МИТЧЕМ С., МЮЛЛЕР Дж. "КОМАНДИРЫ ТРЕТЬЕГО РЕЙХА", 1997

ГЛАВНАЯ СТРАНИЦА / МЕНЮ САЙТА / СОДЕРЖАНИЕ ДАННОЙ СТАТЬИ



ГЕРМАН БЕМ родился 18 января 1884 года в Рыбнике, Верхняя Силезия. В 1903 году он вступил в императорский флот, в качестве кадета. Получив в 1911 году звание лейтенанта цур зее, Бем до 1918 года служил командиром нескольких торпедных катеров. В 1919 году его, уже капитэн-лейтенанта уволили с флота, но через год он вернулся и впоследствии занимал важные посты: командующий 2-й минно-торпедной флотилией (1926-28), начальник штаба командования флотом (1932-33), командир линкора "Гессен" (1933-34), командир разведывательных сил и командующий Немецкой эскадрой в испанских водах в первый год гражданской войны (1936-37). 4 октября 1937 года

Адмирал Герман Бем (второй слева), командующий флотом. В 1939 году он был отстранен Редером, а Дениц вообще уволил его в отставку. Профессиональные таланты Бема могли пригодиться во второй мировой войне

Герман Бем возглавил Североморский военно-морской район. Его продвижение по службе для 20-х, 30-х годов было очень быстрым: за какие-нибудь 16 лет он прошел путь от корветенкапитэна до адмирала. 1 ноября 1938 года Бема назначили командующим флотом, но долго на этом посту он не задержался. Его освободили от командования не потому, что он допустил какие-то ошибки, и вообще не в силу каких-либо служебных соображений. Адмирала Бема отстранили единственно потому, что Редера оскорбила формулировка приказа, выпущенного оперативным офицером Бема, в которой подозрительный гросс-адмирал усмотрел издевку над одним из своих многочисленных решений. Как известно, Эрих Редер весьма болезненно относился к любой критике в свой адрес... 21 октября 1939 года Бема заменили вице-адмиралом Вильгельмом Маршаллом, бывшим командующим рейдерами. Несмотря на изгнание Германа Бема, его способности никто и никогда не ставил под сомнение. Через некоторое время Редер сменил гнев на милость и назначил Бема командующим силами Кригсмарине в Норвегии, а 1 апреля 1941 года даже сделал его генерал-адмиралом. Бем занимал этот пост до возвышения в 1943 году гросс-адмирала Деница, отправившего его в повторную отставку за недостаточную веру в национал-социализм, противодействие мерам, которые осуществлял в Норвегии имперский комиссар Тербовен, а главное, из-за того, что Дениц, подобно Редеру, избавлялся от любого старшего офицера, угрожавшего его служебному положению. Генерал-адмирал Герман Бем пробыл в отставке целый год. 1 марта 1944 года Дениц назначил его главным инспектором военно-морских учебных заведений. Бем пробыл на этом посту до 31 марта 1945 года, когда крах рейха был уже не за горами. В тот день он ушел с действительной службы и поселился в Киле, где и умер 11 апреля 1972 года в возрасте 88 лет.18

18 Hildebrand and Henriot, Deutschland's Admirale, Volume I, pp. 126-127

Случай с Германом Бемом являлся одним из примеров неумения гросс-адмирала Редера должным образом использовать таланты своих подчиненных. Его неуверенность также проявлялась в структуре командования, которую он организовал. Командующий флотом теоретически не находился в прямом подчинении у гросс-адмирала. Редер сформировал в Балтийском и Североморском военно-морских районах штабы двух военно-морских групп (соответственно "Восток" и "Запад"), с которыми и должен был координировать свои действия командующий флотом. Если же флот одновременно находился и в Балтийском, и в Северном морях, то его части должны были подчиняться соответствующим штабам. Позже были созданы другие военно-морские группы. Создавшуюся сумятицу еще более усиливал Редер, минуя при этом штабы военно-морских групп и тем самым нарушая субординацию. Часто, когда флот находился в море, его командующий одновременно получал два совершенно исключающих друг друга приказа: один от Редера, а другой - из штаба группы. При этом распоряжения Редера были не конкретны, и командующий флотом не всегда понимал, чего же хочет гросс-адмирал. Но горе было тому командиру, действия которого не совпадали с планами Эриха Редера...

***
Вздорность и неуверенность гросс-адмирала Редера особенно проявились в его отношениях с командующим флотом адмиралом ВИЛЬГЕЛЬМОМ МАРШАЛЛОМ, выдающимся военно-морским тактиком.

Маршалл родился в Аугсбурге 30 сентября 1886 года. Он вступил в имперский военно-морской флот в 1906 году, в качестве зеекадета. Став в 1909-м офицером, Маршалл служил на самых разных типах судов - от дырявых посудин до новейших линкоров. В 1916 году его направили в школу подводников. Последние два года "Великой войны" он командовал UC-74 и UB-105 и отправил на дно изрядное количество кораблей Антанты. 4 июля 1918 года Маршалл был награжден орденом "Pour Ie Merite". Его послевоенная служба не отличалась однообразием. Маршалл успел побывать начальником штаба морских операций, командиром линкора "Гессен" и "карманного линкора" "Адмирал Шеер", а когда разразилась война, командовал всеми "карманными линкорами".19

19 Ibid., Volume II, pp. 424-436

Впервые Маршалл поцапался с Редером в ноябре 1939 года, когда вывел "Шарнхорст" и "Гнейзенау" в Северное море, для того чтобы провести отвлекающий маневр и прикрыть возвращение "Дойчланд" в германские воды после неудачного рейда в Атлантику. Как и надеялся адмирал, британский Home Fleet (флот метрополии) бросился за его линкорами, а "Дойчланд" беспрепятственно вернулся на базу. Маршалл затем не только благополучно ушел от погони, но и умудрился потопить британский вооруженный торговый корабль "Рэвэлпинди". Благодарности от начальства, однако, не последовало. Более того, Маршаллу даже намекнули, что он может лишиться своего поста. Как оказалось, во время маневра 23 ноября Маршалл видел в сумерках неясный силуэт еще одного британского корабля, но увел линкор, не вступив в бой. Узнав об этом, Редер пришел в ярость. Этот кабинетный критикан считал, что германский линкор должен был атаковать неизвестный корабль ночью, находясь в гуще неприятельского флота (случись даже небольшое повреждение, способное повлиять на скорость, Германия потеряла бы один из немногих своих линкоров). И такая критика исходила от человека, который совсем недавно запрещал подвергать крупные корабли какому бы то ни было риску! "До сих пор, - говорил по этому поводу Маршалл, - еще никто не подвергал сомнению аксиому, гласящую, что крупные корабли ночью должны избегать любых контактов с торпедными катерами и разведывательными силами противника".20 Конечно, Маршалл был прав. Редер не прекращал едких нападок на Маршалла, но никогда не высказывал претензий ему в лицо, чтобы не дать возможности защититься, зная, что оскорбления так или иначе дойдут до ушей командующего флотом.

20 Bekker, Hitler's Naval War. p. 52

***
С самого начала войны и гросс-адмирал Редер, и Уинстон Черчилль желали одного: заполучить Норвегию. Редер стремился к этому, чтобы не дать британцам отрезать рейх от поставок железной руды, осуществлявшихся через норвежский порт Нарвик, а также чтобы не дать им возможности лишить германский флот выхода в Северное море, что удалось сделать англичанам в первую мировую войну. Черчилль желал, как раз обратного. Кроме того, обоим очень нравились превосходные норвежские порты.

Сначала Гитлер был против вторжения. Он не верил, что британцы осмелятся нарушить нейтралитет этой скандинавской страны. 24 декабря 1939 года Редер организовал встречу фюрера с главой норвежских нацистов Видкуном Квислингом. Они пытались убедить Гитлера изменить свое решение, но безуспешно. В феврале 1940 года британцы в норвежских водах напали на безоружное германское судно "Альтмарк", чтобы спасти нескольких находящихся на нем пленников. Гитлер понял, что Объединенное Королевство не остановится перед тем, чтобы нарушить норвежский нейтралитет, поэтому, дабы не лишиться шведской руды, немцам следует принять срочные превентивные меры.

Он оказался прав. Под давлением Черчилля 5 февраля Высший Военный Совет союзников принял решение захватить Нарвик и шведские месторождения железной руды в районе Елливаре, под предлогом помощи финнам, сражавшимся в это время с русскими. Исполнению намерений союзников помешал тот факт, что в начале марта финны запросили перемирия. Но Черчилль не опустил руки. 8 апреля, в надежде спровоцировать немцев на выступление, британцы произвели минирование норвежских вод. В шотландских портах стояли транспорты с десантом, готовые выйти в море, как только в действие будет приведен план "R-4", предусматривавший захват Нарвика, Тронхейма, Берге-на и Ставангера. Но англичане опоздали: германский флот уже приближался к берегам Норвегии.

***
Операция по захвату Норвегии "Везерюбунг-Норд" стала единственной крупной акцией, проведенной германским надводным флотом во второй мировой войне и основным вкладом Эриха Редера в германские военные усилия. Это была смелая и отчаянная операция, предпринятая перед лицом превосходящих сил противника. Даже учитывая тот факт, что в ней был задействован весь германский флот, для Home Fleet'a достойным противником он, конечно, не был. Действуй британцы более оперативно, они бы смогли сорвать операцию и уничтожить Кригсмарине. Поэтому судьба германского флота зависела от скорости, элемента неожиданности и точного соблюдения графиков движения. Специальный штаб под руководством капитана цур зее Теодора Кранке разработал детальный план операции, предусматривавший эшелонированную высадку. Первый эшелон состоял из 11 групп тральщиков и десантных транспортов. Второй эшелон состоял из транспортов и танкеров для эсминцев, возвращающихся после поддержки первого эшелона. Третий эшелон состоял из 8 групп транспортов, осуществлявших подвоз новых сил и боеприпасов для десантников, закрепившихся на берегу. Несмотря на сопротивление Деница, у побережья Норвегии предполагалось боевое патрулирование 42 субмарин, на случай вмешательства флота Его величества. По мнению Редера, самой опасной частью операции было возвращение кораблей на свои базы. Они могли подвергнуться атакам британцев на протяжении всего обратного пути. В идеале предполагалось, что в бой с сыновьями "туманного Альбиона" вступят только германские подлодки.

С 31 марта по 6 апреля основные силы германского флота выходили на Норвегию. Британцы засекли передвижение судов противника в 9.50 7 апреля. Во второй половине дня Home Fleet вышел в море и... взял неправильный курс. Полагая что немцы пытаются прорваться в Атлантику, англичане бросились в северную часть Северного моря...

9 апреля началась высадка германского десанта на норвежском побережье. Она проходила довольно успешно, но группа 5, которая должна была высадить 163-ю пехотную дивизию в Осло, понесла тяжелые потери. Возглавлявший группу тяжелый крейсер "Блюхер" сильно пострадал от огня 280-миллиметровых орудий форта Оскарборг (в 10 милях от столицы Норвегии), а затем получил в борт две торпеды. Экипаж не мог справиться с возникшими пожарами, и в воздух взлетели артиллерийские погреба. В 7 часов утра командир приказал покинуть безнадежный корабль, а полчаса спустя "Блюхер" затонул. Из-за быстрого течения в этом районе фьорда утонуло много моряков и солдат. Осло пал только на следующий день.

Германская пехота высаживается в шхере норвежского фьорда

Потери немцев начали расти. "Хиппера" таранил смертельно поврежденный британский эсминец. При столкновении он тут же затонул, а германский крейсер получил тяжелые повреждения. Легкий крейсер "Карлсруэ", прикрывавший высадку войск у Кристиансанна и Арендаля, был потоплен английской субмариной. Легкий крейсер "Кенигсберг" во время высадки войск у Бергена сильно пострадал от огня береговой артиллерии и потерял подвижность. Не имея возможности уйти в открытое море, 11 апреля он был потоплен британскими самолетами. Утром того же дня британская подлодка торпедировала "Лютцов" ("карманный линкор" "Дойчланд", переименованный Гитлером по политическим соображениям). Корабль почти полностью лишился кормы. Экипажу удалось удержать линкор на плаву. "Лютцов" отбуксировали в Киль, но говорить о его боевом использовании в дальнейшем не приходилось. Теперь этот корабль мог служить только для учебных целей.


Карманный линкор "Дойчланд", переименованный в "Лютцов" в начале 1940 года. Сильно поврежденный во время вторжения в Норвегию, он впоследствии мог использоваться только для учебных целейй

Для Редера это стало самой большой неприятностью во. всей Норвежской кампании, ведь он был против использования в ней "Лютцова" и "Блюхера", желая приберечь их для океанских рейдов. Хотя послать их в Норвегию было идеей фюрера, гросс-адмирал должен был винить прежде всего себя, так как ни он, ни его штаб не выдвинули сколько-нибудь серьезных возражений по этому поводу. А в тот период войны Гитлер еще прислушивался к советам своих военных экспертов.

***
Самый большой урон Кригсмарине понесли в Hарвике и близлежащих фьордах, где группа 1 под командованием контр-адмирала Фридриха Бонте высаживала 9 апреля 3-ю горнострелковую дивизию генерал-майора Эдварда Дитля. Нарвик пал в тот же день, но только один из 8 транспортов Бонте прибыл в место назначения (три были потоплены, а остальные разбросал шторм, и они дошли только до Бергена, с сухими топливными баками). Из-за шторма контр-адмирал не смог выйти в открытое море. Он полностью положился на подводные лодки, прикрывавшие вход в гавань, и был застигнут врасплох, когда под покровом снежной бури туда проникли корабли из британской 2-й флотилии эскадренных миноносцев. В последнем бою немцы потеряли 2 эсминца, а три были сильно повреждены. Потери англичан были аналогичными. Список погибших с немецкой стороны открывал контр-адмирал Фридрих Бонте.

Германская подводная лодка, атакованная американским палубным истребителем, 1942 год. После весьма впечатляющих побед к маю 1943 года германский подводный флот потерял 75% состава

В том, что англичане сумели проникнуть в гавань Нарвика, не было вины германских подводников. Они делали то, что должны были делать, выпуская по эсминцам противника одну торпеду за другой, но ни одна из них не взорвалась.

История повторилась три дня спустя, когда в гавань Нарвика, чтобы разделаться с остатками отряда Бонте, вошли линкор "Уорспайт" и девять эсминцев. В борты британских кораблей попадали торпеды минимум с трех германских субмарин, но ни одна не взорвалась. 10 германских эсминцев, пущенных на дно нарвикской гавани, составляли почти половину германских судов этого типа.

Это был далеко не первый случай, когда отказывали германские торпеды. В октябре 1939 года Гюнтер Прин (U-47) вошел в гавань Скапа Флоу и потопил "Ройял Ок" (см. ниже). Четыре из семи выпущенных им "рыб" не сработали. В конце того же месяца лейтенант Герберт Шульце (U-48) возвратился из боевого патрулирования в открытом море, во время которого потопил 5 судов, и доложил о пяти неразорвавшихся торпедах. А корветенкапитэн Виктор Шютце (U-5) поверг командование подводного флота в шок, сообщив о случившемся с ним конфузе. Он остановил в море пароход, приказал экипажу покинуть его и с близкого расстояния выпустил по нему 4 торпеды. И ни одна не взорвалась!

Самый неприятный казус произошел 30 октября 1939 года, когда лейтенант Вильгельм Цан (U-56) выпустил одновременно 3 торпеды по британскому линкору "Нельсон".21 До цели было. всего 800 метров, и у Цана просто не было возможности промахнуться, но торпеды не сработали. "Нельсон" спокойно удалился, унося на своем борту важных пассажиров, среди которых были главнокомандующий Home Fleet'oM, адмирал сэр Чарлз Робе, Первый морской лорд, адмирал флота сэр Дадли Паунд и Первый лорд Адмиралтейства сэр Уинстон Черчилль.

21 Небольшая подводная лодка II типа, U-56, предназначалась для действия в прибрежных водах, в Атлантике обычно не применялась. 30 октября она выпустила всего три торпеды, поскольку имела только три торпедных аппарата

В ноябре 1939 года Карл Дениц доложил ОКМ, что минимум 30 процентов торпед оказались бракованными. Но только после 20 апреля 1940 года, когда была полностью уничтожена группа 1 и расстроенный Дениц, на основании того, что не мог воевать "тупыми копьями", отозвал подводные лодки из боевого патрулирования, гросс-адмирал Редер с большим опозданием назначил комиссию для расследования "торпедного кризиса". Когда стали известны его результаты, Кригсмарине потряс грандиозный скандал. Оказалось, что ударный механизм (Aufschlagzu-endung, AZ) немецких торпед был испытан только дважды, в 1928 году, и институт торпедных испытаний (TVA - Torpedo-Versuchs-AnStalt) признал его "обязательным". Аналогичная ситуация произошла и с взрывателем магнитного действия (Magnetzuendung, MZ), который уже показал полную непригодность в условиях военных действий. Вскрылся и еще один вопиющий факт. Вице-адмирал Фридрих Геттинг, начальник торпедной инспекции ОКМ, обнаружил неисправность торпед и дважды, еще до начала войны, докладывал об этом Редеру и SKL. На эти предостережения тогда мало кто обратил внимание, а в нарвикской гавани контр-адмирал Бонте и его моряки кровью заплатили за преступную халатность начальства.

Эпилогом к расследованию стал суд над шефом TVA контр-адмиралом Оскаром Вером и двумя его помощниками. TVA сделали "козлом отпущения" за "торпедный кризис". Один офицер назвал суд "пародией на правосудие".22 Гросс-адмирала Редера следовало призвать к ответу за игнорирование предостережений Геттинга, но этого, конечно, не произошло.

22 Bekker, Hitler's Naval War, p. 138

***
После уничтожения в гавани Нарвика германских эсминцев перед союзниками открылась прекрасная возможность высадить свои войска в Норвегии, которой они и воспользовались 24 апреля 1940 года. 10 мая началось западное наступление немцев, в результате которого основные англо-французские силы оказались прижатыми к морю в Дюнкеркском котле. В те же дни Редер сообщил Гитлеру о том, что "Шарнхорст" и "Хиппер" к 27 мая, а "Гнейзенау" несколько позже будут отремонтированы и готовы к выполнению новых боевых задач. Редер хотел ввести их в дело между Шетландскими островами и Норвегией и поставил задачу уничтожения конвоев транспортов, которые должны были охраняться боевыми кораблями флота Его величества. Граф Ф. Цимке пишет: "В последующие дни обнаружилось полное несовпадение во мнениях между Редером с одной стороны и оперативными командованиями (групп "Восток" и "Запад") с другой. Оперативные командования настаивали на сохранении сил и считали, что шансы на успех слишком малы, чтобы подвергать риску немногочисленные германские крупные корабли... Но Редер и SKL, видимо, ввиду предполагаемого окончания войны, требовали активных боевых действий, чтобы продемонстрировать ценность флота и обеспечить его дальнейшее развитие".23

23 Ziemke, Northern Theater, pp. 1104-05

4 июня, когда корабли вышли из Киля, главные силы союзников во Франции были разбиты и вытеснены с материка, а альпийские стрелки Дитля были выбиты из Нарвика. Боеприпасов у них почти не осталось, и угроза полного уничтожения становилась все более очевидной. В Тронхейме, в 440 милях южнее Нарвика, генерал Валентин Фойрштейн снарядил спасательную экспедицию и пробивался с ней на север.

Сначала Вильгельм Маршалл получил приказ облегчить положение зажатых под Нарвиком войск, атаковав британскую военно-морскую базу в Харстаде. Но затем, действуя по распоряжению Гитлера, Редер предписал адмиралу прикрывать продвижение Фойрштейна с фланга. Маршалл поинтересовался, какой же из приказов следует выполнять в первую очередь. Редер уклонился от конкретного ответа. "Оба", - сказал он.

Отряд Маршалла в составе линкоров "Шарнхорст" и "Гнейзенау", тяжелого крейсера "Хиппер", четырех эсминцев и танкера "Дитмаршен" на полном ходу несся к Нарвику, а адмирал все гадал, чего же от него, собственно, хотят. От конкретных приказов генерал-адмирала Альфреда Заальвехтера, начальника группы "Запад", толку было мало, потому что адмирал Отто Шнивинд, начальник штаба Редера, передал Маршаллу по радио, что приказы SKL не содержат никаких точных инструкций, но приказов Заальвехтера не отменил. Такие головоломки приходилось разгадывать многим морским офицерам, когда во главе флота стоял Редер.

Ночью 7 июня Маршалл получил сообщение воздушной разведки о том, что Нарвик покинули три британских конвоя. Адмирал заключил, что противник покидает город, и немедленно известил начальство, что собирается атаковать такую заманчивую цель. Редер и Заальвехтер не согласились с выводами Маршалла и в 5 часов утра 8 июня приказали ему выполнять основную (?!) миссию, а именно - нанести удар по базе в Харстаде. Приказ о прикрытии фланга Фойрштейна отменен не был. Маршалл оказался прав: британские войска действительно покидали Нарвик. С 4 по 8 июня они успели вывезти уже 24500 человек. Отряд Маршалла вышел как раз на коммуникации их отхода.

Адмирал плюнул на начальство и бросился на поиски британских конвоев.

Линкорам не повезло, зато "Хиппер" потопил тральщик эскорта Джунипер", норвежский танкер "Ойл Пайанир" и десантный транспорт "Орама" (правда, пустой). Около часа дня Маршалл отправил эсминцы прикрывать фланг Фойрштейна, а сам бросился на север, где были перехвачены радиограммы, из которых явствовало, что поблизости находились авианосцы "Арк Ройял", "Глориус" и крейсер "Саутхэмптон". "Шарнхорст" обнаружил "Глориус" в 5.10 пополудни и открыл по нему огонь с расстояния 26 километров. Вскоре открыл огонь из орудий главного калибра и "Гнейзенау". А его снаряды среднего калибра в это же время обрушивались на британский эсминец "Ардент". "Глориус" затонул в 7.00 вечера. В живых осталось только 43 человека. "Ардент" тоже пошел на дно, но другой, уже горевший, эсминец, "Акаста", успел выпустить 4 торпеды с расстояния 14 километров. Через 9 минут одна из них угодила в "Шарнхорст", проделав в его борту пробоину 12 на 4 метра. Еще через несколько минут "Акаста" скрылась под водой. Только один человек из его экипажа остался жив.

Удачный выстрел "Акасты", без сомнения, спас много британских судов, ибо Маршалл прекратил разгром конвоя, и "Шарнхорст" потащился в Тронхейм на ремонт.

Безусловно, хотя отряд Маршалла и пострадал, была одержана большая победа. Если бы адмирала избавили от необходимости прикрывать фланг Фойрштейна, то результаты были бы еще более впечатляющими, тем более что британцы все равно эвакуировали Нарвик и в прикрытии спасательной экспедиции никакой необходимости не было. Но и на этот раз благодарности от начальства Маршалл не получил. Редер, наконец, решил, что главной задачей адмирала был все-таки набег на Харстад, и снова начал злобные нападки на него, избегая, правда, прямого столкновения.

18 июня Вильгельм Маршалл объявил себя больным. Он действительно был болен, болен от кабинетного стратега, гросс-адмирала Редера, который сразу уволил его и заменил более покладистым человеком. Маршалл тут же потребовал организации судебного расследования его деятельности в операции "Юно", как окрестили вылазку в Норвегию. Но все было напрасно, Редер не дал бывшему подчиненному изложить свою точку зрения и оправдать свои действия в норвежском походе. В конце августа 1940 года, чтобы заткнуть рот строптивому адмиралу, его вызвали из отставки и назначили инспектором военно-морского обучения. С конца 1941 года по май 1942 года Маршалл выполнял особые поручения в группах "Юг" и "Восток", но больше никогда не исполнял обязанности, соответствовавшие его рангу. Он снова оказался не у дел. и ушел в полу-отставку.24

24 Hildebrand and Henriot, Deutschland's Admirale, Volume II, p. 435

***
18 июня 1940 года Маршалла на его посту сменил вице-адмирал Гюнтер Лютьенс, ранее командовавший разведывательными силами. По настоянию SKL 20 июня в 4 часа утра он вывел "Гнейзенау", "Хиппер", "Нюрнберг" и один эсминец из Тронхейма. Семь часов спустя "Гнейзенау" потряс страшный взрыв. Торпеда, выпущенная британской субмариной, прошила его нос насквозь, оставив по обе его стороны пробоины величиной с дом. Пришлось возвращаться в Тронхейм. Операция была сорвана.

***
Норвежская кампания слишком дорого обошлась флоту. Летом 1940 года в строю оставались один тяжелый крейсер, два легких крейсера и четыре эсминца, способные вступить в бой. Норвегия оказалась не по зубам Кригсмарине, которые, по сути, сами себя израсходовали. В последующие месяцы это обстоятельство служило немалым успокоением для британцев. В операции "Морской лев" (предполагаемое вторжение в Англию) Редеру было поручено осуществить переброску немецкой армии через Ла-Манш. Хотя командование германского флота никогда не придавало особого значения десантным судам, Редеру удалось собрать более 3 тыс. плавсредств всевозможных типов и размеров, включая буксиры, речные баржи, моторные лодки, рыболовецкие траулеры с паровыми двигателями и прочие дырявые посудины. Окажись в Ла-Манше во время его форсирования британский военный корабль, погибли бы тысячи солдат. Многие, глядя на этот "флот", говорили, что предпочтут пересечь пролив вплавь. И они не шутили. Генералы были просто счастливы, когда операция была отменена. И вовсе не потому, что боялись британской армии.

После Норвегии немцы стали исповедовать ведение морской войны силами подводного флота. Редер, ранее недооценивавший его значение и пытавшийся сделать флот "сбалансированным", 10 октября 1939 года, после того как пришлось отказаться от плана "Z", попросил Гитлера санкционировать увеличение производства подводных лодок с 2 до 29 в месяц, что превышало возможности германских судоверфей, которые продолжали строительство крупных кораблей, уже стоявших на стапелях. Гитлер перепоручил это дело Кейтелю, который сообщил Редеру, что вопросами производства вооружений ведает Герман Геринг. Конечно, гросс-адмирал не мог ожидать поддержки от старого врага. Перед Редером стоял выбор: либо использовать доки для строительства крупных судов, либо строить в них подводные лодки. От программы увеличения подводного флота пришлось на время отказаться.

"Редер, - писал Кайус Беннер, - хотя поддерживал увеличение производства субмарин, но не желал делать это за счет снижения темпов строительства крупных кораблей, на которые возлагал большие надежды".25

25 Bekker, Hitler's Naval War, p. 235-236

***
Если не считать успехов подводников, 1941 год для Кригсмарине оказался неудачным. Был потоплен линкор "Бисмарк", уничтожено несколько торговых рейдеров, а новые французские базы оказались уязвимыми для королевских ВВС. Гросс-адмирал и его штаб не оценили значение авиации для нанесения ударов по морским целям. Одним из последствий этого стало отсутствие у Германии авианосцев.

В 1941 году Гитлер стал все чаще и чаще вмешиваться в управление военно-морскими операциями. Он был против выхода "Бисмарка" в его роковой рейд в Атлантику, но Редер со своим подпевалой, командующим флотом Лютьенсом, сумели переубедить фюрера. Огромный (42000 т) линкор был потоплен 27 мая 1941 года у берегов Франции, унеся с собой жизни 2000 человек. После этой катастрофы Гитлер начал терять доверие к Редеру и надводному флоту вообще.

Он предоставлял гросс-адмиралу все меньше и меньше свободы действий. 13 ноября 1941 года Редер попросил разрешения организовать в феврале 1942 года рейд в Северную Атлантику. Гитлер отказал и спросил, возможно ли вернуть корабли в германские воды неожиданным прорывом через Ла-Манш. Редер выразил сомнение, но 12 января Гитлер приказал сделать это.

Прорыв удался, а авторитет гросс-адмирала в глазах фюрера сильно пошатнулся.

В конце декабря 1942 года из Тронхейма вышла оперативная группа вице-адмирала Оскара Куммеца, включавшая "Хиппер", "Лютцов" и 6 эсминцев. Целью рейда в Атлантику и Баренцево море являлся перехват и уничтожение союзного конвоя PQ-17, который следовал в СССР с военными грузами. Куммец был связан приказом командования избегать всякого риска. Его силы намного превосходили прикрытие конвоя, состоявшего только из эсминцев, но даже через этот заслон он не мог прорваться, ничем не рискуя. Куммец уклонился от боя, но тут его атаковали два неизвестно откуда взявшиеся британских крейсера. В результате "Хиппер" получил повреждения, а один эсминец погиб со всеми находившимися на его борту. Гитлер три дня ждал вестей о рейде. Он так нервничал, что не мог спать. 1 января 1943 года, когда он узнал, что произошло, пришел в ярость. Фюрер решил разделаться с крупными кораблями и пустить их на металлолом. Затем он потребовал, чтобы гросс-адмирал Редер немедленно предстал перед ним. Приехав в Берлин, Редер прикинулся больным. Это дало ему пятидневную отсрочку. Гросс-адмирал надеялся, что гнев Гитлера скоро утихнет.

Но фюрер не успокоился. 6 января, когда Редер наконец явился к нему, Гитлер разразился двухчасовым монологом, который закончил приказом о расформировании надводного флота. Когда фюрер выговорился, Редер попросил его об отставке. Тот тут же смягчился и стал уговаривать гросс-адмирала остаться. Но Редер настоял на своем: слишком много ему пришлось выслушать. Эрих Редер ушел в отставку 30 января 1943 года, в 10-ю годовщину прихода нацистов к власти. Он получил почетный титул генерального инспектора флота. По иронии судьбы, от решения ликвидировать надводный флот Гитлера отговорил преемник Редера, Карл Дениц, бывший командующий подводным флотом.

***
Отставка Редера не облегчила участи Кригсмарине. Субмарины и самолеты союзников топили и выводили из строя оставшиеся надводные корабли, а все усилия германских подводников были сведены на нет количественным и техническим превосходством врага.

В мае 1945 года Редер и его жена попали в плен к русским. 20 мая гросс-адмирал пережил сильнейший инфаркт. Как только он поправился, его с супругой переправили в Москву. Осенью Редера признали военным преступником, привезли в Нюрнберг, и он предстал перед Международным военным трибуналом. В своих показаниях Редер говорил, что Гитлер его постоянно обманывал и что не было никакой возможности ладить с диктатором. Он пытался отмежеваться от нацистского режима и, насколько возможно, уменьшить свою вину. Но по поводу Норвегии Редер не стал выкручиваться, заявив, что все его действия были направлены на то, чтобы нанести поражение британцам. Попытки защитника Редера получить британские официальные приказы и планы и представить их в качестве доказательств невиновности гросс-адмирала были отклонены. Трибунал весьма избирательно подходил к отбору свидетельских показаний. С другой стороны, Редер не мог отрицать, что выполнял приказ Гитлера от 18 октября 1942 года, гласивший, что все коммандос и парашютисты, плененные в германском тылу, в униформе или без, должны были быть расстреляны.

Показания Редера привели в ярость Карла Деница. "Я не люблю, когда люди начинают выкручиваться, если меняется направление ветра, - заметил он. - Я помню все, что говорил Редер, когда был большой шишкой, а я маленьким человеком. И скажу вам, что тогда он говорил совсем другое. Меня бесит, когда они все начинают кричать, что всегда были против Гитлера".26

26 G. M. Gilbert, Nuremberg Diary (New York: Farrar, Strauss and Cudahy, 1947; reprint ed.. New York: Signet Books, 1961), pp. 308-09 (далее цитируется как "Gilbert, Nuremberg Diary")

Редер был признан виновным и приговорен к пожизненному заключению. Гросс-адмирал умолял заменить его на расстрел, но просьбу отклонили.

Редера отправили в Шпандау, а его жена, не виновная ни в чем, до 1949 года сидела в советской тюрьме. В марте 1950 года супругам дали свидание и позволили побыть вместе 15 минут. Позже Редер просил освободить его на срок, необходимый для присутствия на похоронах его единственного сына Ханса, умершего в Липштадте 17 января 1953 года. Но просьбу оставили без ответа.

К своему великому удивлению, 17 января 1955 года восьмидесятилетний Эрих Редер был освобожден по состоянию здоровья. Он поселился в Киле, где написал книгу мемуаров "Meine Leben" ("Моя жизнь"). Местами эта книга читается хорошо, но иногда автор весьма предвзят. 6 ноября 1960 года Эрих Редер умер в Киле в возрасте 84 лет.

⇦ Ctrl предыдущая страница / следующая страница Ctrl ⇨
версия страницы для мобильных устройств

ГЛАВНАЯ СТРАНИЦА / МЕНЮ САЙТА / СОДЕРЖАНИЕ ДАННОЙ СТАТЬИ 

cartalana.orgⒸ 2008-2020 контакт: koshka@cartalana.org