МИЛЛЕР Д. "КОММАНДОС (формирование, подготовка, выдающиеся операции спецподразделений)", 1997

ГЛАВНАЯ СТРАНИЦА / МЕНЮ САЙТА / СОДЕРЖАНИЕ ДАННОЙ СТАТЬИ



Взрыв в Триполи, 1985

В одну из июльских ночей 1985 г. в водах центральной части Средиземного моря появились два израильских ракетных катера типа СААР-4. Чтобы сделать суда "невидимыми", был предпринят ряд шагов в направлении радиодезинформации. Их радарные сигналы отражения тщательно сформировали таким образом, чтобы они не отличались от сигналов обычных траулеров. В окрестностях ливийского порта Триполи "рыбаки" начали "лов тралом". В это время с борта одного из судов в воду ушли 6 коммандос в костюмах аквалангистов и сели на ожившую под водой лодку мокрого типа, т.е. с заливаемыми морской водой отсеками для экипажей (в отличие от сухого типа, в которых команда находится внутри герметизированного аппарата и может обходиться без кислородных масок).

Подводный транспортер по форме своего корпуса напоминал самолет и имел специальные ниши для операторов. Он был оснащен объемистым контейнером для кислородных баллонов и мин. Благодаря мощному электрическому мотору он мог быстро двигаться к портовому рейду. По дороге коммандос нашли судно под каким-то экзотическим флагом, стоявшее в оговоренном заранее месте. Судно приняло на борт лоцмана и, как заранее планировалось, начало входить в арабский порт. Впрочем не исключено, что на его борту никто не знал, что под дном к корпусу с помощью мощных магнитов прилепился израильский "краб". Это было необходимо, чтобы штурмовое судно не было обнаружено чувствительными средствами противолодочной обороны. Благодаря сцеплению с большим корпусом мини-подлодка надежно защищалась от глубинных бомб, которые каждые пять часов бросали во всех портовых бассейнах.

Хотя Ливия не граничит с Израилем, она считает себя воюющей с ним страной со всеми вытекающими отсюда последствиями. Ее танковые дивизии принимали участие в войнах, а террор ливийцы осуществляют непрерывно. Впрочем, глубинные бомбы сбрасывались и в израильских, египетских и сирийских портах. Заряды подбирались такими, чтобы не повредить грузовые суда, но убить или оглушить любого подводного пловца в "мягком" костюме.

Операция израильских подводников готовилась несколько месяцев. Перед этим была проведена блестящая разведывательная операция, в ходе которой в штат администрации порта Триполи был внедрен агент, который не знал, что он израильский шпион. Ему внушили, что он работает на страховую фирму, действительно существовавшую в Париже, которой нужны сведения о движении судов. Благодаря информации щедро оплачиваемого араба шестеро коммандос знали, к какому причалу подойдет их корабль-носитель. Кроме того они были уверены, что там будет достаточный запас глубины и им не грозит быть раздавленными на дне. Израильтяне также знали многое другое: точный план порта, расписание патрулирования для катеров и паромов и места, где находились их цели. А целью были два небольших невзрачных судна, принадлежащие террористической организации Абу Нидаля - крайнего крыла Фронта освобождения Палестины, не подчиняющегося Ясиру Арафату. Эта группа выделялась своими необычайно кровавыми антисемитскими нападениями во всем мире. Здесь, под опекой Каддафи, террористы грузили оружие, боеприпасы и мины, чтобы доставить на Кипр, а затем в Ливан. Если бы этот груз был завезен на место назначения, Израиль уже не мог бы нейтрализовать последующие теракты.

Израильская операция планировалась как предостережение для ливийцев, которые давно поддерживали международный терроризм.

Проскользнув внутрь порта, коммандос переждали дежурную процедуру сброса глубинных бомб и быстро направились к берегу, где заканчивалась погрузка оружия террористов. Фиксация мин в нужных, наиболее чувствительных зонах корпусов, длилась недолго. Пошел отсчет времени до взрывов, а штурмовая группа начала отход. Для этого была использована несколько иная тактика ухода от гидролокаторов. В тот момент на внешний рейд уходил танкер. Израильтяне не "приклеились" к его дну из опасений, что после набора скорости танкер втянет их в свои винты, когда они сделают попытку отцепиться. Они просто двигались в непосредственной близости от судна, прикрываясь от локаторов его огромным корпусом. Их не обнаружили, и диверсанты смогли уйти от побережья. Все операция длилась 2,5 часа, истощив как запасы кислорода, так и батареи электромотора. Пришлось всплыть. Коммандос дали короткий сигнал о месте своего нахождения, вызывающий корабль для эвакуации. Сами же они подкачали свои костюмы сжатым воздухом и, приобретя плавучесть, прикрепились к бую, образовав вокруг него нечто вроде "солнышка". Очередность бодрствования позволила наследникам Россетти и де ла Пенне спокойно подремать на волнах. Через несколько часов, еще до рассвета их подобрал израильский корабль, который двигался в направлении особого сигнала, принимаемого сонаром.

В 6.00 утра в Триполи раздались четыре мощных взрыва, которые сменились новыми. Два судна федаинов превратились в огненные вулканы. Таков был ход одной из удачных операций последних лет с использованием подводных штурмовых лодок. Данное описание операции не является точным, но оно позволяет установить ряд технических параметров используемого военного оборудования и тактику, применяемую в таких случаях. После 1960 г. было проведено несколько десятков подобных акций.

Во время войны "Судного дня" подразделения 13-й флотилии действовали и на Красном море. Так, в ночь с 14-го на 15-е октября коммандос вместе с группой артиллеристов напали на базу арабских сил специального назначения и нефтяные сооружения в Синае. Цель операции - лишить египетский спецназ транспортных средств - была достигнута. На якорной стоянке Рас Зафаранах израильтяне уничтожили по крайней мере 4 боевых корабля и 14 вспомогательных судов. Второй раз израильтяне атаковали стоянку в ночь с 17-е на 18-е октября и уничтожили склад горючего. Несмотря на первоначальную сумятицу, египтяне пришли в себя от неожиданности и метким огнем повредили три судна, эвакуировавших коммандос. На одном из них вышел из строя двигатель, судно начало сносить к берегу. К нему двинулась египетская пехота. Вначале египтян держала на расстоянии палубная артиллерия, но, когда кончились боеприпасы, египтяне ворвались на корабль, и начался рукопашный бой. В этот момент механикам удалось запустить двигатель, и экипаж ушел от берега. Оставшиеся на борту египетские солдаты спасались, прыгая в воду. Следующий раз израильтяне провели операцию в ночное время (с 19-е на 20-е и с 20-е на 21-е октября). В результате был взорван склад горючего в Аль-Илурханда.

Наряду со строго военными операциями силы 13-й флотилии использовались для борьбы с палестинским терроризмом. Морские коммандос преимущественно нацеливались на физическую ликвидацию лидеров террористических групп, находившихся в арабских странах. Например, 20 февраля 1973 г. подразделение 13-й флотилии вместе с парашютистами провело рейд под кодовым названием "Худ 54-55" на территории Ливана. Объектом нападения стали палестинские лагеря для подготовки террористов в Бадави и Нахар аль-Бадре. 9-го апреля 1973 г. они вместе с "Саерет Миткаль" ликвидировали руководство террористической организации "Черный сентябрь", состоявшее из 3 человек.

Морские коммандос уничтожили также штаб-квартиру "Аль Фатх" - вооруженного крыла Организации освобождения Палестины в Бейруте (операция "Весенняя молодость").

"Живые торпеды" сегодня

В период второй мировой войны сформировались две тактики применения "живых торпед". Они в значительной степени зависели от типа используемого снаряжения и общих стратегических потребностей, связанных с положениями военной доктрины и возможностями тыла.

Исторически первым оказался метод, взятый на вооружение в Италии и Англии. Его можно назвать диверсионным. Здесь характерна тщательная и нередко длительная подготовка каждой операции с участием агентурной разведки и авиации. Статистика свидетельствует о решающем значении этого фактора. При правильно проведенной разведке успехом завершалось 80% атак "живых торпед" по сравнению со средней цифрой побед около 30%.

Команды штурмовых подразделений старались обучать индивидуально в зависимости от конкретных потребностей и особенностей местных природных и военных условий. Подбор коммандос отличался продуманностью и осуществлялся в жестком режиме. Процесс обучения боевых ныряльщиков - подводных пловцов даже во время войны длился по крайней мере несколько месяцев, а иногда и лет (Италия). В ходе планирования уделялось большое внимание безопасности и созданию шансов для возвращения пловцов - о людях весьма заботились. Это диктовалось не только стоимостью и длительностью "создания" выносливого подводного диверсанта, но и желанием получать информацию из первых рук о деталях проведения операции. Такой опыт имел огромную ценность. Именно благодаря ему устранялись технические недостатки снаряжения и тактические просчеты. Как правило, для диверсантов создавались возможности возвращения за счет соответствующей конструкции подводных судов, которые после выполнения задания могли возвращаться на корабль или базу. Кроме того, существовали аварийные каналы эвакуации, основанные чаще всего на агентурных сетях и дружеских подпольных организациях.

При данной тактике выбирались важные цели большого военного и пропагандистского значения, оправдывающего риск и расходы. Почти неизменно это касалось портов и других территорий, где подобные объекты находились в пределах досягаемости. Нередко это были районы, весьма удаленные от своих баз снабжения или напротив, пункты близко расположенные, но с сильной обороной, считающейся непреодолимой для диверсантов. В атаках участвовали небольшие группы "живых торпед" - чаще по три штуки, что было связано с транспортными возможностями судов-носителей и необходимостью маскировки. Сочетание с другими типами вооружений встречалось редко.

Описанные выше приоритеты стимулировали развитие транспортных средств, служащих для перевозки "живых торпед" поближе к месту атаки. Использовались и законспирированные опорные базы, находящиеся рядом с целями. Техника подрыва включала подвешивание взрывных зарядов, прикрепление их зажимами, складывание на дне под целью. Закладывались также магнитные мины с меньшей мощностью и мины на поплавках, фиксируемых на обшивке судов благодаря подъемной силе. Несмотря на относительно небольшое число использованных подводных судов, эта тактика принесла наибольший успех по сравнению с другими методами диверсий, применявшихся во 2-й мировой войне.

Немецко-японская тактика имела преимущественно противоположную направленность, хотя были и общие черты. "Живые торпеды" служили здесь заградительным оружием, чем-то вроде плавающих торпедных установок, которые должны были заменить прибрежные подводные суда и катера. Следствием этого принципа стало формирование крупных штурмовых бригад численностью свыше 50 человек. В данном случае фактор неожиданности играл второстепенную роль. Меньшие группы были характерны для императорского японского флота, но и здесь на подводных лодках высылали несколько десятков живых торпед ("кайтэнов") одновременно. Операции против отдельных крупных судов можно считать исключением из правил. Немцы почти не использовали транспортировку "живых торпед" на бортах других судов и не проводили операции на отдаленных от баз территориях. В преобладающем большинстве случаев их штурмовые соединения сражались с морским десантом уже на далеко зашедшей стадии боев, т.е. после укрепления плацдармов.

Исключением являлась японская практика атаки "живыми торпедами" с подводных лодок на плывущий конвой. Однако и здесь трудно увидеть сходство с изощренным мастерством итальянских подводников, поскольку действия японцев сводились к прочесыванию моря, их атаки носили в большой мере случайный характер. Такого рода тактика отличалась массовым производством несложного снаряжения и игрой человеческими жизнями. Обучение длилось недолго и носило поверхностный характер. Делалась ставка исключительно на дух и героизм пилотов, которыми стремились заменить пробелы в образовании и оснащении. В крайних формах это проявилось в Японии в виде отрядов самоубийц, на аналогичная подготовка велась и в Германии. Эффективность подобных методов была незначительной, что стало понятным даже их инициаторам и сторонникам. Например, в Германии в 1945 г. пришлось отказаться от массированных атак "Негеров". Провалы операций с "живыми торпедами", организованными на японо-немецких принципах, вытекали из несовершенства оборудования и плохой подготовки пилотов. Из-за большой численности действующих групп торпеды удавалось обнаруживать уже на исходных позициях или при передвижении. В итоге у намеченных целей атаки их заранее ожидали.

Современная тактика применения подводных судов пользуется примерами прошлого, причем господствует англо-итальянская школа. В соответствии с ее требованиями разрабатывается плавательное снаряжение. Тратятся огромные усилия на обучение подводных пловцов, их подготовку к конкретным действиям. Правильный подбор людей гарантирован особыми методами, созданными врачами и психологами. Широко внедряются комплексные системы обнаружения и мониторинга целей по принципу: чем лучше разведка, тем успешнее атака. Наряду с известными видами разведки для подводных диверсий, привлекаются шпионские суда и электронные средства. Несомненно огромную роль играют космические спутники-шпионы.

Существенную эволюцию претерпели и способы доставки пловцов и снаряжения в зону операции: переброска по воздуху с помощью самолетов и вертолетов, десантирование на парашютах. Усовершенствованы методы тайного перемещения ударных групп подводных коммандос по территории нейтральных государств.

Однако не потерял своего значения и морской транспорт, особенно в локальных конфликтах. Создана целая плеяда подводных судов-маток, способных перевозить подводных пловцов в район цели. Среди них есть атомные, дизельные и миниатюрные подводные лодки. Исчезли цилиндрические бортовые контейнеры. Их заменили внутренние камеры с открывающимися дверцами. Советские (теперь российские) подводные корабли способны перевозить небольшие суда в специальных минидоках.

Среди надводных судов для доставки применяют легкие быстроходные лодки, невидимые для радаров, а также суда на подводной подушке. При оборонительных заданиях вдали от главного театра военных действий местами для пребывания людей и хранения снаряжения могут служить вспомогательные корабли и широкий набор десантных единиц во главе с кораблями-доками. Постоянно проводятся испытания гражданских судов для перевозки подводников. Особенно перспективны научно-исследовательские суда и суда для обслуживания нефтяных морских платформ.

Задачи подводных военных судов и их экипажей можно сегодня разделить на две группы: наступательные и оборонительно-вспомогательные.

К наступательным целям относятся:

- нападение на цели на базах, стоянках, морских путях;

- атаки на сухопутные цели (береговые);

- прокладывание проходов для собственных морских сил (в том числе десантных) благодаря устранению препятствий, заграждений, средств предупреждения, связи и пассивной обороны (мин, автоматических торпедных и ракетных установок);

- транспортировка ударных групп. Вторая категория задач включает:

- широкий диапазон разведывательных действий и акций, помогающих разведке (скрытые переброски людей и оборудования на вражеские территории и обратно);

- спасательные операции на море с судов, гидротехнических устройств и сооружений при экологических катастрофах;

- полицейские, антитеррористические задачи, охрана границ, таможенная служба;

- охрана подводных военных и гражданских сооружений.

Динамическое развитие средств подводной диверсии привели к разработке особой тактики и снаряжения для их обезвреживания и уничтожения. Считается, что самое безопасное - разгром морских диверсантов на их базах либо еще на стадии обучения (школы, лагеря для подготовки, полигоны и т.д.). Это требует очень хорошей разведки, поскольку подобные подразделения обычно тщательно замаскированы либо законспирированы. Например, в СССР группы морского спецназа были "встроены" в другие, обычные подразделения либо выдавали себя за ремонтные железнодорожные бригады или спортивные лагеря (в мирное время). Не меньшую изобретательность по части дезинформации проявляли морские коммандос Муссолини в тридцатые годы.

Даже обнаруженные диверсионные группы, находящиеся в плотно заселенных районах, рассеянные или, наоборот, сконцентрированные в жилых корпусах могут из-за этого стать трудными целями для нападения. В таких ситуациях целесообразно применять собственные десантно-штурмовые группы, которые способны нанести "хирургически" точные удары. Важным способом предотвратить подготовку операции с применением подводных судов и пловцов служит разрушение их инфраструктуры - производственных предприятий, ремонтного оборудования, верфей, портов, судов-баз.

Еще один эффективный путь - перехватить диверсионные группы на исходных позициях, когда они сконцентрированы, или на стадии их переброски к месту акции. И здесь необходима точная разведка. Важную роль начинает играть время между разведкой и началом атаки на группы или единицы подводных диверсионных судов. Самое лучшее - уничтожение транспорта (корабль, самолет и т.д.). Экипажи судов, которые сумели подобраться к цели, наряду с обычной опасностью, грозящей каждому подводному объекту со стороны оборонительных систем, могут столкнуться со следующими средствами:

- малогабаритные мины (придонные, поверхностные, прикрепленные к сетям, заграждениям и связанные с сигнализацией), самострелы с инфракрасными датчиками или реагирующие на изменения магнитного поля;

- сети и другие заграждения, контролируемые техническими устройствами, связанные с легкими плавательными средствами (англичане использовали для этого даже патрули на байдарках) или с авиацией;

- заражение воды химикалиями, включая проходы под течениями;

- морские млекопитающие и рыбы, натренированные на срывание масок, оснащенные самострелами или взрывными зарядами (американцы в Южном Вьетнаме использовали дельфинов для обороны морских баз от подводных пловцов; эксперименты такого рода проводились и в СССР);

- внезапное, нерегулярное вращение винтов больших судов или включение иных устройств (рули, шлюзы и т.д.);

- сбрасывание глубинных бомб;

- глушение средств связи под водой и гидроакустических станций, служащих для навигации и обнаружения целей;

- подводные работы;

- подводные суда с экипажами и боевыми аквалангистами. Вооружение - арбалеты, стрелковое подводное оружие, пневматическое оружие, пики и ножи из магнитной стали.

Опыт войны в Персидском Заливе и других конфликтов последних лет подсказывает отход от традиционных представлений о "живых торпедах", задачей которых было нападение на важнейшие объекты военно-престижного значения и крупные суда, мало доступные для других средств поражения.

Сейчас таких зон - недоступных для усовершенствованных самоуправляемых ракет или лазерных бомб - практически не существует. Более того, упомянутые выше средства, нападения обладают чрезвычайно высоким показателем боевой эффективности, огромной разрушительной силой и резко сокращенным временем реакции между обнаружением цели и проведением атаки. Это дает им значительные преимущества. Более того, развитие оборонительных систем и техники обнаружения не способствуют операциям прежнего типа в условиях современной войны. В этом смысле можно говорить о закате эры "живых торпед" (независимо от точности самого термина).

Однако несомненно, что осталась возможность осуществления традиционных операций в локальных столкновениях, на пространствах без развитой оборонительной инфраструктуры (Фолкленды), при неравенстве технического оснащения противников и при использовании фактора внезапности. Подводные боевые действия имеют гарантированное будущее в рамках агентурных диверсии, а также когда их ведут террористические организации. В последнем случае нельзя также исключить возвращения к идее пловцов-самоубийц.

Часть 7. Спецподразделения в десантно-штурмовых операциях (1973-1991)

Война на краю света: Фолкленды, 1982

Англо-аргентинская война 1982 г. за Фолклендские острова - типичный пример современного ограниченного вооруженного конфликта. Как известно, захват островов Аргентиной вызвал ответный удар англичан. Их 5-тысячный экспедиционный корпус в великолепном стиле вернул территорию, которую защищали троекратно превосходящие и неплохо подготовленные силы противника. Во главе войск с обеих сторон находились действительно лучшие из лучших - части специального назначения. От их операций зависел успех главных сил.

Разведчики одного из подразделений английской САС на Восточном Фолкленде. 1982 год

Первыми подразделениями спецназначения, вступившим в фолклендский конфликт, были "Бузо тактико" - группы боевых пловцов аргентинского флота. Они приехали в порт Лейт (Южная Георгия) в гражданской одежде среди рабочих предпринимателя Серджио Давидофора, который закупил по цене металлолома оборудование простаивавших китобойных судов. Предполагалось, что аргентинские рабочие до начала трудового дня вывесят свой национальный флаг, власти не согласятся, вмешается английский губернатор, и это создаст повод для интервенции Аргентины. Одновременно "Бузо" проводили подводную разведку берега для предстоящего десанта аргентинской морской пехоты. Губернатор Хант действительно выслал в Лейт судно с 23 солдатами из фолклендского гарнизона, насчитывавшего 79 человек. Королевские морские пехотинцы должны были опустить флаг. Теперь Аргентина могла действовать в "защиту" своих граждан. 1 апреля 12 аргентинских аквалангистов высадились с подводной лодки "Сайта Фе" в заливе Йорк на Фолклендах.

Они провели скрытую разведку побережья и определили самые удобные места для десанта главных сил, а затем вновь исчезли в море. Атака была назначена в ночь со 2-го по 3-е апреля.

Первой на пляж высадилась рота коммандос спецподразделения морской пехоты, которых когда-то обучали англичане. В 2.30 без единого выстрела они обезоружили патруль англичан из 8 человек в районе морского маяка на мысе Пенброук. Благодаря этому был ликвидирован наблюдательный пункт, контролирующий подходы к порту Стэнли. Коммандос, разделившись на две группы, двинулись вглубь суши - дорога для десанта была открыта. Первая группа получила задание занять аэропорт и здание таможни. Это удалось легко - четверо солдат (гарнизон аэродрома) сдались без боя. Очередной целью стал морской штаб в Муди Брук. Они бесшумно подобрались к объекту и с нескольких сторон ворвались внутрь. Но и на этот раз обошлось без схватки - здание оказалось пустым.

Тем временем вторая группа захватила почту и радиостанцию. Дальнейший план предусматривал пленение губернатора в его собственной резиденции. Вот здесь аргентинцев встретил яростный огонь англичан, которые уже сообразили, что на острове действует враг. При первом обмене выстрелами смертельно ранили командира аргентинцев.

На помощь нападавшим прибыла первая группа коммандос, но упорная оборона англичан не способствовала штурму, тем более что на остров и так начали прибывать главные экспедиционные силы. Вооруженные одним лишь стрелковым оружием, английские морские пехотинцы заставили противника применить минометы, доставленные на вертолетах с аэродрома. Продолжалась перестрелка, прерываемая переговорами. Аргентинцы уже контролировали ситуацию, и не видели необходимости в более радикальных действиях. Оборона одиночных изолированных пунктов сопротивления длилась до 14.00, когда губернатор, видя бессмысленность дальнейших боев, принял решение сдаться в плен. Коммандос приняли капитуляцию и после передачи пленных прибывшим подразделениям на следующий день вернулись в Аргентину. Их командир оказался единственным, кто погиб с аргентинской стороны во время захвата островов.

3-го апреля 1-й батальон аргентинской морской пехоты высадился на Южной Георгии и с помощью "Бузо тактико" занял остров, несмотря на неожиданно сильное сопротивление 23 англичан, которые сбили два вертолета. Роль коммандос заключалась и здесь в подготовке десанта.

Ответа англичан не пришлось долго ждать. В направлении Фолклендов двинулся экспедиционный корпус, состоявший из элитных подразделений: парашютистов, морских пехотинцев, гурков, шотландских и валлийских гвардейцев. 5-го апреля с базы на острове Вознесения вылетел самолет с группой из 12 человек "СБС". В окрестностях Георгии английские коммандос выпрыгнули на парашютах в костюмах аквалангистов. Их подобрала подводная лодка "Оникс", в которой им еще две недели пришлось ждать новых приказов.

Солдаты батальонов гурков - одной из лучших воинских частей английской армии

20 апреля "Оникс" всплыла на поверхность, прикрываясь айсбергами. Разведывательная группа направилась к берегу на надувных лодках "Джемини". Предстояло оценить аргентинские силы, занявшие главный район острова - Гритвикен.

21 апреля три вертолета "Уэссекс" с фрегата "Антрим" и корабля снабжения "Тайдерспринг" попытались высадить новую группу разведчиков на северо-западной оконечности острова Фортуна Глетчер. К сожалению, две машины разбились из-за снежной бури, а третья эвакуировала людей на корабль. Несмотря на это, в конце концов коммандос приземлились на острове, но оказались там ночью в трудной ситуации. Порывистый ветер до 80 км/ч срывал палатки, и солдатам угрожала смерть от холода. Пришлось эвакуировать людей со второй попытки. Днем пять очередных лодок с группами солдат по 3 человека направились с "Антрима" в направлении Георгии, и вновь неудача: только три группы добрались до берега. В двух лодках отказали моторы. Из одной, которую отнесло в открытое море, забрали людей, а вторую течение потащило к северу на полуостров Шторм.

Выйдя на сушу, коммандос 3 дня вели разведку, а затем их эвакуировал вертолет. Одновременно еще две группы высадились с ледокола "Эндюранс" в 15 км от Гритвикена. Они должны были на надувных лодках пересечь залив Кумберленд и разведать местность на противоположной стороне. Шторм заблокировал действия, и людей вернули. Только 23 апреля очередной; группе удалось проникнуть в район Гритвикена. Через 2 дня корабли начали обстрел аргентинских позиций, при корректировке огня разведчиками СБС с берега. Англичане, располагавшие к тому времени полными разведданными, пошли в решающую атаку. В 9.00 под прикрытием вертолетов на берег вышли 30 коммандос САС, а затем рота морской пехоты. После преодоления минных полей, в которых разведчики предварительно проделали проходы, англичане ворвались в город. Несмотря на сильное сопротивление, через час он был захвачен. Силы атакующих вопреки правилам были меньше, чем у оборонявшихся, но решительность и сильная поддержка со стороны корабельной артиллерии привели к окончанию аргентинского господства над Южной Георгией, продолжавшегося 23 дня.

Первое подразделение англичан высадилось на самих Фолклендах 18 апреля. Это была разведгруппа СБС, прибывшая на подводной лодке. Разведчикам предстояло найти участки берега, пригодные для высадки десанта, составить план прибрежных минных полей и аргентинских укреплений. 1-го мая вертолет "Си Кинг" с авианосца "Гермес" высадил в районе залива Сан Карлос специальную группу САС. Она получила приказ найти артиллерийские огневые точки и пункты ПВО противника, установить трассы движения патрулей и систему охраны полевых аэродромов и складов боеприпасов.

Коммандос английского флота движутся по Восточному Фолкленду 29 мая 1982 года

Первую диверсионную операцию англичане планировали на острове Пибл у северного побережья Западного Фолкленда. Поздним вечером 11-го мая 8 коммандос САС высадились на Фолкленде. Они должны были на лодках преодолеть 800-метровый пролив Тамар, разведать аэродром на острове Пибл и найти площадку для вертолета со штурмовой группой. Из-за плохой погоды коммандос проникли на Пибл только 13 мая. В намеченном месте ночью приземлились три вертолета "Сикинг" с коммандос. В 2.30 ночи ухнули орудия фрегата "Гламорган". Под прикрытием пулеметного и минометного огня англичане ворвались на летное поле. Быстро заложенная взрывчатка уничтожила 6 самолетов-истребителей "Пухара", транспортник "Скайвэн" и 4 вертолета "Пума". Кроме того были взорваны склады боеприпасов и горючего, а также радиолокационная станция. Рейд прошел практически без потерь - только 2 коммандос получили легкие ранения.

Очередная акция САС имела целью отвлечь внимание аргентинцев от подготовки главных сил к десанту под Сан Карлос. Два вертолета высадили 45 солдат в окрестностях Гус Грин. После часового форсированного марша с 40 кг снаряжения у каждого они имитировали атаку. В результате огневого маневра у противника сложилось впечатление, что на них наступает по меньшей мере батальон. Тем временем коммандос отошли без потерь, взорвав по дороге хранилища авиационного горючего, а группы СБС высадились вблизи Сан Карлос. Они немедленно приступили к разметке площадок для вертолетов. Одна из групп уничтожила радиолокационную станцию, контролировавшую устье залива Аякс. Под прикрытием СБС начала прибывать первая волна десанта, ставшего началом возвращения острова. Последний раз коммандос использовали во время подхода войск к оборонительной линии вокруг Порта Стэнли. Рота "Д" САС приземлилась на вертолетах прямо в аргентинские окопы на плоскогорье Кент.

После окончания войны довольно долго никто не вспоминал, что англичане атаковали объекты и в самой Аргентине. После затопления английского фрегата "Шеффилд" аргентинскими самолетами "Супер Этан-дар" английское командование решило выяснить, на каком аэродроме они базируются. 5-го мая в районах Рио Галлегос и Коммодоре Ривадавия на южном отрезке аргентинского побережья и Рио Гранде на Огненной Земле высадились три разведывательные группы САС. Коммандос установили, что наибольшую угрозу для королевского флота представляют самолеты, стартующие с Рио Галлегос. На авианосец "Гермес", где находилось руководство САС, передали данные о примерном расписании приземления аргентинских самолетов и системе ПВО аэродрома. Штаб САС решил провести диверсионную операцию. Утром 8 мая на континенте высадили с подводной лодки "Оникс" боевую группу САС. Ночью 20 коммандос напали на аэродром. Было уничтожено 5 "Супер Этандаров" и повреждена взлетная полоса. Мало говорят и об уничтожении "Нарвала". Это рыбацкое судно, которое служило для морской разведки аргентинцев. После авианалета прилетели вертолеты и на борт судна спрыгнули коммандос СБС. Экипаж был обезоружен и посажен на вертолет, а "Нарвал" взорван и пошел ко дну.

На аргентинской стороне также действовали подразделения специального назначения сухопутных сил. 601-я рота коммандос охраняла аэродром на острове Пибл после рейда САС. Она провела атаку на английские позиции ПВО в районе горы Усборн и уничтожила несколько вертолетов. Рота организовывала засады, руководила огнем артиллерии с передовых наблюдательных пунктов. 14-го июня рота сдалась английским войскам.

602-я специальная рота перед началом боевых действий была поделена на две группы. Первая оказалась окруженной среди английских соединений и с большими потерями достигла Порта Стэнли, где капитулировала вместе с другими аргентинскими войсками. Вторая группа завязала бой с патрулем из 19 английских морских пехотинцев. За 30 мин из 12 аргентинцев двое погибли, 6 было ранено. Вся группа попала в плен. На английской стороне лишь двое получили ранения.

В Фолклендской войне обе стороны использовали свои специальные соединения в акциях, к которым готовились годами. Главным врагом коммандос оказался климат. Здесь англичанам помогли интенсивные тренировки в Северной Норвегии. Англия отвоевала Фолкленды, подтвердив старую истину о превосходстве профессиональных военных над обычными призывниками. Диверсионно-разведывательные подразделения английской армии продемонстрировали самый высокий класс из всех элитных формирований. Аргентинские же коммандос отличились более высоким уровнем подготовки, более решительными и успешными действиями на жалком фоне своих армейских частей. В обеих армиях силы специального назначения укрепили свои авангардные позиции.

"Охотники за головами" - гурки

В англо-аргентинском конфликте приняли участие элитные силы английской армии, в том числе 1-й батальон 7-го полка гурков. Непальские горцы служат британской короне с 1815 г. Они храбро сражались в бесчисленных битвах и столкновениях на всех континентах (кроме Северной Америки и Антарктиды). Непальские наемники охраняли Дели во время "Большого бунта", воевали в Афганистане на так называемой "горящей границе", на Сомме в 1916 г., под Тобруком и Монте Кассино. После ухода англичан из Индии в 1947 году подразделения гурков перешли на службу в британскую армию. Главными базами действующей ныне бригады гурков являлись Гонконг и султанат Бруней. Только элитный полк 1/7 постоянно размещен на Британских островах.

В начале 1987 г. полк 1/7 был включен в состав 5-й бригады пехоты - костяк английских сил быстрого реагирования. В ту же бригаду были направлены 2-й и 3-й парашютные полки - старые знакомые, которые вместе с гурками в течение ряда лет вели войны в юго-восточной Азии. В 70-е годы гурки не принимали участия в крупных военных операциях, но все равно аргентинская пресса именовала их "наемными охотниками за головами", а по всем газетам пошли снимки, на которых уродливые азиаты сосредоточенно точили кривые ножи "кхукри".

Английский парашютист с пулеметом ГПМГ на огневой позиции в районе Порта-Стэнли (Фолклендские острова)

Коммандос САС, СБС, морская пехота пережили на Фолклендах свои великие минуты, но отвлечемся от Них и приглядимся к работе непальцев - одной из надежнейших формаций пехоты во всем мире. Они погрузились на суперлайнер, гордость английского флота "Куин Элизабет 2", на время военных действий переданный военно-морскому флоту. 12 мая в Саутгемптоне судно подняло якорь и двинулось в дальний рейс. Гурков разместили в удобных пассажирских каютах, офицеры получили люксы, грузовой отсек был заполнен личной экипировкой. Жизнь на борту не отличалась от повседневной муштры в казармах, может быть стала еще более интенсивной. Командир батальона подполковник Дэвид Морган не давал расслабиться ни на мгновенье. Унтер-офицеры во главе своих отделений без перерыва бегали вдоль поручней вокруг прогулочной палубы. Часами делали отжимания, приседания, упражнения на брусьях. Отменили только огневую подготовку, полагая, что эти прекрасные солдаты за несколько дней путешествия не забудут своей учебы на полигонах в Хэмпшире. Только капризная погода нарушала планы тренировок. Удары ветра заставляли качаться даже гигантский корпус "Куин Элизабет 2", и гималайские горцы на собственной шкуре смогли убедиться, что за могучее животное океан. Большинство висело на поручнях, отчаянно ругаясь в светлые промежутки между приступами морской болезни. Наконец, лайнер зашел на рейд небольшого порта Гритвикен в Южной Георгии. Солдатам не позволили даже сойти на берег и перегрузили их на паром "Норланд". На нем, в условиях куда менее роскошных, они пошли на последний этап путешествия - к так называемым Восточным Фолклендам.

Утром 1-го июня солдаты высадились на берегу возле порта Сан Карлос, на северо-западном берегу Восточных Фолклендов. Рота "Д" сошла на берег и заняла позиции на холмах Сассекс. Оттуда солдаты прикрывали высадку своих товарищей и английских парашютистов из второго полка в районах Дарвин и Гуз Грин. Все происходило в полной тишине, при строжайшем соблюдении секретности. Английское командование сумело не допустить на театр военных действий даже самых пронырливых журналистов. Низко висящие тучи не позволяли аргентинским летчикам проводить воздушную разведку. На суше гурки установили контакт с разведчиками САС и СБС, которые уже неделю находились на Фолклендах, наблюдая за перемещениями аргентинской армии.

Солдаты подразделения английских лодочников (СБС) отрабатывают высадку на скалистое побережье

Разведчики 1-го батальона неделю патрулировали территорию между Гуз Грин и столицей Фолклендов Стэнли. Кроме того, побережье контролировали парашютисты на разведывательных вертолетах типа "Скаут". На карты наносили построенные аргентинцами заграждения, минные поля, огневые позиции. 7-го июня патруль гурков из трех человек во главе с молодым унтер-офицером взял в план 7 аргентинских солдат. Гурки заметили их во время патрулирования и, поскольку они мешали гуркам возвратиться на исходные позиции, устроили к вечеру засаду, закончившуюся поимкой аргентинцев. Это было первое прямое столкновение сторон.

Крупномасштабным действиям препятствовала погода. Порывистый ветер сопровождался мелким постоянным дождем. Ждали просветления. 9-го июня полк 1/7 двинулся вперед. В Гуз Грин осталась только рота "С" и взвод пионеров для охраны поселка и прикрытия тылов. Целью марша были деревни Блаф Коув и Фитцрой. Рота "В" на пароме достигла побережья около Блаф Коув. Через 24 часа там приземлились вертолеты, везущие остальных солдат. После краткого инструктажа солдаты, нагруженные амуницией и оружием, направились к позициям противника. Гурки хотели захватить высоту Маунт Харриет, которая могла стать исходным рубежом для атаки на аргентинские укрепления. 12-го июня командование 5-й бригады отдало приказ наступать в районе гор Маунт Тамблдаун и Маунт Вильям, расположенных к юго-западу от Порта Стэнли. Удар должны были нанести батальон гурков и 2 батальона шотландской гвардии.

⇦ Ctrl предыдущая страница / следующая страница Ctrl ⇨
версия страницы для мобильных устройств

ГЛАВНАЯ СТРАНИЦА / МЕНЮ САЙТА / СОДЕРЖАНИЕ ДАННОЙ СТАТЬИ 

cartalana.orgⒸ 2008-2020 контакт: koshka@cartalana.org