КУЗНЕЦОВ А.А., ЧЕПУРНОВ Н.И. "НАГРАДНАЯ МЕДАЛЬ (1701-1917)", 1992

ГЛАВНАЯ СТРАНИЦА / МЕНЮ САЙТА / СОДЕРЖАНИЕ ДАННОЙ СТАТЬИ



На Танжерском рейде, у Гибралтарских ворот, небольшая часть судов с мелкой осадкой была отделена от эскадры и направлена через Средиземное море к Суэцкому каналу и дальше - через Красное море в Индийский океан. Основные же силы пошли на юг по Атлантике. Огибая огромный материк Африки, корабли то попадали в полосу проливных тропических дождей, то шли в густом молочно-белом тумане, подавая сигналы утробным ревом, то монотонно качались на мертвой зыби под невыносимо палящими лучами тропического солнца, то входили в полосу непрерывных многодневных штормов, когда все вокруг беспрестанно ревело и клокотало под ураганным ветром. Строй кораблей растягивался на сотню миль, транспорты отставали и часто выходили из строя из-за каких-либо неполадок. А они случались очень часто. Вот как высказывался об этом командир одного из отрядов эскадры Добровольский: "...Ни одно судно прилично не оборудовано, все сделано кое-как, на живую нитку... Смешно сказать, наш отряд два месяца в пути, а машины наших крейсеров... все еще не могут развить и половины той скорости, которая для них была обязательна..."24

24. Белкин С.М. Рассказы о знаменитых кораблях. Л., 1979, с. 9.

Условия перехода были невыносимо тяжелыми, уголь зачастую приходилось грузить с немецких угольщиков вручную, прямо в открытом море, в страшную тропическую жару - день и ночь, грязные и уставшие матросы буквально валились с ног. За простой судов немцы взимали по 500 рублей за сутки, а сама цена на уголь была астрономической.

Топливом запасались до предела, им заваливались все углы и даже жилые помещения, уголь самовозгорался, и на кораблях возникали частые пожары.

У острова Сент-Мария, вблизи Мадагаскара, эскадра попала в страшный шторм. Огромные броненосцы кидало словно игрушки, "Дмитрий Донской" в этой дикой пляске океана потерял катер, из походного строя вывалился буксир "Русь", на броненосце "Князь Суворов" загорелся уголь, у "Авроры" сорвало и унесло в океан вельбот...

В Нессибе, на Мадагаскаре, были получены известия о сдаче японцам Порт-Артура и гибели Тихоокеанской эскадры. Дальнейшее следование к Порт-Артуру теряло смысл. Экипаж эскадры проводил ремонт, матросы надеялись на возвращение обратно на Балтику. Командующий эскадрой Рожественский, недавно получивший чин вице-адмирала, хорошо понимал нецелесообразность и гибельный конец этого предприятия, но не смел возразить императору Николаю II, сказать о слабости его эскадры перед силами японского флота, который был взлелеян сильнейшими странами Европы и США. В подкрепление Рожественскому из Либавы была отправлена 3 февраля 1905 года еще одна эскадра, под командованием контр-адмирала Н. И. Небогатова, в составе всего пяти вымпелов - одного старого броненосца, такого же крейсера и трех малых броненосцев береговой обороны, которые матросы прозвали "самотопами". Они были низкобортны и предназначались только для действий в тесных шхерных условиях Финского залива, но никак не для эскадренных боев.

Ожидание подкрепления на Мадагаскаре затягивалось. Чтобы ограничить японцам время для подготовки к "встрече" русской эскадры, Рожественский назначил рандеву с Небогатовым на 26 апреля недалеко от бухты Ванг-Фонга и двинул свою огромную флотилию через Индийский океан. В ночные часы среди бескрайних океанских просторов эскадра напоминала своими разноцветными ходовыми огнями сказочный город. И если бы не чувство напряженного ожидания предстоящей жестокой развязки, этот поход мог бы сойти за увлекательное путешествие. Но суровая действительность постоянно напоминала о себе. Трудности были невероятными, помощи ждать было неоткуда. Даже союзники-французы не дали эскадре (9 апреля) передохнуть в своей бухте Кампранг, заставили ее покинуть порт, боясь осложнений с японцами25.

25. Халилецкий Г. Морские повести. М., 1981, с. 222.

После встречи с Небогатовым, корабли которого лишь незначительно увеличили силы русских, объединенная эскадра направилась на север, к месту гибели, держа курс на Корейский пролив. Немецкие угольщики, снабжавшие эскадру, боялись проникать в воды восточных морей после японского предупреждения, и русская эскадра шла дальше, перегруженная углем сверх всякой меры.

Японцы, узнав, что русская эскадра направилась, не меняя курса, на Корейский пролив, сосредоточили у Цусимских островов три эскадры и - для более успешных действий - разделили каждую еще на два-три отряда. Корабли у них были в основном новые, построенные по последнему слову техники.

"...Один броненосец "Микаса", водоизмещением в пятнадцать тысяч тонн - колосс, равного которому нет во всей русской армаде. - Пишет Г. Халилецкий. Далее он красноречиво характеризует японские преимущества. - ...Да, Европа уж расстаралась для ниппонской империи! Пушки на японских кораблях - систем, подозрительно похожих на германские, навигационные приборы - близнецы британским, аппараты для... минных атак, говорят, до этого были запатентованы в Северо-Американских Соединенных Штатах. Даже лоции, если их сличить с теми, которые отпечатаны в Лондоне, отличаются только разве тем, что вместо строчек английских названий - на них узкие столбики иероглифов..."26

26. Там же, с. 197.

А вот что говорит о преимуществе вооружения японского флота С. М. Белкин в своей книге "Рассказы о знаменитых кораблях":

"...Японцы располагали мощными фугасными снарядами, обладавшими сильным взрывным действием, и расстреливали наши корабли от 5,5 до 17,5 км. (По словам самого адмирала Небогатова наши снаряды взрывались только в 25%.) Кроме того, японские были скорострельнее, если русские могли в минуту произвести 134 выстрела, то японцы до трехсот. В японских снарядах было больше взрывчатки. А в качестве стрельбы (преимущество) было еще значительней. Русские выстреливали в минуту около 200 кг взрывчатого вещества, в то время как японцы до 3.000 кг"27.

27. Белкин С.М. Рассказы о знаменитых кораблях. Л., 1979, с. 13.

Японцы ждали русскую эскадру еще в январе, и у них было предостаточно времени на подготовку к решающему сражению.

12 мая, не доходя до острова Чеджудо, перед Корейским проливом от русской эскадры были отделены шесть транспортов, в том числе три торговых судна добровольного флота. Их отправили в сопровождении крейсеров "Днепр" и "Рион" в обратный путь. Теперь, перед боем, они были лишней обузой боевым кораблям. В тот же день эскадра направилась к восточному проходу Корейского пролива между Японией и Цусимскими островами. В ночь на 14 мая она прошла сторожевую линию японцев без огней, но два освещенных госпитальных судна выдали японцам маршрут ее движения.

Утро над проливом вставало хмурое, неспокойное. Пелена тумана, клочьями висевшая над водой, начинала рассеиваться. Экипаж эскадры жил тревожным ожиданием нападения японцев.

Дальнейший ход событий лучше проследить глазами самих участников Цусимского сражения - на основании документов, дневников и воспоминаний. Вот как описывает этот бой очевидец, находившийся на крейсере "Аврора".

"...После того, как расстрелянный флагман "Князь Суворов" огромным горящим костром вывалился из строя, на смену ему явился броненосец "Александр III", с именем которого навсегда останутся связанными наиболее жуткие воспоминания об ужасах Цусимы... На этот броненосец обрушился весь огонь двенадцати японских кораблей. А он, приняв на себя всю тяжесть артиллерийского удара, ценою своей гибели спасал остальные наши суда... сильно накренившись, он вышел из строя. Вид у него в это время был ужасный: с массой пробоин в бортах, разрушенными верхними надстройками, он весь окутался черным дымом. Из проломов, из кучи разбитых частей вырывались фонтаны огня. Казалось, что огонь вот-вот доберется до бомбовых погребов крюйт-камер и корабль взлетит на воздух... Достаточно было ему подвергнуться еще нескольким ударам крупнокалиберных снарядов, чтобы окончательно лишиться последних сил. На этот раз он выкатился влево. Очевидно, у него испортился рулевой привод, руль остался положенным на борт. От циркуляции получился сильный крен. Вода, разливаясь внутри броненосца, хлынула к накренившемуся борту, и сразу все было кончено...

С крейсеров "Адмирал Нахимов" и "Владимир Мономах", следовавших за броненосцем, видели, как он повалился набок, словно подрубленный дуб. Многие из его экипажа посыпались в море, другие, по мере того как переворачивалось судно, ползли по его днищу к килю. Потом он сразу перевернулся и около двух минут продолжал плавать в таком положении. К его огромному днищу, поросшему водорослями, прилипли люди, полагая, что он еще долго будет так держаться на поверхности моря, на него полезли и те, которые уже барахтались в волнах. Издали казалось, что это плывет морское чудовище, распустив пряди водорослей и показывая рыжий хребет киля. Ползающие на нем люди были похожи на крабов.

Оставшиеся корабли, сражаясь с противником, шли дальше.

Свободно гудел ветер, уносясь в новые края. Там, где был "Александр III", катились крупные волны, качая на своих хребтах всплывшие обломки дерева, немые призраки страшной драмы. И никто и никогда не расскажет, какие муки пережили люди на этом броненосце: из девятисот человек его экипажа не осталось в живых ни одного"28.

28. Новиков-Прибой А. С. Собр. соч. М., 1963, т. 4, с. 281, 282.

Когда броненосец "Александр III" вышел из строя и стал тонуть, "...За главного остался "Бородино". Отстреливаясь, он шел вперед, едва управляемый оставшимися мичманами... Японцы и на этот раз применили к русским первоначальную свою тактику - бить по головному кораблю. До сих пор "Бородино", несмотря на повреждения и большие потери в людях, держался стойко. На нем еще действовали кормовая двенадцатидюймовая башня и три шестидюймовые башни правого борта. Подводных пробоин корабль, по-видимому, не имел. Но теперь под залпами шести неприятельских кораблей энергия его быстро истощалась. Казалось, на него обрушились удары тысячепудовых молотов. Он запылал как деревянная изба. Дым, смешанный с газами, проникал во все верхние отделения...

Наверху из строевого начальства не осталось ни одного человека... Куда он (корабль) держал курс? Неизвестно... Пока на нем исправно работали машины, он просто шел по тому румбу, на какой случайно был повернут. А вся эскадра... плелась за ним, как за вожаком... Вдруг броненосец весь затрясся от попавшего в него неприятельского залпа и стал быстро валиться на правый борт..." (Из рассказа единственного спасшегося матроса.)29

29. Там же, с. 461, 463.

Дальше об этой трагедии повествуют авроровцы: "Бородино", опрокинувшийся вверх килем, уже не казался грозным броненосцем, вооруженным почти шестьюдесятью орудиями. Его днище, покрытое ракушками, скорее напоминало днище огромной старой баржи, отжившей свой век.

Мощный корабль - настоящий бронированный город с сотнями людей на борту - ушел в пучину Цусимского пролива. Вода сомкнулась над ним, над гигантской братской могилой". (Из 900 человек экипажа... только одному матросу суждено было остаться в живых. Вырвался из подводной могилы матрос Семен Юшин.)30

30. Чернов Ю. Судьба высокая "Авроры". М., 1984, с. 59.

А между тем (расстрелянный ранее флагман) "Суворов" подвергался (тоже) страшной участи. В конце дневного боя... с японской стороны появились миноносцы и, как стаи гончих, набросились на некогда могучего, а теперь умирающего зверя... зайдя (к нему) с носу и выйдя из-под обстрела кормового каземата, японцы смогли выпустить свои мины почти в упор. Три или четыре удара одновременно получил и без того истерзанный броненосец, на момент высоко выбросил пламя, и, окутавшись облаками черного и желтого дыма, быстро затонул.

Спасенных не было. (Остались в живых только офицеры, сошедшие на миноносец "Буйный", которые сопровождали раненого адмирала Рожественского, в том числе и Кржижановский, донесение которого хранится в ЦГАВМФ.)

"А в пяти кабельтовых от "Суворова" через несколько минут сложила свою голову и "Камчатка". Она пыталась защитить свой флагманский корабль, имея у себя на борту всего лишь четыре маленьких 47-миллиметровых пушки. Большой снаряд разорвался в ее носовой части, и она стремительно последовала на дно за броненосцем.

С "Камчатки", на которой плавали преимущественно вольнонаемные рабочие, мало осталось свидетелей..."31

31. Новиков-Прибой А.С. Собр. соч. М., 1963, т. 4, с. 237, 238.

Так погибли главные силы эскадры, в то время как "...Рожественский со своим штабом, покинув флагманский броненосец, спасался на миноносце "Буйный", потом на миноносце "Бедовый" и сдался японцам. Пушки "Бедового" были позорно зачехлены".

Контр-адмирал Небогатое "вместо андреевского флага поднял простыню". Так зло и горько говорили об адмиральской капитуляции. Иной была участь русских кораблей, не запятнавших своей чести.

Миноносец "Быстрый" взорвал себя, но не сдался врагу. "Дмитрий Донской" обрек себя на смерть у берегов острова Дажелет - команда затопила крейсер, но не покорилась, не спустила боевого флага.

Броненосец "Адмирал Ушаков" сражался до последней возможности; когда эти возможности были исчерпаны, командир приказал открыть кингстоны.

Командовал броненосцем брат мужественного ученого и путешественника капитан первого ранга Владимир Николаевич Миклухо-Маклай. Он покинул борт "Ушакова" последним, раненный, поддерживаемый матросами, плыл, пока хватило сил, и предпочел плену смерть в водах Цусимского пролива.

Крейсер "Светлана" достойно сражался и достойно погиб, открыв кингстоны. Сотни матросов спаслись в воде. Японский крейсер "Отава", мстя непокорным, не только не взял на борт терпящих бедствие, но и прошел в гуще плывущих, разрывая в клочья винтами беспомощных и безоружных людей..."32

32. Чернов Ю. Судьба высокая "Авроры". М., 1984, с. 64.

И в заключение несколько статистических данных: из 30 боевых вымпелов русской эскадры удалось прорваться во Владивосток только крейсеру "Алмаз" и двум эскадренным миноносцам - "Бравому" и "Грозному". Среди ночи сумели вырваться с погашенными огнями из окружения японских миноносцев три крейсера: "Олег", "Жемчуг", "Аврора". Они ушли в Манилу (на Филиппинах) и там были интернированы американскими властями. Все остальные русские корабли были потоплены или взяты японцами в плен.

Несмотря на трагический финал Цусимского сражения, которого - по его масштабам - еще не знала история, сам по себе 220-дневный переход огромного соединения кораблей через три океана в исключительно тяжелых условиях являлся подвигом. В ознаменование этого события, а также в знак признания доблести русских моряков в грандиозном Цусимском сражении "Государь Император, в 19 день Февраля 1907 года, Высочайше соизволил повелеть установить, согласно прилагаемым при сем описанию и рисунку, медаль в память плавания вокруг Африки 2-й Тихоокеанской эскадры под командованием Генерал-Адъютанта Рожественского для ношения на груди офицерами и нижними чинами, находившимися на судах, совершивших этот переход"33.

33. ПСЗ, т. XXVII, № 28902.

Ниже в документе дается ее описание:

"Медаль из темной бронзы. Лицевая сторона медали - с изображением земного полушария и с обозначением пути следования эскадры.

Оборотная сторона медали - с изображением якоря и цифр 1904 и 1905.

Лента к медали согласно прилагаемому при сем рисунку (бело-желто-черная)"34.

34. Собр. Указов, 1907 г., ноября 6, отд. 1, ст. 1319.

Темный цвет медали как бы подчеркивает трагичный конец похода. Некоторые из таких медалей, выполненные частными мастерами, специально тонированы в темный цвет траура. Они, к сожалению, нередко грешат искажениями изображения на них.

Подобные медали частной работы встречаются также из металла золотистого и белого цветов. Все они, в том числе и государственного чекана, имеют в диаметре 28 мм.

В собраниях коллекционеров встречаются иногда и медали "За поход эскадры...", выполненные из темной бронзы и более крупного размера - 30 мм. Они тоже сработаны частным образом. Существуют и миниатюрные - фрачные медали, сделанные из белого металла, диаметром 12 мм.

И последняя, покрытая тайной, любопытная медаль периода русско-японской войны, отдельные экземпляры которой хранят коллекционеры, - "За походъ въ Японию". Имеются три ее разновидности - из серебра, светлой бронзы и белого металла35.

35. Гинсбург С.М. Русские награды. Алма-Ата, 1964, с. 111, п. 629, 630.

Медаль эта не утвержденная, она, скорее всего, была выполнена по типу медали "За поход в Китай 1900-1901 гг." и отличается от нее только надписью и мелкими деталями.

На лицевой стороне ее, под императорской короной, крупное изображение витиеватого вензеля Николая II. На обороте, вдоль канта бортика медали, круговая надпись: "ЗА ПОХОДЪ ВЪ ЯПОНИЮ", внутри которой указаны даты: "1904-1905", а под ними, на фоне вертикально стоящего якоря, помещены скрещенные винтовка со штыком и шашка.

Некоторые знатоки считают, что несколько экземпляров этой медали являются пробными (проектными) образцами, отчеканенными в то время, когда правительство, ослепленное былой славой русского оружия, предполагало сбросить японскую армию в море, высадить десант на берегах Японии и, сокрушив врага, подписать мир не иначе как в японской столице. Об этом гласит и сама надпись на медали. Естественно, что лента для нее не была определена36.

36. Рихтер В.Г. Собрание трудов... Париж, 1972, с. 98, 133, 134, 137.

И снова к Порт-Артуру заставляет нас вернуться теперь уже одна из иностранных медалей.

Поскольку правительство России не посчитало нужным учредить для награждения доблестных защитников Порт-Артура специальную награду, то ее союзница Франция попыталась восполнить этот пробел. Французское население, восхищенное стойкостью и мужеством русских солдат, по призыву газеты "L'echo de Paris" собрало деньги и на эти средства частным образом были изготовлены специальные медали (единого образца) для награждения защитников Порт-Артура: серебряные с позолотой - для награждения всех офицерских чинов военных и морских ведомств, просто серебряные - для унтер-офицеров и светло-бронзовые - для награждения солдат, матросов и прочих участников обороны.

Вместо традиционного ушка вверху гурта этих медалей сделана специальная подвеска в виде двух дельфинов со скобкой для ленты французских национальных цветов.

На лицевой стороне этой медали интересное по композиции изображение: на переднем плане два русских солдата на фоне разбитых крепостных укреплений и поверженных орудий. Один из них, во весь рост, с винтовкой, другой с саблей в правой руке и опирающийся левой на щит с российским гербом (двуглавым орлом); за ними - справа, видна перспектива рейда, со стоящими на нем русскими военными кораблями. Над фигурами солдат - аллегорическое изображение Франции в виде витающей женщины с лавровыми венками в обеих руках, и у самого бортика круговая надпись: "Defense de Port-Arthur 1904".

На оборотной стороне, ниже середины, изображен щит с подвешенным на нем лавровым венком и надписью: "От Франции генералу Стесселю и его храбрым солдатам"; по бокам - орлы, в профиль, с развернутыми при взлете крыльями; над щитом – изображение гордо стоящего льва, "...положившего свою правую лапу на корону и знамя".

Медали эти в количестве 30 тысяч штук были пересланы в Россию и долгое время находились в Морском министерстве, где не могли решить, как с ними поступить. Ведь там упоминалось имя генерала Стесселя, который предательски сдал крепость с сильным вооружением, большим запасом огневых средств и продовольствия и, наконец, с боеспособным, многочисленным гарнизоном. Комендант крепости был предан суду, и вдруг эти медали, прославляющие его как героя?

Как сообщала в 1910 году пресса, "...Министерство согласно было выдать их кружку защитников Порт-Артура при том условии, что на средства кружка будут удалены с медалей надпись: "Генералу Стесселю", и ушки, чтобы их нельзя было носить как ордена"37. В этом случае награды теряли свое значение и превращались в обычные памятные жетоны. Естественно, что кружок портартурцев на это не пошел. Но и возвращать медали обратно во Францию было не разумно. Ушки с них были все-таки отломлены и, по словам журнала "Старая монета", их выдавали участникам обороны "без права ношения". Но мотивировалось это уже не наличием на медалях имени Стесселя, а тем, что они частной поделки.

37. Старая монета, 1910, № 5. с. 5.

И еще об одной порт-артурской награде. Мы уже упоминали, что такое выдающееся событие, как одиннадцатимесячная оборона Порт-Артура, не было отмечено специальной наградой. Вместо нее защитникам крепости Квантунского полуострова вручалась общевойсковая "курьезная" медаль.

После завершения русско-японской войны был выработан статут о специальном знаке отличия для награждения участников обороны крепости, но какие-то неведомые силы сдерживали его утверждение. Возможно, эта награда так и осталась бы благой задумкой, если бы не иностранная медаль, отчеканенная на пожертвования французского народа. Конфликт, возникший по поводу ее вручения с кружком портартурцев, толкнул министерство к утверждению давно подготовленного статута. Но только к юбилейной дате - десятой годовщине обороны, 19 января 1914 года, за шесть месяцев до начала первой мировой войны, специальный крест "За Порт-Артур" украсил грудь оставшихся в живых защитников крепости.

Имелось две разновидности этого знака: серебряный - для награждения офицерского состава и светло-бронзовый - для нижних чинов.

Концы креста (42х42 мм) уширены на манер Георгиевского, но со скрещенными в центре мечами (рукоятями вниз); в розетке, стилизованной под шестибастионный многоугольник крепости, на белой эмали изображен черный силуэт эскадренного броненосца с хорошо различимыми бортовыми орудиями.

На двух горизонтальных концах креста помещены крупные выпуклые надписи: на левом - "ПОРТЬ", на правом - "АРТУРЪ"; на обороте знака имеется штифт для крепления его на одежду.

Встречаются подобные кресты и из светлой бронзы, несколько отличающиеся от вышеописанного. Они не имеют в розетке эмали, корабль на них изображен в профиль (правым бортом).

Этим знаком завершается серия наград, относящихся к периоду русско-японской войны.

ПОСЛЕДНИЕ МЕДАЛИ РОССИЙСКОЙ ИМПЕРИИ. 1909-1914 гг.

В период царствования Николая II было учреждено огромное количество различных наград. О том, как они менялись и переустанавливались, убедительно свидетельствует такой документ. "...Государь Император, в 12 день февраля 1904 года, Высочайше повелеть соизволил: в надписи "За спасение погибавших", изображенной на медали, жалуемой за подвиги человеколюбия, слово "спасение" заменить на впредь словом "спасание"1. Только этой медали "За спасение (спасание) погибавших" насчитывается более семи разновидностей, а уж "За усердие" - несколько десятков: шейные, нагрудные, золотые, серебряные, бронзовые, медно-золоченые, из белого металла и т.д. Но по юбилейным медалям Николай II превзошел всех своих предшественников. Начиная с 1902 года, такие награды сыпались как из рога изобилия: "100 лет Министерству Иностранных дел. 1802-1902 гг."; "50 лет Севастопольской обороны. 1855-1905 гг."; "200 лет Полтавской победы. 1709-1909 гг."; "25 лет существования церковно-приходских школ. 1884-1904 гг."; "100 лет Отечественной войны. 1812-1912 гг."; "В память 300-летия дома Романовых. 1613-1913 гг." (к этому же юбилею было выпущено несколько разновидностей креста для священнослужителей) и, наконец, медаль "В память 200-летия битвы при Гангуте. 1714-1914 гг.".

1. ПСЗ, т. XXIV, № 24053.

Об этом периоде награждений его современник русский дипломат А. А. Игнатьев пишет так:

"...Ни в одно из прежних царствований не раздавалось, кажется, столько медалей и различных знаков, как при Николае II. Начав службу, я носил при парадной и служебной форме только маленькую серебряную медаль на голубой Андреевской ленточке "за коронацию". Потом присоединил к боевым орденам маньчжурскую медаль. В 1912 году, уже совсем без заслуг с моей стороны, мне прислали медаль с надписью: "1812. Славный год сей минул, но не пройдут содеянные в нем подвиги". Надпись мне понравилась. Медали, отмечающей трехсотлетие дома Романовых, я не успел купить (ее мне не прислали): я уже служил за границей и был избавлен от необходимости участвовать на торжествах по этому поводу. Я все больше сознавал, что династия, судя по ее последним представителям, не заслуживает почета.

Конец империи ознаменовался столетними, двухсотлетними и даже трехсотлетними юбилеями, по случаю их каждый полк, каждое учебное заведение выдумывали какой-нибудь значок, лишний раз продырявливалась левая сторона мундира. Высшие учебные заведения при этом старались подражать рисунку значка Генерального штаба, который когда-то был единственным в русской армии, носившимся не на левой, а на правой стороне груди..."2

2. Игнатьев А.А. 50 лет в строю. М., 1952, т. 1, с. 240, 241.

После русско-японской войны, в 1909 году, была заготовлена, казалось бы, безымянная по своему назначению, малоизвестная медаль - "За особые воинские заслуги". Действительно, она была предусмотрена для использования в соответствии с надписью на ее оборотной стороне, но по каким-то неясным соображениям ее отклонили.

В это сложное время, учитывая причины катастрофы в русско-японской войне, правительство взялось за совершенствование военной промышленности. Для организации материально-технического снабжения армии и флота стали создаваться целые синдикаты. В 1909-1910 годах была проведена модернизация железнодорожной ветки ораниенбаумского направления, имевшей важнейшее стратегическое значение. Она обеспечивала снабжение и передислокацию войск не только в районе крепости Ораниенбаум (ныне город Ломоносов), но и Кронштадта, а следовательно, и фортов Красная Горка, Серая Лошадь и других укреплений, расположенных на южном берегу Финского залива.

И вот ту самую медаль, "За особые воинские заслуги", выдали в 1911 году "...Особо отличившимся лицам при постройке артиллерийских укреплений на побережье Балтийского моря"3. Но кроме этого, она была также выдана и "...некоторым частям инженерных войск за построение (самих) стратегических путей на ораниенбаумском берегу..."4

3. Старая монета, 1911, N9 6, с. 99.

4. Военная энциклопедия. СПб., 1914, т. 15, с. 237.

Эти медали представляют большую редкость, так как выдали их не более пяти тысяч штук. Чеканились они из светлой бронзы, диаметром 28 мм.

На лицевой стороне медали изображен погрудный, профильный, влево обращенный, портрет Николая II без каких-либо императорских атрибутов; надписи отсутствуют.

На обороте - в середине - государственный герб (двуглавый орел), а вокруг него помещена надпись: "ЗА ОСОБЫЯ ВОИНСКИЯ ЗАСЛУГИ", замкнутая маленькой пятилепестковой розеткой. Бортика по краю медали нет.

Нельзя не упомянуть и о юбилейных медалях в память выдающихся побед русского воинства. Две из них - в память 100-летия Отечественной войны 1812 года и 50-летия Севастопольской битвы были описаны ранее. А вот на двух других, представляющих несомненный интерес и не упоминавшихся, остановимся подробнее. Первая была приурочена к юбилейным торжествам, посвященным памяти знаменитой Полтавской баталии с армией Карла XII, а вторая - первой морской победе Петра I у мыса Гангут над шведской эскадрой адмирала Эреншельда.

В документе от 17 июня 1909 года записано: "...В ознаменование памяти 200-летнего юбилея Полтавской победы устанавливается светло-бронзовая медаль для ношения на груди на Андреевской ленте".

На лицевой стороне ее изображен портрет Императора Петра Великого, а на другой - надпись "ПОЛТАВА 1709" и слова из приказа Царя Петра, отданного в день Полтавской битвы: "А О ПЕТРЕ ВЕДАЙТЕ, ЧТО ЖИЗНЬ ЕМУ НЕ ДОРОГА ЖИЛА БЫ ТОЛЬКО РОССИЯ"5.

5. ПСЗ, т. XXIX, № 32149.

Медалью награждались все без исключения воинские чины и гражданские чиновники "...тех войсковых частей, которые участвовали в Полтавском бою и, - как указывало положение, - существуя в настоящее время, сохраняют то наименование, которое носили в 1709 году". Эту же медаль могли получить и лица, давно отслужившие в этих воинских частях, "...но с условием приобретения ее за свой счет". Кроме того, медалью были награждены все чины и официальные представители, присутствовавшие на юбилейных торжествах в городе Полтаве, а также члены комиссии по подготовке этих празднеств и прямые потомки "...мужского пола генералов и командиров... частей, участвовавших в Полтавском бою"6.

6. Там же.

Кроме вышеуказанной награды члены депутаций, "...участвовавшие... на полтавских торжествах, получили настольные большие медали из темной бронзы. На одной стороне медали изображена голова Петра Великого, а на оборотной - сцена Полтавской битвы, с фигурой царя"7.

7. Старая монета, 1910, № 2, с. 26.

Полтавская победа была настолько популярна в народе, что появилось огромное количество всевозможных частных повторений наградной медали. Иные из них с бортиком и очень рельефным изображением портрета Петра.

Накануне первой мировой войны, 12 июня 1914 года, была учреждена последняя юбилейная медаль, посвященная 200-летию морской победы при мысе Гангут. Чеканилась она из светлой бронзы стандартного для того времени диаметра - 28 мм, и выпуск ее был приурочен к юбилейным торжествам на Балтийском море.

На лицевой стороне медали - погрудное, вправо обращенное, изображение Петра I в лавровом венке, доспехах и с плечевой орденской лентой. Вокруг царской головы эллипсная надпись: "ПЕТРЪ ВЕЛИКИ. ИМПЕРАТОРЪ И САМОДЕРЖЕЦЪ ВСЕРОС.". На оборотной - диспозиция русских и шведских кораблей в последний момент перед сражением. Под обрезом - двухстрочная надпись: "ИЮЛЯ 27 ДНЯ - 1714". В верхней половине медали, между ее бортиком и концентрической линией, надпись - краткое изречение самого Петра I: "ПРИЛЕЖАНИЕ И ВЕРНОСТЬ ПРЕВОСХОДИТЬ СИЛЬНО", а внизу аналогично первой помещена другая надпись: "ПЕРВАЯ МОРСКАЯ ПОБЕДА ПРИ ГАНГУТЕ". Изображение морского боя на оборотной стороне медали выполнено по образцу петровской медали 1714 года. В свое время оно было позаимствовано самим Петром I с гравюры из "Книги Марсовой".

В 1914 году все флотские офицеры получили юбилейную медаль с золотой цепочкой, подвешенной (поверх Андреевской ленты) двумя концами к противоположным верхним углам колодки.

Все нижние чины флотских экипажей - от матроса до гардемарина, - состоявшие на действительной службе к дню юбилея, были награждены этими же медалями, но без цепочки.

Встречается в основном четыре разновидности данной награды, которые отличаются друг от друга лишь незначительными деталями да изображением портрета Петра I. Одна из медалей имеет вид самого посредственного жетона - тонкая, с маленьким вытянутым ушком.

Нередко в собраниях коллекционеров можно увидеть художественно оформленные плакетки из темной бронзы (меди) с прекрасным высокохудожественным изображением морского боя у мыса Гангут. Очень редко встречаются такие же плакетки "В память 200-летия Гангута", выполненные из серебра.

Вскоре после празднования 200-летия Гангутской победы, 16 июля 1914 года, император Николай II подписал приказ об общей мобилизации на войну с Австрией для защиты братских славянских народов Балкан. А случилось это следующим образом.

В Европе накануне мирового конфликта велась острая дипломатическая грызня между двумя крупнейшими военно-политическими блоками. Все страны, входившие в них, в той или иной мере имели захватнические устремления. Главным зачинщиком войны выступал германский империализм. Стремясь к переделке мира, Германия сумела поднять свой военный потенциал настолько, что к 1914 году значительно превосходила своим вооружением все страны Европы. Она была, как никогда, готова к войне и искала лишь повод для ее развязывания. И он нашелся.

15 июня, в день национального траура сербского народа, в городе Сараево был убит наследник австро-венгерского престола герцог Франц Фердинанд. Германия не преминула воспользоваться этим и заставила Австрию объявить Сербии войну. Россия, издавна поддерживавшая дружественные связи с балканскими народами и являвшаяся покровительницей Сербии, решила встать на ее защиту.

17 июля официально была объявлена всеобщая мобилизация. Это и послужило долгожданным поводом для Германии в развязывании войны, которую она объявила России 19 июля 1914 года. Царь вызвал к себе в Петергофский Большой дворец великого князя Николая Николаевича и назначил его главнокомандующим.

Через два дня Германия объявила войну Франции и Бельгии, а 22 июля Англия - союзница России объявила войну Германии. Эта цепная реакция вовлекла в свою орбиту 38 государств с населением 1,5 миллиарда человек. Так началась первая мировая война.

Самой распространенной наградной медалью этого периода стала медаль "За храбрость", названная Георгиевской. За год до первой мировой войны, 10 августа 1913 года, был утвержден новый "Статут императорского Военного ордена св. Великомученика и Победоносца Георгия, принадлежащего к сему ордену Георгиевского креста и причисляемых к тому же ордену Георгиевского оружия и Георгиевской медали". Медаль "За храбрость" стала номерной.

Медалями с такой надписью награждали в России еще во второй половине XVIII века. С 1807 года - после учреждения знака отличия Военного ордена - медалью "За храбрость" стали награждать солдат-иноверцев, жалуя ее вместо креста. К середине XIX столетия медаль "За храбрость" на Георгиевской ленте становится наградой для нижних чинов за различные воинские отличия. Иногда ею награждали гражданских лиц, недворян за мужество, проявленное в боевой обстановке.

В 1878 году была учреждена медаль "За храбрость" для награждения отличившихся чинов пограничной и таможенной служб. Эта медаль, как и знак отличия Военного ордена, подразделялась на четыре степени: 1-я степень - золотая с бантом; 2-я степень - золотая без банта; 3-я степень - серебряная с бантом; 4-я степень - серебряная без банта.

Медали нумеровались и носились на Георгиевской ленте левее знака отличия Военного ордена, но правее всех остальных медалей. Лицевая сторона медали имела профильное изображение императора, а оборотная - надпись "За храбрость" и номер.

Но были медали и без номера: ими награждались "за подвиги мужества на войне" женщины, гражданские лица и воины народов Средней Азии и Кавказа. Такая медаль могла быть не только нагрудной, но и шейной. С 1896 года она стала выглядеть несколько иначе: изображение Николая II на ней было повернуто влево, а на оборотной стороне появились лавровая, дубовая и пальмовая ветви (по окружности), перевитые лентой. С 1910 года этой медалью стали награждаться нижние чины полиции и охранки "за подвиги храбрости, оказанные при борьбе с вооруженными нарушителями порядка".

Массовой же медаль "За храбрость" становится лишь с началом войны 1914 года. По новому статуту видоизмененная медаль с номером стала называться Георгиевской и предназначалась для всех родов войск. Ею награждали солдат и унтер-офицеров за мужество и храбрость в бою. Могли получить такую медаль и невоенные люди, проявившие мужество и храбрость в военное время. Так, во время первой мировой войны ею часто награждались медицинские сестры. В период от Февральской до Октябрьской революции на медали "За храбрость" вместо профиля императора было изображение Георгия Победоносца. Из сохранившихся медалей "За храбрость" большинство относится к периоду империалистической войны.

В пункте 170 статута от 10 августа 1913 года было сказано: "По окончании войны обо всех удостоенных Георгиевскими медалями, с утверждения высшей в армии и во флоте власти, отдается особый почетный приказ по армии и флоту, с подробным описанием подвигов и нумерами пожалованных медалей против фамилий отличившихся..."

Во время войны первые степени Георгиевских медалей, как и Георгиевских крестов, стали делать уже не из червонного золота, а из белого, с крепким поверхностным золочением. Но и такими они оставались недолго. 10 сентября 1916 года вышло постановление, запрещающее изготовление орденов и других наград из драгоценных металлов. Всего на 23 ноября 1916 года солдатскими Георгиевскими медалями было награждено 1505 тысяч человек.

Спустя пять месяцев после начала войны в петербургской газете "Новое время" от 20 декабря 1914 года появилась заметка, в которой сообщалось следующее:

"Как мы слышали в подлежащих сферах возбужден вопрос об учреждении особой наградной медали "За труды по мобилизации 1914 года". Присвоением права ношения этой медали имеется в виду отметить "безукоризненную", выше всякой похвалы, деятельность лиц, прикосновенных к отлично проведенной мобилизации, вызванной войной, и ту трогательную напряженность, с какой несли свои собственные обязанности низшие органы различных ведомств".

А через два месяца в той же газете от 16 февраля 1915 года уже сообщалось, что "...13 февраля удостоилось Высшего утверждения положение Совета Министров об установлении особой наградной медали за труды по отличному выполнению всеобщей мобилизации 1914 года. По положению медаль жалуется всем лицам, которые по своим служебным обязанностям принимали участие в подготовительных и мобилизационных работах 1914 года, предшествующих нынешней войне".

Была учреждена только медаль из светлой бронзы, диаметром 28 мм. Лицевая сторона ее идентична аверсу медали "За особые воинские заслуги", на которой выполнено погрудное, влево обращенное, изображение Николая II без каких-либо императорских атрибутов; надписи отсутствуют. На оборотной стороне, во все поле медали, прямая, пятистрочная надпись: "ЗА ТРУДЫ - ПО ОТЛИЧНОМУ - ВЫПОЛНЕНИЮ ВСЕОБЩЕЙ - МОБИЛИЗАЦИИ - 1914 ГОДА".

Этой медалью награждались не только лица, принимавшие непосредственное "...участие в подготовительных и мобилизационных работах", но и участники перевозок войск и военных грузов. Она сама по себе является единственной медалью, которая выдавалась на темно-синей ленте ордена Белого Орла, и считается последней, завершающей медалью Российской империи, отображающей конкретное событие русской военной истории.

В ходе первой мировой войны нижние чины награждались Георгиевскими крестами и медалями "За храбрость" различных степеней, которые согласно положению Совета Министров от 10 октября 1916 года и на основании статьи 87 были заменены на дешевые знаки из простого желтого и белого металлов вместо золота и серебра8.

8. Собр. Указов, 1916 г., октября 25, № 295, с. 2329.

В период войны с 1914 по 1917 год была выпущена Российским обществом нумизматов (РОН) целая серия интереснейших медалей, посвященных различным событиям мировой войны: "Гордость России - русский солдат", "Слава русской женщине", "Братьям славянам", "Русские армянам", "Русские братьям полякам", "Бельгийскому народу" и т.д. Эта роновская серия - масштабная и многоликая - имеет огромное познавательное значение.

В память о войне было выпущено также множество жетонов, различных по металлу и форме. Наиболее популярным из них является красивый бронзовый жетон на тему Брусиловского прорыва. На лицевой стороне его изображен (в три четверти фаса) портрет Брусилова с орденом св. Георгия 2-й степени на шее; под ним надпись: "Ген. Ад. А. А. Брусилов"; на обороте, в середине поля - боевое орудие; над ним надпись: "Слава Союзникамъ 1914-1915-1916"; внизу, в обрезе, в три строки, перечислены члены военного блока - "Россия Франция Англия - Италия Бельгия - Сербия Япония"; под надписью - лавровый венок.

Одним из первых декретов Всероссийского Центрального Исполнительного Комитета и Совета Народных Комиссаров стал декрет от 10 ноября 1917 года "Об уничтожении сословий и гражданских чинов". С изданием 16/29 декабря 1917 года декрета ВЦИК и СНК "Об уравнении всех военнослужащих в правах" "все ордена и прочие знаки отличия" отменялись. Существовавший при министерстве императорского двора Капитул Российских орденов, ведавший всеми наградами, был упразднен постановлением №4 Народного комиссариата имуществ республики, опубликованным 9 января 1918 года. Так наградные медали и другие знаки отличия Российской империи одним росчерком пера превратили в исторические реликвии.

⇦ Ctrl предыдущая страница / следующая страница Ctrl ⇨
версия страницы для мобильных устройств

ГЛАВНАЯ СТРАНИЦА / МЕНЮ САЙТА / СОДЕРЖАНИЕ ДАННОЙ СТАТЬИ 

cartalana.orgⒸ 2008-2020 контакт: koshka@cartalana.org