СМИТ К.
ПАРАШЮТИСТЫ США (1941-1945), 2001

СОДЕРЖАНИЕ ДАННОЙ СТАТЬИ

Офицеры и сержанты 508-го батальона перед выходом на дежурство читают еженедельную газету Красный Дьявол.

Офицеры и сержанты 508-го батальона перед выходом на дежурство читают еженедельную газету "Красный Дьявол". Эта фотография сделана в расположении батальона во Франкфурте-на-Майне

Не только рядовые солдаты напивались и буянили, недалеко ушли от них офицеры. Нередко военная полиция вызывалась и в офицерский клуб. Там офицеры-десантники пытались продемонстрировать свою ловкость и соревновались в прыжках: сначала с эстрады, потом с балкона и, наконец, из окна ванной комнаты на втором этаже.

Опоздание на построение или перекличку даже на минуту уже автоматически переводило военнослужащего в положение самовольно покинувшего часть. Точно также, если солдату удавалось проскользнуть мимо поста, чтобы посетить семью или городской бар, - это засчитывалось как разновидность "самоволки". Любого отсутствующего изначально считали находящимся в самовольной отлучке до тех пор, пока командование не могло квалифицировать его поступок как дезертирство: либо по длительности отлучки, либо если в результате опроса его сослуживцев выяснялось, что солдат не собирался возвращаться в часть. Как только это устанавливалось, он объявлялся дезертиром. Дезертирство предполагало как минимум тюремное заключение, а в чрезвычайных условиях (например, перед лицом врага) могло караться смертной казнью.

Центр парашютно-десантной подготовки имел постоянный штат преподавателей, призванных обучать десантников, прошедших десантные курсы

Центр парашютно-десантной подготовки имел постоянный штат преподавателей, призванных обучать десантников, прошедших десантные курсы. По традиции они фотографировались на фоне таблички с названием их части в Форт-Беннинге

В каждом подразделении у дневального хранился журнал учета получивших увольнительные. Солдат должен был иметь увольнительную при себе и предъявлять ее по первому требованию. Любой проходивший через ворота части военнослужащий мог быть остановлен дежурными сотрудниками военной полиции и был обязан предъявить увольнительную. Точно так же и в городе военные полицейские имели право останавливать солдат и требовать увольнительную. Если солдат не предъявлял полицейским соответствующего документа, он арестовывался. Обычно военные полицейские не останавливали солдат, разве только он был пьян, шумел или нарушал общественный порядок каким-либо иным образом. Но уж если останавливали, то всегда спрашивали об увольнительной.

В казармах или в городе солдаты, чтобы скоротать время, играли в покер и "Блэк Джек". Кое-кто баловался "игрой в индейцев". Эта опасная игра состояла в том, что солдат брал нож и, все убыстряя темп, отбивал его лезвием какой-нибудь ритм, втыкая острие между растопыренными пальцам другой руки, вытянутой на деревянном щите. Оп втыкал нож между пальцами так быстро, как только мог. Тот, кто делал это быстрее и дольше всех (без членовредительства), признавался победителем.

Классные и практические занятия

Существовало два основных способа обучения военному делу: в классе и на свежем воздухе. В классных комнатах изучалась теория, на улице отрабатывались практические навыки. На ранней стадии обучения основное внимание уделялось усиленной физической подготовке. Главными были занятия гимнастикой, которые длились не менее часа. Физическая подготовка и строевая муштра занимали большую часть времени в первые недели обучения, были ежедневными и иногда продолжались до полудня. Физическая подготовка состояла из зарядки, бега, подтягиваний на турнике, прыжков через козла, отжиманий от пола, приседаний, построений на "первый - третий", шагистики и упражнений с винтовкой.

Физическая подготовка начиналась с построения и команды "Разобрались!", которая означала, что солдату необходимо встать на определенное расстояние от стоящих рядом с ним в строю. Как только каждый новобранец замирал на отведенном ему месте, начинались упражнения. Иногда в конце серии упражнений солдаты должны были прокричать нечто подобное девизу: "Даешь больше физподготовки, сержант!" - как если бы они на самом деле требовали продолжения занятий.

"Отдых - смена занятий", и от занятий по физической подготовке солдаты "отдыхали", преодолевая 8 км марш-бросок или на полосе препятствий, обычно располагавшейся рядом со столовой. Она включала в себя беговую дорожку, лабиринт и барьер, полосы для переползания, бревна и верхние брусья - "обезьянник". Беговая дорожка и лабиринт состояли из двух отдельно стоящих барьеров приблизительно в метр высотой. Солдат становился перед ними и по команде бежал то с одной стороны барьера, то между ними. Преодолев барьеры, он прыгал через расположенную в метре позади них яму с песком.

После нескольких недель обучения новобранцы по очереди заступали в наряд, что было необходимо для обеспечения жизнедеятельности лагеря. Обычно они охраняли склады, обнесенные колючей проволокой, или стояли на посту около здания штаба. Новобранцам крайне редко поручали охрану объектов особой важности. Часто они шли в наряд в каске и маскхалате с винтовкой и штыком (обычно в ножнах), но без боеприпасов.

В течение ночи сержант или капрал из взвода охраны обязательно обходил посты. Его ждал окрик: "Стой, кто идет?!" "Нарушитель" в этом случае должен был назвать себя, а часовому в карауле потребовать: "Шаг вперед, пароль!" Восьмичасовой ночной наряд по охране территории обычно включал в себя два часа на посту, четыре - в караульном помещении и еще два на посту (или в ином порядке). Некоторые солдаты несли дежурство на посту сразу четыре часа, а затем в караульном помещении - еще четыре. На следующий день после наряда солдатам, бывшим в карауле, приходилось заниматься наравне со всеми, несмотря на бессонную ночь.

В американской армии под термином "полиция" понимается нечто иное, чем блюстители закона (хотя и существует "Военная полиция"). "Полиция" означает, что надо тщательно вычистить всю территорию вокруг бараков, поднимая бумажки, брошенные где попало, окурки сигарет и прочий хлам. В дополнение к наряду по охране территории новобранец мог получить наряд на кухню ("полиция кухни"), выполнять обязанности посыльного при штабе, дневального в казарме (вместе с дежурным сержантом), ночного истопника или сменного дежурного по пожарной охране.

Высадка парашютистов 82-й воздушно-десантной дивизии с самолетов Си-47

Наряд в "полицию кухни" особенно недолюбливали, так как дежурным приходилось начинать работу на два часа раньше других. Они мыли лотки и подносы после еды, помогали готовить завтрак, обед и ужин (обычно чистили картошку и открывали консервы), находясь в наряде до 20 часов 00 минут, а иногда и дольше. Одежда и ботинки после работы на кухне становились сальными и грязными, и у солдат был только час, чтобы приготовиться к следующему дню до того, как в 21 час 00 минут погасят свет. Повара, которые и сами постоянно находились в состоянии цейтнота, проявляли больше садистских наклонностей, нежели другие начальники, и очень немногие из них относились к своим подопечным более-менее по-человечески и держались в рамках приличий.

Высадка парашютистов 82-й воздушно-десантной дивизии с самолетов Си-47

Солдаты, назначенные истопниками, всю ночь напролет топили печи, выгребали золу и следили, чтобы котел не перегрелся. Пожарный наряд ежечасно осматривал помещения. Каждый солдат заступал на смену в среднем раз в десять дней. После отбоя дежурный пожарного наряда обходил казармы, патрулировал территорию лагеря, следил за тем, чтобы нигде не произошло возгорания от неосмотрительно брошенного окурка сигареты, горящих углей от горячей водонагревательной печи или поджога. Если находящийся в наряде обнаруживал очаг возгорания, ему надлежало поднять по тревоге своих товарищей. Жизнь в лагере готовила новобранцев к тому, что на сон у них будет оставаться лишь несколько часов в сутки.


cartalana.orgⒸ 2008-2020 контакт: koshka@cartalana.org