МИТЧЕМ С., МЮЛЛЕР Дж. "КОМАНДИРЫ ТРЕТЬЕГО РЕЙХА", 1997

ГЛАВНАЯ СТРАНИЦА / МЕНЮ САЙТА / СОДЕРЖАНИЕ ДАННОЙ СТАТЬИ



***
Как видим, Фридрих Паулюс с легкостью поддавался влиянию людей, обладавших более сильной волей. До 1942 года он находился под влиянием фельдмаршала фон Рейхенау. После его смерти он уверовал в полную непогрешимость фюрера и позволил этому чувству увлечь себя. Теперь над ним довлела сильная воля начальника его штаба генерал-майора АРТУРА ШМИДТА.

Шмидт никогда не был женат. Он родился в Гамбурге 25 октября 1895 года в семье коммерсанта. Подобно Паулюсу, он происходил из семьи, лишенной каких-либо военных традиций. Но как только началась первая мировая война, он добровольцем вступил в армию и с тех самых пор был образцовым солдатом. В 1915 году в 26-м пехотном полку он получил первый офицерский чин. Его полк сражался в Бельгии, на Марне, на Сомме, а также участвовал в других кровавых битвах на Западном фронте. Шмидт прошел всю войну и остался жив, после ее окончания он, по-видимому, стал членом Генерального штаба. Свято веривший в гений фюрера, он с приходом нацистов к власти начал быстро продвигаться по служебным ступенькам. Имея чин майора в 1937 году, он в 1942 году стал генерал-майором и в начале 1943-го - генерал-лейтенантом. В течение предыдущих пяти лет он служил начальником оперативного управления (Iа) VI корпуса (1937-1939 гг.), 5-й армии (1939) и 18-й армии (1939-1940 гг.) и начальником штаба V корпуса (1940-1942 гг.). 20 июня 1942 года Шмидт стал начальником штаба 6-й армии.

У Шмидта были худощавое лицо и глаза навыкате. Подобно Паулюсу, он был педантичным человеком, но на этом их сходство кончалось. Шмидту не доставало совестливости Паулюса, хорошего воспитания и безукоризненных манер. Он был властолюбивым и своевольным грубияном, который мог в любой момент, как только ему вздумается, оборвать человека. В отличие от Паулюса, большинство офицеров корпуса, с кем ему приходилось сталкиваться, испытывали к нему неприязнь. К несчастью, когда уверенность Паулюса в себе совершенно пошатнулась и общее положение на фронте ухудшилось, он все чаще прислушивался к мнению своего начальника штаба и практически позволил ему командовать 6-й армией, что, в свою очередь, закончилось тем, что Сталинградской операцией фактически руководил Шмидт.

Не будучи человеком большой отваги и не проявляя инициативы. Шмидт обладал упрямым оптимизмом, настойчивостью и готовностью безоговорочно повиноваться приказам вышестоящих начальников. Возможно, в других ситуациях он и добился бы успеха, но только не под Сталинградом.

***
Пока Паулюс изматывал свою армию в Сталинградском сражении, барон фон Вейхс не мог найти германских резервов для прикрытия тыла. Тогда на северо-западном фланге Паулюса он поставил 8-ю Итальянскую и 3-ю Румынскую армии. 4-я танковая армия использовалась в качестве резервной. Ее части использовались в качестве подкреплений на нескольких участках фронта, включая и 6-ю армию. К 19 ноября в 4-й танковой армии остались всего три недоукомплектованные дивизии. Уже в начале ноября Зейдлитц понял, что капкан скоро захлопнется. Он обратился к Паулюсу с предложением вывести из уличных боев 14-ю и 24-ю танковые дивизии и, используя резервы и подкрепление, усилить их. В случае, если советским войскам удастся прорваться к ним в тыл (а такую возможность он предвидел), их можно было бы использовать в качестве "пожарной бригады". Но Паулюс и Шмидт отвергли эту идею.

ОКРУЖЕНИЕ ПОД СТАЛИНГРАДОМ, ноябрь 1942 года. Прорвавшись через порядки 3-й и 4-й Румынских армий и слабой 4-й танковой армии 19-20 ноября 1942 года, русские 22 ноября окружили 6-ю армию. Вновь созданная группа армий "Дон" фельдмаршала Эриха фон Манштейна стала ответственной за этот участок группы армий "Б" Вейхса (27 ноября 1942 года)

19 ноября Красная Армия предприняла против 3-ей Румынской армии массированную атаку, разбив ее в пух и прах. Единственным резервом Германии в этом секторе оставался XLVIII танковый корпус, в котором была только одна германская дивизия (22-я танковая), всю силу которой составляли лишь 20 танков. Она тоже вскоре потерпела поражение. На следующий день был нанесен удар по 4-й Румынской армии и по обескровленной 4-й танковой армии, находившейся на южном фланге Паулюса. 21 ноября в тыл 6-й армии, практически не встречая никакого сопротивления, ворвались советские части, окружая ее двойным охватом. К полудню бронетанковая колонна русских оказалась рядом с штаб-квартирой Паулюса в Голубинском. Генералу и его штабу, чтобы не попасть в начавший быстро формироваться Сталинградский котел, пришлось поспешно отступить в южном направлении, бросив ядро 6-й армии. В 2 часа ночи 21 ноября Паулюс и Шмидт, прорвавшись сквозь оборонительные рубежи противника, вышли на аэродром Гумрак, где устроили командный пункт и попытались взять ситуацию под контроль, но это уже было невозможно.

В тот же день в Калаче соединились советские передовые части. 6-я армия оказалась в котле 30 миль длиной (с востока на запад) и 24 мили шириной. Большинство ее тыловых складов были опустошены или преданы огню, чтобы не дать им попасть в руки противника. Запасы продовольствия, одежды, горючего и снаряжения были на исходе. 21 ноября Гитлер отдал приказ, оказавшийся роковым. 6-й армии, несмотря на опасность окружения, следовало твердо стоять на своих рубежах. Об отступлении из Сталинграда не могло быть и речи.

С самого начала все генералы, кроме Шмидта, высказались за немедленный прорыв. 21 ноября, еще до получения решительного приказа Гитлера, Паулюс рекомендовал 6-й армии прорываться в юго-западном направлении и отступить на 100 миль вниз по течению рек Чир и Дон. Но узнав о приказе фюрера, Паулюс воспринял его волю с молчаливой покорностью. Такая безжизненная подобострастность была характерна для Паулюса на протяжении всего периода осады. Право заниматься деталями сражения он предоставил своему агрессивному и энергичному начальнику штаба Артуру Шмидту.

22 ноября Паулюс и Шмидт встретились с Германом Готом и генерал-майором Вольфгангом Пикертом17, командиром 9-й дивизии зенитной артиллерии. Шмидт спросил своего старого друга Пикерта о том, что им теперь следует делать. "Убираться отсюда к чертовой матери", - ответил офицер Люфтваффе.18 Гот, много лет прослуживший командиром танковых частей и бывший хорошим тактиком, тоже был склонен к прорыву. Шмидт заявил им, что паниковать пока рано, а ситуация еще не экстраординарная, чтобы оправдать принятие решения без ведома Берлина. За все время совещания Паулюс не сказал ни слова, лишь молча кивал Шмидту.

17 Вольфганг Пикерт родился 3 февраля 1897 года. На военную службу он поступил 2 августа 1914 года, в 73-й полк полевой артиллерии. Он служил как на Западном, так и на Восточном фронтах. Первый офицерский чин он, очевидно, получил во время войны. Во всяком случае, после ее завершения он был оставлен в армии, насчитывавшей тогда 100000 человек. С 1921 по 1935 год он был непосредственно связан с 1-м артиллерийским полком, дислоцированным в Восточной Пруссии. За этот период он прошел подготовку в Генштабе, был откомандирован в Красную Армию для проведения совместных маневров, заинтересовался зенитной артиллерией. С 1932 по 1934 год командовал батареей тяжелой зенитной артиллерии. После этого работал тактическим инструктором в школе ПВО (1934-1935 гг.), в штабе инспекции ПВО при Министерстве авиации (1935-1937 гг.), командовал 1-м батальоном, 49-м полком ПВО, дислоцированным в Мангейме (1937-1938 гг.). Был начальником штаба XIII административного командования Люфтваффе (1938-1939 гг.), в течение этого времени прошел летную подготовку. Когда началась война, был представителем Генштаба в штабе противовоздушной обороны Рейн-Рурского района. В мае 1940 года Пикерт стал начальником штаба 1-го корпуса ПВО, а несколько месяцев спустя вырос до начальника штаба воздушного флота рейха. На этом посту он оставался до мая 1942 года, когда был назначен командующим 9-й дивизией ПВО. Генерал Пикерт был женат и имел троих детей (Pickert Personnel File)

18 Carell, Hitler Moves East, p. 634

Поздно вечером Паулюс и Шмидт организовали новую штаб-квартиру - в старом, примитивном русском ДОТе в северной части котла, примерно в 30 ярдах от штаба LI корпуса. Возможно, они хотели установить наблюдение за независимым Зейдлитцем, который с самого начала не был согласен с ними. Он настаивал на немедленном прорыве и уже начал составлять сообщение, которое предстояло отправить в ставку фюрера. В конце почти каждого предложении Паулюс и Шмидт спрашивали: "Не слишком ли это резко? Можно ли так говорить?" В конце концов Паулюс отверг просьбу Зейдлитца о несанкционированном прорыве, дав такую мотивировку: "Я не могу идти против воли Гитлера и не могу двинуться без его разрешения."19

19 Carnes, "Seydlitz", pp. 151-52

Может быть, Паулюс и не мог, но Зейдлитц мог. В ночь на 24 ноября он отвел большую часть своего корпуса в южном направлении, сократив фронт на 7 миль. Его цель была очевидна: он намеревался вывести из боя те части, которые затем беспрепятственно смогут принять участие в несанкционированной попытке прорыва. Но ему не повезло. Его перемещение не осталось незамеченным советскими военачальниками, и прежде чем оно было завершено, по корпусу был нанесен удар, вызвавший в 94-й пехотной дивизии серьезные потери. Паулюс тотчас поспешил в штаб Зейдлитца и потребовал объяснений. Шмидт настаивал на отстранении Зейдлитца от командования и привлечении его к суду. Но Паулюс не стал заводить дела: боевой дух 6-й армии и так был подорван. Кроме того, к этому времени уже и сам Паулюс обратился непосредственно к Гитлеру с просьбой разрешить начать прорыв. С этой целью, на случай, если Гитлер даст согласие, он даже сформировал ударное соединение, состоявшее из бронетанковых частей, артиллерии и моторизованной пехоты. Но Паулюс не хотел давать сигнал к началу атаки, не получив одобрения из Берлина.

По иронии судьбы, Гитлер очень высоко ценил и Зейдлитца. Решив сделать Паулюса после победы под Сталинградом преемником Йодля, фюрер одновременно намеревался поручить Зейдлитцу командование 6-й армией. Узнав об отводе LI корпуса, Гитлер заключил, что это действие было санкционировано Паулюсом, и, неправильно расценив его поведение, пришел к выводу о том, что прорыв готовил тоже он.

Чтобы исключить такую возможность, Гитлер вече-ром 24 ноября приказал переподчинить северный сектор Сталинградского котла непосредственно ОКХ. Это сообщение Паулюс получил примерно в 6 часов вечера 25 ноября и лично отнес его Зейдлитцу. Похоже, он оценил иронию судьбы. "Теперь вы можете действовать по своему усмотрению и прорываться!" - сказал он.

По всей вероятности, Паулюс шутил. Но Зейдлитц принял его всерьез и возразил гессенцу: "Это утопия! Как я могу прорываться, имея только часть армии? Чтобы прорыв был успешным, армия должна действовать как единое целое."20 Он снова принялся убеждать Паулюса действовать по собственной инициативе, но командующий 6-й армией опять отказался.

20 Ibid., pp. 158, 166-67

Тем временем Герман Геринг спокойно заверил Гитлера в том, что он сможет снабжать 6-ю армию с воздуха. Генерал Люфтваффе Мартин Фибих и барон фон Рихтгофен, два командующих Люфтваффе, задействованные в этой операции, уже высказали свое мнение на сей счет, заявив, что это невозможно. Рейхсмаршал их не поддержал. Генерал Курт Цейтцлер, который только что сменил Гальдера на посту начальника генерального штаба сухопутных войск, прямо в лицо сказал Герингу, что тот лжец. Но Гитлер поддержал "толстого Германа", поскольку хотел верить, что поставки всего необходимого по воздуху осуществимы. Реакция Артура Шмидта была аналогичной. "Это должно быть исполнено! - воскликнул он, обращаясь к Пикерту и Готу. - Армия могла бы помочь в этом, - добавил он, - съев сначала своих лошадей, чтобы у Люфтваффе было время для организации операции по снабжению".21 Мягкий Паулюс, согласился с начальником штаба.

21 Plocher MS 1942

Решение не сдавать Сталинград и начать осуществление снабжения 6-й армии по воздуху означало для нее начало конца. Армии грозило полное уничтожение.

Спасти ее мог только командующий, отважившийся бы действовать по собственному усмотрению.

27 ноября в штабе армии состоялось совещание командиров корпусов с Фридрихом Паулюсом и начальником его штаба. Все они, как один, настаивали на отведении армии невзирая на приказы Гитлера. Зейдлитц настоятельно рекомендовал Паулюсу "идти курсом Льва", ссылаясь на генерала Карла фон Литцманна, который при аналогичных обстоятельствах во время первой мировой войны пошел на прорыв вопреки приказам, чем спас от русского плена все свое соединение. Однорукий генерал Ханс Хюбе, недавно ставший командиром VIII корпуса, любимец фюрера, воскликнул:

"Прорыв - наш единственный шанс!" "Мы не можем оставаться здесь и ждать смерти!" - поддержал его Карл Штрекер. Генерал Гейтц, командир VIII корпуса, тоже призвал к немедленному прорыву, чего бы это ни стоило. Генерал Эрвин Йенеке, личный друг Паулюса, сменивший Швельдера на посту командующего IV корпусом, призвал на помощь память об учителе Паулюса. "Рейхенау начал бы пробиваться, отбросив все сомнения", - сказал он. "Я не Рейхенау", - возразил Паулюс.

Йенеке приложил все усилия, чтобы надавить на старого друга и спасти армию. Вдруг Зейдлитц объявил, что уже приказал LI корпусу уничтожить все снаряжение, которое в долгом марше будет служить помехой. Он первым подал пример, предав огню все, кроме военной формы, что была на нем. Всё командиры корпусов с жаром выразили свое одобрение. Даже те из них, которые считались ярыми сторонниками нацизма, призывали к прорыву, вопреки приказам Гитлера. К сожалению, последнее слово оставалось за Шмидтом. "Мы должны подчиниться", - сказал он. "Я подчиняюсь", - отозвался Паулюс.22

22 Ibid., цит. Schroeter, Stalingrad, pp. 92-94

В конце ноября оберст Динглер, офицер Iа 3-й моторизованной дивизии, также предложил Паулюсу пойти на прорыв. Тот ответил: "Я считаю, что вы как солдат должны выполнять приказы фюрера. Точно так же и фюрер как мой непосредственный начальник может ждать от меня исполнения его приказов."23

23 Mellenthine, German Generals, p. 115

Но Вальтер фон Зейдлитц-Курцбах даже сейчас отказывался смириться с фатальным решением Гитлера. Он обратился к барону фон Вейхсу, командующему группой армий, отдать приказ о прорыве. "Бездействовать, - говорил он в своем сообщении командующему группой армий "В", - в такой ситуации с военной точки зрения преступно. Это преступно и по отношения к германскому народу."24

24 Plocher MS 1942

Генерал-оберст фон Вейхс ответа не дал. И 6-я армия не сдвинулась с места.

***
Офицеры, встречавшие Паулюса в тот период, испытывали к нему чувство сострадания, поскольку он взвалил на свои плечи ношу, которую был не в силах вынести. Заново переживавший приступы дизентерии, которой заразился во время первой мировой войны, он, кроме того, заработал нервный тик. Все же Паулюс продолжал верить в гений своего фюрера. 30 ноября его преданность была вознаграждена. Гитлер произвел его в генерал-оберсты. В свою очередь Паулюс рекомендовал произвести Артура Шмидта в генерал-лейтенанты. Этот чин тот получил 17 января 1943 года.25

25 Paulus Personnel File, Keilich, Die Generale, p. 303

***
В конце ноября командование операциями в южном секторе Восточного фронта взял на себя талантливый полководец, фельдмаршал Эрих фон Манштейн, командующий группой армий "Дон". Несмотря на превосходящие силы противника, в самый разгар русской зимы он отправил в район Сталинграда LVII танковый корпус, который остановился в 40 милях от Сталинградского котла, и 20 ноября наладил переправу через реку Мышкова. Но поскольку продвигаться дальше он не мог, то отправил в Сталинград своего Iс, майора Георга Эйсмана, чтобы тот убедил Паулюса пойти на прорыв. На этот раз даже Гитлер дал негласное одобрение.

К этому времени стало ясно, что воздушный мост потерпел крах. Все лошади, собаки, кошки, а также нерасторопные крысы в Сталинграде были уже съедены. Из 270000 человек, попавших в котел, только 40000 могли еще активно сражаться. Большей части немецких солдат приходилось спать в воронках, оставленных бомбами, или прямо на мерзлой земле, поскольку бункеры не смогли вместить даже одну их треть. В городе совершенно не осталось горючих материалов (все деревянные строения были давно сожжены), и тысячи людей замерзли до смерти, а десятки тысяч страдали от обморожений. На 7 декабря дневной рацион состоял из одной буханки черствого хлеба на пятерых. Но потом и этого не стало. "Солдаты больше не ищут спасения от русских снарядов, - написал один из них. - У них нет сил ходить, бежать или прятаться".26 Но и теперь Паулюс отказывался от прорыва, пока не будет организовано снабжение. Он подсчитал, что имевшегося в его распоряжении горючего хватит только на 18 миль и ни на милю больше. Передовым отрядам Манштейна следовало продвинуться вперед еще на 20 миль, чтобы он смог начать отвод 6-й армии.

26 V. I. Chuikov, The Battle for Stalingrad (New York: Holt. Rinehart and Wibston. 1964; reprint ed., New York: Ballantine Books, 1965), p. 254

Майор Эйсман попытался урезонить Паулюса и Шмидта, но безуспешно. "6-я армия простоит на своих рубежах до Пасхи, - заявил Шмидт. - Все, что от вас требуется, это получше снабжать нас." Паулюс согласился с ним. "Настроения в штабе 6-й армии, - позже напишет Манштейн, - целиком и полностью зависели от мнения начальника штаба." Он сделал вывод, что все увещевания Эйсмана "стекали с них, как с гуся вода."27

27 Erich von Manschtein, Lost Victories, Antony G. Powell ed. and trans. (Novato, Calif.: Presidio Press, 1982), pp. 332-32 (далее цитируемая как "Manschtein, Lost Victories")

Пока Паулюс колебался, советское командование сконцентрировало все силы против 8-й Итальянской армии и смели ее с лица земли. Не имея больше резерва, Манштейн, поскольку иного выбора у него не было, принял решение об отводе основной массы LVII корпуса, чтобы противостоять новой угрозе. На месте он оставил только части, которые могли оборонять переправу через Мышкову. 27 декабря под натиском советских атак этот слабый отряд начал сдавать позиции. На следующий день, чтобы не попасть в окружение, он поспешно отошел. Так пропала последняя надежда спасти Сталинградский гарнизон.

***
8 января 1943 года советское командование обратилось к Паулюсу с ультиматумом: если он не согласится сдаться к десяти часам утра следующего дня, все находящиеся в окружении немцы будут уничтожены. Паулюс даже не потрудился ответить. Заключительная советская атака началась 10 января. Оказанное немцами сопротивление было отчаянным. Постепенно в результате мощного натиска советских армий 6-я армия была раздавлена. У Паулюса оставалось менее сотни танков, к тому же кончались горючее и боеприпасы. 22 января был занят последний аэродром. Рассчитывать на снабжение с воздуха больше не приходилось. На улицах разрушенного города оставалось 12000 раненых, нуждавшихся в срочной медицинской помощи. К этому моменту немецкие солдаты стали сдаваться в плен целыми ротами. На следующий день русские рассекли котел надвое. Паулюс, все еще послушный своему фюреру, не сдавался. Он приказал не кормить раненых, тот жалкий запас продуктов, что еще не был исчерпан, должны были получать только солдаты, способные держать в руках оружие.

Вальтер фон Зейдлитц решил, что с него хватит. Утром 25 января он предложил Паулюсу сдаться по собственной инициативе. Когда Паулюс отказался, он отдал приказ по корпусу, который разрешал полковым и батальонным командирам сдаваться в плен, не спрашивая разрешения, как только станет ясно, что сопротивление невозможно. Капитуляция позволила бы избежать человеческих жертв. Когда на следующий день об этом узнал Паулюс, он сначала решил арестовать Зейдлитца. Но передумал и назначил командовать над ним фанатичного нациста генерала Гейтца, который отдал приказ прямо противоположного содержания, гласивший, что о сдаче не может быть и речи и всякий, кто будет уличен в переговорах с противником, будет расстрелян на месте. Командные пункты VIII и LI корпусов располагались в одном бункере. Так что Гейтц имел возможность контролировать все действия Зейдлитца.

Тремя днями позже, 28 января, Красная Армия рассекла надвое южную часть котла. Паулюс оказался изолированным в самой южной из трех образовавшихся частей. Он скрывался в развалинах крупного Сталинградского универмага. 30 января Паулюс отправил Гитлеру воодушевленное послание, в котором поздравлял фюрера с десятой годовщиной прихода к власти и выражал надежду на то, что упорная борьба 6-й армии послужит примером последующим поколениям никогда не сдаваться, какими бы неравными ни были силы.

В тот же день всего в нескольких сотнях ярдов от командного пункта Паулюса был окружен и вынужден сдаться штаб XIV танкового корпуса. В центральной части котла советские танки прорвались к командному пункту Гейтца. Зейдлитц и еще пять генералов попали в плен.

В эту ночь, предчувствуя дурное, Гитлер, по подсказке Цейтцлера, произвел Паулюса в фельдмаршалы. Он также отправил ему радиограмму, в которой напоминал, что еще ни один германский фельдмаршал не попадал в плен, что было явным намеком Паулюсу совершить самоубийство.

В 6 часов 15 минут утра из штаб-квартиры 6-й армии в ОКХ поступил сигнал о том, что русские у дверей штаба. Правда, ничего не говорилось о том, что в этот самый момент Артур Шмидт уже вел с ними переговоры по поводу сдачи в плен 6-й армии. Последняя передача состоялась в 7.15 утра. Вскоре после нее Фридрих Паулюс сдался в плен. Один только генерал Штрекер отказывался сдаваться. Вильям Крейг назвал его длительное упорство "бессмысленным жестом открытого неповиновения."28 Последнее сопротивление прекратилось в 8.40 утра 2 февраля, когда Штрекер сдал Красной Армии северную часть котла и остатки XI корпуса. Из 270000 человек, попавших в окружение в Сталинграде 22 ноября, около 240000 были немцами.

28 Craig, Enemy, p. 363

Из них, если исключить примерно 25000 (преимущественно больных и раненых), в плен было взято 91000 человек. Все остальные лежали мертвыми в руинах Сталинграда.

⇦ Ctrl предыдущая страница / следующая страница Ctrl ⇨
версия страницы для мобильных устройств

ГЛАВНАЯ СТРАНИЦА / МЕНЮ САЙТА / СОДЕРЖАНИЕ ДАННОЙ СТАТЬИ 

cartalana.orgⒸ 2008-2020 контакт: koshka@cartalana.org