МИЛЛЕР Д. "КОММАНДОС (формирование, подготовка, выдающиеся операции спецподразделений)", 1997

ГЛАВНАЯ СТРАНИЦА / МЕНЮ САЙТА / СОДЕРЖАНИЕ ДАННОЙ СТАТЬИ



Операция "Маркет гарден"

Союзники полагали, что поражение немцев в Нормандии и их быстрое отступление через северную Францию - предвестники конца войны. Положение очень напоминало то, которое сложилось после прорыва линии Гинденбурга в августе 1918 г. Все указывало на то, что капитуляция Германии станет вопросом нескольких недель, если сохранить темп наступления.

Эта идея легла в основу операции "Маркет гарден". Согласно плану, 101-я и 82-я американские воздушно-десантные дивизии, 1-я английская дивизия ВДВ и польская парашютная бригада должны были высадиться вдоль 80-километрового коридора, тянущегося по восточной Голландии. Целью был захват мостов на реках Мозе, Вааль и Рейн (в местности Арнхем). Следующим этапом двигающаяся по созданному коридору 2-я английская армия после форсирования Рейна должна была направиться на юг для овладения Рурским бассейном. Успех принес бы неизбежное поражение Германии.

Высадки американцев к северу от Эйндховен и в Неймегене в целом закончились успехом, закрепленным английскими наземными силами, которые вскоре достигли этого района. Но в Арнхеме дела приняли плохой оборот. Английские парашютисты высадились вблизи месторасположения двух танковых дивизий СС.

Немецкие солдаты сентября 1944 г. сильно отличались от своих предшественников сентября 1918 г. и были далеки от мысли о капитуляции. Парашютные войска, яростно сражавшиеся в течение четырех дней в Арнхеме и его окрестностях, уступали противнику по числу солдат и вооружению. Тяжело раненный подполковник Джон Фрост вместе с 2-м батальоном парашютных войск пытался пробиться к мосту с северной стороны. Дорогу им преграждали обломки немецкой бронетехники. Немцы, непрерывно атакуя, сумели вытеснить союзников с занятых позиций. Утром 21 сентября солдаты 2-го батальона (сократившегося до 120 человек) провели контратаку. У них не было никаких шансов на успех, но этот подвиг стал легендой английской армии. Высадка польской парашютной бригады не изменила ситуации, зато помогла организовать отход части "Красных дьяволов". Из 11000 солдат парашютных и планерных войск, высадившихся в районе Арнхем, только 2000 сумели достичь английской линии фронта. Это было полное поражение, хотя и в великолепном стиле.

Неудача операции "Маркет Гарден" означала, что война продлится еще одну зиму. Поэтому запланировали очередные действия 6-й английской воздушно-десантной дивизии. Штурм голландского острова Вальхерен, проведенный в ноябре 1944 г., закончился успехом, что было равнозначно захвату низовья Рейна. Захват позволило англичанам пользоваться портом Антверпен и снял много проблем со снабжением. Спустя четыре месяца операция коммандос и 6-й дивизии ВДВ подготовила форсирование Рейна в районе Везель. Разыгралось крупное сражение. Немцы отчаянно сопротивлялись. Союзные планерные части понесли такие большие потери, что не приняли более участия в военных действиях.

Только соединения САС, постоянно пополняемые и лучше подготовленные, продолжали выполнять боевые задания. Несколько групп коммандос были сброшены над северной Италией в начале 1945 г. Они должны были сотрудничать с партизанами-антифашистами.

Тем временем другие части проникли через северную границу Голландии и уничтожили пусковые установки ракет Фау-2. Почти полвека спустя их наследники продолжили эту задачу, охотясь за ракетами СКАД (прямыми потомками Фау-2), запускаемыми солдатами иракского диктатора Саддама Хуссейна.

"Личная армия" Попского

Во время 2-й мировой войны в войсках союзников существовала особая группа во главе с Сэмом Попским. Затем к ним присоединились добровольцы из британской армии. Отряд вырос до нескольких десятков человек (в отдельные месяцы их было 118). Помимо общевойсковой, солдаты получили основательную спецподготовку, в частности по скоростному вождению автомобиля, средствам связи и подрывному делу.

Сэм Попский был столь же нестандартной личностью, как и созданное им подразделение и его методы деятельности. Владимир Пеняков - таково его подлинное имя - был бельгийцем русского происхождения. Несмотря на бельгийское гражданство и учебу в Кембридже, в 1914 г., после начала 1-й мировой войны, он вступил не в бельгийскую и не в английскую, а во французскую армию и служил в ней артиллеристом.

В 1924 г. он поселился в Египте, где работал в сахарной промышленности. В это время он хорошо узнал пустынные районы Южной Африки, освоил способы выживания и навигации в столь трудной для жизни местности. Узнав о начале войны в Европе в 1939 г., он вступил в английскую армию и в качестве офицера был направлен в Ливийский арабский легион.

В начале 1942 г. он получил согласие командования на реализацию своей идеи - создание небольшого диверсионного подразделения. 1-я диверсионная группа дальнего действия первоначально состояла из 23 арабских солдат и одного английского сержанта под командованием самого Пенякова, который уже в первых рейдах показал себя талантливым руководителем, наделенным фантазией и храбростью, хорошо знающим местность. Его группа, передвигавшаяся на джипах, действовала наподобие ранее организованного разведывательно-диверсионного подразделения ЛРДГ. Диверсионная группа Пенякова не только вела разведку, но и атаковала тыловые склады, нефтепроводы, узлы связи противника. Вскоре к нему присоединились еще двое "искателей приключений" - его старые друзья по легиону Боб Юнни и Жан Канери.

Коммандос Пенякова носили черные береты с металлическим значком, изображающим астролябию - символ способности ориентироваться. Формальная дисциплина ограничивалась английским обращением к командиру "сэр". В такой своеобразной группе при постоянном риске лучше срабатывала дисциплина совместных действий, а не жесткие правила обычных подразделений. Коммандос были вооружены американскими автоматами "томпсон", пистолетами "кольт" или любым иным портативным оружием, а также ножами. Они пользовались стандартными вездеходами "Виллис Джип", оснащенными двумя пулеметами "Браунинг" (7,62 мм и 12,7 мм), запасными канистрами с горючим и дополнительным запасом патронов и гранат. Экипаж каждой машины состоял из двух-трех человек.

Поскольку фамилия Пенякова плохо прочитывалась английскими радиотелеграфистами, они упрощенно называли его "Попский". Подразделение быстро приобрело это новое имя. Координатор действия специальных подразделений, представитель командования английских сил на Ближнем Востоке полковник Шон Хэккет как-то в шутку назвал подразделение "личной армией Попского". Это название быстро распространилось, и солдаты стали носить значки "ППА" ("Попеки'с прайвит ами").

Попский обладал большой свободой в планировании и проведении дальних операций. Солдаты были вполне достойны своего командира. Так, после одной из смелых акций в Тунисе к югу от Марет немецкие самолеты уничтожили четыре джипа, а коммандос чудом избежали смерти. Предоставленные самим себе, с небольшим запасом воды и продовольствия они прошли пешком по пустыне 200 км, пока добрались до своих войск.

Одной из самых смелых операций ППА стала атака на немецкий аэродром вблизи Тобрука, к которому каждое воскресенье вечером конвой грузовиков подвозил боеприпасы и горючее для самолетов. На этот раз Попский решил отказаться от джипов и воспользоваться одним грузовиком, который по его плану должен был включиться в немецкий конвой. В акции приняли участие 11 коммандос и, разумеется, сам Пеняков. Им предстояла вначале убийственная поездка длиной 700 км в пустыне, где постоянно летали патрульные самолеты, а температура доходила до SO градусов в тени. Через пять дней они добрались до окрестностей Тобрука и когда подъехал немецкий конвой, им в сумерках удалось проскользнуть между двумя грузовиками. Часть группы ППА скрытно проникла на территорию аэродрома через колючую проволоку, а Пеняков въехал туда вместе с не слишком бдительной немецкой колонной. Хотя в ходе минирования присутствие коммандос было обнаружено, им удалось подорвать около 20 самолетов, склады авиабомб и горючего и барак с запасными частями для самолетов. Они потеряли трех человек, а остальные благополучно ушли и уже на обратном пути планировали очередной "визит" на аэродром.

После окончания боев в Северной Африке личная армия Попского в противоположность другим небольшим спецподразделениям не была распущена, а направлена в Италию, где получила задание вести разведку для английской 1-й воздушно-десантной дивизии и 8-й армии. После высадки 9 сентября 1943 г. в Таранто вооруженные джипы ППА направились к Бриндизи и к тылам немецкой 1-й воздушно-десантной дивизии в районе Альтамура. На этот раз речь шла не о смелых диверсионных вылазках, а о сборе данных, позволяющих оценить силы немцев.

Пеняков прекрасно справился с поставленными задачами, опять отличавшись своей фантазией. Выдав себя за сержанта-интенданта итальянского штаба, он по телефону договорился с немецким майором, занимавшим важный хозяйственный пост в г. Гравина, о дегустации ящика отборного коньяка, предупредив, что приедет "трофейным" американским джипом. Благодаря заботам наивного майора, группу Пенякова не задерживали немецкие дорожные патрули. Вместе с капралом Камероном он посетил майора и после приветствия оглушил не коньяком, а ударом по голове. В квартире немца они нашли документацию о снабжении продовольствием немецких частей. В результате англичане ознакомились с расположением и численностью сил противника.

Вскоре после этого Пеняков уговорил несколько итальянских офицеров, перешедших на сторону союзников, звонить своим коллегам на фашистской территории с вопросами о численности немецких подразделений. За несколько часов им удалось таким неожиданным путем получить ценную информацию. В октябре на улицах города Равенны, на территории противника, группа Пенякова провела боевую операцию вместе с итальянскими партизанами, в том числе с 28-й бригадой "Гарибальди".

Коммандос Попского сражались в Италии вплоть до капитуляции немецких войск в апреле 1945 г. Но в декабре 1944 г. ему не повезло. В северной Италии его патруль бросился на помощь группе английских солдат, окруженных на ферме немецкой ротой при поддержке танков. Коммандос ППА открыли по немцам ураганный пулеметный огонь из своих пяти джипов. Это позволило английской пехоте выйти из кольца, но Пеняков был тяжело ранен, и ему пришлось ампутировать левую руку. После нескольких недель лечения в Англии он вернулся в свою часть. После окончания военных действий в Италии его перевели в Австрию. И только 14 августа 1945 г. "личная армия" Попского была расформирована.

Портрет бойца: "железнодорожник" Уилсон

У каждой армии есть свои герои. Еще в средние века мужи со славными именами одним своим появлением решали судьбу сражений. В наши дни в массовых армиях, набираемых по воинской повинности, героизм стал анонимным и в принципе мало что значит по сравнению с ролью техники и организации в боевых действиях. Исключения составляют подразделения специального назначения, где по прежнему на первом месте так называемый человеческий фактор. К сожалению, герои штурмовых и антитеррористических формирований редко попадают под свет юпитеров. Очень редко их награждают публично. Они не дают интервью, потому что обречены на полуконспирацию. Это прием сокрытия собственных сил - умалчивают даже о самом существовании таких соединений - и одновременно способ избежать мести или шантажа. Только через много лет мы можем узнать о людях, которые творили чудеса отваги и предприимчивости.

В Англии синонимами героизма стали солдаты частей САС и СБС. САС (Спешиэл эйр сервис) создали во время II мировой войны. Это подразделение получило широкую известность благодаря операциям на Фолклендах и в Северной Ирландии против террористов. Второе название менее известно за пределами Альбиона, хотя заслуживает не меньшего уважения. "Спешиэл боут сервис" (СБС) объединяет штурмовые и разведывательные подразделения, связанные с Королевским флотом и корпусом морской пехоты. За сокращением СБС стоит богатое прошлое.

Боевой пловец подразделения специальной лодочной службы (СБС) армии США

Первые группы СБС были созданы зимой 1940-1941 г. под эгидой коммандос ...сухопутных войск. Небольшое подразделение (12 человек) возникло по инициативе капитана Корпуса королевских стрелков Роджера Кортни, который заразил своих подчиненных идеей ведения войны с ...байдарок. После нескольких учебных атак на собственные суда, в которые удавалось незаметно закладывать мины, командование признало, что эти солдаты годятся для боев и послало их в Египет, где каждый был на счету. Попав в устье Нила, люди СБС-1 не растворились в массе вспомогательных подразделений, а, благодаря захваченному с собой запасу хорошего виски, установили контакты с флотом. Моряки упирались, но в конце концов согласились поручить СБС-1 преддесантную разведку на лодках. Кортни получил весьма дефицитные тогда подводные лодки, подвозившие коммандос к вражеским берегам.

Вскоре новое подразделение приобрело высокий авторитет, что побудило сформировать спецподразделения морских лодок, которые занимались только секретным обследованием пляжей и мелей в районах планируемого десанта на судах-амфибиях. Однако Кортни это не удовлетворяло. Он искал более трудные задачи, связанные с нанесением прямого урона врагу. В качестве объектов он выбрал морские корабли, наземные узлы связи и транспорта (мосты, туннели, железнодорожные линии).

Первая диверсионная операция СБС была направлена против итальянской флотилии на рейдах Дерни и Бенгази (Ливия). Атаку с применением магнитных мин поручили тогдашнему заместителю Кортни старшему лейтенанту Р. Уилсону, который с несколькими солдатами 24 апреля 1941 г. вышел в море на подводной лодке "Триумф". Хотя коммандос рвались в бой, от акции пришлось отказаться из-за непрекращавшегося шторма. На обратном пути англичане натолкнулись на итальянскую шхуну, которую они взяли на абордаж, а затем затопили огнем из орудия.

В июне Уилсон вместе с рядовым морской пехоты Хьюзом прибыл на Мальту, где сумел заручиться поддержкой командующего 10-й флотилии подводных лодок командора Симпсона. Уилсон правильно рассчитал, что с этой базы, близко расположенной к Италии, легче проводить атаки. Он доказал это уже в ночь с 29 на 30 июня, взорвав стратегический тоннель между Таорминой и Катаньей у подножья Этны.

Байдарку спустили на воду с подводной лодки "Эдж" в 4 км от берега, причем оказалось, что после погрузки взрывчатки и прочего снаряжения коммандос вынуждены сидеть на мешках, а линия осадки достигла опасного уровня. К счастью, море было идеально гладким, и байдарка без проблем доставила их на берег. По пути, правда, были несколько напряженных моментов, поскольку поблизости вертелись рыбацкие лодки. Скорее всего байдарку не заметили или приняли за дрейфующую корягу. На суше все шло без проблем - объект не охранялся. Быстро заложили под рельсы взрывчатку со взрывателями давления и замаскировали устройство. Отходя, стерли следы. Вскоре после возвращения на подлодку они увидели мощный взрыв, вызванный проезжавшим поездом.

Во время обратного рейса их лодка атаковала торпедами группу итальянских крейсеров с эскортом, что вызвало очень интенсивные контрдействия со стороны итальянцев. В течение многих часов они забрасывали подводную лодку глубинными бомбами. Подобные случаи бывали нередко, и по соглашению с флотом издали специальную инструкцию, как вести себя коммандос во время бомбовой атаки. Им следовало втиснуться в какой-нибудь угол, не мешать экипажу и по возможности не проявлять внешне свой страх. Остроумные байдарочники внесли дополнения. Рекомендовалось держать в руках любую книгу, можно даже вверх ногами.

24 апреля того же года Уилсон и Хьюз спустили под откос поезд, идущий вдоль залива Святой Евфремии. На этот раз спрятались в прибрежных скалах и вблизи наблюдали взрыв заложенных ими мин. Они видели кроме того, как патрули, проводившие интенсивные поиски диверсантов, арестовали группу итальянских солдат со своими девушками, не сумевших убедительно доказать непричастность к происшедшему.

19 августа эта пара взорвала мост на реке Серацино (залив Таранто), использовав почти двести килограммов пластиковой взрывчатки, на закладку которой ушло несколько часов. Взрыв был таким мощным, что на англичан падали с неба камни, когда они находились уже на обратном пути к подлодке. К счастью, камни не попали в замаскированную байдарку. Уничтожение этого важного моста на двухколейном железнодорожном пути заставило итальянцев усилить охрану побережья и коммуникационных объектов. 22 сентября неутомимые коммандос смогли в этом убедиться, когда попробовали взорвать тоннель вблизи Неаполя. Англичане натолкнулись на засаду и едва ушли живыми. Их обстреляли из пулеметов и карабинов с такой интенсивностью, что не имело смысла начинать бой. Спасли только темная ночь и большой опыт ухода от погони. Следующей ночью они вновь попали под обстрел, когда приблизились к трехпролетному мосту вблизи залива Святой Евфремии. Обстрел продолжался и на воде, однако байдарка, несмотря на пробоины, не утонула. Печальный опыт побудил Уилсона провести очередную атаку на севере Италии, где меньше ожидали нападения. Действительно, 27 октября они пустили под откос военный состав на электрофицированной линии между Анколией и Сенегамией (северная Адриатика). После возвращения на базу "железнодорожника" ожидало воинское звание капитана и боевая награда.

***
С судами дело шло хуже. В декабре 1941 г. та же пара коммандос вышла из Александрии на подводной лодке "Труант" с целью атаковать суда противника в заливе Наварин (Пелопоннес). В их распоряжении находились новые магнитные мины (1 кг пластиковой взрывчатки), которые в железных бортах кораблей могли пробивать дыры диаметром 1,5 м. Но против брони они были неэффективны. В соединениях СБС их впервые применили сержант Аллен и рядовой морской пехоты Майлз, проникшие в Бенгази и затопившие пароход "Таку". Но из-за повреждения байдарки их захватили в плен.

Рейд в греческой морской зоне оказался изматывающим и опасным. Байдарочники шли на веслах 12 миль, форсируя несколько заграждений прежде чем достигли якорной стоянки. Однако здесь не оказалось ни одного судна и пришлось возвращаться в условиях усиливающегося похолодания, проникающего встречного ветра и волнения на море. До спасительной подлодки они добрались на пределе сил. Несмотря на это, пять ночей спустя они повторили акцию. И на этот раз им не встретилась стоящая цель. После очередных рейдов Уилсон, действовавший почти как вольный стрелок, решил испробовать новое оружие, сконструированное Манкольмом Кэмпбеллом. Это была маленькая (около полуметра длиной) торпеда с электрическим двигателем, вращавшим два винта на общей оси. Взрывной заряд весил 3/4 килограмма. Судя по испытаниям, торпеда должна была действовать на расстоянии до 400 м. Предполагалось, что байдарка повезет четыре такие торпеды, превратившись тем самым в своеобразный маленький торпедный катер. Операцию решили провести в небольшом порту Кротоне в Калабрии. Воздушная разведка выявила там несколько малых и средних торговых судов. Конфигурация берега, подходящая глубина и отсутствие минных полей позволяли подводной лодке приблизиться на расстояние до двух километров. Активности итальянского флота не наблюдалось. На снимках с воздуха нашли щели в противолодочной сети.

6 сентября 1942 г., примерно в двух километрах от входа в Кротоне вынырнула на поверхность подводная лодка "Анброукен". В 23.40 на воду была спущена байдарка с капитаном Уилсоном, бомбардиром Бриттлбэнком и четырьмя "бабашками" - миниатюрными торпедами. Возвращение планировалось на 3 ч. ночи, до восхода солнца, в пяти милях от порта. Предусматривалось также и запасное место встречи. Движение байдарки шло спокойно, охраны не было видно, равно как сторожевых судов и прожекторов. После длительного блуждания нашли проход в волноломе, возникший из-за авианалетов. Туда и проскользнула лодка, держась в прибрежной тени. Так удалось занять выгодную позицию, чтобы пустить торпеду в борт довольно крупной шхуны, пришвартованной на противоположной стороне бассейна. Торпеды отрегулировали на полутораметровое погружение и направили в цель, находившуюся не дальше ста метров. Первая взорвалась около судна. Эффект от взрыва второй остался неизвестным. Во всяком случае судно не затонуло. Тем временем англичане возвращались сквозь известную им дыру на рейд, тихо проклиная новое оружие. Их критика оказалась вполне обоснованной, так как следующие операции с бэби-торпедами показали их полную неэффективность: уже через сорок метров они сходили с трассы, им мешала даже слабая волна, сила поражения тоже оказалась недостаточной. Столь же неудачными проявили себя иные изобретения - тандем байдарок с мотором и устройство для обследования формы морского дна.

Тревога в порту ограничилась криками, беготней и не создала серьезной угрозы для коммандос. Настоящая беда ждала их в море, где в течение часа они не могли найти своей подлодки. Не было ее и в запасном месте встречи. Измученные многочасовой греблей они были вынуждены укрыться на берегу. Переждали день, а ночью возобновили попытки найти "Анброукен", который тем временем уже вторые сутки спасался от нескольких катеров-охотников, не жалевших глубинных бомб и гранат. Подлодка имела многочисленные течи и повреждения. Она сражалась за жизнь и ничем не могла помочь коммандос.

***
После еще одной ночи безуспешных поисков Уилсон решил самостоятельно возвращаться на Мальту байдаркой. Он собирался плыть ночами вдоль "каблука" и "подошвы" итальянского сапога в направлении Сицилии. Оттуда до Ла-Валетты было уже недалеко. Вся трасса составляла 250 морских миль, и подобная мысль казалась самонадеянным нахальством. Но не для Уилсона, который немедленно приступил к реализации плана. К сожалению, байдарка получила повреждение на подводной скале. Оба солдата попали в плен, из которого капитан бежал, переодевшись железнодорожником. С помощью итальянцев он добрался до Рима и нашел приют у красивой девушки, укрывавшей уже несколько месяцев еще одного офицера-англичанина. Ожидая возможности перебраться к своим, Уилсон не терял времени. Он наведывался в Вечный город, а со временем приобрел привычку посещать великолепные оперные спектакли (конспирация в Италии была совсем иной, чем в оккупированной России). Придя однажды с итальянскими друзьями на "Трубадура", он увидел, что в ближайшей ложе сидит фельдмаршал Кессельринг - командующий итальянскими войсками на Аппенинском полуострове. Долго не думая, с помощью своей красивой подруги Уилсон получил автограф гитлеровского руководителя. После войны он поместил автограф в сейф Лондонского банка в качестве резервного капитала на черный день.

Несколько позже динамичный коммандос попытался проникнуть в Ватикан в одежде священника, но был разоблачен бдительными швейцарцами как иностранец и вернулся в свое убежище. Вскоре его арестовало гестапо (уже во время немецкой оккупации Италии) и поместило в лагерь для неисправимых беглецов - Офлаг 79. В 1945 г. он дождался освобождения американцами на территории Чехословакии. После войны Уилсон не почил на лаврах. Получив ожидавшие его ордена, он вновь одел мундир и бросился защищать зашатавшуюся империю. Сражался в Палестине, служил на Мальте и, наконец, как командир полка тяжелой артиллерии отличился в корейской войне. Уилсон вернулся домой только в 1958 г. - после двадцати лет сражений, проведенных им в лучшем стиле.

Коммандос в руках врага

Число военных преступлений, совершенных по отношению к коммандос велико, и часть их никогда не будет раскрыта. Я привожу здесь некоторые примеры, из которых можно сделать ряд выводов для современных условий.

Унтер-офицер норвежской роты егерей-парашютистов на учениях в горно-лесистой местности

Во время нападения на электростанцию возле города Гламфьерд, в Норвегии (операция "Мушкетон") в сентябре 1942 г. группа английских и норвежских коммандос в форме горных стрелков после выполнения задания пробиралась к шведской границе и столкнулась с немецким патрулем. В результате перестрелки один из англичан был ранен (и позднее в результате этого умер), а восемь попали в плен. Пленных привезли вначале в здание гестапо в Осло, а затем переправили в Германию, где двух офицеров группы один день видели в особой зоне "офлага IV (А)" (офицерский лагерь для военнопленных). Эта зона по слухам предназначалась для "неисправимых мальчиков", тех, кто пробовал бежать, не подчинялся дисциплине в других лагерях. Вскоре после этого родственникам сообщили через "Красный крест", что все они погибли при попытке к бегству или в бою. После войны были обнаружены документы, свидетельствующие, что часть пленных расстрелял 30 сентября 1942 г. отряд СД за "участие в акте саботажа" в соответствии с приказом генерала Йодля. Остальных собирались казнить позже. В этом деле обращает на себя внимание тот факт, что казнь была совершена еще до выхода печально известного приказа Гитлера и что коммандос имели на себе полное военное обмундирование. Однако они располагали и гражданской одеждой для бегства через Швецию.

***
После десанта на Дьепп руководство объединенными операциями усилило операции типа небольших, но эффективных рейдов. Одна из них, "Базальт", была проведена 3 октября 1942 г. Во время высадки на Сарк, одно из островов в Ла Манше, коммандос захватили четырех немецких солдат. Во время отступления завязалась схватка, в которой погибли все четверо пленных. Немцы назвали это военным преступлением и широко использовали в своей пропаганде. Гитлер в ответ издал позорный приказ от 18 октября 1942 г. о подразделениях спецназначения. Приказ гласил:

"Наши враги уже давно нарушают женевскую конвенцию о способах ведения войны. Солдаты так называемых специальных подразделений ведут себя особенно жестоко и подло. В связи с этим приказываю, чтобы с этого момента стремиться к уничтожению всех специальных подразделений, принимающих участие в так называемых рейдах коммандос в Европе и Африке, до последнего солдата".

***
В октябре 1942 г. английские и норвежские коммандос провели операцию с целью потопить линкор "Тирпиц", базировавшемся в Асенфиорде. Задание собирались выполнить с помощью управляемых боевыми пловцами торпед типа "Чэриот МКI", которые привез к месту базирования "Тирпица" рыбацкий катер "Артур", используемый норвежской разведкой. Последняя подчинялась норвежскому эмиграционному правительству. Экипаж катера состоял из разведчиков во главе с опытным шкипером и диверсантом Лейфом Ларсеном (всего четыре человека). Это подразделение (обычно переодетые в гражданскую одежду солдаты) служило для конспиративной связи между движением сопротивления и заграничными центрами в Лондоне и на Шетландских островах. Несколько раз оно использовалось для диверсионных рейдов.

На борту катера, кроме норвежцев в одежде рыбаков, были перевезены в тайнике английские коммандос - ныряльщики, у которых имелась военная форма (шесть человек). В рейсе они носили гражданскую одежду. Операция окончилась потерей торпед, что предотвратило атаку. В этой ситуации они затопили "Артур", а вся команда и пассажиры попытались пробраться в Швецию с помощью местного населения. Уже во время пересечения границы один из англичан - Боб Эванс - был ранен и захвачен при столкновении с немецким патрулем. Затем после долгого и жестокого следствия его расстреляли по обвинению, что он не соблюдал правила ведения войны.

В декабре 1942 г. проводилась известная операция "Франктон", направленная против немецких судов - нарушителей блокады, провозивших в оккупированную Францию ценное стратегическое сырье из нейтральных государств и Японии. В атаке на байдарках приняли участие 10 коммандос, подчинявшихся английской морской пехоте под руководством майора Хаслера. Двое утонули в быстрых течениях устья Жиронды, когда направлялись к цели - порту Бордо. Следующую пару перехватили солдаты немецких войск ПВО, когда они потеряли байдарку. Еще четырех арестовали на территории Франции после выполнения задания. Только майор Хаслер и один рядовой установили связь с движением сопротивления и были переброшены через Пиренеи в Гибралтар. Они достигли его 1 апреля 1943 года.

Капрал-радист испанской парашютной бригады на учениях в Пиренеях

Всех остальных коммандос расстреляли после длительного "следствия". Четверо погибли 23-го марта 1943 года. Известно, что их пытало гестапо в Бордо. Вероятно, во время захвата некоторые из них носили гражданскую одежду, полученную от местного населения, как и те двое, бежавшие в Испанию.

Казнь сержанта Уоллеса и рядового Эварта, взятых в плен в полном обмундировании, вызвала замешательство даже среди высших военачальников гитлеровской Германии. Возник короткий конфликт. В конце концов под давлением Берлина пленные были расстреляны взводом военно-морского флота под командованием лейтенанта Прама в результате прямого приказа Командующего войсками на западном побережье Франции адмирала Бахмана. Исполнение приговора затянулось на несколько дней. В это время за англичан вступились вышестоящий начальник Бахмана адмирал Маршалл и его начальник штаба контр-адмирал Майзель, а также некоторые генералы. Дело решило вмешательство самого Гитлера, который приказал немедленно казнить пленных.

В полной форме действовали и участники операции "Чекмейт" (весна 1943 г.), которые были переброшены в Норвегию морским путем и должны были атаковать водные цели. В плен попали один офицер и шесть коммандос младших по званию. Их содержали в заключении в районе Грини, а затем отправили в Германию, где расстреляли за несколько недель до конца войны в концлагерях Заксенхаузен и Бельзен.

В июле 1943 г. также у берегов Норвегии под Бергеном была разгромлена очередная группа коммандос, которые высадились на берег. После боя в плен попали несколько норвежцев и англичанин-радиотелеграфист. Все они были одеты в полевые мундиры наземных английских сил и морские шапки. На рукавах были нашивки, указывающие на воинские звания и специальности.

Местный командующий обороной побережья адмирал фон Шредер отдал приказ передать их СД. В результате коммандос расстреляли по решению начальника гестапо в Бергене Ганса Бломберга. Казнь совершили немедленно и в полной тайне. Трупы привезли закрытым грузовиком в гаражи в Кальмарус, где ликвидировали все признаки, позволяющие установить личность погибших, а затем поместили в гробы. Гробы погрузили на патрульную лодку водной полиции, вывезли на глубокое место, взорвали ее и затопили останки.

21 ноября 1943 г. в заградительной сети запуталась миниатюрная подводная лодка "Уэлмен", пытавшаяся проникнуть в порт Берген с целью диверсии против кораблей. На лилипуте находился поручик Педерсен - норвежец на английской службе. Лодка имела английские опознавательные знаки, а сам Педерсен был в полном военном обмундировании. Несмотря на это его рассматривали как шпиона и подвергли нечеловеческим пыткам в гестапо, куда его передал флот. Только благодаря случайности и помощи норвежских тюремных надзирателей ему удалось выжить.

В ноябре 1944 г. на двух планерах стартовала группа из 29 коммандос в рамках операции "Новичок". Целью была гидроэлектростанция в Вепарке (Норвегия). Из-за плохой погоды планеры разбросало, и они потерпели аварию при приземлении под Ставангером и Эгерсундом. Шестеро десантников погибли в катастрофе, а остальных захватили, и все они были в мундирах. Вермахт передал пленных гестапо, которое после краткого "следствия" расстреляло их в полной тайне. Публично же объявили, что "немецкие силы атаковали и уничтожили диверсионный отряд".

В сентябре 1944 г. в деревне Район л'Этапэ (Вогезы, Франция) войска СС окружили отряд САС, состоявший из офицера и десяти солдат. После перестрелки, в которой английский офицер был ранен, и израсходования боеприпасов коммандос сдались. Их разместили в лагере, охраняемом СД, возле Страссбурга, и убили выстрелами из пистолетов в затылок через 48 часов. Перед казнью пленных заставили рыть могилы. Это была месть за сотрудничество с французским сопротивлением.

Ранней осенью 1944 г. на территории французского департамента Вьенн немецкие войска окружили и взяли в плен часть подразделений парашютистов из 1-го полка САС. Пленных заключили в тюрьму Политьерс, где их допрашивал какой-то доктор Херольд из полиции. Затем коммандос передали СД и расстреляли 29 солдат и одного офицера. В проведении казни помогал представитель штаба корпуса вермахта капитан Шениг. Он сказал англичанам, что ему стыдно за свое командование и за то, что он носит немецкий мундир. Шениг забрал личные жетоны погибших и сообщил через Красный крест, что все расстрелянные погибли в бою.

Похожая история произошла в это время к востоку от Парижа, где немцы разбили еще одну группу САС, взяв в плен семь человек в полном обмундировании. Месяц длилась переписка по поводу судьбы коммандос. Она закончилась "соломоновым приговором": расстрелять как гражданских диверсантов. Чтобы все было, как надо, - заставить пленных перед казнью переодеться в гражданскую одежду, принадлежащую местным французам. Им даже выдали продовольствие "в дорогу", чтобы ослабить бдительность. Парашютисты предвидели подобное развитие событий и приготовились к ним. Их вывезли на грузовиках в лес под Ноелле, высадили и зачитали смертные приговоры за "сотрудничество с партизанами". По условленному сигналу, несмотря на надетые наручники, пленные бросились в разные стороны. Уцелели только двое - один из них чешского происхождения. Он сумел еще раньше освободить руки, использовав ключик от карманных часов.

Еще меньше шансов выжить имели коммандос, взятые в плен на Дальнем Востоке. В соответствии с самурайским кодексом чести японцы рассматривали плен как позор, поэтому сами никогда не подымали руки вверх. В качестве привилегии - чтобы не унижать пленных - они убивали достойнейших из них. Именно в такую категорию были зачислены коммандос. Однако известны случаи, когда японцы решались на формальные открытые процессы над захваченными коммандос Как правило, международные конвенции трактовались при этом весьма вольно, а единственным приговором было отсечение головы мечом. Такая судьба постигла, например, коммандос из австралийской группы на байдарках под командованием полковника Лайона, захваченных в октябре 1944 г. в окрестностях Сингапура. Из 24 человек в бою погибли четырнадцать. Остальные все получили ранения. Пленных долгое время держали в лагерях и, наконец, после фиктивного суда убили за неделю до окончательной капитуляции Японии.

В сравнительно недавние времена известны документально установленные случаи издевательств над взятыми в плен солдатами подразделений спецназначения во время Индокитайской войны, которая, будучи партизанской, проводилась по особым правилам. Впрочем, и сейчас трудно применять европейские нормы к войнам между странами третьего мира, где почти ежедневно совершаются жестокие преступления по отношению к пленным. Хороший пример - столкновения между относительно цивилизованными Индией и Пакистаном, оканчивающиеся поголовным вырезанием пленных. Этот кровавый перечень заставляет сделать категоричный вывод: если ты коммандос, не попадай в плен!

Часть 4. Действия спецподразделений в Азии (1942-1945)

Тулаги и Макин, август 1942

Первые операции подразделений специального назначения готовились и проводились в Азии почти одновременно в районах, отстоящих друг от друга на 2500 км. В начале августа 1942 г. на бортах американских подводных лодок "Аргонавт" и "Наутилус" из порта Перл-Харбор отправились две роты 2-го батальона рейнджеров. Командиром был полковник Карлсон, а оперативным офицером майор Джеймс Рузвельт. Цель - остров Макин, входящий в состав архипелага Гилберта, в 3500 км на юго-запад от Перл-Харбора. Острова находились под контролем японцев. В то же самое время 1-й батальон рейнджеров под командованием подполковника Эдсона отправился с острова Фиджи на северо-запад в составе более крупного конвоя. Задачей было проведение разведывательно-диверсионной операции, предшествующей высадке 1-й дивизии американской морской пехоты на юго-западных островах архипелага Соломона.

На рассвете 7-го августа, когда отряд Карлсона был все еще в море, солдаты Эдсона начали высаживаться на остров Тулаги между островами Гуадалканал и Флорида. Это были первые американские солдаты, которые высадились на территорию противника во время Второй мировой войны. Остров Тулаги, имевший большое стратегическое значение, был перед войной центром английской администрации, управляющей соседними островами. К началу атаки этот остров оккупировали три роты японской пехоты. (Несколько часов спустя 1-я дивизия морской пехоты начала высадку на северном побережье Гуадалканала. Удар был направлен на японский полевой аэродром, строительство которого закончилось незадолго до этого.) Небольшой гарнизон острова Тулаги так яростно сопротивлялся, что вызвал уважение своей храбростью. Для победы над 200 японцами американским подразделениям спецназначения при поддержке батальонов морской пехоты понадобились два дня. Погибли 36 американцев и все японские солдаты. Эдсон и его коммандос оставались на Тулаги до 7 сентября 1942 г.

Высадка американских морских пехотинцев на остров Гуадалканал 7 сентября 1942 года

Тем временем отряд Карлсона приобрел широкую известность. 16 сентября "Наутилус" и "Аргонавт" подплыли к острову Макин. Весь день Карлсон наблюдал за островом через перископ "Наутилуса". На следующее утро перед рассветом лодки приблизились к берегу на расстояние 500 м и всплыли на поверхность. Солдаты перешли на 19 резиновых понтонов, снабженных двигателями. К несчастью, из-за бурного моря не все они запустились. Промокнув до нитки, солдаты на веслах добрались до берега, но оказались рассеянными на протяжении 2,5 км пляжа. Пока Карлсон пытался собрать людей, один из них случайно выстрелил из карабина. В японском гарнизоне, состоявшем из двух взводов резервистов, объявили тревогу.

Японцы, безмятежно спавшие на другой стороне острова, бегом и на велосипедах направились в сторону выстрела. В первых лучах солнца, пробившихся через листву кокосовых пальм, разыгралась рукопашная схватка. Некоторые японцы влезли на пальмы и стреляли в американцев. Силы были неравными, но японцы не собирались сдаваться и по радио вызвали помощь. К полудню в лагуну Макин приплыли два японских корабля - корвет водоизмещением 1500 т и транспорт в 3500 т. Они совершали патрульное плавание, когда услышали радиограмму японцев. На борту этих судов находилось около 60 солдат. Американские подводные лодки вблизи острова открыли огонь из 127 мм орудий. 23 снаряда попали в японские корабли. В течение 20 минут оба они превратились в горящие обломки и быстро затонули. Одна из рот Карлсона, наблюдавшая за происходящим с берега, открыла огонь по бредущим по мелководью японцам. До пляжа не добрался ни один из них.

⇦ Ctrl предыдущая страница / следующая страница Ctrl ⇨
версия страницы для мобильных устройств

ГЛАВНАЯ СТРАНИЦА / МЕНЮ САЙТА / СОДЕРЖАНИЕ ДАННОЙ СТАТЬИ 

cartalana.orgⒸ 2008-2020 контакт: koshka@cartalana.org