КУЗНЕЦОВ А.А., ЧЕПУРНОВ Н.И. "НАГРАДНАЯ МЕДАЛЬ (1701-1917)", 1992

ГЛАВНАЯ СТРАНИЦА / МЕНЮ САЙТА / СОДЕРЖАНИЕ ДАННОЙ СТАТЬИ



МЕДАЛЬ СОТНИКУ ИВАНУ КОБЕЛЕВУ. 1793 г.

Одни от царского гнева, другие по служебной надобности или в поисках лучшей доли уходили в Сибирь, строили на реках кочи, спускались на них к холодным полярным морям и пускались в плавание вдоль северных берегов России дальше на восток.

Еще во времена Ивана Грозного ватага новгородцев на кочах проходила через пролив между Азией и Америкой. Но шторм разметал утлые суденышки по бушующему морю. А один коч унесло далеко за Чукотский нос и выбросило на дикие берега Аляски.

Вышли люди на новый континент и поселились на берегу большой реки, взяли себе в жены туземок из соседних диких племен и стали приспосабливаться к новой жизни.

Шли годы, люди старились, умирали, и со смертью последнего русского поселенца канула в вечность и память о них. Лишь изредка удивляло жгуче- черноволосых от природы индейцев и алеутов рождение в их семьях белобрысых ребятишек1.

1. Ефимов А. В. Из истории великих русских географических открытий. М., 1950, с. 159, 161.

Возможно, такой же трагический случай произошел и в 1648 году с тремя из семи кочей Семена Дежнева, о которых он в своем отчете о переходе северного пролива "За Чукотским камнем" не смог сказать ничего определенного. То ли они погибли, то ли были отнесены штормом и льдами к берегам Аляски - об этом никто ничего не знал2.

2. Греков В. И. Очерки истории географических исследований в 1725-1765 гг. М., 1960, с. 203.

Но слухи о бородатых людях, живущих за проливом - на американской земле, которые "молятся богу и русских называют братьями", упорно ходили по острогам и кочевьям3. И слухи эти были не без основания.

3. Ефимов А. В. Из истории великих русских географических открытий. М., 1950, с. 115, 120.

Землепроходец и исследователь Тарас Стадухин - современник Дежнева, говорил, что к востоку от Чукотского носа есть большая земля, на которой живут бородатые люди, которые, как и русские, носят длинную одежду и делают деревянную посуду4, "...которая с русской работой во всем сходна"5. И якобы эти люди просили чукчей, которые у них бывали, привезти им хотя бы одного русского человека.

4. Берг Л. С. Очерки истории русских географических открытий. М., 1962, с. 72.

5. Ефимов А. В. Из истории великих русских географических открытий. 1950, с. 223.

Узнав об этом, казак Решетников чуть не уехал с торговавшими чукчами к бородатым людям. Он уже сел в байдарку, но подоспевший тойон ясачных чукчей (чукотский начальник) запретил увозить русского. Он не допускал связей с жителями Аляски служилых людей, боясь государственных властей.

Казачий сотник Иван Кобелев, живший в Анадырском остроге, слышал все эти истории от своего отца, а тот от своего - Родиона Кобелева, служившего с 1668 года начальником Анадырской земли и хорошо знавшего Семена Дежнева.

Позднее землепроходец Николай Дауркин - чукча-толмач, коротая время в Анадырском остроге, рассказывал Кобелеву о том, как он в 1763 году был у своих родичей на Чукотском носу зимой, когда пролив был скован льдами6, и там встречался с островными людьми, которые дали ему подробные сведения о том, что супротив Чукотского носа, прямо за проливом, есть "Большая земля, называемая Кыгман", и на ней устье большой реки Хевуврен, и что живут возле нее люди с большими бородами и имеющие укрепления7. Казак сумел побывать и на втором острове пролива, где жили "люди с моржовыми зубами", и привез в Анадырский острог новые сведения, по которым начертил карту Аляски с изображением русской крепости. На ней показаны "Земля Кыгман", а к югу от нее устье реки Хевуврен. На правом берегу Хевуврена изображена крепость. "...Ее охраняет дозор из семи человек... Четыре из них стоят на вышке, два человека... на... стене, а еще один выглядывает из-за угла крепости... Тела (пяти) белых были окрашены в светло-розовый цвет", а "два остальных человека были изображены темнолицыми". Карта эта впоследствии "воспроизводилась" в печати и помечалась в библиотечных каталогах как "Русская крепость"8.

6. Марков С. Земной круг. М., 1976, с. 481.

7. Там же, с. 480.

8. Ефимов А. В. Из истории великих русских географических открытий. М., 1950, с. 51.

Узнав от Дауркина такие подробности, Иван Кобелев не мог оставаться равнодушным к этим сказаниям. Он хотел непременно сам увидеть тех бородатых людей, узнать историю их появления за проливом.

По долгу службы позже он попадает из Гижигинской крепости на Охотское море - на побережье Чукотки - для проверки слухов о приходе иностранных судов Джеймса Кука и их дальнейшем продвижении9. Этот одержимый английский мореплаватель уже успел побывать в 1778 году в русских владениях Алеутских островов, встречался там с русским исследователем Тимофеем Шмелевым, которому подарил неизвестный тогда еще в России прибор для метеорологических наблюдений на острове Уналашка, здесь же он откорректировал свою неправильную карту Алеутских островов у морехода Герасима Измайлова10.

9. Марков С. Летопись. М., 1978, с. 122.

10. Макарова Р. В. Русские на Тихом океане во второй половине XVIII века, М., 1968, с. 12.

Кобелев спешил к устью морской губы, за Ягагинским острожком, куда заходили когда-то корабли Беринга и Чирикова, и который никак не мог миновать капитан Кук. Но казачий сотник опоздал. Иностранные корабли уже давно покинули его. Англичане на трех шлюпках подходили к берегу и меняли свой бисер и красные платки с белыми крапинками на драгоценные чукотские меха. Теперь залив был пуст.

И вот - 1779 год. В феврале на Гавайях в схватке с туземцами был убит Кук. Все острова Алеутской гряды уже были открыты российскими мореплавателями, они проникли в Кенайский залив и дальше - за Кадьяк - к северо-восточной части Тихого океана с огнедышащей громадой Святого Ильи. Уже велась и разведка к югу - в сторону Северной Калифорнии. Часто стали появляться на Алеутах и иностранные торговые суда. А таинственная земля за проливом так и оставалась неизведанной.

Душа Ивана Кобелева рвалась к ней. Все помыслы его были полны мечтой о поисках русских поселений на Аляске.

26 июля 1779 года он добрался до Чукотского носа, а потом до первого острова в проливе (Ротманова). Там он встретил людей, питавшихся рыбой и мясом морских зверей. Оттуда он сумел перебраться на другой остров (Диомида, а позже Крузенштерна), откуда "...ему и американский берег открылся, куда он отправиться и намерен был"11. На восточном горизонте виднелась туманная полоска американского берега. До него оставалось всего верст тридцать. Но старшина островитян отказался переправить сотника на Аляску. Ему было запрещено (чукотским ясачным тойоном) переправлять через пролив российских служилых людей. Чукчи боялись ответственности перед русскими властями за дальнейшую судьбу казака на американском берегу.

11. Марков С. Юконский ворон (летопись Аляски). М., 1977, с. 237.

Когда Кобелев ближе сошелся со старшиной, то узнал от него, что сам он родом с Аляски и что есть там река Хевуврен, "...а при ней стоит острожек Кымговей, где имеют жительства российские люди. Они знают грамоту, почитают иконы и от коренных американских жителей отличаются широкими и густыми бородами"12. Старшина дал сотнику много новых сведений об американской земле. Слушая его, он вспоминал рассказы своего приятеля-чукчи из одного острожка - казака Ехипки Опухина, который много раз уже бывал на земле за проливом. Кобелев сравнивал их с данными островного старшины. Они вполне подтверждались. Но кроме того, Ехипка ему когда-то рассказывал историю о деревянной доске, которая была исписана с обеих сторон красными и черными письменами. Посылали ее бородатые люди с того берега через одного островного жителя и велели передать в Анадырский острог. Он сам видел эту доску, но взять не решился, так как она была довольно большая - "...три на пять четвертей, толщиной же с вершок"13.

12. Марков С. Земной круг. М., 1976, с. 565.

13. Там же, с. 566.

Эта давняя история подала мысль Кобелеву связаться с бородатыми людьми посредством письма. Он написал им пространное послание с просьбой ответить ему на целый ряд вопросов:

"Прелюбезные мои по плоти братцы, жительствующие на большой, почитаемой американской земле, если вы веры греческого исповедания, кои веруют в распятого господа нашего Исуса Христа и просвященные святым крещением люди имейтесь, то изъясняю Вам, что я, во-первых, послан из Гижигинской крепости в Чукотскую землицу для примечания, и истой землицы, быв на Имагле-острове (Деомида), который против самого Чукотского носу, и через тутошнего старшину Каигуню Мамахунина разведал об Вас..."14. Дальше он просил их подробнее описать, где они живут, что за река возле них, куда она впадает, и намекал, чтобы они поставили на берегу "на приметном месте высокий деревянный крест так, чтобы его хорошо было видно с моря"15. И дальше напоминал им о пропавшем в этих местах в давние времена русском коче.

14. Чекуров М. В. Загадочные экспедиции. М., 1984, с. 26, 153.

15. Там же.

Пребывая на островах, Кобелев изучал их взаимное расположение, исследовал приливы, отливы и течения между ними, собрал новые данные о Большой земле за проливом. По этим сведениям впоследствии была выполнена "Карта северных полярных морей"16. Но земля за проливом для русских служилых людей так и оставалась пока недосягаемой.

16. Марков С. Летопись. М., 1978, с. 122.

И только спустя двенадцать лет после странствия сотника Кобелева в экспедиции с Беллингсом и Сарычевым по холодным морям и необъятным просторам Чукотской земли осуществилась его давняя мечта.

В 1791 году с сопровождающими казаками на девяти чукотских байдарах Кобелев переправился через пролив и достиг берега американского континента. Он был первым русским человеком, ступившим на этот таинственный берег. Изучая его, он нашел старое, заброшенное селенье из пяти десятков "юрт"; первым побывал в устье Хевуврена (Юкона), но русских бородатых людей так и не нашел.

Старания и достижения Ивана Кобелева были высоко отмечены самой императрицей Екатериной II. По ее указанию была выполнена персональная золотая медаль для ношения на шее. Штемпели для чеканки ее резал Карл Леберехт.

На лицевой стороне медали изображен портрет Екатерины II, в короне, с Андреевской лентой через плечо. А на обороте, во все поле, помещена многословная надпись (мелкими буквами) в девять строк: "ГИЖИГИНСКОЙ - КОМАНДЫ СОТНИКУ - ПОРУТЧИКУ - ИВАНУ КОБЕЛЕВУ - ВЪ ВОЗДАЯНИЕ ЗАСЛУГЪ - ОКАЗАННЫХЪ ИМЪ ПРИ - СЕВЕРОВОСТОЧНЫХЪ - ЭКСПЕДИЦИЯХЪ - 1793 ГОДА"17.

17. Щукина Е. С. Медальерное искусство России в XVIII веке. Л., 1962, с. 103, 105.

Иван Кобелев был человек необыкновенной судьбы. И, конечно, заслуги его не ограничиваются вышеописанными. Он прожил на свете более ста лет. Но жизнь и деятельность Ивана Кобелева пока еще не изучены. Многое в его жизни остается загадкой.

ЗА ВЗЯТИЕ ПРАГИ. 1794 г.

Обширные польские земли в XVII веке в ходе беспрерывных войн стали отходить к соседним государствам. Так, в 20-х годах Швецией была захвачена часть Восточной Прибалтики - Лифляндия с Ригой. Затем в 1657 году Польша вынуждена была отказаться от Восточной Пруссии в пользу Бранденбурга. И наконец в ходе Северной войны она была оккупирована шведскими войсками1.

1. История Польши. М., 1954-58, т. I-III.

В середине XVIII века на польские земли стали претендовать Австрия и Пруссия, требуя их раздела. Россия была против, но политическая обстановка заставила Екатерину II дать согласие на частичное разделение Польши. Такой ценой она получила возможность благополучно завершить первую турецкую войну в 1774 году. А в 1793 году прусский король вынудил русскую императрицу пойти на второй раздел Польши, в котором Россия получила только часть белорусских земель с Минском и Правобережную Украину2. Пруссия заняла свою долю земель и утвердила в ней свои порядки.

2. БСЭ. М., 1975, т. 20, с. 292 (864-865).

Со своей стороны Россия ввела в Польшу 8-тысячное войско, на которое опирался полномочный посол Екатерины II генерал И. А. Игельстром.

На угрозу полной ликвидации национальной независимости польский народ ответил организованным восстанием, главными руководителями которого были Тодеуш Костюшко, Игнатий Потоцкий и Колонтай.

Восстание началось 6 апреля 1794 года в Кракове, затем перекинулось на Варшаву и Вильно. Русский гарнизон был застигнут врасплох и понес огромные потери. Более двух тысяч русских солдат было перебито в узких улицах города и 1764 человека взято в плен. Сам генерал Игельстром с оставшимися успел спастись.

Восстание приняло грандиозные масштабы и превратилось в войну против интервенции сразу двух государств - Пруссии и России. Главнокомандующим польскими войсками был назначен Тодеуш Костюшко - высокообразованный генерал, окончивший рыцарскую школу в Варшаве и военную академию (с отличием) в Париже. В былое время он в чине генерала участвовал в войне за независимость Америки3. Своей народной политикой Костюшко привлек к восстанию основную массу крестьянства. И его войска вначале уверенно одерживали победы над прусскими и российскими войсками. Но шляхта своей несговорчивостью даже в немногих уступках крестьянству предопределила исход восстания.

Прусский король Фридрих Вильгельм II взял Краков и осадил Варшаву, но вскоре вынужден был снять осаду и направить войска в свои районы Польши, которые тоже поднялись против своих поработителей.

Восстание вызвало переполох среди 15-тысячного польского войска, находящегося на русской службе под Белой Церковью. Польские воины решили пробиваться на родину с оружием в руках. Престарелый П. А. Румянцев, командовавший в то время всеми юго-западными пограничными силами от Минска до устья Днестра, приказал Н. И. Салтыкову перекрыть границу, а А. В. Суворова вызвал из Херсона, где тот прозябал в опале, и направил его на укрощение польских полков. 12 июля он излюбленным своим приемом - внезапностью - ошеломил поляков и сумел без кровопролития разоружить их4.

3. БСЭ. М., 1973, т. 13, с. 280 (828-829).

4. ЦГВИА, ф. 43, оп. 1, д. 90, 103 об.

В это время повстанческие войска наносили ощутимые удары по русской армии генерала Ферзена. Фельдмаршал П. А. Румянцев вынужден был без согласия императрицы послать в Польшу А. В. Суворова для соединения с войсками Ферзена, чтобы общими усилиями разгромить повстанческую армию. Костюшко решил предупредить этот маневр. Он пошел навстречу войскам Ферзена и при деревне Мациовицы, недалеко от Варшавы, произошло жестокое сражение. "...Поляки... дрались с отчаянным ожесточением, - вспоминал один из русских участников, -...и не раз во время боя виделся их перевес, но все атаки кавалерии разбивались о стойкость русских штыков, и поляки обратились в бегство под градом картечи и были преследуемы по пятам нашей конницей. А казакам удалось взять в плен самого Костюшку, когда его лошадь завязла в болоте. Он был весь изранен и взят после ожесточенного сопротивления... Едва ли четверть всей армии спаслась, остальные погибли или были взяты в плен"5. И сразу же последовал указ Румянцева: "...по высочайшему повелению е.и.в. (Екатерины II) бунтовщик Костюшко в препровождении лекаря, что его лечит, и другие, кое вы за тех знаете, что в сем возмущении главнейшее возмущение брали, и его секретарь... именно наискорее и без всякой огласки и под надежным присмотром в Петербург к господину генералу прокурору"6. Позже, в сопровождении генерал-майора А. И. Хрущева, под усиленным конвоем Тодеуш Костюшко был доставлен в Петербург и заключен в Петропавловскую крепость.

5. Исторический вестник, декабрь 1900, т. XXXII, с. 976-977.

6. ЦГВИА, ф. ВУА, д. 2730, л. 301, 301 об.

После этого поражения поляки стали стягивать свои силы к Варшаве. Командующим был назначен Макрановский.

Суворов в это время, соединившись с войсками Ферзена, разбил крупное соединение поляков при Кобылке. Добровольно сдавшихся повстанцев он распустил по домам. Согласно приказу Суворова - "Извольте поступать весьма ласково и дружелюбно"7 - за ранеными поляками был налажен надлежащий уход: найденных приносили на руках к месту сбора, обмывали и перевязывали, поили, кормили их зачастую сами русские солдаты запасами из своих ранцев. Эта политика сыграла впоследствии немаловажную роль.

7. Отечественные записки. СПб., 1822, кн. 24, ч. 10, с. 105-106.

На пути к Варшаве теперь находилось одно из важнейших препятствий, которое решало исход всей кампании, - это предместье столицы - Прага. Укрепления ее были неприступны: шесть рядов "волчьих" ям, с поставленными в них заостренными спицами, высокие валы (с глубокими рвами), на верху их башни и обложенные камнем батареи; внизу тройные палисады, и все это было нашпиговано сотнями орудий. 30-тысячное войско защищало не только крепость, но и свою национальную независимость.

Подготовку к штурму А. В. Суворов вел очень тщательно, как в свое время под Измаилом. Но читая приказ перед штурмом Праги, Александр Васильевич предупреждал о том, чтобы "...В дома не забегать; неприятеля, просящего пощады, щадить; безоружных не убивать; с бабами не воевать; малолетков не трогать. Кого из нас убьют - царство небесное, живым - слава! Слава! Слава!8".

8. Русский инвалид, 1912, 24 июня, № 138.

"23 (октября) на рассвете со всех сторон по крепости огонь открыт", - писал в реляции Суворов9. Ровно через сутки, 24 октября, в пять часов по сигналу ракеты передовые отряды русских воинов с фашинами, плетнями и лестницами осторожно, без всякого шума устремились к крепости. Было еще темно. Многочисленные штурмующие колонны были обнаружены поляками уже на подступах к крепости. Вспышки орудийных выстрелов и летящие раскаленные ядра озаряли окрестности Праги с бесчисленными русскими войсками. Начался штурм, успех которого облегчился разбродом среди командного состава защитников. Генерал Вавржецкий, заменивший Костюшко, был паникером, безвольным и неорганизованным командующим.

9. ЦГВИА, ф. ВУА, д. 2731, л. 302.

Русские войска, завладев внешними укреплениями и не давая полякам опомниться, двинулись дальше; ворвались в крепость, взорвали подземные склады с ядрами и бомбами; "...изгоняя (повстанцев) из улицы в улицу, на плечах их дошли до мосту, - писал Суворов, -...множество положили на месте... и, от мосту отрезав, взяли в плен двух генералов и знатное число мятежников". В это время "Седьмая колонна... очистила занятый лес, перешла через залив, отрезала неприятельскую тамо конницу..."10, загнала ее на речную косу между Вислой и ее болотистым притоком. Подоспевшая артиллерия довершила дело.

10. Там же, с. 302, 321.

Беспощадный в бою А. В. Суворов был великодушен с побежденными после сражения. Перед взятием самой Варшавы он обещал всех сдавшихся распустить по домам (офицеров без изъятия у них оружия), не трогать горожан, оставить в сохранности их имущество и "...все предать забвению".

Слух о гуманности русского генерала давно уже доходил до многих сражавшихся польских отрядов. Он произвел на повстанцев должное впечатление: они стали уходить из отрядов и сдаваться на милость победителям. Благодаря такой политике Суворова Варшава была сдана русским войскам без лишней крови"11.

11. А. В. Суворов. Документы. М., 1952, т. III, с. 432.

"Ура! - конец. Бог милостлив!" - поздравлял Ферзена с завершением боевых действий Суворов12.

12. Отечественные записки. СПб., 1822, кн. 24, ч. 10, с. 107-108.

"Виват, Великая Екатерина! Все кончено сиятельнейший граф! Польша обезоружена", - сообщал Румянцеву в своем донесении Суворов13.

13. ЦГВИА, ф. ВУА, д. 2731, л. 401.

"Господин генерал-фельдмаршал... поздравляю Вас..." - присвоив, наконец, высший военный чин А. В. Суворову, писала ему Екатерина II14. И тут же следующим письмом поясняла: "...Вы знаете, что я без очереди не произвожу в чины. Не могу обидеть старшего, но Вы сами произвели себя фельдмаршалом..."15.

Суворов был несказанно рад. Он давно мечтал развязать на себе потемкинские путы. Да и как было не радоваться, когда он скакнул по званию выше своих предшественников - Салтыкова, Репнина, Прозоровского и других генералов.

14. А. В. Суворов. Документы. М., 1952, т. III, с. 437.

15. Михайлов О. Н. Суворов. М., 1984, с. 325.

Как судьба переменчива! Должен быть фельдмаршалом за Измаил, а стал им за такое вынужденное жандармское дело. Но польский народ понимал Суворова, чтил его за гуманность и справедливость. Варшавяне преподнесли ему в подарок золотую, разукрашенную лаврами из бриллиантов табакерку с надписью: "Варшава - своему избавителю, дня 4 ноября 1794"16.

16. ЦГВИА, ф. ВУА, д. 2731.

Суворов воевал против повстанческой армии, не зная помыслов высшей власти России. А за его спиной уже готовился новый раздел Польши, в результате которого к России отошли Западная Белоруссия, Литва, Курляндия (Латвия) и часть Волыни. А Польша перестала существовать как самостоятельное государство.

От прусского короля Фридриха Вильгельма II Суворов получил в награду ордена: Красного Орла и Большого Черного Орла. За победы при Крупчице и Бресте 6 и 7 сентября 1794 года ("...за суть новые доводы вашего неутомимого к службе нашей рвения, предприимчивости, искусства и мужества...") Екатерина пожаловала ему в награду "Алмазный бант к шпаге... (и) при том три пушки из завоеванных Вами (Суворовым)"17.

17. А. В. Суворов. Документы. М., 1952, т. III, с. 424.

Штаб- и обер-офицеры за взятие Праги были награждены орденами Георгия и Владимира. А те, которые не получили их, были жалованы золотыми крестами с четырехстрочной надписью на лицевой стороне "ЗА - ТРУДЫ - И - ХРАБРОСТЬ", а на оборотной - "ПРАГА ВЗЯТА - ОКТЯБРЯ 24 - 1794".

В именном рескрипте Екатерины II, данном генерал-фельдмаршалу графу Румянцеву-Задунайскому от 1 января 1795 года, по поводу награждения этими крестами пишется следующее: "...Получив ныне подробные донесения о сих знаменитых происшествиях, а вместе с совершенным уничтожением сил мятежнических, в руки наши отдавшихся, усматриваем тут и паче следствия добрых и искусных распоряжений Главного Начальства, усердие и храбрость всех от мала до велика, нам служащих, при помощи божьей столь славными успехами увенчанные, - мы воздаем оным Нашею особливою Монаршею милостию и благопризнанием, как-то в росписи у сего приложенной означено... Всем бывшим действительно на штурме Прагском Штаб- и Обер-Офицерам, которые тут не получили орденов военного Святого Георгия и Святого Владимира, жалуем золотые знаки для ношения в петлице на ленте с черными и желтыми полосами, с тем, что в пользу награждаемого таковым знаком убавляется три года..."18.

18. ПСЗ, т. XXIII, № 17287.

Этот крест по размерам такой же, как Очаковский и Измаильский - 47х47 мм, и отличается от них лишь менее закругленными концами. Он стал третьим по счету из серии подобных наград и представляет собой тоже уникальную редкость, так как его получили всего несколько десятков человек, причем из числа самых бедных офицеров, которые заменяли их при нужде бронзовыми, продавая золотые подлинники.

Для награждения нижних чинов были отчеканены серебряные медали совершенно необычной, квадратной, формы со слегка закругленными концами - размером 35х35 мм.

На лицевой стороне ее изображен вензель Екатерины II, увенчанный императорской короной, а на обороте - во все поле медали - помещена мелкая восьмистрочная надпись: "ЗА - ТРУДЫ - И - ХРАБРОСТЬ - ПРИ ВЗЯТЬЕ - ПРАГИ - ОКТЯБРЯ 24 - 1794 г."

Этой медалью награждались не только за взятие Праги, но и за другие сражения на территории Польши в 1794 году.

В именном рескрипте императрицы по награждению этой медалью пишется следующее: "...Что касается до нижних чинов и рядовых, как в сем штурме мужественно подвизавшихся, так и прочих, в течение действий оружия нашего на укрощение мятежа в Польше произведенных, находилися в разных сражениях, Всемилостивейше уважая их усердие и храбрость воинству Российскому сродную и многие труды ими подъятые, жалуем всем таковым, разумея и тех, которые в войсках под начальством Генерала Князя Репнина в различных противу неприятеля сражениях действительно находилися, серебряные медали с надписью: "За труды и храбрость" для ношения в петлице на красной (Александровской) ленте, которые по с делании и собрании ведомостей, велено от вас доставить немедленно..."19

19. Там же.

АННЕНСКАЯ МЕДАЛЬ, ИЛИ ЗНАК ОТЛИЧИЯ ОРДЕНА СВ. АННЫ. 1796 г.

Ровно через полгода после смерти Петра I в Петербурге, в Троицкой церкви, совершилось бракосочетание царевны Анны с герцогом Карлом Фридрихом Голштинским. Они остались жить при дворе. Царица Екатерина I предоставила своему зятю высокую должность при Верховном тайном совете.

Вскоре у Анны от брака с герцогом появился сын - Карл Петр Ульрих - будущий царь Петр III - "голштинский чертушка", как звала его потом царица Анна Иоанновна1. Но сама мать его Анна Петровна 4 марта 1728 года, едва достигнув двадцати лет, скончалась. Тело ее перевезли из Голштинии в Петербург и похоронили рядом с отцом, Петром I, в Петпавловском соборе.

1. Анисимов Е. В. Россия в середине XVIII века. М., 1986, с. 14.

В 1735 году в память своей супруги Анны Петровны и в честь десятилетия со дня бракосочетания с ней Карл Фридрих Голштинский учредил орден Святой Анны. На звезде его начертан девиз, который в переводе на русский язык гласил: "Любящим справедливость, благочестие и веру". В первых буквах этих слов "AJPF" был зашифрован титул любимой супруги герцога: "Анна императора Петра дочь". Первым кавалером и гроссмейстером этого ордена стал семилетний сын Анны Карл Петр Ульрих.

Шло время, сменялись на российском троне правители. Место Петра II заняла курляндская герцогиня Анна Иоанновна - племянница Петра I, на смену ей принесли к трону двухмесячного царя Ивана Антоновича - будущего шлиссельбургского узника; затем его сменила дочь Петра I - Елизавета. После нее единственным представителем петровской крови оставался его внук по женской линии - тот самый "чертушка" - сын Анны Петровны, в память которой был учрежден орден св. Анны. Его-то, тринадцатилетнего, и привезли из Голштинии, где он обитал круглым сиротой, попав в плохие руки к грубому обер-камергеру Брюммеру. В Петербург к Елизавете племянника доставил в феврале 1742 года майор Н. Ф. Корф. Об этом случае вспоминает в своих "записках" его современник В. А. Нащекин: "...Ея Императорского Величества вселюбезный племянник, государыни цесаревны и герцогини Голстино-Готторпской сын, в Петербург прибыл благополучно". И тут же продолжает - "...От того времени орден Святыя Анны в России оказался: в день его высочества рожденья февраля 10 дня, пожалован многим"2. А 7 ноября 1742 года в придворной церкви Московского Яузского дворца подросток Карл Петр был крещен в православие и наречен Петром Федоровичем3.

2. Вслед подвигам Петровым. М., 1988, с. 352.

3. ПСЗ, т. ПС, №№ 8658, 8771.

Когда ему исполнилось шестнадцать лет, для него подыскали в Германии пятнадцатилетнюю невесту с длиннейшим именем - Софья-Августа-Фредерика-Ангалдт-Цербтская. Это была будущая российская царица Екатерина II. Через год их поженили. Судя по ее дневникам, муж удивлял Екатерину умственной и физической недоразвитостью, грубостью и дурными наклонностями. После смерти Елизаветы власть перешла к Петру Федоровичу (Петру III). В самом начале царствования он проявил свою несостоятельность в управлении государством, подписав "вечный мир" с Пруссией и возвратив Фридриху II все завоеванные земли; открыто презирал все русское, умудрился провести целый ряд нелепых реформ, заменил русскую гвардейскую форму прусскими образцами и объявил поход на Данию. Являясь с семилетнего возраста гроссмейстером ордена св. Анны, ввел его в русскую наградную систему.

После дворцового переворота, в июле 1762 года, когда к власти пришла жена Петра III Екатерина II, гроссмейстером ордена св. Анны стал ее сын Павел. В 1773 году императрица отказалась от всех прав на Голштинские владения и титулы. В связи с этим орден св. Анны утратил государственную значимость. Однако Павел сохранил за собой звание гроссмейстера ордена и право награждать им, вернее, подписывать грамоты тем, кого награждала его мать, а она щедро раздавала Голштинский орден. Но тайно от нее Павел тоже пытался жаловать его своим приближенным. Выданные им знаки должны были привинчиваться к эфесу шпаги таким образом, чтобы их всегда можно было прикрыть рукой.

После смерти матери, Екатерины II, русские награды были игнорированы Павлом I, и в день его коронования 5 апреля 1797 года орден св. Анны был окончательно введен в число российских орденов. Вот в этот момент и появилась новая солдатская награда - Анненская медаль, которая по установлению от 5 апреля 1797 года стала относиться к ордену св. Анны как знак его отличия для нижних чинов. Учреждена она была несколько раньше - 12 ноября 1796 года, и в 1797 году ею было уже награждено 6042 человека4.

4. Рихтер В. Г. Собрание трудов... Париж, 1972, с. 87, 97, 115.

"Знак... состоит из серебряной вызолоченной медали...", диаметром 24 мм, на лицевой стороне изображен красный эмалевый "орденский" крест, с уширенными концами, увенчанный императорской короной, которая разделяет вверху красную эмалевую кайму вокруг него. На оборотной стороне - такая же красная эмалевая кайма вдоль края медали и в середине вырезан тот номер, под которым имеющий знак внесен в список пожалованных знаком"5.

5. Свод законов Российской империи. Книга первая, т. I-IV. М., 1910.

Этой медалью награждались унтер-офицеры и солдаты за двадцатилетнюю беспорочную службу. Награжденные ею освобождались от телесных наказаний и получали прибавку к жалованью.

В 1800 году Анненская медаль ненадолго уступила место донату Мальтийского ордена, но впоследствии, после смерти Павла I, в связи с изменением сроков службы нижних чинов в армии ее статут менялся.

С 11 июля 1864 года награждение за выслугу лет было прекращено. Этой медалью стали награждать только за особые подвиги и заслуги по службе.

С 12 декабря 1888 года по ходатайству военного министра медалью стали награждать и унтер-офицеров, беспорочно прослуживших десять лет на сверхсрочной службе в должностях фельдфебелей, вахмистров и старших унтер-офицеров строевых рот, эскадронов и батарей.

К 1806 году Анненской медалью было уже награждено 45893 человека, к 1820 году - 94207 и к 1831 году - 171841 человек6.

6. Рихтер В. Г. Собрание трудов... Париж, 1972, с. 87, 997, 115.

Носили медаль в петлице на ленте ордена св. Анны (Анненской - красной с золотистыми краями); награжденные за особые подвиги и заслуги - с бантом из той же ленты, шириной 22 мм, а за выслугу лет - без банта. Жалованную медаль носили и после получения офицерского чина, и даже в случае награждения орденом св. Анны.

С 1844 года на всех знаках, предназначавшихся для награждения "иноверцев", место красного эмалевого креста занял российский государственный герб черного цвета.

По статье 486 Свода законов Российской империи "нижние чины, получившие уже знак отличия ордена св. Анны до 11 июля 1864 года за двадцатилетнюю службу, в случае приобретения ими, согласно сему уставу, права на получение того же знака за отличие удостаиваются присоединения банта к имеющемуся у них знаку".

В статье 488 приводятся примеры заслуг, за которые нижние чины могут быть удостоены этим знаком: "1) особые подвиги, последствием коих была очевидна польза правительства; 2) поимка важного государственного преступника; 3) открытие важных сведений, до правительства относящихся, и 4) особенные подвиги самоотвержения, совершенные с опасностью для жизни".

В статье 491 указывается, что награжденным этим знаком "...Назначаются... единовременные денежные выдачи, в различных количествах, соображаясь с подвигами и заслугами... в размере не менее десяти и не более пятидесяти рублей". А в особых случаях выдавали и более этой суммы.

⇦ Ctrl предыдущая страница / следующая страница Ctrl ⇨
версия страницы для мобильных устройств

ГЛАВНАЯ СТРАНИЦА / МЕНЮ САЙТА / СОДЕРЖАНИЕ ДАННОЙ СТАТЬИ 

cartalana.orgⒸ 2008-2020 контакт: koshka@cartalana.org