МИЛЛЕР Д. "КОММАНДОС (формирование, подготовка, выдающиеся операции спецподразделений)", 1997

ГЛАВНАЯ СТРАНИЦА / МЕНЮ САЙТА / СОДЕРЖАНИЕ ДАННОЙ СТАТЬИ



Провал операции "Юбилей"

В состоянии эйфории, вызванной успешным рейдом на Сен-Назер, руководство объединенными операциями (во главе с Маунтбэттеном) начало планировать операцию большого масштаба под кодовым названием "Раттер". Целью был Дьепп. Предполагали участие коммандос, недавно организованных рейнджеров, английских и американских парашютистов и бригады, сформированной из состава 2-й канадской пехотной дивизии. Из-за плохих погодных условий операция "Раттер" была отложена. Однако вскоре план рейда реанимировали под кодом "Юбилей". Основные пункты были те же. Единственное различие состояло в том, что отказались от воздушного десанта, и это очень обидело парашютистов.

19 августа 1942 г. до наступления рассвета пять эскадр десантных барж в сопровождении эсминцев приблизились к побережью Франции. В 4 часа утра силы десанта наткнулись на немецкий конвой. Завязалось морское сражение, в ходе которого англичане затопили два немецких корабля сопровождения. Об элементе внезапности, составлявшем основную часть операции "Юбилей", уже не могло быть и речи. В 5.00 на каменистом пляже, ведущем к главной эспланаде Дьеппа, высадилась самая большая баржа с канадскими силами из "Канадиен роял реджимент". Однако знавшие о ночной стычке немцы ждали нападения и в течение нескольких часов почти полностью уничтожили беспомощных канадцев. Меньшие подразделения коммандос и рейнджеров высадились на флангах - западном и восточном. Их задачей являлось уничтожение береговых батарей врага и отвлечение его внимания от главных сил. В целом этот этап операции "Юбилей" можно считать удачным. 3-й штурмовой десантный отряд под командованием майора Питера Янга, ветерана рейдов на Лофотенские острова и Ваагзё, атаковал в районе Пти Берневаль на восток от Дьеппа, связав неприятельские силы на несколько утренних часов. В это время 4-й штурмовой десантный отряд под командованием подполковника лорда Ловата уничтожил артиллерийскую батарею к западу от города.

Операция "Юбилей" закончилась, тем не менее, провалом. Из 6100 человек, принимавших участие в десанте, погибли 1027, а 2340 попало в плен (в основном, канадцы). Потери коммандос и рейнджеров оказались относительно невелики. Из 1173 погибли только 257 солдат. Опытные коммандос критически отзывались об этом предприятии. Операция "Юбилей" была слишком велика для рейда и слишком мала для вторжения. Она показала однако, что в операциях большого масштаба следует высаживать десант спецподразделений на флангах, где они должны быстро уничтожить мощные оборонительные пункты и батареи противника. Опыт Дьеппа впоследствии был использован при планировании операции "Оверлорд" (Повелитель)

Спецподразделения на Ближнем Востоке

Внимание общественного мнения было сосредоточено на операциях, проводимых в Англии и районе канала Ла Манш. Однако уже с лета 1940 г. некоторых солдат английских сил, расположенных на Ближнем Востоке, начали переводить в специальные подразделения. Они оказали большое влияние на развитие будущих войск спецназначения не только в Англии, но и в других странах. Начало было нелегким. В июне 1940 г. командование на Ближнем Востоке, действуя по распоряжению Уайт Холла, основало в Египте "Центр подготовки коммандос". Его разместили в районе Кабрит возле Большого горького озера. Оказавшиеся там солдаты оказались хорошим исходным контингентом, но их оснащение было убогим, а подготовка оставляла желать лучшего. Зимой 1940-1941 гг. подразделения коммандос принимали участие в неудачных операциях в тылу итальянской обороны в Эфиопии, а также в нападениях на оккупированные Италией Додеканезские острова. Рейды окончились провалом, а солдаты попали в итальянский плен. Взбешенный Черчилль потребовал создания комиссии по расследованию, выводы которой были строго засекречены вплоть до послевоенного периода.

Батальоны "Лэйфорс"

Однако существовала необходимость активизации деятельности частей спецназначения в бассейне Средиземного моря. Это привело к перемещению в район Ближнего Востока трех батальонов коммандос под руководством полковника Роберта Лэйкока (от его фамилии и произошло название батальонов). Эти силы прибыли в Суэц в марте 1941 г. морским путем вокруг мыса Доброй Надежды.

Лэйкок пытался восстановить репутацию спецназа, включая в свои подразделения лучших коммандос, а остальных переводил в парашютные и моторизированные соединения. Однако его усилия оказались тщетными. С апреля по июнь 1941 г. силы "Лэйфорс" приняли участие в трех операциях, в ходе которых были почти полностью уничтожены.

Первая атака была предпринята 17 апреля в предместьях Бардии, в глубине территории противника. "Лэйфорс" высадились и провели наступление на итальянские укрепления, но при возвращении не нашли дорогу к сборному пункту. Вторую атаку провели два батальона "Лэйфорс", высадившиеся 21 мая на северном побережье Крита. Цель - захват аэродрома в Малеме. "Лэйфорс" оказались на берегу уже в ходе отступления главных английских сил на юг острова и сыграли роль войск прикрытия. Коммандос защитили эвакуацию преобладающей части гарнизона, но сами понесли тяжелые потери. В Египет добрались не более 179 солдат. 8 июня последний батальон "Лэйфорс" провел операцию на побережье французского Ливана, контролировавшегося войсками правительства Виши. Цель - поддержка английских сил, наступавших из Палестины. Бои были весьма тяжелыми, батальон потерял 123 солдата, четверть всего состава. На этом "Лэйфорс" прекратили свое существование. 15 июне 1941 г. генерал Вейвелл, командующий английскими силами на Ближнем Востоке, издал приказ об их расформировании.

Пустынные группы дальнего действия

Для такой морской державы, как Англия, Средиземное море служило прекрасным коридором, через который можно было проводить атаки на цели, расположенные вдоль побережья Африки. Английский офицеры, служившие в Египте в тридцатые годы, считали очевидной возможность операций со стороны Ливийской пустыни, переходящей постепенно в море песка пустыни Сахары. Майор Ральф Багнольд, офицер Королевской службы связи, в 30-е годы проводил исследования и топографические съемки египетских пустынь и Ливийской пустыни.

По инициативе Вейвелла в июне 1940 года Багнольд организовал специальные разведывательные силы ЛРДГ (пустынные группы дальнего действия). Английская армия не имела достаточного количества боевых машин, поэтому Багнольд купил у фирмы "Шевроле" в Каире 14 полуторатонных грузовиков. Еще 19 машин он добыл, упрашивая "спонсоров" на вечерних выпивках или одолжил у египетской армии. Однако консервативная английская армия не хотела, чтобы солдаты регулярных частей записывались добровольцами в подразделения спецназначения, в которых импровизация была ежедневной жизненной практикой. Тогда, находясь в трудном положении, Багнольд заинтересовался новозеландскими и родезийскими войсками, а это обижало англичан, "спортивный дух" которых не мирился с подобным унижением. В конце концов пустынные патрули стали формировать из английской гвардии и полков еменри (резервных).

Первая операция была необыкновенно впечатляющей и получила широкую известность в английских штабах. Между 26 декабря 1940 г. и 8 января 1941 г. патруль ЛРДГ прошел 1500 км на юго-запад от Каира. Преодолев мощные неисследованные барханы, солдаты добрались до плоскогорья Феццан в юго-восточной Ливии, где находились итальянские гарнизоны. Там они соединились с частями "Свободных французов", которые совершили марш из Чада в северо-восточном направлении. Атака объединенных англо-французских сил на итальянский гарнизон в Мурзуке застал противника врасплох. Потери наступающих были невелики. Однако погиб командир колонны "Свободных французов" полковник Д'Орнано. Его заменил заместитель полковник граф де Отеклок, более известный под военным псевдонимом Жак Леклерк, который он взял себе, чтобы не подвергать опасности семью, оставшуюся во Франции. Атака на Мурзук стала началом его боевого пути, увенчанного впоследствии жезлом маршала Франции.

Рейд на Мурзук подтвердил оперативные возможности легких пустынных войск. Поэтому была запланирована очередная акция. Однако в конце марта 1941 г. в район боев между итальянскими и английскими силами прибыл немецкий Африканский корпус под командованием генерал-лейтенанта Эрвина Роммеля. В результате наступления объединенных войск "Оси" англичане были вынуждены отступить в Египет. Их командование издало при этом приказ о размещении частей ЛРДГ на египетско-ливийской границе, на безопасном расстоянии от солдат "Лиса пустыни". Коммандос ЛРДГ провели там большую часть лета 1941 г.

Охота на "Лиса пустыни"

Весна и лето 1941 г. принесли Англии унизительные поражения в бассейне Средиземного моря. Но кроме того этот период ознаменовался действиями подразделений коммандос. Как уже сказано выше, большинство из них были объединены в импровизированную структуру "Лэйфорс" (команды 7, 8, 11 из метрополии и два подразделения, сформированные на месте в основном из евреев и арабов, а также из бывших солдат интербригад, сражавшихся в Испании). Бригаду "Лэйфорс" направили сражаться за Крит (май 1941 г.). Здесь, рассеянные среди отдельных группировок австралийских, новозеландских войск, батальонов маори, греков, солдаты разделили судьбу тех, кто боролся с авиационно-морским десантом немцев. Самое большое подразделение под командованием полковника Лэйкока выполняло роль прикрытия при отходе остатков английского корпуса с острова.

Немногочисленные счастливцы, избежавшие пуль и пропастей в горах и добравшиеся, наконец, до рыбацкого поселка Сфакион, откуда их должен был забрать королевский флот, застали его пустым, без единого корабля. В награду за самоотверженность и героизм их оставили на милость врага - типичная история соединений прикрытия, приговоренных к смерти для спасения главных сил. Но даже тогда коммандос не пали духом. Под руководством неутомимого Лэйкока, отражая нападения немецких патрулей, они быстро починили несколько брошенных барж и начали рискованное плавание в сторону Египта (около 700 км). К их счастью не было сильных ветров.

Возвращение считавшихся погибшими коммандос не спасло их от расформирования. Часть перевезли в Англию, где их присоединили к другим спецподразделениям, некоторые стали инструкторами. Кого-то направили в гарнизоны Мальты, Кипра, Ливана и Египта. Многие вновь попали в родные подразделения. В условиях глубокой обороны, при хронической нехватке людей для удержания растянутого фронта в Ливии командование не видело смысла позволять целым батальонам чрезвычайно опытных солдат лишь изредка демонстрировать свои возможности в широко рекламируемых операциях.

Сохранились лишь несколько небольших отрядов коммандос. Самый большой (59 человек), занимался разведрейдами и принадлежал к 8-й армии. Командиром был все тот же Лэйкок, пытавшийся возродить свою еще недавно мощную бригаду.

Судьба этого подразделения, почти символичного по численности, оставалась ненадежной. Раздавались голоса в пользу расформирования. Не удивительно, что его штаб непрерывно думал о том, как поднять свой престиж. В 1941 г. выход заключался только в сражениях. Значит, следовало подготовить и провести важную военную операцию, последствия которой ощутила бы вся английская армия в этом районе.

Вскоре на первый план выдвинулся замысел заместителя Лэйкока, подполковника Джеффри Кейса - сына тогдашнего шефа объединенных операций. Кейс предложил одновременно атаковать несколько объектов в Ливии, расположенных далеко от линии фронта. Главная цель - вилла в городке Беда Литтория. Разведка установила, что здесь находилась резиденция Роммеля - командующего пресловутого "африканского корпуса". Коммандос надеялись, что устранение необыкновенно одаренного генерала окажет разрушительное воздействие на все немецкие и итальянские силы в Африке. У Лэйкока не было проблем с согласием на проведение такой операции. Ему обещали помощь.

Началась подготовка. Прежде всего была нужна тщательная разведка. К ней подключили "пустынную группу дальнего действия" - коммандос, занимавшихся рейдами по Сахаре, часто в мундирах противника или в арабской одежде. Солдатам этого подразделения и его командиру капитану Хаслдену удалось добраться до ближних окрестностей зданий, где находились немецкие штабы. Они дали детальную топографию местности, сделали фотоснимки домов, описали режим и привычки охраны, трассы патрулей. Это внушало надежду на успех.

Важной проблемой стал способ приближения штурмовых групп к цели. Парашютный десант был невозможен - нехватало самолетов, а люди Лэйкока не проходили соответствующего обучения. Проникновение со стороны пустыни, как это делали Хаслден и его люди, также посчитали нереальным - не было навыков длительного пребывания в пустыне. Оставался только морской путь, на котором и согласились. Переброску решили провести на подводных лодках, используя опыт коммандос Кортни - специалистов по операциям на байдарках (Си-би-эс). Он направил для инструктажа четырех опытных разведчиков и оснащение.

В атаке на резиденцию Роммеля должны были участвовать 59 коммандос, разделенные на четыре группы. Планировалось одновременно уничтожить три цели: итальянский штаб, разведцентр в Апполонии и узлы связи.

10 ноября вечером из порта в Александрии вышли две чудом полученные подводные лодки - "Торбей" и "Талисман". Внутри, в тесноте вместе с командой находились 59 коммандос, различное оружие, байдарки и прочее военное снаряжение.

Когда лодки достигли пункта назначения, с которого должен был начаться десант, то в соответствии с планом первыми к суше поплыли два байдарочника - старший лейтенант Инглс и капрал Северн, чтобы установить связь с ожидавшими на берегу людьми Хаслдена. Это произошло 14 ноября вечером. Вскоре с берега замигали сигнальные огни, и можно было начинать высадку. К сожалению, погода, до сих пор благосклонная к англичанам, начала портиться. Ветер в направлении берега все усиливался, на волнах появилась пена. Условия не способствовали передвижению на резиновых понтонах. Лэйкок испытывал серьезные опасения перед началом десантирования. В конце концов, не желая нарушать график операции, он отдал приказ начинать. Первыми двинулись коммандос с подлодки "Торбей". Четыре из шести надувных лодок волны смыли в море. Несколько часов их вылавливали и вновь готовили к спуску. В результате десант группы под командованием подполковника Кейса превратился в пятичасовую борьбу с нарастающим штормом. Было потеряно не только время, но и значительная часть боевого снаряжения и запаса продовольствия.

Когда настала очередь группы Лэйкока с "Талисмана", уже приближался рассвет, заканчивалась естественная маскировка. Следовало прервать высадку, но Лэйкок решил рискнуть и убедил в своей правоте командира подводной лодки. Его группе повезло еще меньше. Лодки швыряло, они перевернулись, высыпав весь инвентарь. Большинство еле живых от усталости солдат вернулись на спасительный борт "Талисмана" с помощью команды. Времени уже не хватало, горизонт светлел, лодку могли обнаружить в любой момент, что имело бы катастрофические последствия не только для нее, но и для всей операции.

Всего на ливийском берегу оказались 36 коммандос, немногим более половины планового состава. Солдаты вместе с арабскими проводниками немедленно принялись убирать следы десанта. Резиновые лодки зарыли в песок, тяжелое вооружение и запас продовольствия перенесли в ближайшие овраги и пещеры. Только теперь можно было поискать укрытия для себя. Ими оказались впадины в скалах, заливаемые потоками дождя. Очень скоро состояние будущих победителей Роммеля стало достойным сожаления. Промокнув и измучившись в море, они не имели защиты от холода и дождя. Лило все сильнее, а буря не позволяла высадиться остальным.

В таких условиях Лэйкок решил проводить операцию в ограниченном масштабе имевшимися силами. Он разделил их на три группы. Главной руководили Кейс и капитан Кэмпбелл. Вместе с 17 солдатами они должны были убить Роммеля. Старший лейтенант Кук и шесть коммандос получили приказ парализовать связь в окрестностях. Лэйкок с остальными людьми должен был оставаться на месте для охраны места десанта, снаряжения и приема подкрепления. 15 ноября в 19.00 штурмовые группы, ведомые арабами, двинулись в направлении штаб-квартиры врага.

Группа Кейса ночью с 16 на 17-е дошла до пункта в 15 км от Беда Литтория. Следующий день люди провели в скальных нишах, укрываясь от противника, а еще больше от дождя. Щелкая зубами и едва удерживаясь от кашля и проклятий, они согревались собственным теплом.

Вечером, с новыми проводниками, но с еще худшими предчувствиями они начали движение к цели атаки. На этот раз они радовались дождю и темноте, которые скрывали их, заглушали шаги и наверняка притупляли бдительность часовых. За километр от Беда в просветах туч появилась луна. В ее свете проводник бедуин указал на вожделенную цель - комплекс построек, окруженных пушистыми пальмами и кольцом зарослей. Коммандос попрощались с ним (дальше он ни за что идти не хотел) и начали небольшими группами подкрадываться к домам.

На этом этапе произошел случай, который мог разрушить все планы: капитан Кэмпбелл услышал приближающиеся голоса. Он прислушался и замер вместе со своими людьми. Через минуту они поняли, что идут многочисленные арабы, состоящие на службе в итальянской армии. От стрельбы их отделяли лишь секунды. Кэмпбелл выскочил из темноты и на чистейшем немецком стал "ругать" патруль за хождение возле немецких квартир, шум и т.д. Сконфуженные арабы, оправдываясь на нескольких языках, спешно ретировались, будучи уверенными, что нарушают покой германского союзника, которого нельзя раздражать.

За пять минут до полуночи коммандос заняли исходные позиции. Кейнс, Кэмпбелл, сержант Терри и еще двое взяли на себя функции терминаторов. Они отправились к автостоянке и саду, окружавшему виллу Роммеля, собираясь ликвидировать тех, кто будет убегать через окна. Трое должны были отключить электричество. Четырех оставили на подъездных дорогах с пулеметами. Остальные двое хотели задержать огнем офицеров из ближайшей гостиницы.

Последующие события развивались молниеносно. Кейнс рукой дал знак действовать. Вместе со своей четверкой он рванулся к входным дверям виллы, но не заметил ни одного часового. Дверь не открывалась. Опять подключился Кэмпбелл со своим безукоризненным немецким. Он энергично постучал, и, выдав себя за курьера со срочными известиями, потребовал впустить. В правой руке у него был нож, а в левой пистолет. Заспанный часовой, будто чувствовал свою судьбу и неохотно приоткрыл дверь, одновременно подняв автомат. Через узкую щель нельзя было пустить в ход нож. Поскольку что-то подозревавший немец успел снять оружие с предохранителя, пришлось стрелять. Немец рухнул со страшным шумом на мраморный паркет. Коммандос перескочили через него и оказались в большом холле. Сверху сбегали двое офицеров, вытаскивая из кобур вальтеры. Терри уложил их очередью из "томпсона". Офицеры еще катились по лестнице, а Кейнс и Кэмпбелл уже были у дверей соседней комнаты. Они начали стрелять через дверь, но ответа не последовало. Одновременно погас свет.

Из следующей комнаты немцы открыли огонь тоже через двери. Кейнс упал мертвым. Внутрь бросили гранаты, затем дали автоматную очередь. Подобную процедуру повторяли в остальных помещениях, пока не убедились, что внутри виллы нет ни одного живого немца. Времени на поиск и идентификацию Роммеля уже не было. Снаружи нарастала стрельба со всех сторон. Кэмпбелл, взявший на себя командование после гибели Кейса, приказал отходить и забросать здание гранатами, чтобы вызвать пожар. В последнюю минуту схватки его ранили в ногу, и он решил сдаться, чтобы не задерживать все подразделение. Теперь командование взял на себя сержант Терри, который великолепно организовал отступление. Он сумел собрать всех остальных коммандос, поджечь и уничтожить несчастную виллу, а затем оторваться от погони, пользуясь темнотой и проливным дождем. Опытный сержант прекрасно ориентировался на незнакомой местности и после маршброска за день привел подчиненных на место недавней высадки, где их ожидал обеспокоенный Лэйкок.

Возвращение ударной группы с относительно малыми потерями омрачала смерть всеми любимого Кейса. Не вернулась группа Кука. Все утешали себя вероятной гибелью Роммеля. Следующие сутки прошли в двойном ожидании остальных коммандос и благоприятной погоды для посадки на лодку. "Торбей" сигнализировал, что волна слишком высока. Моряки прислали немного продуктов на дрейфующем понтоне, который подогнал к берегу ветер.

Днем 21-го ноября в окрестностях появились немцы и итальянцы, сразу обнаружившие англичан. Начался яростный бой, в котором шансы коммандос были минимальны, поскольку сначала их отрезали от моря, а затем от единственного пути эвакуации. Лэйкоку оставалось только уходить вглубь материка. Он хотел укрыться в необитаемых горах Джебель-эль-Ахдар, запутать погоню, а затем пробраться через линию фронта.

Однако противник, обладавший значительным перевесом, расстроил план полковника. Только он и сержант Терри добрались до гор. Остальные погибли или попали в плен. Лэйкок с товарищем после 41 дня блужданий по пустыне и горам достигли линии английских войск. Уцелели только они. Однако самое трагичное заключалось в том, что удар коммандос пришелся мимо цели. Во время штурма в Беда Литтория Роммеля вообще не было в Ливии. Он за несколько дней до этого вылетел в Рим на встречу с женой и спокойно отпраздновал свое пятидесятилетие. Судя по немецким материалам, английская разведка ошиблась. В Беда Литтория у Роммеля никогда не было резиденции. Он даже ни разу не приезжал туда. В Беда находилось главное квартирно-хозяйственное управление немецкого корпуса. Его личный состав практически полностью погиб, однако это не стоило гибели одного из лучших подразделений английских коммандос.

На ошибках операции в Беда Литтория учились другие. Благодаря товарищам, оставшимся лежать на ливийском берегу, они выжили после новых боев, в которых вскоре отомстили за Кейса и его солдат.

Создание САС и новая тактика

Тем временем в Каире произошли события, которые подтолкнули английские подразделения спецназначения к новым действиям. В июне 1941 г. в кабинет генерала Ритчи с неожиданным визитом пришел, прихрамывая, двухметрового роста офицер, который представил план уничтожения в Ливии военно-воздушных сил "Оси". Этим офицером был Дэвид Стерлинг, принадлежавший ранее к силам "Лэйфорс". Он хромал после травмы во время учебных прыжков. План Стерлинга был смелым, полон фантазии и безумен настолько, что новый командующий войсками союзников на Ближнем Востоке признал его выполнимым. Стерлинг предложил создать из остатков "Лэйфорс" часть в количестве 65 солдат. Они должны были спуститься на парашютах вблизи аэродромов противника, заложить мины замедленного действия и направиться на определенные сборные пункты, откуда их заберут патрули ЛРДГ. Подразделение Стерлинга САС (специальная воздушная служба) было названо так, чтобы запутать немецкую разведку. Он приступил к подготовке.

Осенью 1941 г. Англия имела три элитных подразделения на Ближнем Востоке: - коммандос, ЛРДГ и САС. Черчилль издал приказ о реорганизации этих войск и вновь назначил командующим Лэйкока. Он тогда был бригадиром, но Черчилль всегда пользовался обращением "генерал". А в ноябре 1941 г. начали операцию "Крестоносец". В этом крупном контрнаступлении части спецназначения использовали при операциях в глубоком тылу противника. Конечный результат был неудачным, но выводы и последствия сыграли ту же роль, что и рейд на Дьепп.

Диверсанты 55-го подразделения САС на следующий день после высадки Лэйкока пробовали десантироваться с воздуха на аэродромы в районе Газали. Те самые ветры, которые заблокировали эвакуацию коммандос, разбросали парашютистов САС по пустыне и только 21 из них нашли сборный пункт, где их ждали автомашины ЛРДГ.

В результате операции "Крестоносец" силы Роммеля в декабре 1941 г. были отброшены из Киренаики. В конечном счете в боях с его войсками коммандос не сыграли значительной роли. В начале следующего года Роммель провел контрнаступление, в ходе которого англичане были вынуждены отступить в район Эль-Аламейна. Роммель растянул свои линии снабжения на расстояние сотен километров, опираясь на крепость в Тобруке.

Попытка атаки на Тобрук не удалась. Совместные действия коммандос и сил ЛРДГ застопорились. Немцы яростно обороняли порт, нанося атакующим большие потери. Английский флот потерял два эсминца, а из 382 коммандос, принявших участие в рейде, погибли 300.

Поражения под Тобруком и в Дьеппе послужили горьким уроком и заставили штабы сделать соответствующие выводы. Было необходимо разработать новые тактические концепции, основанные на сохранении жизни солдат. Одну из них использовали еще раньше во время рейда на аэродром Тамет вблизи Бенгази. Во время той операции отряды САС и ЛРДГ тесно сотрудничали друг с другом, и каждое из формирований сыграло важную роль. Солдаты ЛРДГ в замаскированных машинах ждали вблизи аэродромов. Тем временем Стирлинг во главе небольшой группы диверсантов подложил мины с часовым механизмом под 24 самолета и взорвал все.

Радикально новый подход к диверсионным действиям, взятый на вооружение в июне 1942, дал поразительные результаты. Во время рейда на аэродром Багуш командир штурмовой группы Пэдди Мэйн впал в ярость, когда мины, подложенные его группой на аэродроме, не взорвались. Взбешенные Мэйн и Стирлинг въехали на своих джипах прямо на аэродром и открыли огонь из пулеметов. Были уничтожены 7 немецких боевых самолетов. В июле силы САС приспособили к своим потребностям десятки прибывших американских джипов, установив на каждом по два спаренных пулемета Виккерс или крупнокалиберные пулеметы Браунинг. Каждый джип мог сделать 5000 выстрелов в минуту при одновременном огне всех пулеметов.

Для соединений САС и ЛРДГ начался период успехов. Они проникали в тылы противника и атаковали аэродромы войск "Оси". В операциях участвовали до 18 джипов, поставленных в ряд. Их пулеметы могли совершить в минуту несколько десятков тысяч выстрелов. Прежде, чем Роммель начал отход к линии Марет на границе Туниса и Ливии, он потерял в таких рейдах 400 самолетов. Под их обломками осталась погребенной надежда сравняться с авиационной мощью союзников.

Операция "Факел"

Роммель начал отвод войск в Тунис 4 ноября 1942 г. 8 ноября союзники приступили к операции "Факел". Предполагалось высадить воздушный и морской десант на побережье северной Африки, контролируемом коллаборационистским французским правительством Виши и устроить капкан для отступающих немцев. Коммандос и рейнджеры получили задание, похожее на невыполненное в ходе операции в Дьепп. Однако на этот раз они добились гораздо больших успехов. 1-й батальон рейнджеров атаковал артиллерийскую батарею, защищающую пляж в городе Арзев в западном Алжире (этот город - одна из целей операции). Тем временем 2 группы коммандос высадились в Алжирском заливе и уничтожили прибрежные укрепления.

Тем временем эскадра транспортных самолетов С-47, перевозившая 505-й полк под командованием Джеймса А. Гевина в районы Джела и Лицата попала под интенсивный огонь зенитной артиллерии. Неопытных пилотов, которые раньше не принимали участия в подобных акциях, охватила паника. Они забыли о миссии своих пассажиров, и вскоре весь порядок операции нарушился. Солдат Гевина сбросили на площади свыше 1500 кв. км. Некоторые из них достигли даже Сиракуз в английском секторе, в 150 км от запланированного места приземления. Командующий 82-й воздушно-десантной дивизией генерал-майор Риджуэй понял, что не может рассчитывать на поддержку 505-го полка. Положение его солдат было таким, что "пользы от них, как от десанта на Луну". Риджуэй немедленно отдал приказ транспортировать в Сицилию резервный 504-й полк. К несчастью, когда самолеты С-47, везущие парашютистов, оказались над флотом вторжения союзников, английские военные корабли, ошибочно принявшие американцев за итальянские торпедоносцы, открыли заградительный огонь. В результате 12 самолетов С-47 упали в море, а 37 (многие из них с сильными повреждениями) бросили выполнять боевую задачу и вернулись в Северную Африку. Союзники убили 318 солдат 504 полка.

Вторая попытка доставить на Сицилию парашютные войска, предпринятая на этот раз англичанами, также закончилась трагически. 13 июля 115 английских транспортных самолетов попытались доставить на остров 1-ю парашютную бригаду. Корабли союзников вновь открыли огонь, в результате чего были сбиты или сильно повреждены 58 самолетов. Дело закончили немецкие и итальянские зенитные батареи. Из 1 900 солдат только 250 приземлились вблизи цели - моста Примасоле на главной дороге от Сиракуз до Месины.

Эти 250 парашютистов дрались с удвоенной энергией. Солдаты 1-го и 3-го батальона парашютистов, пережившие кошмарный полет и приземление под сильнейшим обстрелом, отряхнулись от аэродромной пыли и бросились в атаку. Они сломили сопротивление немцев, обороняющих мост и уничтожили заложенные на нем мины. Они удерживали мост весь следующий день, несмотря на яростные контратаки двух батальонов немецких парашютистов. Только отсутствие боеприпасов и потери, сократившие их силы до численности взвода, вынудили англичан отступить.

Десанты союзников в Италии

Операция "Хаски" послужила для союзников столь же горьким уроком, что и широкомасштабная акция немцев на Крите за два года до этого. Воздушные операции оказались такой формой ведения войны, во время которой чаще всего случались непредвиденные обстоятельства. В столкновениях с серьезным противником потери всегда были большими. После этих событий штабы союзников пришли к выводу, что только 10% парашютных сил и десанта на планерах может достичь цели в состоянии боеспособности. С тех пор силы воздушного десанта пускали в ход с большой осторожностью. К тому же горный рельеф Аппенинского полуострова вообще не способствовал атакам с воздуха. Союзники решились только на два парашютных десанта. 14 августа 1943 г. два американских полка (504-й и 505-й) высадились на предмостном укреплении под Салерно с задачей поддержать союзный десант, который был выброшен пятью днями ранее.

Южная и центральная часть Италии образует длинный узкий полуостров. Поэтому линия фронта очень быстро стабилизировалась. После первых нескольких недель рейды с использованием вооруженных пулеметами джипов, столь популярных в Северной Африке, стали невозможными. Флот и авиация союзников господствовали в районе восточного и западного побережья Италии, и в результате основным видом высадки стал морской десант. 9 сентября 1943 г. 1-й, 3-й и 4-й отряд рейнджеров, 2-й и 41-й батальоны Королевской морской пехоты столкнулись лишь с небольшими трудностями во время захвата хорошо укрепленных огневых точек, рассеянных вдоль западного берега Салернского залива. Вскоре, однако, контратаки немцев усилились, и союзники понесли большие потери. За первые девять дней боев английские коммандос, принявшие на себя главный удар, потеряли 50% состава и были вынуждены отступить на Сицилию.

В середине сентября немцы ушли на север к укрепленной линии Густава, которая пересекала полуостров на середине пути между Неаполем и Римом. Союзники тщетно атаковали ее с октября по декабрь. Потеряв надежду прорвать линию обороны, они решили использовать морской десант, чтобы обойти позиции врага. 22 января 1944 г. все три батальона рейнджеров и 501-й парашютный батальон, оснащенный тяжелыми машинами типа "амфибия", высадились вблизи порта Анцио, в 150 км от линии Густава и примерно в 80 км к югу от Рима, Немцы были так поражены этими действиями, что, если бы союзники быстро двинулись вглубь территории, то могли бы атаковать растерявшиеся немецкие войска с тыла. Однако их задержали организационные трудности, неизбежные при каждой большой десантной операции. 29 января 1944 г. рейнджеры попытались двинуться дальше, но было уже поздно. Немецкие силы получили подкрепление, а их оборона консолидировалась. 4-й батальон рейнджеров наткнулся на яростное сопротивление врага и понес тяжелые потери. Батальоны 1 и 3 глубоко вклинились в оборону, но на рассвете были окружены немецкими танками. Атака американской 3-й пехотной дивизии, которая по плану должна была поддержать рейнджеров и укрепить захваченные ими позиции, вскоре захлебнулась. К полудню окруженные рейнджеры сражались на площади в несколько сот квадратных метров. К ночи их сопротивление прекратилось. Из 767 человек только 6 вернулись назад. Это был конец рейнджеров Дерби, действовавших в бассейне Средиземного моря. Несколько недель спустя во время официальной церемонии в Вашингтоне было объявлено о ликвидации всех трех батальонов ввиду их гибели в борьбе с врагом.

Использование сил спецназначения в воздушных и морских десантах во время наступления на французскую северную Африку, Сицилию и Италию дало неоднозначные результаты. Воздушный десант в Африке встретил слабое сопротивление и закончился полным успехом. Катастрофа, случившаяся во время транспортировки двух парашютных дивизий в Сицилию, был ценой за решение использовать воздушно-десантные войска в Италии. В целом морские десанты оказались более удачными, хотя потери штурмового десанта под Салерно оказались высокими, а под Анцио рейнджеры перестали существовать. Некоторые подразделения приняли участие в великолепных операциях, результатами которых не воспользовались. Так было в случае 2-го парашютного батальона в Тунисе и остатков 1-го и 3-го парашютных батальонов в боях за мост Примасоле. Все это должно было проанализировать высшее руководство союзных штабов во время подготовки операции "Оверлорд" (Повелитель) весной 1944 г.

День "Д": операция "Повелитель"

Это была крупнейшая операция воздушного и морского десанта в истории войн. "Д-день" начался в ночь с 5-го на 6-е июня 1944 г. Парашютисты и части на планерах английской 6-й воздушно-десантной дивизии сразу после полуночи начали высаживаться на восточном фланге плацдарма в Нормандии. Дела не пошли точно так, как планировалось (во время воздушного десанта неудачи случаются всегда), но по сравнению с Сицилией это был шедевр военной точности.

Три планера из 6-й воздушно-десантной дивизии, наследуя традиции немецких парашютистов в Эбен-Эмаэль, высадились на расстоянии 180 метров от мостов на реке Орн в районах Рановилль и Бенувилль к северу от Казн. Десантные группы под командованием Джона Ховарда ворвались на мосты и вынудили немцев бежать или сдаться. В нескольких километрах к северо-востоку 9-й парашютный батальон подполковника Теренса Отвэя высадился около Мервилля вблизи сильной береговой батареи, орудия которой накрывали огнем пляжи - цель морского десанта, который должен был начаться утром. При поддержке планерных частей Отвэй сокрушил немцев в кровавой лобовой атаке, в которой он потерял 70 из 150 солдат.

В то же время происходил крупнейший в истории воздушный десант. 18000 парашютистов 82-й и 101-й американской воздушно-десантной дивизии были сброшены над полуостровом Котентэн. Однако эта операция не протекала так гладко, как атака английской 6-й дивизии. Рассеянные самолеты сбросили десант на площади свыше 150 кв. км. Перед этим немцы затопили большие площади восточного побережья Котентэн, и многие американцы попали в образовавшиеся болота. Сотни из них утонули под тяжестью экипировки или не сумев освободиться из запутавшихся строп парашютов. Вскоре дивизии как организованные формирования перестали существовать. Командующий 82-й дивизией генерал-майор Риджуэй заявил после сражения, что были минуты, когда он командовал "аж" одиннадцатью солдатами. Несмотря на это, положение не было таким катастрофическим, как на первый взгляд казалось. Парашютисты оказались рассеянны по большому пространству и немцы не могли сориентироваться, где высадился главный десант. Их контратаки ударяли в пустоту. В немецких тылах воцарился неописуемый хаос, так что главная цель парашютистов вопреки всему была достигнута.

Соединения коммандос и рейнджеров были авангардом морского десанта. 2-й батальон рейнджеров, организованный и обученный в Англии, получил чрезвычайно опасное задание, когда остальная часть сил Дерби сражалась в районе Средиземного моря. Солдаты должны были взобраться на отвесные скалы побережья и ликвидировать артиллерийские батареи. Цель находилась вблизи Пуант де Ок и накрывала огнем пляж, который должен был стать местом десанта американцев. Рейнджеры высадились у подножья скал, забросили крюки с прикрепленными к ним альпинистскими канатами и начали взбираться. Операция напоминала штурм средневековой крепости. С верхушек скал немцы бросали гранаты, а рейнджеры, вися на канатах, отвечали автоматным огнем. Они захватили батареи, но дорогой ценой. Из 225 человек десанта 135 были убиты или тяжело ранены.

В авангарде английских сил вторжения высадились 1-я и 4-я бригады коммандос с задачей захватить и удержать фланги десанта и установить связь с разбросанными ночью парашютистами. Первая бригада под руководством лорда Ловата наступала в глубину суши в сторону позиций 6-й воздушно-десантной дивизии, которая с рассвета яростно сражалась с немецкой 21-й танковой дивизией. Люди Ловата добрались до парашютных войск после 13.00. Левый фланг, где действовали самые сильные соединения немцев, был уничтожен.

В противоположность тому, что происходило в Сицилии и в начальной фазе операции в Италия, партизанские части ("французские внутренние силы") готовились отнять у немцев обширные зоны в северной Франции. Сложились благоприятные условия для применения соединений САС, которые весной 1944 г. разрослись до размеров бригады. К сожалению, во время планирования операции "Повелитель" возникли трения между новым командующим САС - бригадным генералом Уильямом Стерлингом (братом Дэвида Стерлинга) и офицерами штаба, планировавшими конкретные детали морского десанта. Они хотели сбросить силы САС вблизи пляжей - целей десанта. В результате соединения САС оказались бы между фронтом врага и его резервами. Стерлинг считал, что это было бы неправильным использованием элитных частей и подал в отставку. Этот демарш настолько потряс штабных офицеров, что к ним вернулся здравый смысл. Хотя его концепция операции была принята, Стерлинг не вернулся на свою должность. Он настаивал на том, чтобы сбросить десант САС далеко во Франции и вместе с партизанами нападать на немецкие линии коммуникаций и узлы связи.

В этот период бригада САС включала 1-й и 2-й полк САС, два французских батальона САС и бельгийский дивизион - всего 2 500 человек. 21 июня 1944 г. первый полностью укомплектованный дивизион (дивизион А первого полка) был выброшен во Франции. До августа САС создала 43 оперативные базы от Бретани до Бельгии, с которых проводились диверсионные операции. За время действий во Франции САС потеряла 200 человек. Это небольшая доля потерь одного лишь дня в 1-й бригаде в Сицилии. Зато потери, нанесенные противнику, исчислялись тысячами, а хаос, вызванный акциями САС среди немецких сил, трудно переоценить. Такой способ ведения войны с помощью специальных подразделений оказался необычайно эффективным. Это была партизанская война типа "бей посильнее и беги", но хватало в ней и героических эпизодов. Например, 15 августа, в тот момент, когда солдаты СС собирались расстреливать безоружных французских граждан на рынке в Ле Ам, в городке появились джипы САС, и их спаренные крупнокалиберные пулеметы покончили с немцами. Подобные эпизоды быстро обрастали легендами.

⇦ Ctrl предыдущая страница / следующая страница Ctrl ⇨
версия страницы для мобильных устройств

ГЛАВНАЯ СТРАНИЦА / МЕНЮ САЙТА / СОДЕРЖАНИЕ ДАННОЙ СТАТЬИ 

cartalana.orgⒸ 2008-2020 контакт: koshka@cartalana.org