СМИТ К. "ПАРАШЮТИСТЫ США (1941-1945)", 2001

ГЛАВНАЯ СТРАНИЦА / МЕНЮ САЙТА / СОДЕРЖАНИЕ ДАННОЙ СТАТЬИ



МОБИЛИЗАЦИЯ И ПОДГОТОВКА

Во время Второй мировой войны в воздушно-десантные войска направляли либо специально отобранных еще мобилизационными комиссиями новобранцев, либо тех, кто уже служил в рядах вооруженных сил США и изъявил желание проходить дальнейшую службу в ВДВ. Последние, принимая такое решение, подавали рапорт с просьбой направить их в парашютно-десантную школу. Во времена Второй мировой войны парашютисты считались элитой американской армии. Им, единственным из военнослужащих, позволяли носить отполированные до блеска десантные ботинки и форму класса "А". За это их прозвали "мешковатые штаны", но они все равно свысока посматривали на своих "родственников" десантников-планеристов - этих "прямоногих", которым не разрешалось носить широкие брюки, заправленные в ботинки.

В армию в начале Второй мировой войны любой гражданин США мог попасть двумя путями: как доброволец или по мобилизации. Согласно "закону о воинской повинности" (если использовать официальную терминологию), каждый гражданин, достигший 18-летнего возраста, мог быть призван для выполнения своего воинского долга. Оказавшись перед призывной комиссией, новобранцы имели право попросить направить их в определенную часть или род войск. Но такие просьбы удовлетворялись лишь при наличии в части вакансий. При отсутствии соответствующих заявок новобранцы направлялись туда, где потребность в них была наибольшей. В армию мог быть призван любой гражданин США в возрасте до 25 лет. Если выпадал его номер, он получал "поздравительное письмо от дядюшки Сэма" - письменное уведомление, в котором указывалось, куда и когда ему следует прибыть.

На сборном пункте добровольцу рассказывали о различных видах военной службы, и он снова имел шанс попасть в выбранное им воинское подразделение, если там, конечно, нуждались в пополнении. В конце 1942 г. на сборных пунктах Стали появляться представители новых армейских частей, которые отбирали наиболее подходящих кандидатов для службы в воздушно-десантных подразделениях. Вербовщики, одетые с иголочки, в красивой форме, в отполированных до блеска прочных и высоких десантных ботинках "Коркоран", прошедшие специальное обучение, были олицетворением мужественности и силы. Тех молодых людей, кто заинтересовался их предложением, они просили выполнить ряд кувырков вперед и спиной назад и в зависимости от результатов этого теста признавали годными или негодными. Некоторые вербовщики даже развернули агитацию среди бойцов воинских подразделений Национальной гвардии. Парашютистам, подобно морским пехотинцам, требовалось всего "несколько хороших парней". Их неписаным правилом стал девиз: "Качество, а не количество".

Капитан Ройал Тейлор (справа) из отделения "В" 508-го парашютно-десантного полка проводит занятия в помещении для офицеров в Кэмп-Влендинг, Флорида.

На нем форма класса "В" цвета хаки. У деревянных строений можно рассмотреть козырьки над входной террасой, а сами здания построены на столбах так, чтобы их не затопило во время летних ливней. Температура во Флориде летом достигает 32° по Цельсию: идеальные условия для подготовки к ожидаемой переброске на север Африки

Основная подготовка

Существовало два вида основной подготовки: традиционный и новый, кадровый метод. В первом случае новобранец проходил основную подготовку в течение трех месяцев и одной недели, а затем направлялся в свою воинскую часть или на курсы повышения квалификации. До появления воздушно-десантных войск большинство солдат проходили традиционную подготовку.

Воздушно-десантные части были особенно сильны в вопросах подготовки кадров, так как формировали новые подразделения на базе уже существующей сплоченной воинской части. Старослужащие принимали активное участие в обучении новичков основным военным навыкам (курс молодого бойца). Правда, их самих сначала посылали на десантные курсы, где в течение четырех недель они тренировались в прыжках с парашютом. В ходе обучения на десантных курсах в Форт-Беннинге происходил отсев. Часть новобранцев по состоянию здоровья или из-за недостаточной психологической подготовки признавалась непригодными, остальные же после окончания курсов становились офицерами и сержантами новой парашютной части.

Пока будущие десантники находились на курсах, со всеми ними, независимо от звания, обращались как с любыми другим новичками. Чтобы окончить курсы, им предстояло успешно выполнить пять прыжков, а затем, чтобы не потерять квалификацию, необходимо было совершать по крайней мере один прыжок каждые три месяца. Старослужащие получали четкие инструкции, как обучать новобранцев.

Типичным примером может считаться 508-й парашютно-десантный полк. В процессе его формирования старослужащие были направлены на десантные курсы в Форт-Беннинг, а новобранцы - в Кэмп-Блендинг (штат Флорида), где они прошли курс молодого бойца. В течение трех месяцев и семи дней новобранцам предстояло осваивать азы воинской службы под руководством ветеранов. После окончания курса молодого бойца старослужащих и новобранцев направляли на десантные курсы в Форт-Беннинг. Поскольку большинство офицеров и старослужащих уже научились обращаться с парашютом, для них были организованы курсы по другим направлениям (например, проведение минно-подрывных операций). Тем временем новобранцы передавались мрачноватого вида инструкторам и сержантам для продолжавшейся в течение месяца интенсивной десантной подготовки. После окончания курсов личный состав воинской части воссоединялся и для закрепления приобретенных навыков переводился в Кэмп-Маскаль или Форт-Брагг (штат Северная Каролина) - где занимались дополнительной подготовкой.

Жизнь в казарме

Сначала новобранцы собирались на местных сборных пунктах, а уже оттуда поездом или автобусом добирались до главных сборных пунктов.

После прибытия и оформления многочисленных документов их откомандировывали в центры подготовки. Эти центры были организованы повзводно и делились на отделения. После прохождения курса молодого бойца и окончания десантных курсов парашютисты направлялись в часть, где продолжали совершенствовать полученные навыки.

Парашютисты, как и все солдаты, часто проверяют снаряжение, чтобы удостовериться, все ли вычищено и пригодно к использованию. На снимке снаряжение десантника разложено на койке (пружинная кровать со спинками в голове и ногах, на снимке задняя спинка не поместилась в нижнюю границу фотографии). Размер койки в длину около 1,80 м и в высоту около 15 см

На территории Соединенных Штатов было создано много лагерей, где новобранцы проходили первоначальную подготовку. Некоторые из них, такие как в Форт-Беннинге, существуют и по сей день. По прибытии в лагерь новобранцев обязательно подвергали первой армейской стрижке независимо от того, нуждались они в этом или нет:

- Хотите сохранить ваши бачки? - обычно спрашивал парикмахер.

- Да, - отвечал призывник.

- Тогда протягивайте руки, - такое, весьма "тонкое", замечание делал парикмахер, остригая призывника почти наголо широкими движениями своих садовых ножниц.


Десантники-разведчики на борту самолета №18 (5 июня 1944 г.)

На снимке (слева направо): Сидят: экипаж самолета - все неизвестны; Сидят во втором ряду: четверо неизвестных, рядовой Арнольд X. Мартин (погиб, кавалер ордена Бронзовая Звезда), рядовой Файет О. Ричардсон (кавалер ордена Бронзовая Звезда), неизвестный, ефрейтор Ральф В. Николсон (погиб, кавалер ордена Бронзовая Звезда), неизвестный; стоят: лейтенант Эдвард Дж. Кзепинский (погиб, кавалер ордена Бронзовая Звезда), рядовой Уоррен К. Джефферс (кавалер ордена Бронзовая Звезда), техник-сержант 5-го разряда Фрэнсис М., Ламоурокс (кавалер ордена Бронзовая Звезда), рядовой Чарльз X. Рогерс (кавалер ордена Бронзовая Звезда), неизвестный, ефрейтор Е. Стот, капитан Чарльз Ф. Калверт (кавалер ордена Бронзовая Звезда), неизвестный, Сержант Роберт Б. Барбье (кавалер ордена Бронзовая Звезда), лейтенант Жен X. Виллиамс (погиб, кавалер ордена Бронзовая Звезда)

Затем новобранцев распределяли по казармам, а уж потом строем вели к каптерке, где они получали ботинки, френч и другую форменную одежду. Каждый новобранец подписывал документы, подтверждающие, что ему выдали комплект основного обмундирования. В армии все обязательно учитывалось, а документы подписывались и подшивались в дело. Новобранец быстро осознавал, какой глубокий смысл скрыт в армейской поговорке: "Если что-то движется, отдай этому честь, если что-то не движется, поставь подпись, если что-то пропало - плати!".

Новая форма выбрасывалась из каптерки прямо на протянутые руки новичка. Все выданное укладывалось в вещмешок. Новички шли обратно к казармам, там прятали гражданскую одежду и принимались за уборку помещения.

Многие из казарм времен Второй мировой войны все еще целы, а некоторые используются до сих пор. Их строили рядом со штабами центров обучения и располагали так, чтобы все двери выходили на центральную аллею. Обычно казармы представляли собой прямоугольные, двухэтажные, окрашенные в желтовато-коричневый цвет бараки с зеленой или черной крышей из рубероида. С каждого торца был пожарный выход. Над дверью располагались балкон и деревянная лестница, прикрепленная к стене на случай экстренной эвакуации во время пожара. С правой стороны, если смотреть с фасада здания, располагалась котельная с двумя печами: маленькой - для горячей воды и большой - для отопления зимой. Недалеко от казарм учебного батальона находились солдатская комната (где бойцы могли в дневные часы проводить свободное время), столовая и штаб центра по подготовке - прямо по соседству с каптеркой.

Офицеры-десантники на этой фотографии изображены в парадной форме. Брюки заправлены в высокие десантные ботинки слегка навыпуск. Офицер справа одет в короткое офицерское пальто (двубортное, из шерстяной ткани, без пояса), чем-то напоминающее знаменитые флотские бушлаты

С одной стороны от центрального входа в казарму располагались душевая и туалет. Стройные ряды умывальников под зеркалами шли вдоль внутренней стены, в то время как не менее стройные ряды душевых кабин располагались вдоль внешней стены. Туалеты и писсуары, без кабин, заполняли остальную часть помещения. Напротив душевой был лестничный марш, который вел на второй этаж. Под лестницей находилась отдельная комната для сержанта.

Остальная часть помещения первого этажа казармы назвалась "аквариумом". Она разделялась только поддерживавшими стропила колоннами. Койки, шкафчики для обуви, стенные шкафы располагались в центральном проходе "аквариума". Пол казармы обычно был покрыт коричневым линолеумом - его легко можно было начистить до блеска. Стены внутри помещения обычно красили все в тот же желтоватый цвет, что и снаружи.

В самом конце центрального прохода стояло несколько, принесенных из столовой пустых консервных банок (емкостью в один галлон) из-под фруктовых консервов. Наполненные песком, они превращались в огромные пепельницы. Кроме того, этот песок можно было использовать при тушении небольшого пожара. Каждое утро перед осмотром окурки сигарет выбрасывались из канистр.

Новобранцы делили койки: одним доставались нижние, другим - верхние. Койки были устроены по принципу "голова - ноги". Это означало, что если ваш сосед по койке сверху или сбоку ложился головой к стене, то вы лежали головой к центральному проходу казармы. Такой принцип позволял эффективно бороться с распространением среди солдат инфекционных заболеваний.

Постельное белье состояло из двух простыней: нижняя заправлялась по-больничному - всеми сторонами под матрас, верхняя подгибалась под матрас только в ногах. Каждому новобранцу было положено два одеяла: одно укладывалось так, чтобы буквы "US" располагались строго по центру и читались со стороны ног. Оно заправлялось по-больничному: в ногах натягивалось, подвертывалось с боков, а верхний конец имел отворот 18-20 см и тоже подворачивался под матрас. Второе одеяло сворачивалось пополам, чтобы буквы "US" также легко читались со стороны ног. Подушка укладывалась на кровать, и затем постель прикрывалась третьим одеялом - прозванным десантниками пылесборником. Оно по-больничному подворачивалось сверху и подтыкалось внатяг сбоку. Чтобы проверить, все ли натянуто идеально, сержант мог бросить вдоль покрывала 25-центовик. Если кровать была заправлена правильно, монетка несколько раз подпрыгивала, как брошенная в воду прибрежная галька.

Многим новобранцам приходилось первое время наблюдать, как буквально на их глазах сержант разрушал всю с трудом созданную ими конструкцию, разбрасывая простыни и одеяла, нещадно ругая за то, что брошенная им монетка не скачет, как камешек по воде. Вскоре новобранцы выучились сидеть на крышке шкафчика для обуви, а не на натянутом одеяле кровати соседа. Ругань, а то и более убедительные доводы - кулаки быстро возвращали память забывчивым. Каждому новобранцу выделялся свой шкафчик для обуви, который размещался в ногах (если новобранец спал на нижней койке) или под нижней койкой (если он спал на верхней). Эти шкафчики изготавливались из фанеры толщиной 6 мм и имели следующие размеры: ширина 81 см, глубина 40 см, высота 30 см. У них были обычные дверные петли, а по углам крепились металлические уголки. В центре верхнего края передней панели шкафчика для обуви имелся металлический засов.

Он входил в V-образную петлю на внешней передней стене, через которую и пропускался замок. Верхнюю полку посередине разделяла вертикальная перегородка, создавая два отделения шириной 40 см. Гуталин хранился в стенных шкафчиках в изголовье или сбоку кровати. Эти шкафчики были металлические, с вентиляционными отверстиями в дверках, наподобие ячеек в камере хранения или для вещей в школах.

В ходе проверок одежда, личное снаряжение и предметы личной гигиены выкладывались на койке. Все хранящиеся в ящике предметы личной гигиены раскладывались на полке на полотенце: бритва, лезвия, кружка и крем для бритья, зубная паста и щетка. Футболки, нижнее белье, запасной френч, запасные ремни и носовые платки также должны были быть предъявлены строго по военному уставу. Многие новобранцы слышали рев своего сержанта: "Есть три пути выполнения приказа: правильный, неправильный и уставный".

Запасная обувь и ботинки ставились под койку, причем те, что принадлежали обитателю нижней полки, - носами к кровати и как можно ближе к центральному проходу. Обитатель верхней койки должен был ставить свои ботинки в изголовье кровати. Полевая и повседневная формы вешались лицевой стороной к левой стенке шкафчиков. На обуви, гимнастерке и брюках был нанесен номер владельца, а на нижнем белье и носках таких номеров не было.

Позже выдавалась полевая экипировка. "Однако, прежде чем получить каски, плащ-палатки и колышки для палатки, новобранцам предстояло научиться маршировать и отдавать честь. На выданном при поступлении на службу вещмешке Каждому новобранцу следовало с помощью трафарета нанести свою фамилию, имя, второй инициал и служебный номер. Эти служебные номера им присваивали еще на сборных пунктах, приказывая запомнить их. "Забудь, как тебя зовут, но помни свой номер", - это должен был усвоить каждый солдат.

В течение многих лет служебные номера имели приставки: RА - для военнослужащих регулярной армии, US - для мобилизованных призывников, АR - для резервистов, NG - для национальных гвардейцев, О - для офицеров и т.д. Но во время войны во Вьетнаме солдаты и офицеры вместо служебных номеров стали использовать номера карточек социального страхования.

На этой фотографии, сделанной в 1943 г., запечатлен солдат 542-го парашютно-десантного батальона на фоне таблички штаба своего подразделения. Территория вокруг лагеря тщательно охранялась

Курс молодого бойца: как это было

Основной целью курса молодого бойца было научить новобранцев жить по-военному. Помимо этого за время прохождения КМБ новобранец должен был подняться до необходимого уровня физической подготовки. Часто в первый день занятий можно было наблюдать следующую сцену. Стоящий перед строем сержант выглядит безукоризненно, на нем безупречно сидящий френч, на голове шляпа времен Первой мировой войны, его ботинки начищены до такой степени, что в них играют солнечные блики, поблескивают на солнце и кокарда на шляпе, и пряжка ремня. Прохаживаясь вдоль строя своих подопечных, он разглядывает их так, словно перед ним презренные преступники. То и дело слышен его голос: "И ты называешь это чистым?" или "И это, по-твоему, начищенные ботинки?" На подобный вопрос сержанта не существовало какого бы то ни было вразумительного ответа. В дополнение к чистке территории или полировке до умопомрачительного блеска своих ботинок провинившийся новобранец часто награждался еще и пинком.

На этой студийной фотографии изображен парашютист в камуфляжном комбинезоне для войны в джунглях и с парашютом Т-5. Весь его внешний вид свидетельствует о том, что он закончил свою службу и ему предстоит демобилизация

"Упал и отжался 20 раз!" - мог прорычать инструктор на злополучного новичка. Новобранец на практике познавал суть поговорки: "Торопись не спеша". Это было военное время, и каждый, казалось, спешил куда-то. Когда новички достигали конечного пункта марш-броска, они выстраивались стройными рядами в ожидании инструктора и так стояли до тех пор, пока тот не разрешал им присесть на побеленные скамейки или расположиться на привал прямо на земле. Если сержант пребывал в хорошем настроении, то мог дать команду "вольно" вместо "смирно". Позднее, когда новобранцы уже приобретали опыт военной службы, он мог позволить им прилечь, пошутив при этом: "Курите, если найдется что".

В учебке новобранец днями напролет занимался интенсивными физическими тренировками, здесь он формировался как солдат. Он постигал основные воинские премудрости, такие как надлежащая солдатская выправка, субординация, специфика армейской жизни, учился действовать в составе команды. Каждый солдат учился стрелять и обращаться с оружием. Его умение оценивалось экспертами, и он получал определенную квалификацию: эксперт, снайпер или стрелок - в зависимости от того, насколько точно он смог поразить мишень на стрельбище. После стрельб новобранцы в полной мере познавали такую науку, как чистка оружия.

Сержанты сопровождали своих подопечных на все занятия, которые, как правило, проходили прямо под открытым небом. Одни вели новобранцев строем в классы, другие прогуливались между рядами обучающихся, наблюдая за тем, как идут занятия. Во время обучения сержант помогал солдатам постичь основы разборки винтовки "Гаранд", показывал, как правильно вешать ее на плечо, маршировать с ней или идти с ней наперевес в атаку. Недремлющее око строгого и бдительного сержанта сопровождало новобранца повсюду, также неизбежны были напряженные физические упражнения. Но так или иначе, если не происходило ничего из ряда вон выходящего, к концу своего обучения новобранец уже напоминал настоящего солдата.

Распорядок дня

В лагере новобранцы обеспечивались ежедневным трехразовым питанием. Во время каждого приема пищи солдату выдавалось молоко, которое можно было пить или с кофе, или отдельно. Воскресный ужин обычно состоял из бутербродов с холодной нарезкой, но на обед, как правило, подавали горячее. Многие новобранцы так уставали с непривычки, что просыпали свой воскресный завтрак. Большинство приготовленных блюд подавалось в горячем виде в металлических лотках. От солдат требовалось быть неприхотливыми в еде. Основным блюдом был кусок поджаренной говядины с порцией жареной картошки, и это блюдо подавалось так часто, что солдаты стали называть его "SOS" (в переводе с английского это расшифровывалось как "то же самое дерьмо" или "дрянь на кровельной дранке"). Когда солдат заканчивал еду, он выбрасывал остатки пищи из своего лотка в специальный металлический бачок, возвращал лоток и столовые приборы на мойку. После этого у него оставалось несколько минут, чтобы выкурить сигарету, написать письмо, поправить кровать или осмотреть форму.

Обычно побудку играли на заре, затем следовали зарядка, завтрак, исполнение текущих обязанностей. С 8 часов 00 минут до 12 часов 00 минут проводились занятия. После этого предусматривался часовой перерыв на обед. В 13 часов 00 минут занятия возобновлялись и продолжались до 17 часов 00 минут, когда новобранец шел на ужин. До отбоя, в 21 час 00 минут, солдат мог заниматься своими делами: принять душ, написать письмо или просто отдохнуть и расслабиться. Как правило, распорядок дня для новобранцев оставался неизменным с понедельника по пятницу. В субботу они были заняты до 13 часов 00 минут. В воскресенье те, кто не получил увольнительные, шли в часовню или слонялись по баракам и территории лагеря. Открытая с 8 до 12 часов церковь обычно была заполнена до отказа, так как праздношатавшихся новобранцев часто привлекали для выполнения хозяйственных работ по лагерю. Солдат быстро усваивал, что, хотя тебе и выделяется достаточно свободного времени, необходимо еще увильнуть от наряда вне очереди и не попасть в посыльные.

⇦ Ctrl предыдущая страница / следующая страница Ctrl ⇨
версия страницы для мобильных устройств

ГЛАВНАЯ СТРАНИЦА / МЕНЮ САЙТА / СОДЕРЖАНИЕ ДАННОЙ СТАТЬИ 

cartalana.orgⒸ 2008-2020 контакт: koshka@cartalana.org