МИТЧЕМ С., МЮЛЛЕР Дж. "КОМАНДИРЫ ТРЕТЬЕГО РЕЙХА", 1997

ГЛАВНАЯ СТРАНИЦА / МЕНЮ САЙТА / СОДЕРЖАНИЕ ДАННОЙ СТАТЬИ

НСДАП и продержал Бюркеля взаперти в стенном шкафу в течение 3 часов, пока местная полиция не вызволила того из-под импровизированного ареста. Эйке зашел слишком далеко. Оскорбленный Бюркель сполна отплатил ему. По его приказу обидчик был арестован, объявлен душевнобольным и водворен в психиатрическую лечебницу в Вюрцбурге "как представляющий общественную опасность лунатик".9 Эйке вызвал гнев Генриха Гиммлера (не следует забывать о том, что тогда нацисты еще не полностью консолидировали свои силы, и это происшествие могло сильно подорвать репутацию СС).

9 Heinz Hoehne, The Order of the Death's Head, Richard Barry, trans. (New York: Ballantine Books, 1971), p. 228 (далее цитируется как "Hoehne, Death's Head")

3 апреля 1933 года рейхсфюрер СС вычеркнул имя Эйке из списков СС и одобрил его не определенное конкретным сроком пребывание в психической лечебнице.

Усмиренному наконец Эйке удалось в течение нескольких недель сдерживать свой буйный нрав и даже сыграть роль нормального человека - грандиозный актерский подвиг! Он несколько раз письменно обращался к Гиммлеру и при помощи вюрцбургского психиатра смог, в конечном итоге, убедить бывшего владельца птицефермы отдать приказ об освобождении и восстановлении его в прежнем звании. Гиммлер, конечно, предпочел не отправлять Эйке обратно в Рейнланд-Пфальц. 26 июня 1934 года оберфюрер СС Теодор Эйке покинул психиатрическую лечебницу и прямиком отправился на новое место работы: возглавлять Дахау - первый немецкий концлагерь для политзаключенных.

Когда Эйке прибыл в лагерь, располагавшийся в 12 милях к северо-западу от Мюнхена, там, с точки зрения нацистов, царил полный беспорядок. Против прежнего коменданта было выдвинуто обвинение в убийстве нескольких "братьев по оружию". Охранники были недисциплинированны, открыто брали взятки и имели склонность похваляться своими "подвигами" в пивных и танцевальных залах. Вскоре Эйке обнаружил, что Зепп Дитрих наводнил охрану Дахау своими блатными дружками. Эйке быстро сменил половину лагерного персонала (примерно 60 из 120 человек) и установил правила поведения, ставшие образцом для всех концлагерей в нацистской Германии.

Бессмысленная жестокость уступила место жестокости систематизированной, хорошо организованной, основанной на принципе безоговорочного и абсолютного повиновения любым приказам старших по званию офицеров СС. Эйке сажал заключенных в карцер и подвергал их различным видам телесного наказания. Обычно они сводились к 25 ударам плетью в присутствии всех товарищей по несчастью и персонала СС. Порки были узаконены на основе ротации офицерского и рядового состава, с тем чтобы ожесточить эсэсовцев до такой степени, чтобы они могли истязать пленников невзирая на лица, без всякой пощады или угрызений совести. "Под опытным руководством Эйке, - писал позднее Хейнц Хене, - любой, в ком еще сохранились малейшие остатки порядочности, очень скоро превращался в бесчувственную скотину".10

10 Ibid., p. 229. Среди охранников находился Адольф Эйхман, будущий "специалист по окончательному решению еврейского вопроса" имперского управления безопасности (РСХА), человек, которому будет предъявлено обвинение в осуществлении геноцида. Еще одним воспитанником Эйке был Рудольф Хесс, будущий комендант лагеря смерти в Аушвитце (Освенциме)

Особую жестокость проявлял Эйке к заключенным-евреям, Манвель и Френкель называли его "одним из самых ярых приверженцев взглядов Гиммлера на расовые проблемы".11 Эйке часто выступал перед подчиненными с антисемитскими лекциями и приказал вывешивать в бараках, на видном месте, газету явного расистского содержания "Der Stunner" ("Штурмовик"). Он прилагал все усилия для того, чтобы на почве антисемитизма столкнуть между собой заключенных.12

11 Roger Manvell and Heinrich Fraenkel, Himmler (New York: G. P. Puntam's Sons, 1965; reprint ed.. New York: Paperback Library, 1968), p. 45

12 В это время примерно 80 процентов заключенных Дахау были политическими. В этот период, вероятно, немногим менее четверти всех обитателей Дахау были лицами еврейской национальности

"Успехи" Эйке в Дахау произвели на Гиммлера столь сильное впечатление, что 30 января 1934 года он присвоил ему звание бригаденфюрера СС и снова стал относиться к нему как к преданному и ценному подчиненному. И тот действительно был беззаветно предан Гиммлеру и фюреру. Когда Гитлер устроил чистку рядов СА в так называемую "ночь длинных ножей", Эйке сыграл главную роль в подготовке к ней и помог составить списки подлежащих уничтожению штурмовиков. Его люди вошли в состав "эскадронов смерти", а сам Эйке был персонально выбран Гиммлером для убийства Эрнста Рема, главаря коричневорубашечников.

Вечером 1 июля 1934 года Эйке не только беспрекословно, но и с удовольствием выполнил приказ своего шефа.13 Выстрелив в Рема, он смертельно ранил его и пока тот истекал кровью, добивал ногами.

13 Рем был застрелен одновременно с Эйке и его адъютантом, штур-мбаннфюрером СС Михаэлем Липпертом в Штадельхеймской тюрьме Мюнхена. Согласно приказу Гитлера Эйке сначала предоставил Рему возможность совершить самоубийство, но тот отказался. Когда тяжелораненый начальник СА лежал на полу камеры, он выкрикнул: "Мой фюрер! Мой фюрер!". Эйке ответил: "Об этом нужно было думать раньше. Теперь слишком поздно". Полученная в грудь пуля освободила Рема от всех проблем. См. Hoehne, Death's Head, р. 140-44. В 1957 году в суде Мюнхена рассматривались дела Липперта и Зеппа Дитриха (который командовал группой, отряженной для расстрела), по решению которого каждый из них понес наказание соответственно роли, которую сыграл в том деле

За услуги, оказанные руководству во время чистки, 5 июля Эйке был назначен главным инспектором концлагерей и командиром сторожевых подразделений СС (Inspektor der Konzentrazionslager und Fuhrender SS Wachverbande). Шесть дней спустя ему было присвоено звание группенфюрера СС, соответствующее званию генерал-лейтенанта вермахта.14

14 Preradovich, Waffen-SS, p. 27

Свою штаб-квартиру Эйке разместил в здании на улице Фридрихштрассе в Берлине. Он подобрал сотрудников и взялся за работу, целью которой было организовать распыленные по Германии концлагеря в единую централизованную систему. Вскоре он переместил служебные кабинеты в концлагерь Заксенхаузен близ Ораниенбурга, к северу от Берлина, где инспекционный аппарат оставался вплоть до падения Рейха в 1945 году.

В 1937 году Эйке закрыл несколько мелких лагерей и открыл четыре крупных: Дахау, Заксенхаузен, Бухенвальд (близ Веймара) и Лихтенбург. После аншлюса Австрии, состоявшегося в 1938 году, он организовал в этой стране пятый - в Маутхаузене, неподалеку от Линца, куда помещались австрийские политзаключенные, евреи и прочие арестованные гестапо.

Все "наработки", сделанные Эйке в Дахау, были использованы как эталон для создания других концлагерей.

"К 1937 году, - писал Снайдер, - среди коллег по СС Эйке имел ужасную репутацию необузданного и порочного человека. Подозрительный, вздорный, начисто лишенный чувства юмора, снедаемый болезненными амбициями Эйке был истинным фанатиком-нацистом, отдававшим всего себя делу политической и расовой "литургии" с рвением неофита".15

15 Syndor, Destruction, pp. 22-23

Окончательно запустив механизм новой системы концлагерей, Эйке устремил свой взор на преобразование охранных подразделений СС "Мертвая голова" (SS Tokenkopfverbande или SSTV) в военизированные формирования нацистской партии. Искусно прокладывая себе путь через джунгли политических интриг, к началу 1935 года Эйке сформировал и оснастил техникой шесть моторизованных батальонов "Мертвая голова".

К концу 1938 года он увеличил их до размера полков, каждый из которых носил название места дислокации и размещался непосредственно на территории крупного концлагеря.16 К тому времени, когда началась война, несколько штандартов существовали лишь на бумаге или в процессе формирования.17

16 1-й полк СС "Мертвая голова" дислоцировался в Дахау, второй ("Бранденбург") - в Заксенхаузене, 3-й ("Тюрингский") - в Бухенвальде, 4-й ("Остмарк") - в Маутхаузене

17 Большинство из них не присоединились к дивизии "Мертвая голова". Так. 6-й и 7-й пехотные полки "Мертвой головы" СС были приписаны к 6-й горнострелковой дивизии СС "Норд" и сражались в России и Финляндии. На базе 8-го и 10-го полков "Мертвой головы" была сформирована 1-я мотопехотная бригада СС. После двухлетнего пребывания на Восточном фронте на ее основе была сформирована 18-я панцергренадерская дивизия СС "Хорст Вессель". 1-й и 2-й кавалерийские полки "Мертвой головы" сформировали кавалерийскую бригаду СС, которая позже была преобразована в дивизию, и наконец, стала знаменитой 8-й кавалерийской дивизией СС "Флориан Гейер", которая хорошо проявила себя в боях за Будапешт, а когда город пал, до последнего солдата была истреблена. О ней и других соединениях "Мертвой головы" можно прочитать более подробно в Roger J. Bender and Hugh P. Taylor, Uniforms, Organization, abd History of the Waffen-SS (Mountain View, Calif.: R. James Bender Publishing, 1969.82), Volumes 1-5 (далее цитируется как "Bender and Taylor, Waffen-SS", Siegrunen, Volume 7 (1985) Number 1, pp. 3-35

Солдаты из подразделений "Мертвая голова" одну неделю месяца охраняли заключенных, а три остальные недели проводили в занятиях, заключавших в себе изнурительную строевую и физическую подготовку, изучение оружия и политучебу, нацеленных на превращение их в бесчувственных и послушных исполнителей воли Адольфа Гитлера.

Эйке беспощадно муштровал своих подчиненных, большинство из которых были молодыми людьми в Возрасте от 17 до 22 лет, фанатично преданными делу национал-социализма Те из них, кто не выдерживал испытаний или не проявлял должного послушания, исключались из рядов СС или переводились в общие части СС (Allgemeine SS).

Эйке привнес в ряды своих солдат особый дух "кровного братства". Его люди были более спаянны, чем их коллеги в вермахте. Эйке ненавидел не только иудаизм, но религию вообще К 1937 году подавляющее большинство его солдат официально отреклись от веры, что часто приводило к разрыву отношений между молодыми эсэсовцами и их семьями. Тех бедняг, которым некуда было деваться во время отпусков, Эйке приглашал к себе, где им предоставлялась возможность ощутить тепло домашнего очага. Теодор Эйке всячески поощрял офицеров и унтер-офицеров, проявлявших особое расположение к солдатам, у которых, по его мнению, были проблемы с родителями.

***
Когда разразилась вторая мировая война, Эйке мобилизовал три своих полка (Верхне-Баварский, Бранденбургский и Тюрингский - всего около 7 тысяч человек) и направился вслед за вермахтом в Польшу. Его солдаты не вступали в бои с польской армией (за исключением отдельных стычек), вместо этого в сотрудничестве с руководимой Рейнхардом Гейдрихом службой безопасности (СД) сформировали печально знаменитые айнзацгруппы (Einzatzgruppen - группы особого назначения), занимавшиеся истреблением и конфискацией имущества польских граждан, в особенности политических деятелей, священнослужителей, представителей интеллигенции и евреев. В одном городе командир эсэсовского штандарта приказал поджечь все синагоги, после чего руководителей местной еврейской общины избивали до тех пор, пока те не подписали признания в том, что это они устроили поджоги. Затем он оштрафовал их на тысячи марок за умышленный поджог. Все же несмотря на жестокость упомянутого эпизода его жертвам "повезло" больше, чем многим другим. Большинство тех, кто попадал в руки айнзацгрупп, были просто убиты "при попытке к бегству". Полностью были опустошены некоторые сумасшедшие дома, а их беспомощные обитатели расстреляны. Кроме того, были и еще десятки случаев зверств со стороны эсэсовцев.

Крайности, в которые впадали "Мертвая голова" и СД привели в состояние шока многих генералов вермахта и вызвали у них сильное недовольство. По крайней мере трое из них выразили формальный протест. Но жалобы были положены под сукно генерал-полковником Вальтером фон Браухичем, главнокомандующим вермахта, у которого не хватило храбрости довести их до сведения Гитлера.

Вместо того чтобы наказать Эйке и иже с ним, Гитлер последовал совету Гиммлера и решил создать моторизованную дивизию "Мертвая голова". Командовать ею был назначен, естественно, Теодор Эйке. В середине октября он вернулся в Дахау, где занялся формированием новой команды, личный состав которой скоро превысил 15 тысяч человек.

Дивизия СС "Мертвая голова" состояла из 3 мотопехотных полков, артиллерийского полка, саперного, противотанкового и разведывательного батальонов и всех административных и вспомогательных подразделений, которые должны были быть в моторизованной дивизии. Мотопехотные полки возникли из старых охранных подразделений - Верхне-Баварского, Бранденбургского и Тюрингского (концлагерей), артиллеристы были набраны из рядов данцигского хаймвера СС (данцигской стражи). В остальные части призвали новобранцев и рядовых из запасных команд СС (Verfu-gungstruppen), общих частей СС, гражданской полиции и новых подразделений "Мертвая голова", формирование которых в 1939 году все еще продолжалось. Все эти соединения, включавшие в себя более половины личного состава дивизии, были плохо подготовлены, неважно экипированы и, по стандартам Эйке, не отличались должным уровнем дисциплины.

Эйке проявил недюжинный талант в деле материального снабжения своей дивизии и приобрел известность в СС как "великий попрошайка". Дисциплину он внедрял в своей обычной манере. Солдаты, совершавшие малейший проступок, переводились обратно охранниками в концлагеря. Один бывший охранник, недовольный жестокой муштрой, подал рапорт с просьбой о переводе обратно в лагерь. Эйке немедленно одобрил эту просьбу, но отправил этого солдата туда же в качестве... заключенного.Ему был определен пожизненный срок заключения. Больше просьб о переводе не было.18 У новичков не оставалось иного выбора, кроме как попытаться приспособиться к обстановке и привыкнуть к муштре.

18 Syndor, Destruction, p. 62

К 10 мая 1940 года, дню, когда Гитлер начал вторжение в Голландию, Бельгию и Францию, солдаты моторизованной дивизии СС "Мертвая голова" были готовы к бою. Но уровень готовности офицеров был крайне низок. Лишь немногие из них имели военный опыт, сколько-нибудь соответствовавший занимаемым ими постам. Во всей дивизии не было ни одного профессионального офицера-штабиста, если не считать штандартенфюрера СС Кассиуса фон Монтиньи, не вынесшего колоссального напряжения и слегшего с сердечным приступом.19

19 Во время первой мировой войны барон фон Монтиньи служил офицером на подводной лодке, в добровольческом корпусе (Frеicorps) сражался против поляков и коммунистов (1919-1920), был офицером полиции в нескольких городах (1920-1935), в армии (1935-37), где дослужился до оберста и командовал полком. В СС он вступил в 1938 году в качестве инструктора по военной тактике, к "Мертвой голове" был приписан в октябре 1939-го. По-видимому, 15 июля 1940 года, когда Гиммлер назначил его комендантом школы офицеров СС в Бад-Тельце, Монтиньи окончательно поправился. 8 ноября 1940 года он скоропостижно скончался от сердечного приступа. См. Syndor, Destruction, pp. 48-49,105n

Так как приказы начальства были туманны и не отличались логикой, а в тылах образовались грандиозные транспортные пробки, дивизия уже на третий день наступления осталась без припасов и вынуждена была полагаться на продукты, конфискованные у французов или одолженные у 7-й танковой дивизии Эрвина Роммеля, действовавшей на соседнем участке.

В должности командира дивизии Эйке был просто наказанием для подчиненных и, будучи совершенно не в состоянии правильно оценить обстановку, он приходил в гнев из-за любой мелочи. В кризисных ситуациях Эйке отдавал один приказ, через 15 минут отменял его, давая совершенно противоположные указания, а вскоре, третьим, сводил на нет оба предыдущих приказа.

Но недостатки Теодора Эйке как командира дивизии с лихвой компенсировались фанатичной храбростью и превосходной боевой и физической подготовкой его солдат, которые сметали всех, кто вставал на пути у фюрера. Несмотря на большие потери, "Мертвая голова" одерживала одну победу за другой, а Эйке постепенно учился на своих ошибках и к концу французской кампании приобрел опыт командира дивизии.

В дни, когда острие германского танкового клина было направлено на Ла-Манш, "Мертвая голова" использовалась для предотвращения попыток окруженных в Дюнкеркском котле прорваться и соединиться с главными силами французской армии, находившейся южнее Соммы. 21 мая "Мертвая голова" и 7-я танковая дивизия Роммеля отразили неподалеку от Арраса контрудар союзников. Во время сражения противотанковый батальон дивизии СС прямой наводкой расстрелял 22 английских танка. На следующий день Эйке допустил грубую тактическую ошибку, приказав атаковать союзников, закрепившихся за каналом Ла-Бассе. Он не провел рекогносцировки местности и артподготовки, а один пехотный батальон направил без прикрытия вдоль канала, что было просто недопустимо и привело к большим потерям и срыву атаки.

24 мая Эйке снова попытался прорвать оборону союзников - и опять безуспешно. Генерал танковых войск Эрих Хеннер в присутствии офицеров штаба дивизии назвал его "мясником" и обвинил в наплевательском отношении к жизням солдат.20 Даже сам Гиммлер отчитал Эйке за то, что тот допустил слишком большие потери.

20 Reitlinger, SS, p. 148. Позже Хепнер командовал 4-й танковой армией на Восточном фронте (1941-1942), в августе 1944 года за участие в заговоре против Адольфа Гитлера он был повешен

После эвакуации Дюнкерка "Мертвая голова" уже без всяких затруднений гнала деморализованных французов на юг, до самого Орлеана. Когда в Компьенском лесу был подписан акт о капитуляции Франции, дивизия была расквартирована в Остене, деревушке юго-западнее Бордо, где выполняла оккупационные функции. Затем ее перебросили в Аваллон, затем в Биарриц и, наконец, в Бордо, откуда в начале июня 1941 года по железной дороге перевезли в Восточную Пруссию.

24 июня того же года, через два дня после начала гитлеровского вторжения в СССР, в составе группы армий "Север" фельдмаршала Риттер Вильгельма фон Лееба моторизованная дивизия СС "Мертвая голова" форсировала Двину в районе Двинска (Даугавпилс), сломила ожесточенное сопротивление русских в Центральной Литве и прорвала "линию Сталина", за что удостоилась восторженной похвалы командующего LVI танковым корпусом генерала Эриха фон Манштейна.21

21 Манштейн, несмотря на то что говорил об офицерах "Мертвой головы", что им недостает основательной подготовки и должного опыта, отмечал отвагу и дисциплину солдат дивизии. Он писал по этому поводу, что "в атаке она всегда демонстрировала стремительный рывок, а в обороне стояла, как вкопанная. И была, вероятно, одной из самых лучших дивизий СС, которые мне доводилось видеть." (Manstein, Lost Victories, pp. 187-88)

6 июля, когда бои на "линии Сталина" еще были в самом разгаре, автомобиль, в котором Теодор Эйке возвращался на свой командный пункт, подорвался на советской мине. У Эйке была раздроблена правая ступня и сильно изувечена нога. После экстренной операции его эвакуировали в Берлин, где лечили целых три месяца. До середины 1942-го Эйке сильно хромал и ходил, опираясь на трость.

Вальтер фон Брокдорф-Аллефельд предпочитал вместо своих солдат использовать эсэсовцев, что привело к их большим потерям

Если бы Теодор Эйке почил на лаврах и остался в Берлине, то не услышал бы ни одного плохого слова в свой адрес. Другой, более уравновешенный и менее фанатичный человек вряд ли захотел бы возвратиться второй раз на Восточный фронт. Эйке устремился туда, даже не оправившись от ран. 21 сентября 1941 года он вернулся, к исполнению обязанностей командира дивизии. С 24 по 29 сентября корпус Манштейна, в который входила "Мертвая голова", отражал под Лужно, южнее озера Ильмень, яростные контратаки Красной Армии. В эти дни дивизия Эйке в одиночку разбила три советские дивизии. За храбрость, проявленную при ликвидации прорыва22, Эйке был представлен к Рыцарскому кресту.

22 Эту награду он получил 26 декабря 1941 года. (Kraetschmer, Ritterkreuztraeger, p. 227)

С начала кампании "Мертвая голова" потеряла 6 тысяч человек, получив при этом только 2500 человек подкрепления. К концу ноября потери составили уже 9 тысяч человек, что составляло примерно 60 процентов первоначальной мощи дивизии. Солдаты нуждались в отдыхе, а техника - в ремонте, но "Мертвая голова оставалась на переднем крае. В таком положении находились и остальные германские войска в России.

5 декабря 1941-го Сталин начал большое контрнаступление по всему Восточному фронту. Несмотря на яростную оборону эсэсовцев, советские войска прорвали линию фронта в нескольких местах и пробились к городу Демянску. Фельдмаршал фон Лееб срочно запросил разрешения отвести войска, но Гитлер не дал на это согласия. 8 февраля русским удалось окружить Демянск. Внутри котла оказалось шесть дивизий - 103 тысячи человек, включая дивизию Эйке. Окруженцы находились под командованием генерала от инфантерии, командующего вторым корпусом графа Вальтера фон Брокдорфа-Алефельдта.

⇦ Ctrl предыдущая страница / следующая страница Ctrl ⇨

ГЛАВНАЯ СТРАНИЦА / МЕНЮ САЙТА / СОДЕРЖАНИЕ ДАННОЙ СТАТЬИ 

cartalana.orgⒸ 2008-2020 контакт: koshka@cartalana.org