МИЛЛЕР Д. "КОММАНДОС (формирование, подготовка, выдающиеся операции спецподразделений)", 1997

ГЛАВНАЯ СТРАНИЦА / МЕНЮ САЙТА / СОДЕРЖАНИЕ ДАННОЙ СТАТЬИ



Поэтому в замке Фриденталь они повышали свою квалификацию по индивидуальным программам и готовились к конкретным операциям. Среди использовавшихся эсэсовскими агентами технических новшеств следует особо отметить пластиковую взрывчатку и кумулятивные заряды; отравленные пули, вызывавшие мгновенную смерть при попадании в любую часть тела; портативные средства поджога (карандаши с термитной начинкой, термосы, чемоданы, книги, у которых горючим материалом являлась сама оболочка); приспособление для эвакуации человека с земли без посадки самолета. Данное изобретение представляло трапециевидную конструкцию из небольших штанг, с канатом между ними длиной в 4 метра. Летящий бреющим полетом самолет захватывал ее специальным крюком вместе с сидящим в нижней части трапеции агентом! (После войны это устройство переняли от немцев американцы).

Отправляясь на задание, питомцы Фриденталя знакомились с директивой рейхсфюрера СС Гиммлера: "Ни один человек из РСХА не имеет права попасть живым в руки врага!" Соответственно, каждый из них получал пару капсул с сильным ядом, чтобы можно было в безвыходной ситуации мгновенно покончить с собой. И надо отдать должное, очень мало эсэсовских шпионов и диверсантов за время войны оказалось в плену. Кроме яда, их снабжали безупречно изготовленными фальшивыми документами и деньгами, как правило, тоже фальшивыми. За время войны в VIII (техническом) Управлении РСХА одних только английских фунтов стерлингов было отпечатано 350 миллионов! Качество фальшивок оказалось настолько высоким, что до конца военных действий англичане так и не смогли выявить эти банкноты. А потом самолеты дальней авиации из 200-й эскадры бомбардировщиков или подводные лодки доставляли парней Скорцени в разные уголки Европы и всего земного шара.

Например, в Танганьике (нынешняя Танзания) действовала группа из шести человек под командованием 24-х летнего Франца Виммер-Ламквета. Завербовав пару десятков местных головорезов, получая взрывчатку и боеприпасы на парашютах с немецких самолетов, эта группа действовала около полутора лет. Она доставила немало хлопот англичанам: диверсанты взрывали мосты и электростанции, пускали под откос поезда, поджигали кофейные и хлопковые плантации, отравляли колодцы и скот, убивали семьи белых фермеров...

Самая громкая операция отдела "С" - похищение вождя итальянских фашистов Бенито Муссолини 12 сентября 43 года. После антифашистского государственного переворота 25 июля того же года, правительство маршала П. Бадольо арестовало Муссолини и приказало держать под охраной 200 карабинеров в туристской гостинице, находившейся в труднодоступном горном массиве Гран Сассо, рядом с пиком Абруццо. Туда вела из долины одна лишь подвесная канатная дорога (фуникулер).

Скорцени решил высадить десант прямо на горный луг рядом с гостиницей. Иначе пришлось бы захватывать станцию канатной дороги в долине, а сделать это быстро и незаметно не представлялось возможным. Он использовал 12 грузовых планеров типа ДФС-230. Каждый такой планер мог взять на борт, помимо пилота, 9 человек в полном боевом снаряжении. Группа захвата состояла из 12 пилотов, 90 бойцов воздушно-десантных войск, 16 питомцев Фриденталя, самого Скорцени и итальянского генерала Солетти, в сумме ровно 120 человек. Во время старта с аэродрома Пратика де Маре два перегруженных планера опрокинулись. В пути рухнули на землю еще два (диверсанты везли пулеметы, гору боеприпасов и взрывчатки, чтобы "отбить" Муссолини). И хотя реально им не пришлось сделать ни одного выстрела, в результате аварий 31 человек погиб, еще 16 получили тяжелые увечья. Но Муссолини был вывезен в Германию, и потом несколько месяцев возглавлял так называемую "Республику итальянских фашистов" в северной части страны, которая воевала с партизанами и союзными войсками англичан и американцев.

Смелая операция Скорцени приобрела широкую известность и оказалась на первых страницах газет. Она произвела впечатление даже на Гитлера, и он поручил Скорцени создать новые батальоны спецназначения среди добровольцев, набираемых из парашютистов и войск СС.

Весной 44 года Скорцени, ставший к тому времени штурмбанфюрером (майором), сформировал 6 "истребительных батальонов" охотников за людьми: "Ост", "Центр", "Зюд-Ост", "Зюд-Вест", "Норд-Вест" и "Норд-Ост". Их главное назначение сводилось к проведению контрпартизанских операций против польских, советских, чехословацких, югославских, итальянских, французских партизан.

25 мая 1944 г. одно из новых соединений, 500-й батальон парашютистов СС, высадился с воздуха на боснийский городок Дрвар, где находилась штаб-квартира маршала Тито и союзная военная миссия в Югославии. Потери немцев были велики, но Тито был вынужден бросить резиденцию и бежать на адриатический остров Вис, находившийся под контролем англичан.

Спустя пять месяцев другой батальон, на этот раз под командой самого Скорцени, нанес удар по центру Будапешта. В ходе акции были похищены члены правительства адмирала Хорти, которые пытались договориться об условиях капитуляции с СССР.

Благодаря своим храбрым вылазкам Скорцени приобрел большую популярность. О нем говорили даже как о "самом опасном человеке в Европе".

Когда англо-американские войска, высадившиеся в Нормандии, повели наступление на территории Бельгии и Северной Франции в сторону Рейна, Скорцени получил приказ: "Вы обязаны захватить несколько мостов через Маас на участке между Льежем и Намюром. При выполнении этой задачи вы все для маскировки переоденетесь в форму противника... Кроме того, необходимо выслать вперед небольшие команды, тоже в английской и американской форме, которые должны распространять дезинформирующие приказы, нарушать связь и вносить в ряды войск противника замешательство и панику" (иными словами, делать то же самое, что и подразделения "Бранденбурга" на Восточном фронте в 41-42 годах).

Для этой операции были отобраны те солдаты и офицеры истребительных батальонов и парашютных частей, которые сносно говорили по-английски. Из лагерей военнопленных привезли английских и американских унтер-офицеров, они должны были научить немецких диверсантов наиболее употребительным английским фразам, американскому жаргону, преподать им формы обращения и поведения военнослужащих союзных армий (потом их всех расстреляли для сохранения тайны). Доставили также английское и американское трофейное оружие (от пистолетов до пулеметов, от "джипов" до легких танков), обмундирование, личные документы убитых или пленных солдат, офицеров, унтер-офицеров. Разумеется, диверсантов снабдили фальшивыми фунтами и долларами, выдали им капсулы с ядом.

14 декабря 44 года Скорцени объявил командирам трех спецгрупп (по 135 человек в каждой) их задачи в операции "Гром". На рассвете 16 декабря началось немецкое контрнаступление. Сначала открыли ураганный огонь две тысячи немецких орудий. Затем последовал удар 11 боевых групп, костяк которых составили 8 танковых дивизий. Плохая погода свела на нет превосходство союзников в воздухе. Немецкие танки смяли их передовые позиции. А в тылу у них, в колоннах отступающих войск уже во всю трудились отряды Скорцени. Они отдавали командирам частей ложные приказы, нарушали телефонную связь, уничтожали и переставляли дорожные указатели, минировали шоссе и железнодорожные пути, взрывали склады боеприпасов и горючего, убивали командиров и штабных офицеров. Вскоре "томми" и "ами" были не в состоянии различать, где у них фронт, и где тыл. Тысячи их погибли либо попали в плен в первые же сутки. Было потеряно около 700 танков, несколько тысяч автомобилей. Линия фронта откатилась назад на несколько десятков километров. Но и отряды Скорцени потеряли в Арденнах почти две трети личного состава: победа никому не дается даром!

В 1944 г. ситуация 1940 г. (катастрофа под Дюнкерком) не повторилась - вместо всеобщей капитуляции союзники ответили решительной контратакой. Коммуникационным центром Арденн был город Бастонь. Там находилась 101-я американская воздушно-десантная дивизия, отрезанная от остального мира. Ее обстреливали и атаковали со всех сторон. Командующий, бригадный генерал Энтони Мак-Олифф на предложение немцев сдаться отвечал коротко: "пошли вы..." Оборона Бастони замедлила немецкое наступление. В результате похолодания 26-го декабря исчезли низкая облачность и густой туман. Теперь смогли подключиться американские ВВС. С севера приближались англичане. Подразделения САС проникли в восточные Арденны и холмы Эйфель. Джипы англичан с четырьмя ведущими колесами, оснащенные крупнокалиберными пулеметами, угрожали немецким коммуникациям. Таким образом, оба противника одинаково пользовались подразделениями специального назначения. Союзники выдержали напор немцев и заставили их отойти. Исход войны на Западе был предрешен.

Часть 3. Ответ союзников: от Рингвэя до Каира (1940-1945)

Черчилль и появление коммандос

Перед лицом приближающейся битвы за Англию новый британский премьер Уинстон Черчилль не питал каких-либо иллюзий о причинах поражения французов. В письме к министру своего правительства Энтони Идену он писал: "У меня сложилось впечатление, что Германия была права, используя во время Первой мировой войны и сейчас штурмовые подразделения... Францию победила непропорционально малая группа хорошо вооруженных солдат из элитных дивизий. Немецкая армия, шедшая вслед за подразделениями спецназначения, закончила захват и заняла страну".

Англия в 30-е годы сильно отличалась от Германии. В Германии победа национал-социалистов привела к политической революции. Нарушение условий Версальского договора способствовало там развитию специальных войск. В Англии консервативная военная иерархия, не любящая новое, судорожно держалась за классические способы ведения войны. Например, солдатам морской пехоты было запрещено развивать навыки, необходимые при воздушном десанте. В то же время ВВС страстно противились каждому предложению сформировать парашютные соединения.

Летом 1940 г. Черчилль направил несколько писем офицерам высшего ранга и руководителям штабов армии, авиации и флота. Он требовал от них прекратить саботаж и начать создавать силы спецназначения, которым давал разные названия (например, "штурмовые группы кавалеристов", "леопарды", "охотники"). Сотрудники министерства обороны в конце концов остановились на термине "батальоны специальной службы". В официальной информации вплоть до конца 1944 г. упоминалось о "подразделениях СС" (спешиэл сервис). Общественное мнение, Черчилль и сами солдаты предпочитали, однако, слово "коммандос". Его предложил офицер родом из Южной Африки, организовавший первые группы. Как и в случае бурских коммандос 1900 г., первой задачей английских солдат стало руководство партизанскими движениями против оккупационных сил, помощь в формировании этих сил. Агентство печати Ее Королевского величества немало потрудилось, составляя, печатая и распространяя среди англичан брошюры вроде таких: "Искусство ведения партизанской войны", "Учебник для руководителя партизан", "Как пользоваться взрывчатыми материалами".

Однако Черчилль не собирался откладывать применение коммандос до момента высадки немцев на английском побережье. 9-го июня 1940 г. он направил руководителям штабов родов войск следующую записку: "Целиком оборонительная доктрина погубила французов. Мы должны немедленно начать работу над организацией специальных сил и дать им возможность действовать на тех территориях, население которых сочувствует нам". Через два дня он потребовал "сильной, инициативной и упорной работы на всем побережье, оккупированном немцами".

В конце лета 1940 г. были организованы двенадцать соединений "коммандос". Каждое имело численность около батальона. В их ряды записались добровольцы из всей британской армии. Только солдаты морской пехоты, которая находилась на стадии расширения до дивизии, не имели права вступать в спецподразделения. Это частично было связано с тем, что Черчилль хотел сохранить их в качестве стратегического резерва в случае необходимости защищать Лондон от немецкого десанта. Все офицеры имели возможность набирать только наилучших добровольцев. Это должны были быть молодые, энергичные, интеллигентные люди с хорошими навыками водителя транспорта.

Первые добровольцы пришли из разных родов войск и сохранили свои мундиры с соответствующими нашивками. Они жили чаще всего в квартирах, а не в казармах. Офицеры каждого подразделения до начала 1942 г. лично отвечали за программу подготовки солдат. В связи с этим уровень их навыков оказался очень разным.

Действия солдат, которые участвуют в воздушном или морском десанте, требуют координации действий всех родов войск. Поэтому 17 июля Черчилль назначил своего старого друга адмирала Роджера Кейса, героя рейда на Зейебрюгге в 1918 г., руководителем Объединенных операций. Однако дела не шли столь успешно, как хотелось Черчиллю. Подготовка морского десанта связана с длительной тренировкой и со строительством специальных десантных судов. Это потребовало бы многие месяцы даже при поддержке английских военных штабов, а Кейс, к сожалению, не имел поддержки среди военной иерархии. Генерал Алан Брук, который вскоре стал начальником Имперского генерального штаба и его заместитель генерал Бернард Пэйджит были убеждены, что формирование соединений типа коммандос, отделенных от регулярных войск, является ошибкой. Кейс поссорился с ними, в результате необходимого оснащения он так и не получил, а все его предложения об операциях спецчастей были отклонены.

Единственным исключением стал широкомасштабный рейд, целью которого было уничтожение фабрик ворвани в районе Лофотенских островов (Норвегия) 3 марта 1941 г. Коммандосы не встретили какого-либо сопротивления, и данный рейд по существу стал учением с применением боевого оружия. Операция имела лишь пропагандистское значение. Кинохроника, отражавшая эту операцию, с успехом демонстрировалась в разных странах. Период бездеятельности, воцарившийся после рейда на Лофотены способствовал деморализации подразделений коммандос. Кейс вновь стал ссориться с Аланом Бруком и Адмиралтейством. В итоге Черчилль, которому надоели эти стычки, снял Кейса с занимаемого поста 27 октября 1941 года.

Парашютисты в операции "Колосс"

В отличие от германского командования с его идеями "молниеносной войны" посредством танковых прорывов и воздушных десантов, руководство британских вооруженных сил долгое время отрицало значение воздушно-десантных войск. Лишь под нажимом Черчилля командование королевских ВВС организовало в мае 1940 года подготовку первого батальона парашютистов.

Она проходила на аэродроме Рингвэй, неподалеку от Манчестера. Эти места находились вне радиуса действия самолетов люфтваффе и поэтому не подвергались налетам. Группу инструкторов возглавили майоры авиации Луис Стрейндж и Джон Рокк. Им пришлось столкнуться с серьезными трудностями. Офицеры министерства авиации всячески противились созданию парашютных частей. Сопротивление выразилось прежде всего в плохом материальном обеспечении школы в Рингвэе. Ей выделили б устаревших бомбардировщиков "Уитворт-Уитни-1", не приспособленных для десантирования, и недостаточное количество парашютов. Кроме того, существовали объективные трудности: не была разработана методика приземления парашютистов с вооружением и снаряжением, отсутствовали учебные пособия, нехватало опытных инструкторов парашютного дела.

Первый прыжок в Рингвэе был совершен 13 июня 1940 года. Сразу же стало ясно, что прыжки через люк в полу самолета требуют большой ловкости, хладнокровия и просто удачи, поскольку даже небольшая ошибка могла стоит жизни. Инструкторы много раз показывали коммандос способ безопасного соскальзывания с фюзеляжа, но курсанты, с трудом преодолевая страх перед полетами, приобретали необходимые навыки очень медленно. Из 342 парашютистов направленных на учебные курсы и прошедших врачебную комиссию, 30 категорически отказались совершить хотя бы один прыжок, 20 получили тяжелые ранения, а 2 погибли - всего 15% от общего числа. Тем не менее, за 10 недель интенсивной подготовки курсанты совершили 9610 прыжков, не менее 30-и на каждого десантника.

Из 290 выпускников 21 ноября 1940 г. сформировали 11-й батальон САС (специальной авиадесантной службы). Командиром батальона стал майор Тревор Причард, заместителями - капитан Джерри Дели и старший лейтенант Джордж Патерсон. В состав батальона вошли три боевые группы, которыми командовали капитан Кристофер Ли, старшие лейтенанты Энтони Дин-Драмонд и Артур Джоветт.

Еще в июне 1940 года командование ВВС решило совершить авианалет с целью уничтожения акведука Трагино, расположенного на склоне горы Монте-Вультере в итальянской провинции Кампания. Этот акведук снабжал пресной водой города Бари и Таранто, базы итальянского военного флота. Да и вообще он обеспечивал питьевой водой более двух миллионов человек, проживавших в соседней провинции Апулия. Однако в процессе, разработки плана налета стало ясно, что воздушная бомбардировка объекта, расположенного высоко в горах, нереальна. Тогда решили поручить ее парашютистам. Заодно хотели проверить их боеспособность. 11 января 1941 г. план операции под кодовым названием "Колосс" был официально утвержден.

Ее проведение поручили спецподразделению "X" 11-го батальона САС под командой майора Т. Причарда. На основе аэросъемок в Рингвэе построили макет акведука и близлежащей местности. План предусматривал выброс десанта в 800 метрах от цели. Виадук должны были взорвать семь саперов во главе с капитаном Д. Дели, а остальные служили для прикрытия. После выполнения задания, разделившись на четыре группы, солдаты должны были отходить в горы, а оттуда к Салернскому заливу, в 100 км от места акции. Дальнейшая эвакуация планировалась на борту подводной лодки "Триумф" из подводного флота, базирующегося на Мальте. Подводная лодка подплывала к устью реки Селе в ночь с 15 на 16 февраля 1941 г., чтобы забрать коммандос.

Операция началась ночью 7-го февраля 1941 г. Шесть бомбардировщиков Уитни поднялись с аэродрома Миденхилл в Саффолке и через 11 часов полета (2200 км) приземлились на Мальте. 10 февраля 1941 г. в 22.45 с аэродрома Лука стартовали 36 солдат. Они выпрыгнули из самолетов в районе акведука Трагино. Лед, покрывший фюзеляжи, не позволил двум дополнительным самолетам сбросить контейнеры с оружием и взрывчаткой. В результате из 16 таких контейнеров, сброшенных остальными, удалось найти только один. Еще два Уитни подвергли бомбардировке город Фоджиа, чтобы замаскировать цель операции. Зону выброса десанта правильно определили 5 самолетов, а группа капитана Дели (7 человек) приземлилась в 5 км от цели, не сумев вовремя добраться до нее. Остальные после тяжелого перехода по глубокому снегу в горах добрались до акведука. По приказу майора Причарда 12 человек начали закладывать взрывчатку. Оказалось, что вся конструкция укреплена бетоном, а не из кирпича, как утверждала воздушная разведка с Мальты. Потеря в глубоком снегу 14 контейнеров и лестниц создавали дополнительную трудность. В распоряжении солдат было только 350 кг взрывчатки. По плану собирались взорвать три опоры и два пролета, однако в сложившейся ситуации ограничились одной опорой и одним пролетом. Присоединили взрыватели, и в 0.30 мин. половина акведука взлетела на воздух. В этом отдаленном и почти безлюдном горном районе, несмотря на все трудности, выполнить задание оказалось относительно легко. Из двух разрушенных водоводов лилась вода и потоком шла в долину. В это же время группа Э. Дин-Драммонда уничтожила небольшой мост на реке Трагино в районе Джинестра.

Сразу после выполнения задачи майор Причард разделил участников операции на 3 группы и приказал отходить. 29 человек за 5 дней собирались преодолеть около 100 км. Шли только ночью, днем скрывались в ущельях и лесах. Оказалось, что передвигаться по этой местности без всякой поддержки населения очень трудно. При отходе солдаты подразделения "X" оставляли следы на снегу. Во время облавы, организованной итальянской полицией, в которой принудительно участвовали местные жители, 14 февраля группа майора Причарда была окружена на одном из холмов, и парашютисты сложили оружие. Такая же судьба постигла две другие группы, и в течение трех дней все участники операции попали в руки врага. Однако многие из них вскоре сбежали из плена, в том числе старший лейтенант Э. Дин-Драммонд, который сумел добраться до Англии.

Хотя операция "Колосс" не отрезала военные порты южной Италии от источников водоснабжения, она завершилась успехом для парашютистов. Они доказали свою боеспособность. Операция кроме того подтвердила, что относительно легко можно провести рейд вглубь территории противника, но очень трудно долго на ней оставаться без помощи местного населения.

Черчилль и парашютисты

Операции подразделений коммандос в Италии и в Норвегии были оценены по-разному. Командование ВВС и ВМФ сочло их неудачными. Солдаты из обычных соединений посмеивались, утверждая, что знаменитая физическая подготовка коммандос годится только для "столкновений с прекрасным полом". Однако Черчилль был убежден в правильности выбранной дороги. Желая поднять дух парашютистов, он посетил их в апреле 1941 г. на аэродроме Рингвэй, где наблюдал демонстрацию парашютных прыжков, стрельбы и рукопашные схватки. Сидя в башне управления полетами, он беседовал с экипажами бомбардировщиков, в которых летели парашютисты. Услышав по интеркому, что очередные молодые солдаты отказываются прыгать, он попросил их поговорить с ним по радио. Пораженные парашютисты, услышав строгий выговор от любимого премьера, послушно подошли к люку и без дальнейших протестов выпрыгнули из самолета.

Учения на аэродроме Рингвэй стали переломным моментом в отношениях между парашютистами и авиацией. Руководство ВВС поняло, что премьер не уступит и наконец-то стали относиться к воздушно-десантным частям как к товарищам по оружию, а не как к конкурентам за поставки военного оборудования и вооружения. Кроме того на специальной конференции парашютистам представили разведывательные данные о действиях немецких парашютистов, их подготовке, экипировке и тактико-оперативных задачах. В конце апреля 1941 г. штаб королевских ВВС приступил к систематическому строительству воздушно-десантных войск, однако в соответствующем документе отметил: "Хотелось бы иметь реальные доказательства возможностей, скрытых в этом новом роде оружия". Этот аргумент, хотя и не тот, о котором мечтали англичане, вскоре появился.

Немецкие парашютисты - участники десанта на Крит. Май 1941

Утром 20 мая 1941 г. немецкие парашютисты высадили десант на аэродромы острова Крит: Малем, Кания, Ретимо и Ираклион. Правда, они понесли тяжелые потери, но благодаря удачному для них стечению обстоятельств сумели захватить аэродром в Малеме. Несмотря на огонь англичан, на летные полосы приземлились транспортные самолеты, везущие боеприпасы, а на пляжах вблизи города - планеры со знаменитыми альпийскими стрелками из 5-й горной дивизии. Вскоре силы десанта достигли в этом районе численного перевеса. Англичане стали отступать в сторону гор. Десять дней спустя остатки критского гарнизона союзников, состоявшего из англичан, греков, австралийцев и новозеландцев спаслись бегством из небольших рыбацких портов на юге острова. Еще за день до этого английское командование в Лондоне было убеждено, что успех немцев невозможен. Офицеры штабов указывали на огромные потери среди парашютистов и на неизбежное падение боевого духа после той кровавой бойни, которую они пережили во время высадки*. Однако это была только неизбежная цена первой десантной операции огромного масштаба. Англичане недооценили смелость, товарищеский дух и браваду немцев. Захват Крита стал крупным успехом немецкого оружия и одновременно мощным стимулом для развертывания английских подразделений спецназначения.

* Из 23,5 тыс. человек десанта (15 тыс. парашютистов и 8,5 тыс. горных стрелков) немцы потеряли убитыми и ранеными 6,2 тыс. Кроме того, они потеряли 225 транспортных самолетов - половину всей десантной авиации

Взбешенный и униженный Черчилль вызвал к себе начальника штаба ВВС, поставил его по стойке "смирно" и издал не подлежащий обсуждению приказ: "В мае 1942 г. Англия должна иметь 5000 парашютистов в составе ударных соединений и еще 5000 на достаточно продвинутой стадии подготовки.

Зажженный Черчиллем "зеленый свет" открыл для английского спецназа неизвестные до того возможности. Он мог теперь рассчитывать на помощь армии, морского флота и авиации, а специализированные научные организации приступили к разработке оснащения, оружия и разнообразных приспособлений для диверсий.

Подготовка стала гораздо более интенсивной. Черчилль пересмотрел также командный состав, отстранив от руководства офицеров с консервативными взглядами. Он искал молодых, динамичных, способных, уравновешенных и одновременно образованных людей. "Хочу таких, чтобы от взгляда на них у преподавателей в Сандхерсте печень перевернулась" - ядовито заметил Черчилль, имея в виду известную военную академию.

Руководителем английских коммандос, наследником Кейса на посту руководителя Объединенными операциями стал двоюродный брат короля лорд Луис Маунтбэттен - герой морских сражений. Одновременно командующим парашютистами стал генерал-майор Фредерик Браунинг, офицер гренадеров гвардии и муж известной писательницы Дафнии Дю Морье. Обоим было свойственно свободное, лишенное бюрократического налета мышление, способность находить контакт с подчиненными. Не удивительно, что вслед за их личным престижем шло развитие и вверенных им подразделений, в которые теперь рвались добровольцы. (В конце 1942 г. Браунинг уже имел две обученные бригады парашютистов.) Однако деятельность Маунтбэттена привела к административному ограничению вербовки коммандос в армии. После протестов Алана Брука он мог создавать свои силы только на базе частей морской пехоты.

Вслед за организационной революцией начались изменения в системе подготовки. Прежде всего отказались от учебных прыжков с небезопасных бомбардировщиков Уитни. Их сменили привязные аэростаты. Это дало поразительные результаты. В ноябре 1941 г. были сформированы 2-й и 3-й батальоны парашютистов. Во время их подготовки из 1773 курсантов отказались от прыжков только двое, 12 получили травмы, но ни один человек не погиб. Барьер страха был разрушен.

Два месяца спустя Маунтбэттен приказал организовать учебный центр в Акнакэрри, в старом замке Камерон оф Лох Эйл (Шотландия). Солдаты спецвойск проходили там разностороннюю физическую тренировку, огневую и специальную подготовку. 3-километровый бег в полном снаряжении, подъем на стены замка, водный десант, преодоление штурмовых полос - все это под настоящим огнем из огнестрельного оружия - что позволяло отобрать действительно самых лучших. Те, кто не выдерживали, возвращались в армию. Коммандос обучались пользованию средствами связи, взрывчатыми веществами, ножом и ядом. Преподавание диверсионного дела вели ученые с университетскими дипломами. Кроме англичан, в Акнакэрри учились солдаты из других стран, в том числе поляки и чехи.

Интенсивная тренировка сильно сплотила личный состав подразделений парашютистов и коммандос. Желая укрепить ощущение общей принадлежности, Браунинг ввел особые головные уборы, отличающиеся от обычных армейских: берет каштанового цвета с прикрепленным значком, изображающим греческого героя Беллерофонта, мчащегося на крылатом коне Пегасе.

Рейды на Ваагзе, Брюневиль, Сен-Назер

Первый крупномасштабный рейд коммандос был проведен 27-го декабря 1941 г. Целью его стал норвежский портовый город Ваагзе. Коммандосы при поддержке военно-морского флота и бомбардировщиков дрались за каждую улицу. Немцы яростно сопротивлялись, но не могли соперничать с коммандос. Англичане потеряли 71 человека; погибло, было ранено и взято в плен 209 немецких солдат. Были затоплены находившиеся возле берега немецкие суда общим водоизмещением 16 тысяч тонн. С Ваагзе начался новый этап в действиях английских подразделений специального назначения.

Позже были проведены две операции, которые соперничали с атакой Витцига на форт Эбен-Эмаэль, а в чем-то добились большего. 28 февраля 1942 г. ночью группа Коммандо С из 2-го батальона парашютистов (под кличкой "компания Джока", поскольку среди солдат было много шотландцев) высадилась в Брюневиле, прибрежной французской деревне, в которой находились новейшие немецкие радары. Группой руководил недавно назначенный майор Джон-Фрост. Парашютисты быстро справились с не ожидавшими нападения немцами, демонтировали столько, электронных блоков, сколько смогли унести, а остальные устройства сфотографировали и взорвали. Затем они вернулись на берег, откуда их забрали ожидавшие десантные баржи. Немцы сумели схватить только двух связистов, которые заблудились во время возвращения на сборный пункт. Лорд Маунтбэттен был в восторге. По его мнению, операция в Брюневиле явилась наилучшей из проведенных.

Через месяц снова настала очередь коммандос. Ночью 27 марта 1942 г. старый эсминец "Кэмпбелтаун", похожий после модернизации на немецкий миноносец класса "Меве" заплыл во главе небольшой флотилии моторных лодок в верховья Луары, прямо к сухому доку в Сен-Назере. Этот док был единственным местом на всем французском побережье, где можно было провести ремонт немецкого гиганта - линкора "Тирпиц". Замысел выдать "Кэмпбелтаун" за немецкое судно удался. Немцы идентифицировали его только на расстоянии 2 тысяч метров от дока и немедленно открыли огонь. В этот момент корабль поднял белый флаг и, двигаясь в верховье реки со скоростью 20 узлов (37 км/час), ударил в ворота дока. Эхо удара еще было слышно в Сен-Назере, когда из "Кэмпбелтауна" стали выпрыгивать коммандос. Перед ними стояла задача - заложить взрывчатку под гидравлические системы и насосы. Они все время находились под яростным огнем немецких боевых постов. Моторные лодки, их единственное средство для возвращения, были уничтожены.

Солдаты десанта попытались прорваться сквозь улицы города и укрыться в лесах, но понесли очень высокие потери. Из 611 коммандос, принявших участие в рейде, 269 никогда не вернулись. Пятерых десантников наградили Крестом Виктории. Больше наград за одну операцию в Англии получали только раз - в 1879 г. за героическую оборону Роркс Дрифт.

Утром 28 марта немцы все еще размышляли над целью этого рейда. "Кэмпбелтаун" прочно вклинился между, воротами дока. Они весили по несколько сот тонн и не были сильно повреждены мощным ударом. В 10 ч. 30 мин, когда 300 немецких саперов и моряков осматривали старый эсминец, взорвались 4 тонны заряда, помещенного в залитый цементом трюм. Немецкие потери в людях оказались еще большими, чем у англичан, а сам док был так разрушен, что его удалось отремонтировать только в 50-е годы.

Бесстрашные операции в Брюневиле и Сен-Назере произвели огромное впечатление также потому, что совпали с тяжелыми поражениями союзников. 15 февраля Сингапур сдался японцам, а Рангун пал 9 марта. Успехи во Франции смягчили горечь провалов на других фронтах. Популярные английские писатели В.Е. Джонс и СС. Форестер воспользовались событиями для своих приключенческих повестей, хотя и сильно их приукрасили. Летом 1942 г. по книге Форестера в Голливуде сняли фильм "Коммандос атакуют на рассвете", который имел огромный кассовый успех.

Чешские диверсанты

Идея создания частей спецназначения, состоящих из чехов, появилась уже в 1940 г. Ее реализовала группа офицеров II отдела (заграничного) Чешского министерства обороны в Лондоне.

Организационно группа была самостоятельной, но ее использование, обучение и материально-техническое обеспечение зависели от английской стороны, а точнее от командования специальными операциями. Кандидатов набирали из числа добровольцев - солдат чешской бригады, обучение проводили в Шотландии и на юге Англии чешские и английские инструкторы. Стоит отметить, что в 1941-1943 гг. полный курс подготовки в области разведки, связи, саботажа и диверсий прошли свыше 300 человек. Главная задача чешских парашютистов в немецком тылу состояла в проведении разведки и операций мщения, включая удачное покушение на обергруппенфюрера СС Рейнгарда Гейдриха. Эта акция, совершенная 27.05.1942 г., имела огромное моральное и психологическое значение для чешского и мирового общественного мнения. Кроме того, парашютисты осуществляли организационно-техническую помощь партизанскому движению и курьерские функции.

Разумеется, не все операции были удачными, Что зависело от ситуации в Протекторате. Часто теряли снаряжение, которое не удавалось найти. Сбросы проводились не на подготовленные площадки, как в Польше, а в лесистые малонаселенные районы. Это значительно осложняло ситуацию, поскольку приземление в незнакомой местности приводило к многочисленным травмам. Трудно было снимать и прятать парашюты, повисшие на деревьях, что демаскировало коммандос. Из-за сильного проникновения агентов гестапо в ряды сопротивления неоднократно менялись адреса, предоставляемые парашютистам. В этой неравной войне потери были высокими и достигли почти 50%. Всего чешские группы парашютистов провели 33 операции, в рамках которых на территорию Чехии и Словакии сбросили 96 парашютистов. Кроме того, они осуществили 2 десанта по пять человек во Франции и Италии и 2 в Югославии (по 3 парашютиста).

Американские парашютисты и рейнджеры

Парашютисты

Летом 1940 г. Англия начинала с нуля, но через два года могла похвастать подразделениями спецназначения, которые не только догнали немецкие, но и превосходили их. События 1940 г. взволновали и специалистов за океаном. В США, остававшихся нейтральными до 7 декабря 1941 г., как и в Англии развитие специальных сил шло медленно и с явным опозданием, хотя первая реакция была почти немедленной. 25 июня 1940 г., уже через 72 часа после капитуляции Франции, американский департамент обороны приказал 29-му полку пехоты, базировавшемуся в форте Беннинг в штате Джорджия создать учебные подразделения парашютистов. Спустя 2 месяца были проведены первые "массовые" прыжки (всего рота солдат) с транспортных самолетов ДС-3. Они произвели столь сильное впечатление на высших офицеров, что немедленно было получено их согласие на создание целого батальона, названного 501-м парашютным батальоном пехоты.

Впрочем, паника, вызванная падением Франции, быстро прошла, и время замедлило развитие американских парашютных сил, которые медленно расширялись вплоть до следующего большого шока. Им стал удачный воздушный десант немцев на Крит. Именно тогда началось обучение в широких масштабах. К декабрю 1941 г. в процессе формирования находились четыре парашютных батальона: 501-й, 502, 503 и 504-й, а на организационном этапе - очередные соединения воздушно-десантных войск.

Как это уже было в Англии и Германии, американские парашютисты быстро прониклись духом принадлежности к особым частям. Старший лейтенант Уильям Ярборо, молодой офицер 504-го батальона, предложил характерный знак отличия на шапке - парашют, окруженный крыльями орла. Мундиры напоминали немецкие комбинезоны батальона "Герман Геринг", но выглядели гораздо шикарнее и элегантнее. На официальных парадах им разрешали месить ботинки для прыжков и брюки, заправленные в голенища. В этот период парашютисты "придумали" типичный для американского спецназа военный клич. Во время одного из первых прыжков летом 1940 г. несколько будущих парашютистов, покинув самолет, издали пронзительный крик. Один из молодых офицеров решил заменить этот нечленораздельный вопль ужаса на что-либо более существенное и воинственное. Он Предложил слово "Джеронимо" - имя известного вождя апачей - прекрасный способ контролировать внезапный страх.

С момента вступления американцев в войну развитие американских подразделений специального назначения достигло той фазы, на которой оно находилось в Германии и Англии. Батальоны преобразовали в бригады, а последние расширяли до дивизий. Летом 1942 г. американцы располагали двумя воздушно-десантными дивизиями - 82-й, названная "Олд америкен" под командованием генерал-майора Мэтью Риджуэя и 101-й дивизией "Скрайминг иглз" ("Орущие орлы") под руководством генерал-майора Уильяма Ли. Когда проводились эти изменения, первые соединения парашютистов пошли на войну. 509-й батальон парашютистов под командованием подполковника Эдсона Д. Раффа прибыл в Англию в июне 1942 г. Его база находилась в Чилтон Фолиайт, в Уэлтшире, где батальон проходил подготовку вместе с 1-й английской бригадой парашютистов.

Рейнджеры

Президент Рузвельт послал американские войска через Атлантику еще до официального вступления США в войну. 7-го июля 1941 г. полк американской морской пехоты прибыл в Рейкьявик (столицу Исландии) с задачей сменить там английские силы.

После нападения японцев на американский флот в Перл-Харборе 7-го декабря 1941 г. морских пехотинцев подключили к военным действиям на Тихом океане. Министерство обороны США приняло решение направить в этот район все части специального назначения. Это касалось и тех, которые находились в Исландии, поэтому их заменили армейскими подразделениями.

С февраля 1942 г. численность американских солдат в Англии постоянно возрастала. Их первоначальное воодушевление, вызванное прибытием в воюющую страну, сменилось жесточайшей скукой. Тем временем печать, не исключая американской (например, журнал "Тайм энд лайф") наполнилась описаниями захватывающих подвигов английских коммандос. Фильм "Коммандос атакуют на рассвете" показывали почти в каждом кинотеатре. Хотя Америка и вступила в войну, она еще не принимала в ней участия. Единственным заметным исключением были бои войск Мак-Артура на полуострове Батаанг и острове Коррехидор на далеких Филиппинах. Все отборные части американской морской пехоты были размещены на Тихом океане. Однако возрастала потребность в силах, способных проводить операции вместе с коммандос. Этому был посвящен приказ, привезенный полковником Л. Траскоттом американскому начальнику штаба генералу Маршаллу в мае 1942 г. 1 июня Маршалл официально распорядился создать подразделения "Американские Коммандо" из добровольцев, набираемых в американских войсках в Англии. Генерал-майор Дуайт Эйзенхауэр предложил дать этим подразделениям какое-нибудь более яркое название. Траскотт, который недавно видел фильм "Северный путь" со Спенсером Трейси в роли капитана Роберта Роджерса, дал им название "рейнджеры". Роберт Роджерс был командующий силами, которые уничтожили французские коммуникации в долине Гудзона во время семилетней войны, и его части именно так и назывались. Название быстро прижилось. В качестве добровольцев обратились 2000 американцев, служивших в Англии. К концу июня 1942 г. 1-й батальон рейнджеров под командой майора Уильяма О. Дерби уже проходил подготовку вместе с коммандос из разных стран Европы на военной базе в Акнакэрри.

⇦ Ctrl предыдущая страница / следующая страница Ctrl ⇨
версия страницы для мобильных устройств

ГЛАВНАЯ СТРАНИЦА / МЕНЮ САЙТА / СОДЕРЖАНИЕ ДАННОЙ СТАТЬИ 

cartalana.orgⒸ 2008-2020 контакт: koshka@cartalana.org