СМИТ К.
ПАРАШЮТИСТЫ США (1941-1945), 2001

СОДЕРЖАНИЕ ДАННОЙ СТАТЬИ

Как видно по улыбающимся лицам санитаров (их шлемы отмечены красным крестом в белом круге), курсанты Десантных курсов приземлились без травм

Как видно по улыбающимся лицам санитаров (их шлемы отмечены красным крестом в белом круге), курсанты Десантных курсов приземлились без травм. В бою санитарам также выдавались нарукавные повязки, чтобы их можно было легко отличить от обычного бойца. Санитары на этой фотографии одеты в форму образца 1942 г., у них холщовые сумки для аптечки. Лейтенант (на переднем плане) сидит на куполе парашюта. Техник-сержант (слева) носит на рукаве отличительный знак учебного отделения штаба воздушно-десантного центра

Подобно всем десантируемым грузам, медикаменты сбрасывались на волю ветра. Капрал Джордж Мур из 3-го батальона 508-го полка оказался в медсанбате, когда туда принесли тяжело раненного солдата. "Не было ни плазмы, ни морфия", - сожалел он. Солдат, сильно повредивший при приземлении ноги, кричал в голос: "Боже, дай мне умереть ..." Парашютистам преподавались основы первой неотложной помощи, и многие имели дополнительные перевязочные пакеты, которые при выброске крепились к шлемам. Он наложил повязку на рану стерильной стороной вниз и прижал к ране, чтобы остановить или хотя бы приостановить кровь. Затем парашютист позвал санитара и отправился на выполнение задания.

Личный состав отделения В 508-го парашютно-десантного полка, на параде в парадной форме (А стиля) во Франкфурте-на-Майне в конце июня 1945 г.

Личный состав отделения "В" 508-го парашютно-десантного полка, на параде в парадной форме ("А" стиля) во Франкфурте-на-Майне в конце июня 1945 г. У солдат белые шарфы, и перед строем вымпел их отделения. И рядовые, и сержанты одеты несколько не по форме, а офицеры - в темные кители образца 1943 г. и наглаженные бледно-серо-бежевые брюки, заправленные навыпуск в высокие, отполированные до блеска десантные ботинки "Коркоран"

Раненым по возможности оказывалась первая помощь, или, если они получали серьезные травмы их эвакуировали. Некоторые попадали в плен, и после оказания первой помощи их направляли в лагеря для военнопленных. Других удавалось доставлять в тыловые медсанбаты, там их грузили на суда и увозили в Англию для дальнейшего лечения. После выздоровления парашютисты либо демобилизовывались, либо возвращались в свои части.

Освободившись от парашюта, десантник вытягивал свой карабин М1 из заплечного мешка, собирал и заряжал его. Те, кто прыгал с карабинами М1, не упакованными в чехол, приземлялись с магазином в ружье и тут же досылали патрон в патронник. Некоторые десантники, использовавшие карабины (например, системы "Томпсон"), заматывали лентой по два магазина вместе. Таким образом, если десантника настигал вражеский огонь до того, как он успел освободиться от парашюта, в его распоряжении было 40 патронов и он мог, зарядив оружие, открыть огонь. В небе над Сен-Мер-Эглиз капитан Ройал Тейлор выбросил с парашютом контейнеры 508-го полка с амуницией и оружием, а затем выскочил сам. Тейлор получил легкую травму при приземлении, несколько парашютистов из разных частей застряли в кроне деревьев или на телефонных столбах. Некоторые десантники поздно раскрыли парашюты. Были и такие, кто настолько загрузил вещами свои карманы, что, когда парашюты раскрылись, их карманы лопнули по швам и все содержимое рассыпалось. Несколько десантников отнесло ветром к горящим строениям, и их боеприпасы и гранаты взорвались в огне. С земля открыли огонь по парашютистам, спускавшимся прямо на немецкие позиции, и они тут же гибли на глазах друзей, беспомощно болтаясь в своих ремнях под парашютами, совсем как учебные воздушные цели для начинающих стрелков. Тем, кому удалось спастись, это десантирование послужило горьким уроком, и во время дневной высадки на Арнем-Неймеген-Эйндховен парашютисты прыгали уже с расчехленным оружием, чтобы в случае необходимости начать стрельбу, еще находясь в воздухе.

Неизбежно в "День Д" десантники представляли собой смесь самых разных воинских подразделений со своими конкретными задачами, и каждый пытался отыскать остальных бойцов своей части. В темноте бойцы не находили друг друга, а опустившись на залитые водой поля, вместе с ценным снаряжением теряли и карты, лишаясь тем самым возможности ориентироваться на местности.

Обеспечить приземление всего состава подразделения в одном месте было задачей весьма сложной. Десантники должны были спускаться на парашютах в непосредственной близости друг от друга, в двери никто не должен был медлить ни на секунду, а пилоту тем временем приходилось удерживать постоянный курс. К тому же им предстояло еще уцелеть под огнем противовоздушной артиллерии и автоматчиков. Оснований для хаоса и неразберихи на земле оказывалось предостаточно.

Эмоциональное перенапряжение томительных часов ожидания, стресс самого прыжка приводили к тому, что некоторые парашютисты, оказавшись на земле, едва могли прийти в себя. Парашютист Маршалл, попавший под заградительный огонь немцев в "День Д", обратил внимание на то, что, если нескольким десантникам удавалось найти друг друга, среди них оказывались в основном офицеры и только двое или трое рядовых. Вспоминая этот инцидент в интервью Корнелиусу Риану, он горько шутил: "Никогда раньше не встречал столько командиров на столь малую горстку солдат".

классическая десантная операция

На этой фотографии показана классическая десантная операция. Большинство парашютистов только что приземлилось, их волочат по земле парашюты, некоторые пытаются встать и устоять на Ногах. Обратите внимание на позу десантников-парашютистов, которые еще не приземлились: ноги вместе и колени слегка согнуты

Десанты на планерах

Если при высадке парашютистов с самолета от них требовалось немало личного мужества, то оно не меньше было необходимо для тех, кто десантировался на планерах, изготовленных из фанеры и металла. Воинским подразделениям воздушно-десантной полевой артиллерии парашютно-десантных и планерно-десантных частей приходилось приземляться на вражеской территории, которая часто была утыкана смертельно опасными для них телеграфными столбами. После приземления нужно было собрать боевой расчет и орудия, включая их материальную часть. Вик Уорринер рассказывал Джеральду Астору о приземлении планера в "День Д": "Повреждения оказались минимальны. Плексигласовая штуковина прекратила падать... и тогда мне удалось отделаться лишь ободранными в кровь коленями".

Теоретически артиллеристы, десантировавшиеся на планерах, должны были сразу после приземления развернуть орудие. На практике, однако, им чаще всего предстояло еще тратить драгоценное время на поиски частей орудия, прежде чем приступить к сборке.

Доставать части 75-мм гаубицы из контейнеров, сброшенных на парашюте, и затем собрать их воедино было не так сложно, если, конечно, контейнеры, сброшенные с парашютом, не пропадали. Как только орудие было собрано, бойцам приходилось отыскивать снаряды, сброшенные в других контейнерах. С оружием и боеприпасами, готовыми к применению, орудийному расчету следовало сориентироваться на местности и двигаться на обозначенную позицию для поддержки десанта.


cartalana.orgⒸ 2008-2020 контакт: koshka@cartalana.org