СМИТ К.
ПАРАШЮТИСТЫ США (1941-1945), 2001

СОДЕРЖАНИЕ ДАННОЙ СТАТЬИ

Под навесом для укладки парашютов инструктор объясняет курсантам, как надо правильно укладывать парашют

Под навесом для укладки парашютов инструктор объясняет курсантам, как надо правильно укладывать парашют. На фотографии он запечатлен в тот момент, когда просматривает парашют на предмет повреждений

На второй неделе (этап В) происходило сокращение числа занятий по общей физической подготовке и акцент переносился на развитие навыков десантирования. Солдат изучал теорию правильного десантирования из самолета, управления парашютом и приземления. К этому времени новоиспеченный парашютист уже имел представление о том, какими надо обладать основными навыками. Но их еще предстояло развить прежде, чем солдата можно было бы считать подготовленным к выполнению основной миссии. Парашютисты начинали прыгать с помостов, потом переходили к скольжению по проволочным имитаторам спуска с 16,5-метровых тросовых горок.

Третья неделя обучения (этап С) отводилась на освоение надлежащей укладки парашюта, выполнение прыжков с 75-метровых вышек, обучение технике свободного падения с парашютом, практическому управлению парашютом, отработке способов его раскрытия в критических ситуациях, смягчения удара о землю, выполнения различных приемов после приземления и тому, как после этого сложить парашют и добраться до места сбора части. Поначалу будущие десантники, возможно, и не испытывали особой тяги к освоению методов укладки парашюта. Между тем инструктор сообщал им, что каждый солдат будет прыгать с тем парашютом, который сам и уложит, отчего глаза у будущих десантников округлялись, но интерес к оснащению и укладке парашюта сразу же резко возрастал.

Под навесом для укладки эти парашюты сначала раскладывались на длинных столах, затем укладывались в обратном порядке в холщовые ранцы с металлическим каркасом: вначале подвесная система парашюта, затем стропы, потом нижняя часть купола и, наконец, верхняя, которая была связана с чехлом парашюта и вытяжным тросом. Чтобы удержать все по отдельности и связать скользкий шелк или нейлон парашюта, поперек него укладывались специальные грузики - мешочки с песком.

Наиболее важной и ответственной была четвертая неделя (этап D). В этот период курсанты выполняли пять прыжков с самолета, причем последний (пятый) - ночью. Первый прыжок выполнялся с высоты 365 м, второй и пятый - с 300 и, третий и четвертый - с 250 м. После выполнения ночного прыжка десантник получал знак отличия в виде серебряных крыльев, право росить брюки заправленными с небольшим напуском в отполированные до блеска ботинки и называть себя парашютистом-десантником. Заканчивалось обучение на курсах официальным парадом, на котором парашютистам и вручались крылатые значки.

На фоне одной из 76-метровых парашютных вышек десантных курсов сержант встает после приземления

На фоне одной из 76-метровых парашютных вышек десантных курсов сержант встает после приземления. Он демонстрирует силу тяги, которой обладает раскрытый купол парашюта, который способен опрокинуть солдата с ног, и протащить, волоча с неимоверной силой, по земле. Все это может привести к травмам, начиная от перелома костей до, как случалось, получения смертельных увечий. Обратите внимание на вытяжное кольцо раскрытия купола парашюта в его правой руке

Основные правила десантных курсов

Каждый парашютист - от рядового до генерала, от стрелка до капеллана, от санитара до повара - должен был пройти десантные курсы и заработать свои "крылья". А для этого необходимо было совершить прыжок с парашютом, вот почему на десантных курсах главным лицом всегда был инструктор парашютного дела, являвшийся воплощением закона. Даже офицерам, проходившим обучение на этих курсах, надлежало неукоснительно подчиняться приказам своих инструкторов. И вот тут-то проявлялась та самая военная субординация с воздушно-десантным привкусом, который так смаковали инструкторы. Они редко говорили нормальным голосом, предпочитая или прореветь, или едва слышно прошептать приказ. Однако большинство курсантов рык инструктора предпочитало скрытой издевке, которая звучала в едва слышном свирепом шипении.

На десантные курсы могли записаться как неоперившиеся новички, так и видавшие виды солдаты. Даже офицеры могли подать соответствующий рапорт. Когда отца автора этой книги спросили, почему он стал парашютистом, он рассказал следующее: "Я был тогда в Форт-Беннинге. Это произошло после обеда перед началом дневных занятий. День был теплый, я смотрел на ясное мирное небо и вдруг увидел, как с самолета друг за другом начали выпрыгивать парашютисты. Они медленно опускались на землю. Все выглядело так спокойно и безмятежно, что я подумал: "Вот это - для меня".

Парашютист в характерной позе обхватывает с обеих сторон дверной проем Си-47 и готовится к прыжку

Парашютист в характерной позе обхватывает с обеих сторон дверной проем Си-47 и готовится к прыжку. Руки по бокам двери, нога на пороге дверного проема, он готов выбросить свое тело из дверного проема так, чтобы тот десантник, чья нога только видна позади него, мог прыгнуть следующим

Создание воздушно-десантных частей было крупным экспериментом. Каждый солдат получал глубокие знания и хорошую физическую подготовку. Не имело значения, каким он пришел на курсы, важно было, что из него получилось. Уже один внешний вид военного с парашютными крыльями на значке говорил сам за себя: вот он - знаток оружия. Ему, как никому другому, знакомо чувство локтя, и он верен принципу: "Трудное мы сделаем немедленно: невозможное чуть позже".

Распорядок дня

Обычно день начинался с бритья и умывания. Затем 8-километровый кросс, завтрак, за которым следовала быстрая уборка территории возле бараков, после чего солдаты шли в классы и на практические занятия. Это могли быть занятия гимнастикой или общая физическая подготовка, на других тренировках солдаты учились укладывать парашют, постигали технику приземления (колени вместе, слегка согнутые ноги, лодыжки вместе и носки слегка вытянуты, чтобы компенсировать удар при приземлении) и учились тому, как и когда вовремя открыть запасной парашют.

На практических занятиях солдаты надевали ремни и обхваты, штудировали их назначение, усваивали, как управлять спуском парашюта на тросовой горке высотой 16,5 м. Затем курсанты направлялись к парашютным вышкам для имитации прыжков. Они поднимались на 75-метровую высоту, надевали ремни и обхваты подвесной системы парашюта и прыгали вниз, зависая в воздухе, чтобы испытать ощущение свободного падения и воздействие динамического удара, который возникает при раскрытии купола парашюта. Ближе к окончанию курсов и выпуску курсанты переходили от обычной физической подготовки к теории прыжка. На последней стадии обучения на десантных курсах проводился заключительный экзамен - прыжок с самолета.

Парашютисты ждут, когда самолет достигнет зоны высадки

Основной упор на курсах делался на физическую подготовку и приобретение специальных знаний. Не считалось позором оступиться на дистанции, но солдатам необходимо было обязательно завершить курс обучения, независимо от того, сколько времени им для этого потребуется.

В воздушно-десантные войска требовались люди, способные решать поставленные перед ними задачи любой ценой. Сержанты "облегчали" солдатам прыжок, вышибая их из дверного проема с разными воплями:

Парашютисты ждут, когда самолет достигнет зоны высадки. Инструктор парашютного дела стоит на коленях у двери, а первый парашютист в линии наблюдает, нет ли внизу условного сигнала разведывательных групп


cartalana.orgⒸ 2008-2020 контакт: koshka@cartalana.org