МИЛЛЕР Д. "КОММАНДОС (формирование, подготовка, выдающиеся операции спецподразделений)", 1997

ГЛАВНАЯ СТРАНИЦА / МЕНЮ САЙТА / СОДЕРЖАНИЕ ДАННОЙ СТАТЬИ



Операция "Ва": поражение японцев

Осенью 1944 г. японские вооруженные силы отступали на всех фронтах. В то время, как остатки их армии в Бирме готовились отразить решающее весеннее наступление англичан, японцы терпели поражение на Филиппинах. 20 октября 1944 г. силы Мак-Артура высадились на острове Лейте, в центре филиппинского архипелага. Японский флот, пытавшийся провести массированную контратаку, в сражении в проливе Лейте потерял 4 авианосца, 3 линкора, 10 крейсеров и 11 эсминцев. По существу это был конец флота.

Верховный главнокомандующий японскими войсками в Юго-восточной Азии маршал Тераучи и командующий на Филлипинах генерал Ямасита, несмотря на поражения на море, все еще надеялись победить американцев. Они считали, что главной силой американского наступления будет авиация. Если бы удалось ее сдержать, то грозная японская пехота имела бы шансы на победу. Однако предстояло реализовать эти идеи. Японцы сумели перебросить на Филиппины 1000 новых самолетов. Одновременно американцы доставили на аэродромы острова Лейте в пять раз больше машин, да еще каждый день прибывали подкрепления. Было очевидно, что в воздушных боях Япония никогда не сможет уничтожить американскую авиацию.

В этой ситуации японцы воспользовались решением, использованным англичанами в 1941 г. на Ближнем Востоке. Они решили атаковать полевые аэродромы с помощью специально подготовленных диверсионных групп.

Операция "Ва" должна была состоять из серии скоординированных ударов с воздуха, моря и суши. Ее целью являлось уничтожение трех главных воздушных баз США к востоку и юго-востоку от Бурауэн - города в центре восточного побережья Лейте. Ночью 26 ноября 4 японских транспортных самолета попробовали высадиться на двух американских аэродромах. Один из них был сбит, а остальные "сели" слишком далеко от целей. 5-го декабря японцы возобновили попытки. 26 транспортных самолетов попытались сбросить 350 парашютистов на аэродром Бури, расположенный в нескольких десятках километров к северу от Бурауэн. Большинство парашютистов приземлились не на цель, а на соседний аэродром в Сан-Пабло, который на самом деле еще лучше соответствовал их задачам. Сан-Пабло контролировали солдаты тыловых частей. При виде приземляющихся японцев их охватила паника. Всю ночь японцы разрушали базу, поджигая самолеты и взрывая склады боеприпасов. Но к утру они поняли, что находятся не в том месте. Они двинулись пешком к нужному аэродрому и попали под заградительный огонь артиллерии и танков. Через три дня только жалкие остатки японских парашютистов добрались до своих в западной части острова. Их отход был кошмаром.

Освобождение пленных в Пангатиане

Организованное сопротивление японцев на Лейте было сломлено к 25 декабря 1944 г. Через две недели четыре американские дивизии высадились на побережье залива Лингаен на западной стороне Лусона и начали марш на юг в направлении Манилы. "Скауты из Аламо", двигавшиеся перед американским авангардом, сумели установить связи с филиппинскими партизанами. Благодаря этому в середине января командующий 6-й армии генерал Уолтер Крюгер получил сообщение, что в Пангатиане находится лагерь, в котором японцы держат сотни американских военнопленных. Лагерь располагался в нескольких десятках километров от города Кабанатаум по маршруту американского наступления.

Существовали опасения, что японцы могут убить заключенных, когда 6-я армия приблизится к лагерю. В течение нескольких дней штаб Крюгера разрабатывал операцию освобождения заключенных. Предполагалось участие "скаутов из Аламо" и филиппинских партизан, но главной силой должен был стать 6-й батальон рейнджеров. Он сформировался всего за четыре месяца до этого благодаря настойчивости Крюгера, который приказал готовить добровольцев. Операция стала их боевым крещением.

К концу января лагерь в Пангатиане находился под непрерывным наблюдением "скаутов из Аламо". Тем временем рота рейнджеров проскользнула сквозь японский фронт и прошла 45-километровый путь к цели. 30 января к вечеру рейнджеры пошли в атаку. Они уничтожили всю японскую охрану - 220 человек, сами потеряв только 12 солдат, и освободили 513 изумленных американцев. Отход прикрывали филиппинские партизаны. Японцы начали преследование, рассчитывая, что смогут легко догнать колонну больных истощенных людей. Японцы двигались с большой скоростью, но были неосторожны и самоуверенны. Филиппинские партизаны, устроив засаду, уничтожили почти полностью батальон преследования.

Возвращение на Коррехидор

3-го февраля 1945 г. американцы достигли Манилы и начали сражение, продолжавшееся месяц. Манильский залив был лучшим портом на Филиппинах (и одним из лучших в мире). Однако им нельзя было воспользоваться до тех пор, пока японцы контролировали укрепленный остров Коррехидор, господствующий над входом в залив. В феврале 1945 г. у Мак-Артура не было времени на длительную осаду. Захват Манилы представлял особую важность, потому что там должны были разместиться войска, сражавшиеся на острове Лусон.

Согласно планам Мак-Артура этот район следовало использовать для подготовки к вторжению в Японию.

В результате захват Коррехидора стал настоятельной необходимостью. Штаб Мак-Артура пришел к выводу, что без предварительной массированной бомбардировки у морского десанта нет шансов на успех. В связи с этим было принято решение овладеть островом так, как за четыре года до того немец Витциг захватил Эбен-Эмаэль, т.е. с помощью воздушного десанта на вершину крепости.

До этого момента война на Тихом океане отдавала предпочтение операциям морского десанта. Однако американцы имели в запасе хорошо подготовленный 503-й полк парашютистов, которые с лета 1942 г. тренировались в Австралии. Соединения парашютистов и раньше участвовали в боях, но лишь в качестве отборной линейной пехоты. Они не действовали в виде десанта под обстрелом противника. Им предстояло закончить войну на Тихом океане одним из самых опасных и захватывающих десантов в истории.

16 февраля в 10.00 парашютисты полковника Джорджа М. Джонса из 503-го полка выпрыгнули из самолетов С-47 над островом. Разведка Мак-Артура предполагала, что японский гарнизон насчитывает 800 человек, но на самом деле их было около 4500.

Начальник гарнизона Коррехидора капитан Акира Итагака расположил своих солдат на пляжах, где опасность десанта была наибольшей. Когда над их головами пролетели транспортные самолеты С-47, японцы ошибочно приняли их за бомбардировщики и укрылись в бункерах. Даже когда раскрылись первые парашюты, лишь небольшое число японцев смогло открыть огонь. Зоной десанта для 503-го полка послужило самое высокое место на острове - холм Тепсайд с плоской вершиной, крутые склоны которого начинались на узком прибрежном гребне. Японцы оставили это место практически без всякой обороны. Из 2320 американцев, принявших участие в воздушном десанте, было убито или ранено только 270. Около 25 парашютистов не попали на запланированную площадку и высадились прямо на крыше наблюдательного пункта начальника крепости. В короткой схватке потрясенный Итагака погиб.

Японцы, как всегда, хорошо защищались, но отсутствие скоординированного руководства привело к хаотичным действиям. Позже в тот же день 304-й пехотный полк прибыл к берегу острова на десантных баржах. К концу февраля парашютисты и солдаты 304-го полка очистили остров от японцев, которые однако не капитулировали и все еще отбивались в тоннелях, казематах и внутренних убежищах мощной крепости. В конце концов их ликвидировали, залив внутрь бензин, который затем подожгли. Общие потери американцев достигли 1000 человек. Число японских трупов составило 4417. Американцы взяли в плен только 19 раненых японцев.

Австралийские лодочники

Британские подразделения специального назначения на лодках действовали во время Второй мировой войны во многих местах. Они специализировались на проведении атак со стороны моря, часто используя для этого байдарки. Наряду с широко известной английской группой СБС существовал отряд, состоявший из австралийцев, действовавших с территории Австралии.

1 сентября 1943 г. из залива Эксмут в Австралии вышел небольшой рыбацкий катер "Крэйт", на борту которого находились несколько десятков добровольцев австралийских СБС под командованием капитана М. Лайона. Солдаты перед операцией прошли тяжелую тренировку на выносливость, преодолевая большие расстояния на байдарках и обучаясь минированию на старых судах, законсервированных в порту Сидней. Коммандос направлялись в оккупированный японцами Сингапур. Им предстояло пройти 2000 морских миль. Катер должен был подойти как можно ближе к порту, а затем штурмовая группа из шести человек на трех байдарках должна была проплыть последний отрезок пути, двигаясь только по ночам. После операции байдарки планировалось собрать в условленном месте, где через три дня к ним вышел бы "Крэйт", чтобы забрать коммандос в Австралию.

Трасса рейда пролегала через Индийский океан вплоть до острова Бали, через Яванское море между островами Ява и Борнео, а последний, самый трудный участок проходил вдоль острова Суматры, среди многочисленных островков, рассеянных вокруг порта Сингапур. Здесь всегда много судов. Участники операции столкнулись со множеством трудностей. При обнаружении авиацией или морскими патрулями их могло спасти только чудо, поэтому каждый имел при себе ампулу с ядом.

Операция началась не очень удачно: лопнул вал гребного винта, но судно отбуксировали в порт и быстро устранили аварию. Второй раз катер вышел в море 2-го сентября 1943 г. Через 2 недели плавания в зоне, контролируемой японцами, 15 сентября катер оказался в 100 милях от Сингапура. Через несколько дней во время сильного шторма и грозового дождя катер незаметно проскользнул через пролив и появился между архипелагами Рио и Линга.

Капитан Лайон решил найти безлюдный остров и заложить там базу для предстоящей операции. Катер, плывущий многочисленными проливами и каналами под развевающимся японским флагом, не возбуждал подозрений среди экипажей лодок, состоявших из местных жителей. 18 сентября, миновав остров Помпонг, катер бросил якорь возле острова Бенгку, и один из членов команды на маленькой лодке поплыл к берегу. В это время внезапно появился японский истребитель, который на небольшой высоте пролетел над катером. Лайон и солдат на лодке дружески помахали пилоту рукой. Последний не обнаружил ничего подозрительного и улетел.

Островок для базы не подошел, как и несколько следующих. После нескольких часов поисков "Крэйт" остановился у островка Паньянг, вблизи пролива Булан, в 20 морских милях от порта Сингапур. Когда стемнело, на берег переправили три байдарки, оружие, магнитные мины и запасы продовольствия. На острове остались капитан Лайон, старший лейтенант Дэвидсон, лейтенант Пэйдж и трое рядовых: Хастон, Фоллс и Джоунс. Катер вместе с остальной частью команды ушел в район острова Борнео, а оттуда должен был вернуться 1 ноября. Коммандос оставили на островке часть снаряжения и продовольствия и через 48 часов, вечером 20-го сентября вышли на трех байдарках к цели. Две следующих ночи они плыли вдоль архипелага островков, а днем скрывались в прибрежных зарослях. 22 сентября, около полуночи коммандос достигли островка Донгас недалеко от порта Сингапур. На рассвете они увидели его как на ладони.

24-го сентября вечером байдарки начали операцию. Капитан Лайон и рядовой Хастон должны были заминировать суда, стоявшие на якоре между островом Букум и городом, Дэвидсон и Фоллс собирались атаковать суда на рейде к востоку от порта. Целью же Пэйджа и Джоунса служили корабли, стоявшие вдоль побережья острова Букум. После трех часов хода на веслах оказалось, что из-за отлива байдарки движутся все медленнее. У коммандос не было шансов добраться до целей и возвратиться на Донгас до рассвета. Они были вынуждены вернуться и искать удачу с другого места, западнее от их укрытия. В следующую ночь они переместились на островок Субар - на другой стороне пролива Булан.

Очередной раз операция началась 27 сентября. Коммандос разделились. Дэвидсон и Фоллс беспрепятственно добрались до входа в порт Кэппел. Они заметили, что шлюз открыт, однако все крупные суда вышли в море. Байдарка Дэвидсона пошла на рейд сингапурского порта. Подходящей целю могло служить крупное торговое судно. Коммандос тихо подплыли к борту. Фоллс вынул магнитную мину и прикрепил к корпусу. Затем были установлены еще две. Все шло, как на учениях, без препятствий. Группа заминировала еще два судна и поставила взрыватель на 5 часов утра. Было уже два часа ночи, и байдарка быстро пошла в сторону базы. Со своей стороны Пэйдж и Джоунс подошли к берегу острова Букум и заминировали грузовое судно типа "Тонэ Мару". Затем байдарка поплыла к рейду, и там коммандос заминировали еще два корабля. Этот экипаж тоже быстро направился к Донгас. Группа Лайон - Хадсон атаковала танкер, стоявший на якоре у входа в порт. Когда, заложив первую мину возле винта, они медленно двинулись к носовой части, из окна иллюминатора высунулся японский моряк. Лайон и Хадсон замерли от страха, но моряк не отреагировал, приняв байдарку и коммандос за туземцев, ловящих крабов. Хадсон прикрепил вторую мину, а потом третью вдоль борта. На остров Донгас они приплыли как раз к пяти утра. Через несколько минут раздалась серия взрывов.

В результате ночной операции в сингапурском порту утонули семь судов, общим водоизмещением 30 тысяч тонн. После выполнения задания все байдарки добрались до района, где их ожидал катер "Крэйт". Катер благополучно вернулся в Австралию.

Через год австралийские коммандос во главе с Лайоном предприняли еще одну попытку диверсии в Сингапуре. Однако она закончилась провалом. Участники погибли либо попали в плен. Один из офицеров прошел на байдарке 3200 км от Сингапура до острова Тимор, но и он был пойман японцами.

Часть 5. Специальные силы в неоколониальных войнах (1946-1991)

Ненужные могут уйти

Осенью 1945 г. силы союзников располагали различными специальными подразделениями. Эти формирования создавались благодаря чрезвычайным усилиям. Их подвиги вызывали всеобщее восхищение, однако традиционная военная иерархия не доверяла им, а наоборот относилась с подозрительностью и обидой. Подразделения специального назначения насчитывали в общей сумме более 500000 человек.

Морские пехотинцы Черноморского флота СССР высаживаются на берег с плавающих бронетранспортеров

Среди них наименьших успехов добились, пожалуй, советская морская пехота и парашютисты. Морская пехота провела около 100 малых десантов, причем в большинстве случаев враг не оказывал сопротивления. Кроме того она выполняла функции обычной пехоты.

Действия советского воздушного десанта принесли болезненные разочарования. После ряда поражений из-за абсурдного использования парашютных войск эти соединения были расформированы. Воздушно-десантные части вновь создали в 1943 г., но применяли их в основном как отборные силы пехоты. В конце концов, советское министерство обороны издало приказ о ликвидации морской пехоты. А воздушно-десантные войска, которым не хватало финансов и самолетов, перевели в группу резерва.

Разведчики морской пехоты США обследуют район высадки десанта на учениях в Норвегии

Элитные соединения США имели больше удачи. Хотя сокращения, проведенные руководством флота, и потери в боевых действиях также были тяжелыми. Коммандос Эдсона или Карлсона, рейнджеры Дерби и "Мародеры" Меррилла практически перестали существовать. Армия ликвидировала оставшиеся батальоны рейнджеров и даже небольшие части типа "скаутов из Аламо". Сохранились лишь соединения воздушного десанта. Вначале министерство обороны собиралось расформировать 82-ю и сохранить 101-ю дивизию, что вызвало большие протесты прессы и членов конгресса. 82-я воздушно-десантная дивизия имела более длительный боевой путь и провела больше рискованных операций, чем 101-я. Решение было отменено и "Олл Америкенс" ("Все американцы") сохранилась. (Это название появилось потому, что 82-я дивизия была единственной, в которой служили жители всех штатов США).

Положение в Англии выглядело несколько иначе. Элитные соединения, которые с трудом терпели консервативные военные ведомства, имели все-таки некоторое влияние в политических кругах. Дело в том, что значительная группа офицеров и солдат подразделений специального назначения происходила из кругов английской аристократии, рассматривавшей подобную службу как наиболее достойную джентльмена. После возвращения из плена в Германии Дэвид Стирлинг в кулуарах парламента убеждал депутатов голосовать за сохранение САС. Несмотря на это, 8 октября 1945 г. подразделение было расформировано. Боб Лэйкок боролся с той же настойчивостью, однако уже 25 октября 1945 г. он также был вынужден сообщить своей бригаде, что "проиграл самое важное сражение".

Однако это не был конец для коммандос. Правительство решило сохранить солдат Королевской морской пехоты и включить находившуюся тогда на Дальнем Востоке 3-ю бригаду коммандос в корпус морских пехотинцев. Из-за высокой стоимости содержания в безнадежном положении оказались лишь силы воздушного десанта. 1-я воздушно-десантная дивизия была расформирована, частично сохранена 6-я и ликвидированы уже несколько устаревшие планерные соединения.

Таким образом, в 1945 г. элитные части спецназа оказались в центре горячих дебатов. Да и до сих пор их роль по разному оценивается военными историками. Оппоненты согласны по многим вопросам. Все единодушно признают, что элитные разведывательные соединения (английская "Пустынная группа дальнего действия", австралийские "Береговые Стражи", американские "Скауты из Аламо") выполнили важные задания, и вложенные в них деньги многократно окупились. Историки убеждены, что многие операции, проведенные элитными силами, даже в случае неудач стали великолепными способами поднятия боевого духа союзников. Однако критики сошлись во мнении, что война - это не сцена для прекрасных жестов и личных достижений. Во время войны самое важное - уничтожение врага. По мнению критиков, элитные части поглотили слишком много ценных солдат с наибольшим интеллектом. Такие люди могли бы быстро подняться до унтер-офицеров и младших офицеров. Вместо этого их объединили в подразделения с небольшими шансами на выживание. Операции "Хаски" и "Маркет Гарден", подвиги "Чиндит" Уингейта и "Мародеров" Меррилла рассматривались как действия, в которых бессмысленно погибли тысячи образованных молодых людей. Понесенные потери были непомерно велики по сравнению с достижениями, а применение таких элитных частей - убыточным.

У элитных сил нашлись, однако, и свои защитники. Правда, они признавали, что проведение морского или воздушного десанта обходилось дорого, однако достигаемые цели оправдывали предпринятый риск. Приводилось следующее сравнение: потери за время всей операции под Арнхемом составили лишь шестую часть потерь, понесенных, англичанами в течение одного дня под Соммой в 1916 г. Эффективность элитных частей часто была очень высокой и в достаточной мере оправдывала их существование. Рейды САС в Северной Африке позволили достичь перевеса в воздухе над войсками "Оси" быстрее, чем этого могли добиться королевские ВВС. Коммандос в Сен-Назере разрушили все планы, которые немцы связывали с "Тирпицем", собираясь послать его в северную Атлантику. Проводивший операцию в Брюневиле 2-й парашютный батальон доставил важную информацию, получение которой иным способом заняло бы месяцы. Норвежские коммандос уничтожили установку по производству "тяжелой воды", эффективно заблокировав немецкие ядерные исследования. Действия рейнджеров под Пангатианом помогли спасти сотни американских военнопленных.

503-й парашютный полк застал японцев врасплох в Коррехидоре и ликвидировал гарнизон, который уничтожил бы полностью американцев при обычном морском десанте. Классический захват форта Эбен-Эмаэль ускорил продвижение немцев на целый месяц. Все это лишь отдельные примеры из сотен операций, которые с лихвой доказывают целесообразность создания специальных подразделений .

Так или иначе, во второй половине 40-х годов какое-то время казалось, что специальные силы вскоре уйдут в историю. Их возникновение было результатом особого стечения условий. Народы, участвовавшие в войне, создали подразделения спецназначения в ответ на поражения или события, воспринятые как поражения, обычных вооруженных сил. Все изменилось после окончания войны. В 1949 г. Европа стала свидетелем формирования двух мощных военных союзов, наблюдавших друг за другом через "Железный занавес". И организация Североатлантического пакта и Варшавский Договор, находившиеся тогда в зачаточном состоянии, обращали особое внимание на сохранение мощных, вооруженных традиционными средствами, танковых и механизированных дивизий. Западная Европа думала главным образом об обороне и не видела необходимости в создании специальных сил для проведения наступательных операций. Наступательная стратегия СССР опиралась на трехмиллионную сухопутную армию, имевшую 18 тысяч танков, и на ракетные войска. Спецподразделения и тем, и другим казались просто ненужными.

***
Вторая мировая война в Азии имела совершенно иные последствия, нежели в Европе. Япония была окончательно побеждена. Однако на короткое время под ее властью находились большие территории юго-восточной Азии. Это унижение Запада Востоком вызвало рост национализма и региональных коммунистических движений. Восток решил не допустить возвращения колониального господства европейцев, американцев и их подопечных.

Результатом этой позиции стали длившиеся с 1946 по 1975 гг. военные действия с различными политическими последствиями. В ходе тридцатилетних боевых действий в Азии армии Запада вновь осознали необходимость использования отборных специальных сил.

Корейская война: десанты с моря и воздуха

Летом 1950 г. коммунистические войска Северной Кореи активно наступали на американские и южнокорейские силы вокруг порта Пусан. Американский командующий генерал Дуглас Мак-Артур - несмотря на категорическое несогласие Объединенного Комитета Начальников Штабов - решил отказаться от контрнаступления в Пусане и вместо этого запланировал высадку дивизии морской пехоты в порту Инчхон, в 150 км к северу от Пусана, на западном побережье Кореи. По мнению Вашингтона, эта операция была очень рискованной. Доступ в порт Инчхон со стороны моря небезопасен. Там находились подводные рифы, а высокая (10 метровая) разница между морскими течениями ухудшала и без того нелегкую навигацию. Кроме того в Инчхоне не было пляжа для высадки морской пехоты. Зато была высокая стена и далеко выступающий волнорез. Высадка казалась очень трудной. Оппоненты считали, что даже при удачном выходе на берег существовала опасность, как и при союзном десанте в Италию, быстрого отражения корейцами наступления морской пехоты.

Несмотря на все предупреждения, 15 сентября 1950 г. десантные баржи, на бортах которых находился 5-й полк 1-й дивизии морской пехоты, оказались у подножия стены в порту Инчхон. По мнению военных Северной Кореи (как и американского объединенного штаба) доступ в порт невозможен, и это место мало охранялось. Поэтому американцы полностью застали врасплох 200 корейцев, оборонявших порт. Морские пехотинцы преодолели стену средневековым способом - с помощью железных крючьев, канатов и лестниц - и начали наступление в глубину суши. 17 сентября они захватили аэродром в Кимпо, по дороге на Сеул. Через неделю американцы добрались до Пусана, отрезав путь для отступления коммунистических войск.

Парашютисты в Сукчхоне

Решив полностью уничтожить вооруженные силы Северной Кореи, Мак-Артур продолжал наступление. 20 октября "Реджиментал комбат тим N 187" вылетел из Кимпо на 40 самолетах С-47 и 76 самолетах новой модели С-119 ("Флаинг Бокскард" - "Летающие товарные вагоны"). Эти силы были сброшены над Сукчхоном - важным коммуникационным узлом, расположенным в 60 км к северу от столицы Северной Кореи Пхеньяна. Как и в Инчхоне, неожиданность была полной. Во время десанта всего лишь 44 американца получили ранения. "Реджиментал комбат тим N 187" эффективно отрезал коммунистам путь к отступлению. 30000 северокорейских солдат оказались в ловушке. На севере их блокировали парашютисты, а с юга наступала 1-я кавалерийская дивизия США и 27-я бригада британского Содружества. Завязалось сражение, в котором парашютные соединения взяли в плен свыше 4000 коммунистических солдат, а остальных почти полностью уничтожили.

Коммандос в Чосин

Окончательная победа войск Мак-Артура казалась уже близкой, когда ночью с 25 на 26 ноября около 300 тысяч китайцев начали наступление на юг от реки Ялу, текущей вдоль границы между Северной Кореей и Манчжурией. По восточной стороне полуострова 8 китайских дивизий перешли на юго-восток и на плоскогорье Чосин окружили 1-ю дивизию морской пехоты. В это время на полуостров начали прибывать англичане и армии других стран-участниц формирований ООН. Среди них находился английский "Коммандо 41". Его бойцы проводили локальные рейды на восточном побережье Северной Кореи. Когда дивизия морской пехоты США попросила о поддержке, Коммандо 41 получил приказ высадиться в Хунгнаме, все еще находившемся в руках американцев. Между 9 ноября и 2 декабря английские коммандос прорывались сквозь численно превосходящие их части китайцев, пытаясь добраться до американцев, осажденных в Хагару, вблизи водохранилища Чосин, В ходе операции были убиты или ранены 65 коммандос.

Через 72 часа после их прибытия на место генерал Мак Артур отдал приказ об отступлении на юг и эвакуации морем через Хунгнам. Коммандос вместе с морской пехотой прикрывали отход или "атаку в противоположном направлении", как говорил командующий 1-й дивизии морской пехоты генерал-майор Оливер Смит. Действительно, американцы и англичане были вынуждены силой пробивать себе дорогу среди многочисленных китайских соединений. Только 9 декабря 1950 г. они достигли Хунгнама.

Возрождение "Спешиэл эйр сервис": Малайя

Конфликт в Корее быстро перешел в безвыходную ситуацию, похожую на западный фронт времен Первой мировой войны, когда с обеих сторон тянулись окопы с миллионами солдат. Тем временем в Малайе, в Индокитае и Юго-Восточной Азии англичане и французы держали значительные силы, желая подавить национально-освободительные восстания, инспирированные коммунистами.

В 1950 г. англичане на Малайе оказались в патовом положении. Им удалось задержать наступление китайско-малайских партизан, но не победить их. Поэтому главнокомандующий сухопутными силами на Дальнем Востоке генерал Джон Хардинг вызвал одного из лучших английских солдат - бригадира Майкла Кэлверта, служившего тогда в штабе в Гонконге. К тому времени многих китайских поселенцев заставили жить в охраняемых деревнях. Партизаны численностью предположительно в несколько тысяч отошли в поросшие джунглями горные районы центральной и северной Малайзия, где они оккупировали деревни туземцев. Из этих мест, где они чувствован себя безнаказанными, партизаны совершали нападения -каждый раз, когда ослабевала бдительность частей, ответственных за внутреннюю безопасность. Хардинг послал Кэлверта в инспекционную поездку по Малайе с целью любой ценой найти решение затянувшегося конфликта.

За четыре года до этого Кэлверт поддерживал Стирлинга в острой борьбе за выживание САС. К сожалению, удалось сохранить только их часть в виде территориального полка САС N 21. Поэтому Хардинг не был удивлен предложением Кэлверта. По его мнению, следовало создать новые силы типа САС - "малайских скаутов". В состав скаутов должны были входить только специально подготовленные люди, способные проводить операции в джунглях, действуя небольшими группами в течение многих недель. Цель - выслеживание партизан и их полная изоляция от общества. Но для этого было необходимо "овладеть сердцами и умами" местного населения. В поисках добровольцев, кроме солдат "территориальной" САС и английских резервистов Кэлверт принял некоторых солдат из английской армии в Малайе. Кроме того он съездил в Родезию и вернулся оттуда с добровольцами, численности которых хватило на целый дивизион. Эти парни в основном когда-то служили в ЛРДГ и САС. В мае 1952 г., когда Черчилль вновь стал премьер-министром, малайские скауты получили официальное название - 22-й САС.

Кэлверт построил базу в Джохор Бару, где добровольцы прошли рациональную тренировку. Например, солдаты, вооруженные пневматическими винтовками, по двое уходили в джунгли. Вся их защита - маски, предохраняющие глаза от дроби. Они учились сражаться, быть выносливыми и независимыми. От таких людей требовались инициативность и ум, поскольку задачи им ставились гораздо более трудные, чем обычным коммандос. Каждый из них должен был стать одновременно дипломатом и практикующим врачом. Метод САС основывался на длительной жизни в джунглях (до 4-х месяцев). Впрочем, пленных бойцы САС не брали, зато они старались подружиться с туземными племенами и втягивать их в борьбу с коммунистическими партизанами. Местное население служило прекрасным источником информации. Туземцы знали местность и замечали любое перемещение врага. Благодаря их сведениям САС мог выследить партизанские отряды, заманивать в засады, наводить авиацию на их лагеря.

Очень часто САС сотрудничал с полками гурков, проводивших "личную" войну в джунглях. Действия САС оказались столь успешными, что в начале 50-х годов среди британских частей в Малайе возникли по-настоящему братские отношения, которых не было даже в период Второй мировой войны. В 1955 г. пришло Время сменить родезийцев из дивизиона "С" САС на новых солдат - новозеландцев. Новозеландские соединения были организованы и обучены к концу 1955 г. Они служили в Малайе с декабря 1955 по декабрь 1957 г. "Киви" шесть месяцев патрулировали джунгли. Они выследили и уничтожили две сильные группы повстанцев.

Коммандос с Фиджи, чьи патрульные группы (типа "Скаутов из Аламо") раньше помогали американцам на Соломоновых островах, теперь укрепили ряды 22-го САС. Австралия также решилась на активное сотрудничество. В середине 50-х годов новый генерал-губернатор Австралии сэр Уильям Спим и его сын капитан Джордж Слим (служивший в то время в 22-м САС) провели обширное исследование мнений австралийских политиков и офицеров. Оно показало нежелание посылать в Малайю регулярные части. В то же время, подобно американцам и русским, австралийцы, придерживавшиеся консервативных взглядов, относились к подразделениям специального назначения с глубоким недоверием. Позиция австралийцев изменилась лишь тогда, когда стали появляться сообщения об успехах новозеландских коммандос. Правительство поняло, что начатые коммунистами партизанские войны окажут решающее влияние на страны вблизи северных границ Австралии. В результате в июне 1957 г. соединение САС было организовано и в Австралии.

Силы САС в начале 60-х годов напоминали современную версию ордена тамплиеров. Это был многонациональный союз великолепных солдат, знающих секреты нетрадиционных операций. База Брэдбери Лайнз в Хефорде (Англия) стала духовным и интеллектуальным источником сил САС. Здесь оказались новые паломники вроде американца Чарльза Бекквита и немца Ульриха Вегенера, которые позже создали свои национальные "версии" САС.

Операция "Мушкетер": Египет, 1956

В противоположность восстановленным силам САС английские парашютисты и коммандос Королевской морской пехоты не были готовы к военным действиям против партизан. Это были чисто штурмовые подразделения, родословная которых началась в Сен-Назере. Единственный случай, когда они смогли сыграть свою традиционную роль, представился в ноябре 1956 г. во время операции "Мушкетер". Это была англо-французская операция (скоординированная с Израилем) в ответ на национализацию Суэцкого канала президентом Насером.

5-го ноября 3-й парашютный полк высадился на аэродроме Гамаль в Порт-Саиде, а затем направился в сторону города. Ранним утром следующего дня 3-я бригада коммандос (в составе которой находились 40, 42 и 45-ые роты королевской морской пехоты) атаковала берег и вместе с наступающим на правом фланге 3-м парашютным полком быстро сломила сопротивление египтян. Это была классическая и единственная послевоенная операция, во время которой большое число коммандос выходили на берег под обстрелом. Так же произошло и с английскими парашютистами. Для них это была последняя серия прыжков прямо во время боевых действий. В десанте над каналом хорошо сражались французские парашютисты из 10-й дивизии генерала Массю и 1-го полка парашютистов иностранного легиона.

Парашютисты и коммандос участвовали во многих операциях в послевоенный период. Однако почти все они ограничивались полицейскими и антипартизанскими функциями. Так, эти подразделения находились в Палестине в 1945-1948 гг. Перед ними ставились безнадежные задачи - охранять арабское и еврейское население от террористов (евреев и арабов). Парашютисты и коммандос на Кипре в 1954-1959 гг. сумели сдержать греческих террористов и сохранить мир между греческим большинством и турецким меньшинством. В конце 50-х силы САС, коммандос и парашютисты служили на юге Аравийского полуострова, где с 1958 по 1967 год шла война против арабских повстанцев в Адене (Южном Йемене).

Конфронтация с Индонезией: 1962-1965

Окончание английской войны в Малайе в 1960 г. не спасло этот регион от очередного кризиса, который наступил уже через два года. Прокоммунистический и ультранационалистический руководитель Индонезии Сукарно внезапно отверг английский план объединения британского Северного Борнео (Сабах) и малайского Саравака. В результате объединения должно было образоваться новое государство. Индонезия решилась на стратегию конфронтации, основанную на экономической и военной поддержке местных повстанцев, а также проникновении регулярных индонезийских войск на спорные территории. Эта стратегия оказалась столь эффективной, что всего 4000 слабо вооруженных повстанцев 8-го декабря 1962 г. овладели большей частью богатого нефтью султаната Бруней. Во время этой операции они захватили сотни гражданских лиц английского и европейского происхождения. Англичане не ждали переговоров. Была проведена операция силами гурков и коммандос королевской морской пехоты. Капитан Джереми Мур и его товарищи ночью прорвались в город Лимбанг, двигаясь на лодках в верховья реки по территории, находившейся в руках повстанцев. В Лимбанге содержались многие пленные европейцы. На рассвете коммандос атаковали и быстро овладели позициями противника, освободив всех заложников.

Для многих армий это был бы конец операции, но не для англичан. Они понимали, что действия нескольких тысяч плохо вооруженных партизан в джунглях могут привести к грозному всеобщему восстанию. Поэтому в начале января 1963 г. в Брунее высадился дивизион "А" из 22-го САС под командой майора Питера де ла Вильера. В течение последующих шести месяцев силы САС провели традиционную операцию. Они локализовали повстанцев, изолировали их, а затем организовали засады, вытесняя остатки партизан в индонезийскую часть Борнео. Англичане овладели ситуацией к августу 1963 г. Однако менее чем через месяц Сукарно начал гораздо более обширную кампанию, чтобы экономически и политически дестабилизировать новое государство - федерацию Малайзию. Тогда дивизион САС был размещен в поросших джунглями горах вдоль 1400-километровой границы между Сабахом и Сараваком, и Калимантаном - индонезийской частью Борнео. Очередной раз силы САС играли роль "глаз и ушей" армии.

Однако силы САС были рассеяны по большой территории, и это позволило индонезийцам провести несколько удачных атак. Тогда англичане попросили подкреплений у Австралии и Новой Зеландии. Новозеландцы немедленно начали подготовку добровольцев, но австралийцы были гораздо осторожнее. Они не хотели на данной стадии конфликта портить отношения с Индонезией - будущей соседкой после ухода англичан из Азии. Позиция Австралии изменилась к концу 1964 г. после индонезийских нападений на западное побережье Малайского полуострова. К началу 1965 г. австралийские и новозеландские дивизионы САС прибыли на Борнео, чтобы помочь прижатым к стене англичанам.

Совместные операции закончились успехом, хотя, к счастью, бои не были особенно кровавыми. Погибли 107 индонезийцев и всего лишь 4 солдата из частей Британского содружества. Силы САС достигли впечатляющих результатов. Коммандос неделями патрулировали джунгли. Многие из них проникали вглубь Индонезии за пределы разрешенных командованием 10 км. Один из австралийских патрулей установил рекорд, пробыв в джунглях 89 дней. Удалось завоевать доверие туземных племен Ибан и Даях. Благодаря этому каждый рейд индонезийцев был заранее известен и блокировался с помощью засад.

В Малайе, как правило, не происходило больших сражений, но были и исключения, например 27-го апреля 1965 г. В этот день индонезийский батальон напал на форт Палман Maпу, ожидая, по данным разведки, встретить там только 40 солдат. Незадолго до рассвета индонезийцы начали массированный огонь из минометов, базук и пулеметов, прикрывая наступающую пехоту. Потеряв более 300 человек, индонезийцы были вынуждены остановить атаку. Число погибших было столь велико, а способных сражаться дальше так мало, что нападавшие были просто вытеснены к пограничной реке. Индонезийский командир был убежден, что попал в засаду, а в Паман Maпу находятся несколько рот. Однако его разведчики были правы: форт защищали всего 34 человека - один взвод 2-й парашютной бригады.

⇦ Ctrl предыдущая страница / следующая страница Ctrl ⇨
версия страницы для мобильных устройств

ГЛАВНАЯ СТРАНИЦА / МЕНЮ САЙТА / СОДЕРЖАНИЕ ДАННОЙ СТАТЬИ 

cartalana.orgⒸ 2008-2020 контакт: koshka@cartalana.org