе боевых действий 29-й армии на ржевском направлении. Штаб армии и ряд ее частей оказался отрезанным от основной группировки. Для оказания помощи этой окруженной и крайне измотанной боями группировке в ночь на 17 февраля был сброшен парашютный десант в количестве около 400 человек, под командованием старшего лейтенанта ПЛ. Белоцерковского.

В месте высадки (село Окороково) район нахождения окруженных советских войск составлял площадку 8 на 7 км. Вся она находилась под вражеским огнем. Непосредственно в момент высадки шли бои за село. Тем не менее, сразу же после освобождения от парашютов десантники с хода вступали в бой мелкими группами. Когда наступил день, они раздали окруженным боеприпасы и продовольствие, морально подняли их дух. Вечером того же дня части 20-й армии пошли на прорыв и к 22 февраля вышли из окружения. Десантники сражались на самых опасных участках, проявляя чудеса героизма.

Вяземская воздушно-десантная операция вошла в историю как самая длительная операция такого рода. Ее началом считают 27 января, окончанием - 28 июня 1942 года.

Выброска отрядов парашютистов производилась на Вяземском направлении и происходила в несколько этапов. С 27 января по 2 февраля, за 6 суток, удалось сбросить чуть более 2-х тысяч человек. Однако из-за больших потерь во время сброса и ошибок с местами высадки к решению боевой задачи среди них смогли приступить только 1320 человек. Следующий десант состоялся в ночь на 23 февраля, на этот раз удалось сбросить более 7-и тысяч человек. Правда, в результате обстрела немецким истребителем прямо в самолете погиб командир 4-го воздушно-десантного корпуса генерал-майор В.Ф. Левашов. Парашютисты должны были вести наступление с тыла на немецкие части, с целью захвата рокадной железной дороги Вязьма-Киров, и выхода к Вязьме, Дорогобужу, Юхнову. Им противостояли не менее пяти пехотных полков противника, занимавших укрепленные позиции, имевших артиллерию и авиационную поддержку.

Без тяжелого вооружения, не имея численного превосходства части корпуса продвинулись в ряде направлений на 20-22 км навстречу фронту. Но поскольку советские войска не смогли развить успешное наступление с другой стороны, постольку с 1 марта десантники, понесшие к тому времени значительные потери, вынуждены были перейти к обороне. Фронт обороны составлял примерно 35 км, в строю оставалось около 3-х тысяч человек. Жестокие бои шли с переменным успехом с марта по конец апреля. В мае остатки корпуса начали прорываться к своим войскам, что им и удалось осуществить 21-28 июня.

Цель операции достигнута была достигнута лишь частично. Но вины парашютистов в том нет. Они высадились зимой, ночью, с крайне ограниченного числа самолетов (не более 60-70), без тяжелого вооружения, с недостаточным запасом боеприпасов и продовольствия. Как всегда, подвело бездарное планирование операции высшими штабными чинами (особенно в той части плана, который предусматривал прорыв фронта 50-й армией) и слабое материальное снабжение. Все же парашютисты отвлекли на себя довольно значительные немецкие силы, которые пришлось снимать с передовых позиций для наведения порядка у себя в тылу. Бывший немецкий офицер фон Нове так писал об этих боях после войны: "Русские парашютисты много дней контролировали лес и, лежа на ветках, брошенных прямо на снег, отбивали наши атаки. Только после прибытия с фронта танков и пикирующих бомбардировщиков удалось очистить от них дороги".

Советский маршал Воронов, вспоминая войну, писал в своих мемуарах: "С большим сожалением нужно сказать, что мы, пионеры воздушного десанта, не имели разумных планов его использования". Вяземская и другие операции показали, что шансы на успех при высадке в тылу врага имеют только небольшие диверсионные подразделения. Чем крупнее десант, тем труднее ему решать оперативно-тактические задачи. Поэтому летом 1942 года 10 воздушно-десантных корпусов были преобразованы в гвардейские стрелковые дивизии.

⇦ Ctrl предыдущая страница / следующая страница Ctrl ⇨
версия страницы для мобильных устройств

ГЛАВНАЯ СТРАНИЦА / МЕНЮ САЙТА / СОДЕРЖАНИЕ ДАННОЙ СТАТЬИ 

cartalana.orgⒸ 2008-2020 контакт: koshka@cartalana.org